Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Пришло письмо из села Шушенского: " Как вы знаете, Россия постоянно берет у США деньги, так что каждый россиянин должен Америке уже несколько тысяч долларов. Я верю в Бога и знаю, что долги надо отдавать. В связи с этим я принял решение завещать все свое имущество правительству США. Я владелец неплохой двухкомнатной квартиры и дачи. Жена и дочь согласны, так как работа у меня неплохая, и они без квартиры не останутся. Где можно заверить такое завещание и нужен ли при этом представитель от Америки? Вершинин Сергей Васильевич." Как видно, они неисчерпаемы - способы, посредством которых жители России выражают свои чувства к родной власти. Завещание, Сергей Васильевич, можно заверить в любой нотариальной конторе. Присутствие того, кому она даётся, не требуется. Радио "Свобода". "Россия вчера, сегодня, завтра".

Пишет господин Малышев из Москвы, 1941 года рождения: " Может ли считаться нравственной цивилизация, которая так всех и не накормила, но развивает все более извращенные потребности, плодит кровавые драмы? Может ли цивилизация основываться на принципах накопления сверх разумных потребностей? Не почитать ли нам Ленина - все 55 томов? И не пора ли научиться отделять Идею от Исполнителей? Не прекратить ли обзывать коммунизмом период неумелого и во многом преступного правления оседлавших перспективную идею людей? Идеи Свободы, Демократии, Прав Человека оказались в куда более недобрых руках. Заново надо начинать! Седлать тенденции общественной мысли, становиться в авангарде и вести куда-нибудь в сторону. У нас опять Враг - открытый и беспощадный, снаружи и внутри. И слуги его, и знамена его, и слова его повсюду. Да наплевать! Будет торжествовать нравственность, будут торжествовать идеи Справедливости, слова, оплаченные не долларами, а совестью. И опять нам, русским, стоять насмерть. И будем: не вы. Мы - Русские! С пожеланием спасения души. Сергей Александрович Малышев".

Я, было, хотел попросить господина Малышева написать нам в следующем письме, кто будет решать, какие потребности разумные, а какие неразумные и что предполагается делать с людьми, которые будут несогласны с этими решениями, но перечитал письмо и увидел, что в нем есть ответы на все вопросы. Кто пишет "Справедливость" с большой буквы, а рядом - тоже с большой - "Враг", тот знает, что делать, если рай на Земле не будет получаться. Господин Малышев, как мы слышали, считает неумёхами и даже преступниками организаторов и вдохновителей строительства коммунизма. Это ставит его против главной партии российских коммунистов. Их вождь считает, что лучшим из строителей был Сталин, которому почти всё удалось. Господин Малышев собирается вернуться на ленинский путь, но "стоять насмерть" у него будет не рабочий класс с трудовым крестьянством, а вся нация. Ленин таких уничтожал: сначала словесно, потом и телесно. Так что если "оседлать тенденции общественной мысли" - значит создать "красную" партию, которая и против Ленина, и против Сталина, и против Зюганова, то можно не бояться, что у этого слушателя что-нибудь получится.

