Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Из Москвы нам пишет Андрей Тихомиров. 30 апреля ему исполнилось 15 лет. "По-моему, лучше отдать часть своей территории для создания на ней независимого государства, чем затевать войну со своими же гражданами. Мне лично кажется, что силой удерживать землю, население которой хочет независимости, равноценно присвоению чужих земель, например, во времена Наполеона или Гитлера". Спасибо за письмо, Андрей. Есть такое изречение: не спеши, о, юноша, настаивать на своих взглядах, ты еще столько раз их переменишь! Но что касается тех взглядов, что у вас сейчас, в 15 лет, то дай Бог, чтобы они оставались при вас и в 115, - чтобы вы не подхватили той болезни, которую сотрудник радио "Свобода" Алексей Собченко недавно назвал "болезнью истории"- когда люди творят бесчинства, ссылаясь на свои "исторические права", на события из жизни предков, подчас доисторических.

Поступил очередной проект земельной реформы в России. Предлагается разделить всю землю на бывшую частную и бывшую общинную, после чего и ту, и другую передать наследникам бывших владельцев и пользователей. Свои права на частную претендент должен доказывать в суде, а на общинную - на сельской сходке. Невостребованную землю, как и бывшую помещичью, монастырскую и церковную, местная администрация пусть продаёт односельчанам или другим лицам. И так далее. Прислано из Новгородской области, автор - пожилой агроном. Он уверен, что его реформа "вызовет возвращение потомков крестьян из городов на землю их предков и возродит сельскохозяйственное производство на новом, фермерском, уровне".

Представляю себе эти суды, эти сходки, эти администрации... Раз за разом убеждаешься: нет людей, более оторванных от земли, чем те, кто укоренен в ней по макушку, - агрономы (особенно заслуженные), бригадиры и председатели, сельские учителя. Никто так не витает в облаках, никто так не уверен, что жизнь можно повернуть вспять - что люди XXI века в самом деле могут двинуться из города в деревню на отчую землю, и что они там (главное!) нужны.

Редчайшее письмо - Марк Сестрин из Москвы защищает Бориса Ельцина и его первую команду: "Мы еще вспомним Ельцина. У него были ошибки, но он вынес на своих плечах самое трудное. Может ли один человек, даже ценой своего большого здоровья, сделать всех счастливыми? Надо же и остальным хоть палец о палец ударить. Что бы он ни делал, мы, не задумываясь, улюлюкаем. Толпы государственных мужей кричат: "Долой больного (а сначала - здорового) президента!" - и складывают в его личное досье наши общие грехи. В их речах столько злой энергии, что вся страна уже жила бы хорошо, направь они эту энергию на добрые дела. Главное, эти мужи еще недавно сидели так тихо, что было слышно муху. Когда же молодые толковые люди под защитой президента начали делать серьезное государственное дело, бывшие тихони стали им мешать. Сейчас им "шьют" всяческие дела. У них, естественно, были и ошибки, и нарушения. Я сорок лет работаю на железной дороге и давно пришел к выводу, что колеса вагонов не будут вертеться, если выполнять все инструкции. Нигде в мире приватизация не проходила гладко, да и не по собственным законам проводили ее наши реформаторы, - продолжает господин Сестрин. - "Крутаси" еще при Горбачеве начали фактическую приватизацию без всяких правил. Хорошо помню, как приехавший к нам вышестоящий товарищ, подмигивая, говорил: "Куй железо, пока Горбачев!" К девяностым годам скопилось столько социалистических завоеваний, что никаким бульдозером, казалось, не разгрести. Наш уважаемый Николай Иванович Рыжков, помню, повторял: "У меня же нет инфраструктуры. Как делать реформы?" Явлинский не хотел поступиться принципами. Экономические академики -гроссмейстеры только шумели. У Михаила Сергеевича не хватало духу. На весь могучий Советский Союз нашлась кучка молодых людей, способных взяться за дело с полным пониманием своей провальной судьбы! Несколько человек работали, а все остальные, разумеется, давали советы, критиковали и... воровали. Теперь им ясно, кто виноват. А спросите их, что делать, вспомните их советы. Убрать президента, напечатать много денег и раздать всем поровну. Я не всегда соглашаюсь с уважаемой Ларисой Ивановной Пияшевой, но следующее её выражение попадает точно в глаз: "Социальная демагогия нарастает на скелете экономической безграмотности". Проливают слезы, вспоминая прошлую жизнь. Вспоминаю и я. После получки сидит мой начальник за своим большим столом в своём большом кабинете, разложил свою нищенскую зарплату на четыре кучки и смотрит на них - пасьянс, да и только. В первой кучке - жене, во второй - то, что в пистон (был раньше в мужских брюках такой карманчик для часов), в третьей - отдать срочно, в четвертой - не очень срочно. Пятерки долго перемещаются из кучки в кучку, чаще всего из первой во вторую и в третью, а из четвертой - во вторую. Это - начальник железнодорожной станции первого класса, сто человек персонала. Ни начальник, ни я, его зам, за нищенскую зарплату не знали покоя ни днем, ни ночью, а ведь, как мы теперь знаем, большую часть грузов возили туда-сюда зря. Вот какую жизнь мы потеряли. Что уж точно потеряли, так это ежедневную демагогию в газетах, по радио и телевидению. Марк Сестрин, с 1992 года рабочий станции".

