Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо, с которого я начинаю, пришло из Литвы, из Паневежиса: "Я ваш постоянный слушатель. Меня зовут Саша, я русский, мне уже 16 лет. За свою жизнь я побывал в ФРГ, Польше и других странах Европы, видел, как живут так называемые "капиталисты". Я еще помню букварь, на первой странице которого был портрет Ленина. Казалось, Россия освободилась от коммунизма, но "красные" до сих пор фактически у власти. Я не могу понять, как люди за них голосуют. Да вы почитайте "Архипелаг Гулаг" Солженицына! России нужны либеральные реформы. Посмотрите на Литву. Я не говорю, что мы так уж богато живем, но положение у нас гораздо лучше, чем в России. Люди регулярно получают зарплату, все довольны. Главное - реформы нужно проводить грамотно и последовательно. С уважением Олех Александр". Не могу сказать, Саша, что такими письмами нас засыпают ваши взрослые соплеменники из Литвы.

Письмо из Минска: "У нас тут настоящая истерия. Вот-вот НАТО нападет на Беларусь! А если это еще не случилось, то исключительно благодаря президенту Лукашенко. Никто не осудил балканского палача, никто не напомнил, что идет уже четвертая война, развязанная им... Сегодня нам очень нужны враги, чтобы списать на них нашу нищету. Но списывают не только на сторону, но и вниз. Высшие чиновники говорят, что они, наверху, делают все хорошо. Это, мол, низовые бюрократы обижают народ. И народ за Лукашенко. Моя родня выцарапает глаза за него. Что же это такое? В 1962 году в селе между Белой Церковью и Уманью я разговаривал со свидетелями голода тридцать третьего. Там я услышал, как хоронили еще живых людей с их согласия. Сегодня в этих местах голосуют за коммунистов".

Я читал письмо из Минска, автора не называю. В Белоруссии недавно пришлось услышать такую мысль. Плохо, мол, и у нас, и в России. У нас хуже. Но в Белоруссии народ доволен и президентом, и собой, а в России народ недоволен и президентом, и собой. Так что лучше, особенно если учесть, что в обозримом будущем денег не прибавится ни у тех, кто любит президента Лукашенко, ни у тех, кто не любит президента Ельцина? Я думаю, все хорошо - кому что нравится...

В следующем письме встречаются слова из уголовного языка. Знают их, видимо, не все наши слушатели, хотя этот язык - язык Гулага входил, да и входит в повседневную русскую речь, о чем впервые написано у Солженицына. Лох - примерно то же, что совок. Хакер - компьютерный озорник и разбойник, киллер - наёмный убийца, "группировка" - большая бандитская шайка, подразделение организованной преступности, которое опекает определенную местность.

Читаю письмо: "Я, в натуре, очень люблю твою программу. Это крутецкая вещь. Даже лохи и те начинают думать. А ваши отмазки на левые базары о комуняках! Так держать, брателла! Но по - моему надо больше про психологию. Ведь тут -то и зарыта собака, здесь кроются причины происходящего в России. Почему комуняцкие идеи так живучи? Почему лохам так нравится мысль, что все могут быть равны? Почему им нравится пытать и расстреливать других? Немного о себе. Я наглый, злобный хакер, киллер и подрывник в одном лице. "Работаю" в одной крутецкой киевской группировке. Оч-ч-чень люблю стрелять лохов. С уважением Werwolf". Приписка: "Ответьте обязательно, хоть мылом, хоть в эфире. Безразличие убивает..."

Werwolf значит оборотень - немецкое слово, оно и написано по-немецки, современные немцы его почти не употребляют. Вервольфом был назван последний сюрприз Гитлера - партизанские отряды нацистов. Не хочу обидеть автора этого письма, но раз он любит стрелять лохов, то получается, что он тоже из них - из тех, о ком желает что-то услышать на волнах "Свободы" - почему им нравится мучить и убивать друг друга, почему они так любят уравниловку. Это, в общем, один вопрос, и мы только то и делаем в передаче "Ваши письма", что обсуждаем его. Уравниловка человеку нравится потому, что его терзает зависть, а зависть его терзает потому, что ему, как он думает, всего дороже справедливость, а жажда справедливости, которую он никогда не может утолить, - в природе человека, это одна из основных, первичных потребностей двуногого, она-то и служит двигателем истории, как полагает современная наука. Я подчеркиваю: наука. Это значит: не исключено, что завтра она будет полагать что-нибудь другое, исследования ведь продолжаются. Неизменным останется только одно наблюдение - такое важное научное наблюдение, что о нем не грех вещать с утра и до утра. Благосостояние населения любой страны улучшается только с ростом богатства в расчете на душу населения. Дело, другими словами, не в том, как распределяется добро между людьми, а в том, как быстро оно умножается в расчете на душу населения.