Нина Васильевна Балакова из Иваново: " Ненавижу свою тяжелую жизнь, в которой мы безвластны что-либо изменить. Не понимаю, за что власть так ненавидит свой народ. Нас в 1946 году привезли в Иваново из детского дома на фабрику. Мы были еще детьми, нам не исполнилось и по 13 лет. Мы были ниже станков, а ведь фабричный труд каторжный. Много девчонок покалечилось, погибло: кому руку оторвало, у кого волосы в барабан затянуло. Платили копейки. До зарплаты по 4 дня работали без крошки во рту. Во всем общежитии ни куска хлеба не было. А в зарплату объедались и попадали в больницу. Нам обещали светлое будущее, если мы будем работать не жалея себя. Мы верили и вкалывали. В "перестройку" тоже поверили, а нас обобрали и отдавать не хотят. В комнате нас было четыре девчонки, и никому не повезло в жизни. У одной убили мужа, у другой сын погиб в армии, у меня муж пропал без вести, а три года назад погиб старший сын. А вы постоянно трещите, что русские возомнили себя великодержавной нацией. Я с детских лет работала, имею 50 лет стажа, заработала профессиональное заболевание легких, когда 10 лет работала электросварщицей, а у меня нет даже удостоверения "Ветеран труда". Трудовая книжка, правда, вся в благодарностях, как дурочке писали. Вот вам великодержавные! Русские как были рабами у всех наций, так и будут. Русских отовсюду выгнали, а сами все у нас отираются. Сколько их в Москве, да и по всей России! У нас в Иваново одни кавказцы всё заполонили, а попробуй русский построй хоть один магазин в их стране! Русские не великодержавники, а дураки-рабы! Пусть меня расстреляют за мои слова, я все равно после смерти сына и такой гадины-жизни жить не хочу! ".

Эта слушательница знает, что говорит нечто нехорошее, но говорит. Так ведёт себя человек, когда хочет показать, что ему очень уж плохо. Смотрите, мол, до чего я дошла в своём недовольстве жизнью - проклинаю не только власть, но и все нации. Это вроде богохульства: знаю, что Бога хулить грешно, но нет больше сил держать себя в руках. А чувство-то у неё все-таки великодержавное - скрученное от горя, оскорбленное, но великодержавное. Чукча не скажет: " Мы, чукчи, у всех наций рабы". И ни один кавказец так про своё племя не скажет... Так скажет - и говорит - только обиженный русский великодержавник. Он говорит это отбиваясь, иначе не стал бы. "Ах, вы считаете, что мы вас сгребли в кучу и держали, сколько сил хватало? Так вот же вам: это не вы - наши рабы, а мы - рабы всех наций!". Смирение паче гордости. С властью же - великодержавной, то есть, родной властью - у него свои счеты. Ему было внушено, что живёт он и трудится для неё, а она воздаёт ему за это должное. Недодала - пусть пеняет на себя. Особенно жгучим, как видим, недовольство ею становится, когда она уже не может удерживать инородцев там, где им место, а место им, конечно, не в Иваново. Мы, ивановцы, привыкли, что нам место и в Иваново, и в Таллине, и в Грозном, а чеченцам - только в Грозном, лучше - не в самом даже Грозном, а в аулах подальше от Грозного.

Пишет Ростислав Беляев: "В последних передачах вы рассказывали о письмах бывшего кагэбешника, который считает, что его совесть чиста, так как он занимался "святым делом" - ловил людей, передававших на Запад секреты СССР. Но и "святое дело" требует переосмысления. Многие люди, которых отучили от логического мышления, грустят по СССР, помнят только о колбасе за два двадцать и пенсии в 135, не осознавая, что и колбаса, и пенсии могли быть какое-то время только за счет займов у Запада и продажи нефти и газа. На своей земле коммунисты не были способны ни производить что-либо, кроме ракет и танков для захвата планеты, ни даже вырастить достаточно хлеба - свои последние 20 лет были вынуждены закупаться у американцев. Запад защищался от "мировой революции", затрачивая 7 процентов своего бюджета, в то время как СССР расходовал на подготовку Третьей мировой 70 процентов - своего. За счет мобилизации ресурсов одной шестой планеты и обнищания своего населения ему иногда удавалось обогнать Запад в создании некоторых видов оружия. И если так называемые "предатели" раскрывали эти секреты и военные планы Кремля, уменьшая его перевес, а значит и вероятность ядерной катастрофы, мы должны испытывать к этим людям лишь глубокое уважение и благодарность. Ростислав Беляев".