Валерий Галимович Акчурин: "Во втором классе я узнал зарплату североамериканского рабочего и люто возненавидел свою страну. Но к началу перестройки я уже понял, что живем мы все равно лучше, чем работаем. Сейчас я твердо знаю: Россия в "золотой миллиард" населения развитых стран никогда не войдет. Даже Румыния и Болгария вряд ли станут развитыми странами. Единственные из бывших советских республик, которые могут преуспеть, - прибалтийские. Что-то есть в Западной Украине, но для Украины это скорее плохо - она может развалиться. Уже древние греки заметили: чем дальше в глубь континента, тем ниже культура труда. Нынешнее развитие в Центральной и Восточной Европе накладывается на религиозный атлас шестнадцатого века. Лучше идут дела там, где укоренены протестантизм и католичество, хуже - где православие. Можно сказать иначе. Лучше идут дела там, где люди более трудолюбивы, более бережливы, больше привыкли отвечать за свои действия, и где у мужчин больше вкуса к технике. Попытки реформаторов подтянуть к Западу страну "кое-каков", "авося" и "небося", цивилизовать людей, которые собирают 12 центнеров зерновых с гектара, а от коровы надаивают полторы тысячи литров молока в год, - эти попытки просто смешны".

Я читаю ваше пораженческое письмо, господин Акчурин, а передо мною лежит очередная проповедь одного из высших священников Русской православной церкви. Он гневно сокрушается, что Россия "повержена в прах перед иноземными идолами земного преуспеяния". Другими словами: не тщитесь, православные, выйти из нужды, это - грех. Протестантские, особенно кальвинистские, проповедники - те да, уже не одно столетие твердят своей пастве, что грех - не тщиться выйти из нужды, что Богу угоден и будет спасен тот и, между прочим, только тот, кто выжал из себя в земной жизни все, что мог, - до предела развил свои способности, достиг вершины в избранном ремесле, усердием и предприимчивостью увеличил родительское наследство и передал его своим детям.

Господин Пашко пишет из Днепропетровской области: "Не пасуйте перед слушателями, которые кричат, что вы оскверняете прошлое, скрываете, как хорошо жилось советскому человеку, каким свободным он был. Эти заявления принадлежат пациентам палаты номер шесть. Один такой бранит вас за то, что вы забыли про такие достижения, как "катюша", танк Т-34, автомат Калашникова. Боже мой (чтобы не выразиться по-шахтерски - я шахтер, сорок лет стажа)! Очереди - за всем, что в рот шло. Вместо мяса - "Продовольственная программа"Брежнева. Масла к чаю перед спуском в шахту я намазывал столько, что хлеб просвечивался. Помню, говорил я об этом с одним хорошим и умным человеком. Чего у нас в Советском Союзе не хватает? Всего вроде навалом: угля, руды, нефти, газа, золота, редкоземельных... Пух-перо, институты, кадры... Что же мы так плохо живем? За границу, в Болгарию или Венгрию, по турпутёвке едешь один из тысячи раз в жизни - так такие инструктажи проходим, что стыдно глаза поднять. Такие просторы, такие земли, что, казалось бы, вышел в поле, завалил быка, и ты с мясом, ан нет, не только быка - зайца не добудешь. Так чего же у нас не хватает? "Ума, - сказал тот человек. - Ума у тех именно, кто называет себя умом, честью и совестью эпохи". Мы оба крепко рассмеялись".

Автор этого письма, пожилой шахтер Пашко, благодарит нас за работу и предлагает закрыть передачу "49 минут джаза", чтобы у нас было больше времени для главного: "Будить, будить и будить людей, помогать им прозреть". "Я ведь тоже прозрел, - пишет он. - Было время, когда говорил: "Валенсу расстрелять надо!"Америка и НАТО вызывали у меня гнев и дрожь. Такой я был патриот. А ведь этим и сегодня больны ох многие! Не прозрели".

Так заканчивается письмо. Значит и тогда не в одних вождях было дело. Вот Горбачев и не спешил объявить, что Валенса был прав. А что НАТО - это хорошо, до сих пор не говорит.

