Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Андрей Попов из Москвы прислал своё стихотворение:

Радио включил я в час ночной,
Слышу голос наглый и уверенный:
Вновь глумится над моей страной
Враг мой Анатолий Недострелянный.


Стихотворение большое, прочитаю из него еще пару строк:

Он не Анатолий, а Натан,
Ловко под хохла замаскированный.


Горьков Михаил Николаевич из Петербурга пишет: "Хочу изложить вам своё отношение к коммунизму. Нужно рассматривать два слоя - руководители и исполнители. Руководители стремились к мировому господству. Исполнители мечтали дожить до рая на земле. Руководители поняли, что мировое господство неосуществимо, и сами отказались от власти. Исполнители были брошены на произвол судьбы. Я отношу себя к исполнителям. Я - за построение рая на земле и на родине моих предков в Тверской губернии, откуда они сбежали от колхозов в город".

А я против построения рая, Михаил Николаевич. Я согласен с Борисом Ивановичем Шульгиным из Пскова, который пишет: "Существует закон жизни, такой же непреложный, как закон всемирного тяготения: всякое спланированное действие всегда приводит к непредсказуемым последствиям. Чем больше вмешательство в события, тем больше риска неожиданных, нежелательных новых событий".

Из Петрозаводска пишет Григорий Борисович Грубман: "Подозреваю, что в определении редакционной политики радио "Свобода" произошла ошибка, показательная для отношения Запада к России в эпоху Ельцина. Некто решил, что "Свобода" должна перестать быть "подрывной" и принять более "конструктивный" тон, представлять ельцинский режим как цивилизованный, едва ли не вовсе демократический. В действительности перемены в России в большой мере остаются косметическими. И народ, и правящий круг остались теми же, что и 10, и 15 лет назад. В этом, надо полагать, разгадка всеобщей оголтелой поддержки Милошевича и сербов, которую выказала Россия вопреки известным фактам. Здесь уместно спросить в том числе и вас, Анатолий Иванович: вы в самом деле считаете, что Россия бесповоротно встала на демократический путь?"

Нет, Григорий Борисович, не считаю, но и говорить о "большой мере" косметичности - значит, по-моему, скорее выражать своё недовольство действительностью, чем непредвзято свидетельствовать о ней. Нам вообще свойственно принимать своё отношение к действительности за саму действительность. Советские люди привыкли не уважать закон, не считаться с природными правами друг друга, ловчить на каждом шагу, делать всякое дело спустя рукава, делить мир на своих и чужих. Такими большинство из них остаются до сих пор. В то же время они неплохо образованы, знают, что человек должен всю жизнь учиться, понимают преимущества демократии, тянутся к европейским порядкам и удобствам. И у них уже достаточно свободы, чтобы самим решить, что делать дальше: попытаться обуздать себя и своих правителей или продолжать плыть по воле волн. Судя по всему, склоняются они к первому. Надеюсь, говоря это, мне удалось отделить своё отношение к российской действительности от неё самой.

"Не могла без слёз слушать письмо Калинину от человека, который просил прислать ему ношеные сапоги. Скажите спасибо вашему работнику, который читал это письмо: своим голосом он показал чистого доверчивого человека, который всю жизнь трудится, бьётся изо всех сил и не имеет даже сапог. Я вспомнила, как сама при Брежневе стояла за сапогами весь день, отмечаясь в списке, и вот подходит моя очередь, а мой размер весь вышел. Людмила Тимофеевна Маргулёва. Москва". В этом письме много добрых слов о нашей работе. Спасибо, Людмила Тимофеевна, особенно - за ваш совет, как нам обращаться с нашими голосами, чтобы они не садились.

Пишет Георгий Янушевич из Петербурга: "В разговорах об отношениях между Белоруссией и Россией без конца употребляется, в том числе в демократической печати ,выражение "братский народ". Вы тоже, Анатолий Иванович, кажется, его употребляли, имея в виду украинцев".

Никогда, ни разу, господин Янушевич! Казённая напыщенность этого выражения не коробила разве что самых доверчивых и слезливых из моих соплеменников.