Этот слушатель совершил над собою то, что самостоятельно, без понуждения со стороны государства, большинство бывших советских людей совершить не в силах. Он посмотрел в глаза правде и не побоялся сделать все выводы. Он осознал главное: тот строй был неспособен обеспечить население даже хлебом. Победа того строя в планетарном масштабе означала бы всемирный голод. Все советские секреты, стало быть, в конечном счете сводились к одному: как выморить человечество, хотя многие носители этих секретов считали, что осчастливят его.

"У меня мать украинка, а отец русский. Таким образом, я полукровка. В паспорте я записан украинцем, но все же биологически я не стопроцентный украинец, как и не стопроцентный русский, хотя моя фамилия Иванов - Иванов Григорий Иванович. Это факт, и этим всё сказано. В паспортах таких, как я, надо писать в графе "национальность" "смешанная".

Американцы, Григорий Иванович, живут не только без этой графы, но и без самих паспортов, - и неплохо, в общем, живут. Наука не знает, что означают слова: "биологически стопроцентный украинец", как и русский или эфиоп. Уверенность, что такого рода стопроцентность означает что-то хорошее, лежит в основе учений, которые называют человеконенавистническими. Вообще, когда понятие "стопроцентность" применяют к человеку, то чаще всего это пахнет людоедством, ведь предполагается, что не стопроцентный, будь то немец или пролетарий, хуже стопроцентного, - с таким можно не церемониться. Есть одна закономерность. Кто выставляет себя стопроцентным, тот нередко даже внешне выглядит от силы процентов на десять. "Напрасно горюете", - можно сказать такому. Стопроцентности в мире становится всё меньше и меньше. В бывшем Советском Союзе, да и в других странах, сильно убавилось даже чистокровных евреев. Я говорю: "даже", потому что иудаизм запрещает смешанные браки. Жизнью окружающего народа иудей должен жить всерьёз, но кровя не смешивать. Неверующий еврей охотно исполняет только первую часть этого предписания.

Из Молдавии пишет господин Твердохлеб: " В Советском Союзе, как известно, все производственные коллективы как в сельском хозяйстве, так и в промышленности брали повышенные обязательства - обещали перевыполнить планы выпуска как нужной, так и ненужной продукции. Но сколько их ни перевыполняли, дефицит всего нужного с каждым годом увеличивался, очереди за всем нужным удлинялись. Большая часть выполненных и перевыполненных планов оседала на складах. Сегодня у многих ностальгия по прошлому, но не по очередям, конечно, а по ценам. Очередей не хотят, а вот тех цен хотят. Людям невдомёк, что за всё нужно платить, в том числе за то, чтобы не было очередей. Ненормальные, низкие цены создают бесхозяйственность. Я не думаю, что тот режим мог еще долго существовать, но если бы коммунисты были немного умнее, они могли бы создать цены более гибкие. Чтобы, скажем, хлеб был не по 16 копеек, а по 30-40, колбаса - не по два двадцать, а по 5-10, и тогда могло всё быть и в магазинах, и в домах. Но коммунисты хотели создать для нас изобилие, которое нам ничего бы не стоило, и оказались глупыми, а глупый Гайдар освободил цены и таким способом создал изобилие, не приложив никакого ума".

Это было письмо от господина Твердохлеба из Молдавии. В советское время разговор о "более гибких", "более умных" ценах был разновидностью или частью разговора о "хорошем социализме". Труднее всего людям давалась мысль, что любая цена, если она не от Бога, попирает справедливость, о которой обычно и пекутся. Такая цена у одних отнимает заработанное, другим даёт незаработанное, но обществу от этого только убыток, потому что незаработанные деньги всегда и везде трудятся хуже заработанных. Такая цена нарушает равновесие между спросом и предложением: сразу начинается нехватка нужного и образуется избыток ненужного. Так что умного, полезного вмешательства в ценообразование с хозяйственной точки зрения быть не может. Коммунисты, социалисты и близкие к ним (их называют интервенционистами - сторонниками вмешательства) утверждают: может. К этому спору, собственно, и сводится весь разговор о социализме. Двадцатый век проверил все доводы опытным путём, а людям всё неймётся.

