Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Москвич Юзепчук прислал свои "Последние соображения по поводу разыгрываемой комедии". "Комедией" он называет российскую жизнь: "Менты убрали с рынков на три дня азербайджанские кланы с их украинскими, молдавскими и прочими наёмниками. Потом рынки снова наполнятся этой шушерой, которая будет тянуть последние соки из русской нации - нации запуганных, безмолвных, продажных. А ведь там, по бедности, могли работать мы, наши отцы, матери, дети, внуки. Вам всем, как и "нации" в целом, за содеянное и допущенное нет прощения вовеки". Нация плохая, нация сама виновата в своих бедах, нации нет прощения, но на московских рынках хозяйничать должна она. Что ж, мысль понятна.

Тимофеев Николай Васильевич из Орcка пять лет провел в заключении за "антисоветскую агитацию". Освободили его в 1986 году, реабилитировали в 1991-м, "но я, - пишет он, - до сих пор сужусь по поводу реального осуществления этой реабилитации - прокуратура считает, что состав преступления по статье 190-1 был и что она с КГБ не фабриковала моего дела". Прислал несколько страниц из этого дела. Вот донесение командира полка Линькова в особый отдел военной части: "16 марта 1969 года, в период выборов в местные Советы, отказался проголосовать за кандидата в депутаты Черкасского областного Совета радиомеханик полка рядовой Тимофеев Н.В. Прибыв на избирательный участок, он получил 2 бюллетеня, один из которых, за депутата в городской Совет, опустил в урну, а второй порвал и демонстративно бросил возле урны. На вопрос: "Почему порвал бюллетень?" Тимофеев ответил, что он не согласен с блоком коммунистов и беспартийных, что выборы ему не нужны, он и без них может прожить, что кандидата он лично не знает и поэтому не хотел голосовать". Вот "Объяснительная записка" самого Тимофеева в особый отдел КГБ в/ч 25713: "Я, Тимофеев Николай Васильевич, с политикой партии не согласен, т.е., лично она мне не подходит по следующим причинам. Принуждают заниматься политикой, изучать политическую литературу и принуждают все мои интересы направлять на борьбу с империализмом... Не принимаю я на веру некоторые сообщения нашей печати. Например, когда было сообщено о вводе наших войск по просьбе правительства Чехословакии, я этому не поверил, считаю, что со стороны нашего правительства был нажим и чехи были недовольны и со стороны союзных войск это была оккупация ЧССР. Этих взглядов придерживаюсь и в споре с окружающими доказываю свое". Вот письмо в КГБ от врача-психиатра Волкова: "Считаю своим долгом сообщить, что 29/X-1976 г. ко мне на прием пришла мать Тимофеева Н.В. Она сообщила, что считает сына больным, так как он постоянно высказывает недовольство Советским строем и говорит, что уедет в Америку. Дома у него специальный приемник типа "Казахстан", от которого проведены наушники через всю комнату к его постели, он ночами постоянно слушает зарубежные радиостанции. Мать сообщила, что видела у него книгу Солженицина "Один День Ивана Денисовича". Так понимал свой долг врач Волков: Ну, и "Характеристика" с последнего, перед посадкой, места работы Тимофеева Николая Васильевича (лист дела 164): "В профсоюзе не состоит, работает в цехе No 14 ЮУМЗ инженером-электроником.В коллективе пользуется популярностью знатока законов. Если дело касалось закона, рабочие часто обращались к Тимофееву Н.В.За время работы показал себя хорошим специалистом. Начальник цеха А.М. Клушин, председатель цехкома Т.Т.Макухина, секретарь парторганизации А.П.Рубцов". Характеристику запрашивал "шивший" дело оперуполномоченный Орского горотдела КГБ старший лейтенант А.Максименков.

Письмо из Белорусссии: "Как плотоядно слушала Дума Александра Лукашенко, который, кажется, вот-вот приведет на аркане связанную Белоруссию в имперский банкетный зал. Слюнки текут. Не терпится. Ничего, что Лукашенко незаконен, ничего, что он дерзит, ничего, что порочит Россию. Скорей бы! Думцы готовы льстить ему, хоть и презирают его. Они думают так, как всегда думали российские имперцы. Это выразил за них еще Тарас Шевченко: "Только дайте себя в руки взять!" Годятся всякие слова: и "союз", и "федерация", и "братья-славяне", и "единокровные", и "субъекты" - лишь бы далась в руки", - говорится в письме.
Устами Лукашенко вещал строй, который они хотели бы установить в России. Враждовать с миром, преследовать неугодных: Казалось бы: ну, так и устанавливайте такой строй. Вы ведь избраны народом, энтузиазма вам не занимать - вперёд! А не могут. Вот это и делало действо в думе потрясающим зрелищем. Не могут. Все, что могут, - отвести душу, покуролесить на большой перемене, чтобы подразнить директора. Знаешь, кажется, всё, что идёт в объяснение этого бессилия, этой бессильной безответственности, но смотришь с ощущением, что главное - тайна. То, что было возможно в Белоруссии пять лет назад, невозможно в сегодняшней России. Не та страна, не те люди: не те, что ли, над ними звёзды? Тайна.