Продолжают поступать письма о том, какие опасности подстерегают в Москве человека с не вполне русской, внешностью, даже если он москвич и у него всё в порядке с документами. Читаю: "Остановят, проверят документы. Даже если человек с московской пропиской, могут посадить в машину, чтобы продолжить разговор. Если у него есть деньги и он не поскупится, отпустят. Если поскупится или не имеет денег, могут избить, продержать под замком три дня, женщину могут изнасиловать. Кто опытный или сообразительный, откупается сразу, не показывая документов. Двух моих знакомых мужиков с женами и детьми остановили на улице зимой. Мороз был 18 градусов. Один из них москвич, у другого в паспорте отметка о временной регистрации. Женам с детьми сказали ждут на остановке, а мужиков повели в отделение на проверку. Второму, который с отметкой, говорят: "У тебя фальшивая отметка, давай 500 рублей". Двух женщин, москвичек, но тоже нерусского вида, остановили в метро. Они ехали в больницу, навещать четырехлетнего ребенка, которому была сделана операция, в спешке не взяли с собою паспортов. Их продержали в отделении полдня, всячески оскорбляли. Я рассказываю только о случаях с моими знакомыми. В Москве никто не сомневается, что всё это делается с негласного соизволения городской власти, которая заинтересована в том, чтобы этот город был опасным для людей нерусского вида".

Я читал письмо от москвича с не вполне славянской внешностью. От вымогателей-милиционеров всех званий в Москве, как известно, страдают и люди вполне славянской внешности. В чем заинтересована городская власть, а в чем не заинтересована, видно из того, что в городе на деле сохраняется прописка советских времен. Открыто или втайне это одобряет подавляющее большинство москвичей, что не мешает им сильно скучать по законности в городе. Может быть, одно из следующих поколений жителей столицы поймет, что законность представляет собою цепь, которая рассыпается, как только из неё вынуто хоть одно звено. Что касается уличного, да и не только уличного, милицейского разбоя, то можно сослаться на мнение специалистов, которое не раз уже звучало на волнах радио "Свобода": борьба с этим злом - дело не такое уж трудное. Способы испытаны, можно сказать, веками, было бы желание ими пользоваться. Суть простая: полицейский должен знать, что любой, кого он собрался обобрать, может оказаться "наживкой"- переодетым (ряженым) сотрудником службы внутриполицейской безопасности. В странах, где полицейские боятся друг друга, законопослушные граждане не боятся полиции. Чтобы законопослушные граждане перестали бояться полиции, надо, чтобы полицейские начали бояться друг друга.

Господин Борейко из Хмельницкого: "Слава Богу и Горбачеву, который развалил мировую социалистическую систему, Варшавский блок, дал гражданам политические и экономические свободы. Этим он помог человечеству избегнуть третьей мировой войны. Спасибо бывшим руководителям КПСС Ельцину, Кравчуку и Шушкевичу за то, что они развалили большевистскую империю - СССР и без капли крови создали свободные славянские государства, а за ними отделились и остальные союзные и автономные республики, края. Это очень важный пример, последовать которому надо было всем народам Югославии, невзирая на шовиниста-коммуниста Милошевича".

Вот как выглядят в глазах многих людей важнейшие события всего через десять лет. При Горбачеве граждане СССР все-таки не получили ни политических, ни экономических свобод. Вплоть до августа 1991 года всем в стране заправлял партийный аппарат, действовал КГБ, не было частных предприятий, выступать можно было только против плохого социализма за хороший. Заслуга Горбачева не та, что он дал свободы, а та, что он ослабил давление на людей - и все пошло расползаться. После Горбачева отдельными государствами стали только союзные республики, автономные до сих пор пребывают в России, как и края. Но так ли уж важны, думаю я, эти уточнения? Господин Борейко берет не форму, а суть, и с этой точки зрения он прав даже насчет автономных республик. Ту же Калмыкию только с большой натяжкой можно считать частью России. Даже в отношении краёв господин Борейко прав. Краснодарский край, Кубань представляет собою государственное образование, открыто враждебное российской конституции, имеющее свою идеологию - идеологию нацистского толка. Москва, правда, не замечает, что и Кубань, и Калмыкия давно уже только числятся в России, но это уже другой вопрос.