"Пишет вам простой человек из Москвы, ныне безработный Колесников Геннадий Владимирович 1959 года. Я рос без отца и немножко был шалопаем. Среднюю школу закончил почти на одни тройки, стал токарем. Жизнь моя была беззаботная - музыка, девочки, друзья, поездки за город. Потихоньку стал спиваться. Тут меня призвали в Ракетные войска стратегического назначения. Служил я на так называемом изделии 8К63 - это такая дура длиной в 22 метра с боеголовкой в 8 мегатонн, радиус перекрытия - вся Западная Европа. Офицеры говорили, что пустить таких 10 штук - и Англия скроется под водой.

Все наши письма тщательно проверялись. Однажды замполит выстроил наш дивизион и читает письмо одного солдата-водителя: "Слушай, братан, сейчас я "дед" и почти ничего не делаю, у моего тягача движок накрылся, и я ковыряюсь с ним для вида, а придет дембель, я вообще на него положу". Замполит проницательным взглядом осмотрел строй и как рявкнет: "Это что, войско? Или банда? Хорошо что турки не знают, а то бы давно напали!"

Я, правда, был отличником боевой и политической подготовки, и после службы мне пришло письмо из КГБ: предлагали продолжить службу в органах. У меня сразу мелькнуло в голове, что можно сделать карьеру.

На собеседовании золотых гор не обещали, но сказали, что если буду хорошо служить, то направят в высшую школу КГБ. И вот я стал охранником в Ясенево - проще говоря, вахтером с табельным оружием в форме прапорщика.

Кругом сновали наши доблестные разведчики, у которых я со строгим видом проверял пропуска. ( Многих из них я сейчас лицезрею в госдуме, правительстве и окружении президента). Вскоре выяснилось, что в высшую школу КГБ можно попасть только после 3 лет безупречной службы, а безупречная служба, как доверительно сказал мне замполит, - это значит постоянно докладывать начальству о сослуживцах: кто с кем живет, кто о чем говорит, кто пришел на работу с перегаром, кто с кем гуляет. В общем, стучать на всех. Я решил уволиться. Но не тут-то было: я дал подписку на 5 лет, а проработал всего один год. И я стал косить под дурака. Два раза в месяц у нас были политзанятия, которые оканчивались стрельбой в тире. И вот однажды, отслушав басни про загнивающий империализм, мы направились в тир. По команде " Огонь!" я поднес пистолет к своему виску и присел на корточки. Чья-то рука вырвала пистолет, кто - то схватил меня за шиворот. На следующий день меня, наконец, уволили. Я стал обойщиком дверей. Здесь я был сам себе хозяин. Только тяга к спиртному не давала благополучия. Я понял, что я алкоголик и прошел курс лечения. Моя жизнь радикально изменилась: к 89 году обставил квартиру, купил машину, видео. Я без высшего образования нашел себя в жизни: стал "мастеровым". В моем понимании это мастер, работу которого нельзя поставить на конвейер. Мое счастье продолжалось до 17 августа прошлого года. У многих не только на обивку дверей, но и на еду денег не хватает. Теперь я решил стать моделистом. Посылаю вам картинку корабля, который я сделал за месяц. Но кому это нужно в нашей стране, где господствуют "памперсы" и "сникерсы" и каждый думает, как бы продать чужой товар подороже, чтобы погудеть в ресторане да потратить деньги на проституток".

В своём письме этот слушатель рассуждает о Западе и России, об отношениях между ними: "Почему Запад хочет нас истребить нашими же руками? Да-да, сейчас идет самая настоящая война на истребление. Почему так не любят русских? Потому что русские в большинстве своем имеют рабскую психологию. Мы никогда не были свободным народом, и сейчас живем в рабстве за ширмой с названием "Демократия".