Из Петрбурга пишет Евгений Цыпин: "Вопрос был задан вам слушателями предельно ясно: если господа Клинтон, Олбрайт, Солана и иже с ними так обеспокоены судьбами гонимых национальных меньшинств "в мировом масштабе" и готовы примерно наказывать их обидчиков, почему они тогда не заступятся за преследуемых Турцией курдов? В ответ вы промямлили что-то насчет того, что "война с Турцией была бы чревата неоправданно большими потерями" и что просвещенный Запад "спасает тех, кого может". Чего уж там, так бы сразу и говорили: мол, мы, трусы и подлецы, бьем только тех, кто послабее. А что, если натовские структуры не захотят нести "неоправданные потери", обороняя новых членов своей организации? Слава Богу, комплекс вины перед всеми этими "гордыми чехами", "гордыми мадьярами" да "гордыми прибалтами" в России практически изжит. Так что мой вам дружеский совет: бронируйте-ка заранее место хотя бы на последнем вертолете рейсом "Крыша посольства США в Праге - зажравшийся и подлый западный мир". Евгений Цыпин, Санкт-Петербург".

Я еще говорил, что курдам от прямой натовской защиты стало бы хуже, чем сейчас, и что они, курды, это понимают: Итак, Евгений Абрамович Цыпин из Петербурга рассчитывает, надеется, верит, что Россия при случае, но особо не мешкая, нападет на Прибалтику, Венгрию и Чехию. Про Польшу не говорит, но и она, как известно, делает свои выводы из судьбы, которую готовит им господин Цыпин. Сейчас, правда, таких, как он, в России мало. Военного похода на Запад не хотят даже те из думцев и генералов, кто громче всех высказывается "за". Высказываются "за", но деньги свои держат здесь, на Западе, детей - тоже здесь: Кто же он, этот человек, мстительно мечтающий о русском походе на Ригу, Таллин и Вильнюс, а потом (или одновременно, но - другой колонной?) - на Будапешт и Прагу? Цыпин Евгений Абрамович, 1961 года рождения. Рос он, по его словам, "книжным мальчиком", при советской власти себя не нашел, одно время верил, что "история наша - сплошная кровь и мерзость запустения, живём мы из рук вон плохо, но где-то там, на великом Западе, обитают некие сверхчеловеки, которым изначально присуща "рыцарская честь" - они нам устроят "новый план Маршалла" и мигом приведут ко всемерному процветанию". Теперь он пишет: "Общеевропейский дом", в который нас так усердно зазывали, на поверку оказывается то ли скотным двором, где хряк Наполеон всегда прав, то ли лагерным бараком, где главенствует пахан, а России отведено место опущенной шестерки. Но только мы с этим не согласны; мы ни на какого доброго дядю больше не надеемся и стараемся худо ли, хорошо ли жить своим умом. В этом я вижу залог несомненного грядущего процветания России и готов связать с ней свою судьбу и судьбу своего сына".

Обычно таким злым разочарованием в Западе страдают люди, которым не повезло в послесоветское время, не говоря о тех, кто стал никем. С господином Цыпиным наоборот. Разочарование Евгения Абрамовича в Западе связано с его личным успехом. "Своим трудом, - пишет он, - мне удалось добиться достатка". Хорошо стало ему - стал замечать хорошее вокруг себя, стал хорошо, с гордостью, думать о своей стране, о новой России. "Когда рассказывают о падении уровня жизни по сравнению с 1991 годом, мне, в 30 лет впервые узнавшему вкус настоящей колбасы, становится смешно. Где были эти, с позволения сказать, "статистики" в том "благословенном" 91-ом, когда я выучил весь немецкий язык в очередях за хлебом и молоком? По-моему, трехкратный рост числа частных легковых автомобилей в Петербурге и выходящие здесь еженедельные каталоги недвижимости, компьютеров и электроники в палец толщиной не слишком вяжутся с той картиной всеобщего обнищания, которую нам рисуют". У него большой счет к русской печати, которая "упорно не желала замечать ничего хорошего -- ни забитых товаром магазинов, ни того, что по движению поездов снова стало можно сверять часы, что "Колпинские" и "Престольные" пельмени и вкуснее, и питательнее картонных "гамбургеров", что раствор неизвестных химреактивов под названием "Кока-кола" и в подметки не годится квасу и что Стенька Разин в красном кафтане на рекламе нашего пивзавода выглядит не менее импозантно, чем хайникеновский рыцарь: Рост заболеваемости и смертности в 90-е годы во многом объясняется пристрастием журналистов к "чернухе", тем, что они заставляли читателей и зрителей отождествлять себя не с теми, кто выиграл, а только с теми, кто проиграл".