Письмо из Тихвина Ленинградской области: "Меня зовут Антон Евсеев, мне 20 лет. Югославия стала проверкой на вшивость всей российской демократии. Результат - повальный педикулёз. Какой кретинизм - разжигать в "совке" ненависть к Западу, который они вчера обожествляли! Я не понимаю: почему это сербы Милошевича, с подачи думы, вдруг стали моими братьями? Мой лучший друг Гришель Коган - еврей, моя подруга, с которой я живу, Фатима Хатум - негритянка. Почему не папуасы Новой Гвинеи - мои братья, не индейцы Северной Америки, а именно сербы и остальные славяне, которые, кстати, бегут от большого родственника под натовский зонтик? С этим вопросом на устах мы с друзьями, не сдержавшись, надавали недавно по шеям фашистам, которые расписывали своей галиматьей еврейскую могилу на кладбище, - пишет Антон Евсеев. - В начале горбачевской перестройки у нас жил попугай, которого мой дед учил за орешки и семечки говорить: "Солженицын - дурак, Сахаров - враг!" Сейчас он забивает баки моему младшему брату своими нафталиновыми сказками о райской жизни при советской власти. Я говорю: да взять хотя бы ваши очереди за бананами и апельсинами - обезьяны ведь со смеху покатывались! А в другой комнате бабушка вместе с подругами читают вслух "Советскую Россию". Не квартира, а Смольный перед революцией: всюду валяются газеты и брошюры всего спектра - от ярко-красного до темно-коричневого, приходят соратники по борьбе, нередко - с бутылкой. Говорят: что с того, что в магазинах все есть, если денег у людей мало? Но я-то знаю, что возможностей заработать кругом хоть отбавляй, только не сиди на заднице. Я не говорю, что государство должно совсем отстраниться от людей, как нынешний скотский псевдодемократический режим, но и ждать, когда тебе "чаво-нибудь" в рот положат, глупо. За такие мысли бабушка зовет меня "пятой колонной", дедуля - жертвой аборта. Родители заняты "челночным" бизнесом, вижу их редко, но и от них мне перепадают кое-какие эпитеты. Гордость семьи - младший брат, потомственный коммунист, мозги ему здорово промыли рассказами о том, как Ленин бревно таскал на субботнике. Я говорю: Муссолини работал на молотилке, Гитлер копал канавы. Объясните мне, почему американские президенты не кривлялись у станков и не намолачивали чего-нибудь в закрома своей американской родины? Правда, брату еще только 15 лет - может, когда закончится половое созревание, он и забудет свое "красное" увлечение, надоест играть в подпольщика. Сам я объездил уже весь Запад, даже в Японии был с друзьями (только в Восточной Европе не был). Иногда подумываю перебраться в другую страну, но все-таки есть пока сумасшедшая мысль, что здесь когда-нибудь появится свет в конце тоннеля. Недавно вернулся из Германии и нашел в почтовом ящике газету нашего райкома КПРФ, посылаю вам этот образчик левописания. Все те же постные консервы, даже злости это уже не вызывает. Но запрет КПРФ был бы несусветной глупостью. Все-таки обиженных государством не убавилось, для них это был бы подарок. К тому же, запрещать -это по части тоталитаризма, а не зрелого демократического общества".

Я читал письмо от Антона Евсеева из Тихвина. Газета, номер которой он прислал, называется "За правое дело". На первой странице Ленин читает газету "Правда", на второй - портреты патриарха Алексия и епископа Вениамина. Епископ пишет: "Частью мировой борьбы темных сил против Христа являются те трагические события, что происходят сейчас в Югославии". Призывает верующих: "Развратителей народа нашего, завладевших электронными средствами массовой информации и большей частью газет, презирайте и в совет с ними не вступайте!" Тут же - стихи о российском флаге: "Под этим флагом в дни войны шли все предатели страны". На первой странице тоже есть стихи: "Неужель все, о чем мечталось, сдал без боя рабочий класс?"

Спасибо, Антон, и за письмо, и за эту газету. В вашем письме я нашел неодобрительные слова о кабачковой икре советских времен. Да, одно время только её и можно было свободно купить. Потом и её не стало. Но говорю вам со всей ответственностью: на закуску вполне годилась. С ржаным хлебом... Ваш дед прав: не надо чернить всё подряд.