"Мне думается, - продолжает автор письма, - что с этим выражением нужно покончить. Оно из советского лживого лексикона и отражает инфантильно-мифологическое сознание. К тому же, употребляется весьма выборочно, по политическим обстоятельствам. В мире много примеров, когда родственные нации или даже части одной нации проживают в разных государствах и не называют друг друга "братскими", не стремятся объединиться. Австрийцев и немцев пытался соединить в одном государстве только Гитлер. Никому в голову не приходит объединять Чили с Аргентиной и с Парагваем. Объединение с Белоруссией Москва считает благим делом, но смотрите, как она нервничает, когда кто-то призывает объединиться молдаван и румын (это один народ с одним языком). Этим нельзя! В мире также немало примеров, когда народ частично или полностью утратил свой родной язык. То, что большинство белорусов пользуются русским языком, нельзя считать почвой для объединения. Такими они стали после длительной массированной русификации. С уважением, ваш давнишний слушатель Георгий Янушевич".

Я сочувствую тем, Георгий, кто идет дальше: кто говорит, что именно потому, что большинство белорусов утратили родной язык, им и важно жить на особицу, - чтобы окончательно не потерять себя, чтобы не исчезло всё белорусское (и украинское - к украинству это тоже относится). Только надо прямо обо всём говорить. Мы, белорусы, не потому, мол, хотим держаться за свою отдельность, что мы и русские чужды друг другу, а потому, что мы очень близкие, но они со своим державным опытом и культурой сильнее нас и могут даже невольно, даже незаметно для самих себя сделать и нас бесповоротно русскими. Такой разговор русские скорее поймут хотя бы потому, что в нём нет ничего обидного для них. Сегодня призывать народы к объединению на том основании, что они "братские", - то же самое, что пытаться возродить деревенские хороводы. Надуманные это призывы... Европейцы создают "семью народов" на почве, которую можно пощупать и ногами, и руками: это общие навыки благоустроенной жизни, это привычки свободы, это потребности разделения труда... А такие ценности, как близость языков, только тогда прочно объединяют нации, когда на горизонте маячит орда, которая хочет извести, к примеру, русско-белорусско-украинскую троицу за то, что она русско-белоруско-украинская. Но когда общего врага - врага невыдуманного! - нет и не предвидится, тогда увлечение такими вещами, как "славянское единство", не может быть чем-то большим, чем увлечение, чем политическое любительство. Любитель может вкладывать всю душу в своё увлечение, будь то рисование или управление государством, но он никогда по-настоящему не понимает, что он, собственно, делает, чем отличаются его поделки от произведений мастера.

Пишет Алексей Александрович Потупин, 47 лет, житель города Лозовая Харьковской области: "Я человек верующий, по крайней мере хотелось бы быть таковым. В августе-сентябре буду совершать паломническое велопутешествие по маршруту Дюссельдорф - Париж - Лурды Сантьяго де Компостела в Испании (где гроб Апостола Иакова) - Фатима в Португалии (место явления Божией Матери и нахождения чудотворной Казанской иконы), далее Рим - Бари (где гроб Николая Мирликийского чудотворца) и далее как Бог пошлет. В Париже будет пауза: приму участие в знаменитом, проходящем раз в четыре года, велопробеге Париж - Брест (французский) - Париж, 1200 километров максимум за 90 часов. Но пишу вам не для того, чтобы сообщить об этом. Недавно я открыл, что в моём городе есть место, к которому подходит выражение "мерзость запустения". Станция Лозвая - один из важнейших железнодорожных перекрёстков бывшего Советского Союза, поезда идут из Москвы, Петербурга, Минска на Кавказ и Крым, а из Киева, Львова - на Донбасс и далее в Россию. И вот здесь, на станции, на самом оживленном месте города, находится единственная наша достопримечательность - самое старое сооружение. До революции оно было и самым красивым, я сам видел фотографию в музее. Чудесная была часовня, соорудили её и освятили в память чудесного спасения русского царя во время крушения поезда под Тарановкой между Харьковом и Лозовой. Советская власть превратила эту часовню в заведение, обозначенное буквами "М" и "Ж". Ужасно то, что им пользуются и верующие люди, не подозревая, что оскорбляют Бога. Тут уместна аналогия: незнание закона не освобождает от наказания за его нарушение. Прошу вас, предпримите что-нибудь срочно!"

Не знаю, радоваться или огорчаться, что слушатели так преувеличивают возможности радио "Свобода". Всё, что мы можем, - это что-то сказать: то, например, что только очень религиозные - грубо религиозные - люди так обращаются со святынями друг друга. Ленин не что-нибудь хотел соорудить из желтого металла, которому поклонялись "капиталисты и помещики", а отхожие места. Желаем вам, господин Потупин, удачного пробега. Хорошо, что житель Лозовой уже может устроить себе такое путешествие. Мне кажется все-таки, что люди, которые пользуются упомянутым сооружением на станции Лозовая, не догадываясь о первом его назначении, не могут быть наказаны. Это было бы очень уж ветхозаветно.