Таковы новые, сегодняшние, убеждения Евгения Абрамовича Цыпина, 1961 года рождения, петербуржца, бывшего горячего демократа, который стал воинственным империалистом и теперь советует мне быть готовым бежать из Праги от российских войск, которые, как он надеется, войдут сюда после захвата стран Прибалтики и Венгрии. "Я, - пишет он о своих новых взглядах, - почерпнул их не в готовом виде от умненьких дяденек и тетенек, а выработал сам, бессонными ночами, после которых наутро замечаешь, что в голове прибавилось седины".

Сколько лет вашему сыну, Евгений Абрамович? Он тоже готов отмахать поход в Прибалтику и Центральную Европу? Насколько все-таки твердо вы уверены, что НАТО сдастся без боя и что с парнем, стало быть, ничего не случится? Я понимаю, как хочется вам, чтобы работники радио "Свобода" метались по Праге в поисках какого-нибудь схова, когда сюда войдёт ваш сын со своими товарищами по оружию: Последний вопрос в связи с этим. Демократическая, даже полу -, даже на четверть демократическая Россия вновь захватывать Прибалтику, Венгрию, Чехию не пойдёт. Сначала она должна будет стать вполне недемократической, на сей раз, скорее всего, не "красной", а "красно-коричневой" - нацистской, мокашовской. Это значит, кроме прочего, что вам опять придётся проводить немалую часть суток в "хвостах" за хлебом и молоком, изучая в них следующий язык (в том случае, если вас, с вашим отчеством, пустят в мокашовскую очередь). Готовите ли вы себя и к этому вашими бессонными ночами?

Почему я сказал об отчестве господина Цыпина? Сразу после прошлогоднего обвала рубля он решил уехать из страны: рухнули его планы "к концу века обзавестись более приличной квартирой и машиной". Выбрал он Германию, которая принимает евреев, "всю зиму мёрз у немецкого консульства". Удержала его на родине ненависть к Западу, вспыхнувшая в нем, когда начались бомбардировки Югославии. Эта ненависть основалась на известных сказках, которые он слышал и раньше, но не придавал им значения. Он излагает их в пяти строках: "Процветание западного мира зиждется на прочном фундаменте 500 лет грабежа колоний. После второй мировой войны США помогли восстановлению японской и германской экономики лишь для того, чтобы выстроить "санитарный кордон" вокруг советского блока. Создавать себе еще одного конкурента в лице России им нет смысла". У господина Цыпина высшее образование, он знает два иностранных языка, зарабатывает на жизнь переводами. Он может без особого труда установить, что всё это - именно сказки, верить в которые человеку с высшим образованием не пристало. Но не хочет: Стало быть, любить родину и ненавидеть её врагов для него важнее, чем знать, что к чему. Одна из коренных потребностей человеческой души: слепо любить и слепо ненавидеть. В случае господина Цыпина эта потребность оказывается сильнее навыков образованного человека. И не только в случае господина Цыпина. Такого рода слепые и ослепляющие потребности правят миром со Дня Творения.

Письмо из электронной почты: "В последней передаче вы прочитали письмо одного слушателя из Германии, который сетовал на то, какие всё-таки немцы недалёкие, какие эгоисты, какие у них плохие продукты, какое плохое образование. И вы ответили ему вопросом: "А как же тогда получается, что у них высочайшая продолжительность жизни, огромные успехи в науке и техники, в обустроенности жизни, что они приняли так много чужеземцев, так щедро помогают бедным странам и всё такое прочее?" Так вот, Анатолий Иванович, этим самым вопросом мы в своей семье задаёмся все годы, что живём в Германию. То, что написал Ваш слушатель, - чистая правда. Всё ужасно неповоротливо, огромное количество идиотизма кругом. Но ведь крутится как-то всё, чёрт возьми! Почему русские: такие душевные, вовсе не ленивые, изобретательные, умные и учёные, а дело у них никак на лад не пойдёт? У немцев - всё наоборот, даже отметки, хотя их в здешних дебильных школах и вовсе можно отменить, а дело идёт? Может оттого, что немец сначала думает о себе, потом - о своей семье, а потом уже - обо всех остальных? Конечно, это даёт побочный эффект, о котором ваш слушатель тоже написал: кроме как о деньгах, говорить немцы ни о чём не умеют. Святая правда! Во всяком случае, ничего другого от них я пока не слышал: ни от коллег, ни от знакомых, ни от соседей.
Ну, не бывает на свете так, чтобы и волки сыты, и овцы целы! Хочешь "духовности" и "мировом роли" - потуже затягивай ремень. Хочешь жить хорошо - отливай "золотого тельца".