"Почему Россия, которая так яростно защищает Милошевича, - пишет господин Терентьев, - не предприняла раньше хоть что-то, чтобы на Балканах было меньше горя, чтобы брожение и загнивание там прекратилось в самом начале?". Да потому и не предприняла, господин Терентьев. Москва, правда, не совсем на стороне Милошевича, но здесь, видимо, тот случай, когда это действительно выглядит как яростная защита. Господин Терентьев пишет также, что он, сколько ни напрягает память, не может сказать, когда в последний раз Москва выступила против таких правителей, как Милошевич, Хусейн, Лукашенко. Мне приходит на ум Гитлер, но и с ним сначала был заключен договор не о чем-нибудь, а о дружбе. Гитлер уже захватил Польшу, Францию, бомбил Англию - вовсю шла развязанная им вторая мировая война, а договор о дружбе с ним Сталин выполнял самым добросовестным образом.

В письме господина Терентьева я нашел такое высказывание: "Одна из российских радиостанций интересовалась у слушателей, будет ли лучше жизнь в России. Спрашивать надо у невинных, у великомучеников. Это они решат". Сказано, по-моему, сильно и красиво, хотя более распространена другая точка зрения: скорость каравана зависит от самого слабого верблюда.

"Добрый день, Анатолий Иванович! Пишут тебе умные люди, задавая глупые вопросы. Пишут тебе хамы, рисуясь своим краснобайством. Пишут тебе хорошие люди и хорошие письма. Решил и я гавкнуть из-под ворот. Мое предложение: выдать Зюганову и старому Рыжкову пенсию продукцией, которую они выпускали при советской власти, и пусть они едут в Югославию осуществлять свою мечту, пусть кормят сербов. Накормить свой народ у них не хватает ума. Или той жизнью, какая сейчас, они мстят народу за то, что мы не захотели ждать, когда придет обещанное ими светлое будущее? Даже Богу ходят молиться. Забыли, как расстреливали священников и взрывали храмы. Мне трудно поверить, что Америка и Запад не видят этого. Видимо, надувание щек Ельциным действует на них. Сейчас трубят о Лужкове, прочат его в президенты, вроде он теперь у нас спаситель отечества. От кого он собирается его спасать? Представьте, что нет Америки, нет НАТО, от которых он собирается спасать отечество. Кто хозяйничает на планете? Вот почему я низко кланяюсь Америке и НАТО. В общем, если Явлинский не вытянет Россию из кризиса, то этот дурдом продлится всё следующее столетие. С уважением Шугаев".

Шариф Абдурашид из Швеции пишет: "Я рос в Ташкенте, в районе Кашгарки, где было много еврейских семей, оставшихся с войны, так что друзей-евреев у меня было много, дружбой моей семьи с некоторыми из них я горжусь, но каких-то особых еврейских признаков я не выявил, разве что мне показалось, что у евреев чуть повышенное чувство юмора. Зато меня самого - представителя коренного ираноязычного населения Средней Азии - однажды приняли за еврея: у меня, как было сказано, "слишком умные глаза". Было это, когда я попытался зарегистрировать Демократическую партию "Озод дехкан" (свободный крестьянин). Затем я оказался в Швеции как политический беженец, стал с друзьями издавать журнал "Центральная Азия" - орган демократической оппозиции и правозащитной общественности. Однажды мы решили пригласить в редколлегию одного профессора католического университета. Поговорив с ним по телефону, мой товарищ решил, что имеет дело с евреем, и был доволен, что в нашем журнале будет свой "умный еврей". На мой вопрос, почему он решил, что этот католический богослов из евреев, мой товарищ ответил: "У него еврейский голос". Так что если и вас, Анатолий Иванович, по голосу принимают за еврея, относитесь к этому с удовлетворением".

Разумеется, Шариф. А вообще - лишь бы слушали.

Из Рима на радио "Свобода" написал Родион Зайцев. Он призывает нас разоблачать иеговистов, мормонов и других сектантов, деятельность которых "направлена, - как сказано в письме, - против демократии и свободы личности". Мы также должны, по его мнению, показывать, что большевизм с его "красным" террором был только результатом "той буржуазной пустоты, которую привнес капитализм в русские души". Напоминает нам слова философа Бердяева: "Буржуазный дух не любит вечности". Родион Зайцев делает отсюда вывод, что западное безбожное общество, в котором он живет уже не первый год, скоро рухнет. Заканчивается письмо так: "Иногда задумываюсь, с кем приятнее общаться: с американской девушкой, которая думает, что Крым находится на юге Америки, а Сербия - это один из американских штатов, или с наивным мужиком из Рязанской области, который буквально верит предсказаниям святого Серафима Саровского о будущем России. Думаю, с последним куда интересней!"

Один мой товарищ по работе, которому я показал это письмо, говорит, что с годами он тоже стал задумываться, с кем ему приятнее общаться. Раньше, говорит, всё зависело только от того, что за девушка повстречалась, как она настроена, а теперь имеет значение и то, в каком настроении ты сам.

XS
SM
MD
LG