Шаповалов Александр Павлович: "В 70-х годах мне случайно довелось побывать в Японии. Общался я там с работягами судоремонтного завода в городе Ономити. Иногда задавал им и их начальству каверзные вопросы. К примеру: " Как вы реагируете на невыполненное обещание?" Мастер цеха покраски ответил так: " У нас человек, не умеющий держать слово, долго жить не будет. Он быстро умрет, потому с ним никто не будет поддерживать отношений, раз он лгун". Еще я поинтересовался, может ли у них, к примеру, токарь стать к станку с похмелья. Японцы долго хохотали. Услышьте меня, люди добрые. Хватит нам врать друг другу, воровать, пить беспробудно и винить в своих страданиях кого-то!"

А взятки японское чиновничество берет, Александр Павлович, крупное - по-крупному, мелкое - как придется. Среди развитых стран Япония, как известно, одна из самых "взяточных", что не мешает ей быть в числе первых по производительности труда, или, лучше сказать, мешает, но не так сильно, чтобы не быть в числе самых преуспевающих. Дальний Восток - дело тонкое. Взятки берут за дело, взял - исполни что обещал, взяточник помогает предпринимателю. В России же пока нередко взяточник считается благодетелем, если он не разорил, не уничтожил предпринимателя, за что, собственно, и берет.

Письмо из Вологодской области: "Объединенные силы внутренней и внешней контрреволюции душат Святую Русь и не только ее - американский империализм есть злейший враг народов всего мира. Не путайте империалистов-хищников с трудовым народом Америки. Если советский русский народ вновь выстоит в смертельной схватке с озверевшими врагами, то ему, видимо, придется освобождать от пиратов и злодеев американский народ. Да будет так!".

"Да будет так!" - это ведь манера священного писания. На ту же манеру сбились в своё время и составители "Коммунистического манифеста": "Призрак бродит по Европе - призрак коммунизма". Из писания взято главное слово революции: "трудящиеся". Невольно подумаешь: почему Ленину не пришло в голову соединить коммунизм со Святой Русью? Зачем было душить православие, когда можно было дополнить друг друга? Этот союз просто напрашивался, как говорят сегодня между собою православные коммунисты. Язык, во всяком случае, позволял. Но очень уж не любил народ царя, царизм. А Святая Русь, все церковное было связано с царем. Нельзя было расстрелять царя и поднять православную хоругвь.

Леонид Ефимович из Москвы пишет о действиях Запада на Балканах: "Похоже, что в США и НАТО совершенно не понимают силу слова. А ведь именно с помощью слова и, в частности, листовок большевикам удалось разложить целую армию, разрушить государство. На Сербию надо бросать не бомбы, а листовки -листовки с достоверной информацией об этнических чистках, зверствах в Косово, с фотографиями, с объяснением роли Милошевича. Так должна быть создана и всячески поддержана действенная оппозиция Милошевичу (о чем надо было думать раньше). Как сделать, чтобы натовские правители это поняли?"

Запад это понимает давно, Леонид Ефимович, иначе на свет не появилась бы радиостанция "Свобода". Но настоящая оппозиция так все же не создается, хотя Милошевичи и говорят, что создаётся она именно так. Ленинские листовки печатались на немецкие деньги, но действовали только потому, что были наполнены самым что ни на есть жгучим отечественным содержанием: "Грабь награбленное!" Ну, а как вели себя солдаты Милошевича в Косово, сербскому населению рассказывать не надо, - оно это знало лучше нас с вами.

Пишет Валентина Матусевич: "Я иногда слушаю "Свободу" и хочу с вами побеседовать. Америка купила наших дураков у власти за зеленые и держит кредитами всю Россию на крючке. Не меньше меня возмущает и удивляет Европа. Как можно допустить Америку командовать на своем континенте? Можете говорить что угодно (это ваша работа, вы, господин Стреляный, ведь тоже продались за зеленые), но нормальные русские люди никогда не верили и не верят американцам. Ослабить Россию и завладеть ее богатствами - вот задача всех иноземных политиков с воспаленными мозгами. В каждом комментарии "Свободы" присутствует злорадство, особенно в сообщениях об экономических трудностях России. Как вы радуетесь, господин Стреляный, и ваши сообщники по передачам, что Россия в дерьме. Лично я считаю, что Россия преодолеет все невзгоды и поднимется, как она это делала не раз. До свидания. Валентина Матусевич".

Если в России возобладает такое отношение к Западу, к Америке, расчет госпожи Матусевич, конечно, не оправдается. Посмотрите, какие страны сейчас особенно враждебно настроены к Западу. Это самые бедные, самые несвободные, самые незадачливые страны. Скажите, как вы относитесь к Западу, и я скажу, как идут у вас дела и могут ли они пойти лучше - на что вы способны, кроме уныния и зависти. Во Франции мужики, правда, тоже поругивают за бокалом красного и американцев, и НАТО, но когда доходит до дела, 70 процентов французов вместе с таким примерно числом американцев одобряют натовские действия на Балканах. "Почему вы поддерживаете бомбардировки Югославии? - спросил один мой знакомый поэт у нейтральных, не входящих в НАТО шведов, будучи в Стокгольме, - пишет Марк Ляндо из Москвы. - "Мы не хотим выращивать второго Гитлера в Европе", - четко ответили ему. Мне кажется, тут стоит нам всем почесать в затылке".