Письмо из Саратовской области: "Пишу вам из спецзоны общего режима для бывших сотрудников правоохранительных органов. Создана она в декабре 1997 года на базе колонии особого режима. После куликовской чистки органов внутренних дел количество осужденных сотрудников этих органов резко возросло, и Нижний Тагил с Иркутском не в состоянии были принять всех желающих отдохнуть от дел праведных. Расположена зона в крохотном посёлке "Каменский", где есть ещё только один объект - дурдом (психбольница закрытого типа). Оттуда к нам приходят работать воспитателями медбратья, а от нас туда уходят медбратьями наши проштрафившиеся воспитатели. Такого идиотизма, как у нас, вы не встретите больше нигде в России. Как бы ни кричал Аяцков, что с коммунизмом все покончено, это неправда. Есть у нас и "Красная площадь", и "мавзолей", на котором каждое утро стоит "Политбюро" (администрация), а внизу под марш "Прощание славянки " проходят колонны бывших "дзержинцев". Есть медсанчасть, где ничего нет, так как все лекарства сотрудники разбирают себе. А чтобы зекам отбить охоту лечиться, за хранение таблетки аспирина дают 15 суток ШИЗО. Попасть к врачу можно только после того, как вас на руках вынесут из строя товарищи. Меня сюда привезли в марте 1998 года, и ни разу не выдавались порционно положенные 40 граммов мяса. Несчастен тот, кому родственники прислали денежный перевод на отоварку в ларьке, где кроме сигарет "Прима" и шерстяных носков, ничего нет. Если перевод на сумму более 100 рублей, то 40-50 рублей требуют в фонд колонии, чтобы политчасть могла закупать себе бумагу и канцпринадлежности, ведь средств из бюджета не поступает. Все делается за счет осужденных: кто-то через родственников зубной кабинет оборудовал, кому-то родня привезла видеоаппаратуру. Единственное место для общения - туалет, но и там на вышке охранник из заключенных, чтобы писать докладные, кто с кем разговаривает. Все отряды изолированы друг от друга, за общение строго наказывают. Мне, человеку, попавшему сюда из первопрестольной, дико, что могут существовать такие вот острова коммунистических пережитков всего в 90 километрах от Саратова. Будем ждать вашей передачи. С арестантским приветом Олег К.".

Это письмо пришло из колонии, где отбывают наказание осужденные работники правоохранительных органов. Если автор меня слышит, то он, может быть, ответит на мои вопросы. Начну с конца, Олег. Судя по тому, что пишут о московской милиции и прокуратуре, о московских местах заключения: как берут взятки, грабят и нищих, и богатых, как избивают за дело и без дела, как пытают подозреваемых, первопрестольной перед посёлком "Каменский" хвалиться нечем. Вы варились в этом котле и, конечно, знаете, что говорите. Так чем всё же Москва лучше? И за что вы, кстати, там пострадали? При каких обстоятельствах? Взятка? Превышение власти? Где и кем служили? В каком звании? Вы не называете свою фамилию, так что могли бы, мне кажется, написать мне об этом - я любопытствую не праздно. Вы попали под "чистку", которую проводил генерал Куликов, когда был министром внутренних дел. Что говорят у вас на зоне о сменившем его Степашине? "Чистка" продолжалась? А о нынешнем министре внутренних дел Рушайло что говорят? Степашин обещает вашему брату страшную вещь: содержать осужденных "ментов" среди обычных заключенных. Это же верная, причем, медленная, мучительная и унизительная смерть. Такого не было при Сталине, и в планах Андропова такого не было (а планы были серьёзные). Если Степашин выполнит свою угрозу, многих ли это удержит в рамках закона? Вас бы удержало?

Письмо из Днепропетровска: "Мне тридцать лет, я научный работник, "бюджетник". Прекрасная мысль - достичь успехов в жизни, в том числе в бизнесе, если хорошо и много трудиться! Но в моём государстве иметь легальный бизнес и не иметь "крыши" нельзя. Кто без "крыши", тот уже расстался с надеждой войти в средний класс. Конкуренция - это состязание одной "крыши" с другой. Причем, если раньше это были обычные бандиты, то теперь - власть, чиновники. Человек, который больше всех ответственен за такой порядок вещей, изъявил, как известно, желание опять победить на президентских выборах. Сотни студентов нашего города были согнаны в парк имени Шевченко, где они должны были поставить свои подписи за выдвижение нынешнего Президента. Кто избежал этого волока, был настигнут потом на месте учебы. Меня тоже пытались заставить подписаться, но уже в детской больнице, куда я привел ребенка. Свои паспортные данные я никому не давал, но их выудили из паспортного стола. Прошу прочитать мое письмо перед микрофоном "Свободы". Пускай люди знают, что происходит на Украине".