Понятно, Геннадий Владимирович, как вы додумались, что Запад хочет, чтобы Россия куда-нибудь подевались, раз населена не ангелами. Лучшие русские романы написаны о том, как русский человек додумывается до подобных мыслей. И всё же спрошу вас: ну, как вы могли додуматься до этого?! Спрошу, не ожидая ответа. Не нужен мне ваш ответ - пусть звучит один только вопрос: ну, как вы, человек, давно бросивший пить, могли додуматься до этого? Что касается "памперсов" и "тампексов", то скорбеть, по-моему, стоит только о том, что эти полезнейшие вещицы не называются как-нибудь по-русски - например, промокашками.

Письмо из Харькова: " Павлово Поле. Затмение. Вышла на минутку на улицу посмотреть на солнышко через пленку. Солнце уже видно только серпиком. Дородная тётка просит пленку тоже поглядеть и говорит: " Ой, какая красивая Луна! Что, это не Луна? Солнце? Тогда дайте еще посмотреть!" Это - после того, как печать протарахтели все уши про затмение Солнца. И это не Тьмуторокань какая-то... Народ , конечно, у нас ушлый, но нельзя обольщаться. С другой стороны, не всё, как эта тётка, тёмное и не всё плохое в жизни, и жалко, что люди вам почти не пишут об этом, не хвалятся, не хвастаются. Что я вижу вокруг себя? Иногда старички в сердцах скажут: "Эх, какую страну развалили!", но никто всерьез это не воспринимает. Как мне недавно сказала одна женщина: "Это они пускай моему Федору рассказывают. Он молодой, ничего этого не видел - может и поверить". Только что была в Киеве по делам. По вечерам в выходные Крещатик перекрыт, музыка из динамиков льется, всюду уличные барды толпы собирают, играют-спивають чудесно. В подцвеченных фонтанах детвора плещется. Люди ОТДЫХАЮТ. Заезжаем в село на минутку к знакомым - молодежь вечерочком тоже кайф ловит . Старики говорят: живность кормить нечем - трава погорела. Но на голодающих не похожи и не скорбят. В "скворешнике" туалетная бумага, кстати, положена - прогресс! Под Полтавой, в придорожном кафе под названием "У СЕСТЕР" в 2 часа ночи обслуживание на все 100 ! Плетень с глечиками, цветы, плетеные кабинки с лавками, развешены глиняные тарелочки с народными сценками, подают любую домашнюю еду, например, блины с маком и медом. Туалет чистейший, 2 рукомойника, бумажные полотенца. Вот таких бизнесменш можно уважать, этих сестер. И рабочие места создали для всей округи. Про такое вам не пишут или почти не пишут. Лариса Ивановна Келлерман, 54 годочка, директор выставочной фирмы "Харьков ИнфоЭкспо", безработная еще в недавнем прошлом. Теперь сколько дел, а вот не выдержала и письмо вам стала писать ! Терпения вам! А я сегодня опять в Киев на один день ".

За рулём, как я понял, Лариса Ивановна? Подкармливать взяточников-гаишников? Да, об утешительных явлениях нам почти не пишут. Сказывается, видимо, природа и человека, и гласности. Всякому, кто интересуется общественными делами, свойственна требовательность, вплоть до придирчивости. В особенности же - тому, кто хочет исправить человечество. Первым делом он должен, естественно, предать гласности замеченные неисправности. Вот почему печать всегда и везде больше или меньше брюзглива. Даже советская печать чуть-чуть брюзжала. Против природы переть трудно. Правда, сразу после отмены крепостного права русские газеты, как по команде, кинулись, было, писать об "отрадных явлениях" в общественном быту. Где их только не находили! Засыпана лужа посреди Миргорода - "отрадное явление". Починили рукомойник в богоугодном заведении - "отрадное явление". Над этим выражением издевались люди вроде Салтыкова-Щедрина. После семнадцатого года Максим Горький пустил по газетам "ростки будущего".

XS
SM
MD
LG