Письмо от Эдуарда Тамбиева из Суздаля: "Даже те в России, кому не нравится Милошевич, осуждают его как-то стыдливо и сразу обрушиваются на "натовских агрессоров". Потому что сербы, видите ли, славяне, потому что - православные, потому что "братушки" и "на протяжении всей истории"... Но вот насчет истории. 30 сентября 1921 года на заседании Лиги Наций выступил Фритьоф Нансен с призывом оказать помощь русским голодающим. Призыв был услышан. Жертвователями стали почти все страны, входившие в Лигу. А государство Югославия, незадолго перед тем образованное, заявило устами своего представителя Спалайковича, что оно предпочитает быть свидетелем гибели всего русского народа, чем поддержать советское правительство. В том же году Югославия приняла у себя десятки тысяч врангелевцев. Отвратительна эта привычка мыслить образами, шаблонами, паролями и ярлыками - видеть не отдельных людей, а народ, класс, идеологию, партию. Вряд ли сербский полицейский как отдельный человек, как личность имеет основания ненавидеть такого же отдельного человека косовара, которого он убивает или преследует, но на косоваре ярлык "албанец", а на нем, на сербе, ярлык: "серб" плюс воля вождя. Эдуард Саввич Тамбиев, 55 лет, кабардинец, родился в Москве, образование - истфак МГУ, живу и работаю в Суздале, профессия - тренер-наездник рысаков, должность - управляющий Ямским двором, убеждения - монархист".

Спасибо за письмо, Эдуард Саввич, оно подвело меня к ответу на вопрос, что такое цивилизованный патриотизм, - этот вопрос есть в нескольких письмах (в последние недели письма по нацвопросу пошли гуще, чем обычно). "Патриа" значит родина, патриотизм - любовь к родине. Цивилизованное национальное сознание - значит не дикое, не первозданное, а обработанное, выделанное с участием науки. Главное в нем то, что оно не боится чужаков, ни в чем плохом не подозревает соседей, ни на какую нацию не смотрит ни сверху вниз, ни снизу вверх, не переносит вину отдельного человека на его племя, не пристаёт ни к одной нации с вопросом: "Ты меня уважаешь?", ни об одной не кричит: "Ах, мама, они нас не любят!".

Вот письмо из Белоруссии, фамилию автора не разобрал: "От того, что вы говорите о белорусском президенте и белорусском народе, меня просто смех разбирает - до чего вы наивны! Неужели вы не понимаете, что, как ни крути, а русификация лучше полонизации, - по крайней мере, никто тебя быдлом и хамом не обзывает. Когда из четырех кандидатов в президенты - три поляка и один "восточник", то белорусы всегда проголосуют сами знаете за кого. У нас и пенсионеры не дураки - знают, что значит слова "тоталитаризм", "диктатура", но не будет белорусского кандидата от оппозиции - снова выберем Луку. И никто никаким "батькой" его не кличет, это журналисты выдумали. Мне 33 года, окончил 10 классов и ПТУ, живу в деревне, работаю в колхозе".

Поляками автор называет выходцев из Западной Белоруссии, знавшей и до сих пор, как видим, не забывшей польское владычество. Этот слушатель живет обидами своих дедов-прадедов. Как рассуждает человек с цивилизованным национальным сознанием? Он говорит: "Да, мой прадед воевал с поляками, да, он натерпелся от них. Но его враждебность к ним - это для меня не завет, не наказ, чтобы и я испытывал к полякам то же самое чувство". Почему я говорю, что цивилизованное национальное сознание вырабатывается с участием науки? Потому что наука проверяет все истории, все данные, все доводы, которыми питается национальная спесь, неприязнь, недоверие. Наука устанавливает, насколько соответствует действительности уверенность руританцев, что они лучше всех на свете, а туританцы - хуже всех. Не случайно так достаётся науке в письмах историков-любителей, доказывающих, например, что русские хуже украинцев. Нападки на ученых - в первых строках. Они не поняли, говорится в одном письме, что у Геродота описано грязное языческое прошлое не кого иного, как древних русских. Прошлое украинцев было, само собою разумеется, чистым, чего не хотят признать горе-историки. Так колхозники, по бумажкам парторгов, клеймили ученых-генетиков на партсъездах. Ученых призывали окунуться в народную гущу, многих окунали насильно.

XS
SM
MD
LG