Автор этого письма, студент из Днепропытровска, по древнему украинскому обыкновению, просит не называть его. Ответственные везде разные: в Белоруссии - Лукашенко, в России - Ельцин, на Украине вон - Кучма, в Грузии - Шеварднадзе, в Туркмении - "Отец всех туркмен", а порядок вещей всюду в бывшем Советском Союзе, а отчасти и в бывшем соцлагере одинаков или очень похож: без "крыши" частнику жизни нет. Значит, дело не только в том, кто где на хозяйстве, а и в самом хозяйстве.

Письмо из Бердичева, но не об Украине, а о России. Всё еще немало таких писем. Люди живут на Украине, а чувствуют себя гражданами Советского Союза, думая, что он теперь открыто называется Россией. Только эту перемену и заметили или только эту перемену и признали... Самое интересное из этих писем как-то прислал на "Свободу" слушатель из Мариуполя. Он, как следовало из письма, не знал ни того, что его Мариуполь - это Украина, ни того, что она избавилась от ядерного оружия и сама не прочь вступить в НАТО, к которому он и обращался: перестаньте, мол, расширяться, а то бросим ядерную бомбу. Читаю письмо из Бердичева: "Теперь, пожалуй, не осталось человека, который может сказать, ссылаясь на своё мастерство, знания, опыт, что он всегда может честно заработать на свою семью. Без родства, кумовства, взятки, подхалимства это стало невозможно. Паразиты не допустят правдолюбца ни к какому посту. Пусть не ждут демократы, что народ сам соберется, организуется. Народ ничего не может сделать, как и в Ираке, и в Бирме. Лучшие, способнейшие представители народа быстро уничтожаются. Если демократический мир стремится помочь России, то пусть прекратит бросать материальные средства в бездонную бочку до тех пор, пока не будет возможность безоговорочно ревизовать все органы, в том числе "компетентные", международными комиссиями и международным судом с привлечением виновных к ответственности. Только международная комиссия, только независимый суд Гааги могут органы сделать органами, милицию - милицией, прокуратуру - прокуратурой, армию - армией, экономику - экономикой, народ - народом. Тот лапоть, который стучит себя в грудь и говорит, что всё зависит только от нас, от общества, - глуп".

... А тот, кто говорит, что всё в России зависит от гаагских судейских, стало быть, умён. Очень многие наши слушатели уверенны, как и этот житель украинского города Бердичева, что мир живёт российскими делами: во всё вникает, всё знает, на всё старается влиять. Одни считают, что мир это делает, потому что желает России зла, другие - потому что желает России добра. Только единицы понимают, что у мира в целом и у каждой его части в отдельности достаточно своих забот, чтобы так уж присматривать за Россией. Слушателю из Бердичева было бы полезно посмотреть на себя: часто ли он думает о том, как идут дела в Польше или Румынии, в Японии или Америке, много ли у него желания навести порядок в Бразилии или Туркмении...

Иначе смотрит на свою роль в истории Михаил Николаевич Розанов из Могилёвской области: он решил изменить человечество собственным примером. "Будущее, - пишет он, - за той цивилизацией, где большинство будет делать то, что делаю я. Встаю до шести, выхожу во двор с вёдрами воды из колодца. Зимой обливаюсь три раза в день, в жару - до шести раз. Не менее трёх раз в неделю бегаю 12-20 километров по полям, лугам, перелескам, рощам. 29 часов в неделю не ем и воды не пью. Не курю, даже грамма пива за свою жизнь не выпил. Каждый день учу наизусть стихи, знаю около 1300 стихотворений. Знаю наизусть "Евгения Онегина", "Медного всадника", "Мцыри". Это позволяет мне чувствовать и понимать то, что для вас, Анатолий Иванович, - тайна за семью печатями". Михаил Николаевич осуждает НАТО за вмешательство в югославские дела, ставит это в вину христианству... Требует полностью огласить своё большое письмо. "Не вздумайте, - пишет, - замолчать его, поскольку я отправил копии в несколько газет. Весь мир узнает, что гигантская радиостанция спасовала перед скромным белорусским мечтателем, достояние которого - спокойная совесть, отзывчивое сердце".

Напишите мне, Михаил Николаевич, сколько вам лет, что происходит в вашей местности, как окружающие относятся к вашему образу жизни, есть ли у вас подражатели.

XS
SM
MD
LG