Это было письмо из Германии. Можно упомянуть еще одно из объяснений. Все самое большое, ценное, все, что более-менее поддерживает жизнь, а тем более - двигает её, меняет к лучшему - все это делает меньшинство, таланты. Таланты выводят новые сорта растений и пород животных, создают новые лекарства, машины и приспособления, способы производства. Всё, что было когда-либо на свете изобретено, - от колеса и пуговицы до бухгалтерии капиталистического предприятия, без которой было бы невозможно современное рыночное хозяйство, от лыж до Интернета - всё это придумано, сделано единицами. Общество, которое позволяет творить всякому, кто может и хочет творить, общество, которое даёт развернуться всякому, кто способен развернуться, общество, которое (главное!) не завидует большому успеху, позволяет изобретательному и предприимчивому меньшинству получать достойное вознаграждение, - такое общество и само будет жить неплохо. А нынешнее немецкое общество - как раз такое.

Пишет Владимир Буланкин: "Я 33-летний русский, родился в глубинке Татарстана, в семье рабочих без больших претензий, после армии вернулся домой, но уже не мог сидеть в глуши. Поехал в Рязань. Думал, что увижу настоящих русских мужиков: здоровяков-бородачей, русских красавиц в сарафанах. Такими они мне снились. Увидел другое. Поголовное пьянство, мат-перемат, разнузданность. Но была часть русских, которые не смешивались с местными. Это были выходцы из нерусских частей Советского Союза, который уже начинал распадаться. Ехали они в Россию, как к себе домой, но дело в том, что они, "русские азиаты", были лучше рязанских образованы и обеспечены, более приветливы и организованы. Они вызывали зависть и гнев местных жителей. В Рязани коммунистический застой был в чистом виде. Я задыхался в нем. Работал монтажником в НИИ, который проектировал линии для производства рубероида. Мы ездили по всей стране. Половина новой техники валялась на заводских дворах, но считалось, что мы её смонтировали и что она в работе. Директор подписывает соответствующие бумаги (деньги-то не из его кармана), месяц мы ничего не делаем, возвращаемся в свой НИИ, там еще получаем премии. Все довольны. В конце концов я этой хорошей жизни не выдержал и уехал в Выборг. Там на улицах один разговор: как съездить на заработки в Финляндию, кому из чиновников сколько дать, чтобы попасть туда через какую-нибудь гуманитарную организацию. "Сделал" себе загранпаспорт и однажды съездил на трое суток и я. Поразила меня не заграница, а люди, что ехали со мной на пароме. Они ехали сорить деньгами. Банковские служащие, чиновники от спорта, торговцы, просто темные личности. Мне жутко было наблюдать их барское поведение, их капризность. Я впервые столкнулся с поколением, которое в одночасье превратилось из нищих инженеришек в настоящих миллионеров. Стало жарко, когда я понял, что такие-то и правят нами. Меня поразила особая болезнь. Когда каждый день по телевизору рассказывают, какие деньги украл какой-то политик, с тобой происходит то, что с деревом, которое мало-помалу подтачивает червь. Наступает момент, когда с виду дерево - еще дерево, а внутри -труха, оно уже не годится ни на что. Чтобы не стать таким деревом, я нашел способ уехать. Полтора года я живу на птичьих правах в Чехии, вместе с друзьями с Украины выполняем самые черные и тяжелые работы. Здесь я слушаю "Свободу", передачу "Ваши письма", и передо мною встаёт Россия - и сильная, и слабая, и умная, и глупая, но страна с особой судьбой - это точно. Меня задевают письма злых русских. Если бы я был сейчас в России, я, наверное, тоже писал бы подобные. В России я бы уверенно говорил, что всё делают деньги. Живя в Чехии, я утверждаю, что все делает труд - работа. Мы, русские, вечно строим воздушные замки, то есть, замки без фундамента. А дело как раз в фундаменте. Фундамент Запада - это особый дух народа, иначе - культура, а культура - это потребности. Я сознательно, но, конечно, и бессознательно впитываю это в себя. Я начинаю понимать психологию простого западного человека, о которой пишущие вам всезнайки не имеют понятия. Я чувствую, что мне, как и простому западному человеку, не нужны миллионы. Мне нужны нормальные, честно заработанные мной деньги - заработанные согласно тарифу и договору, а не сколько урвёшь или отвалит хозяин. Мне очень дорого мое достоинство, и для меня очень важно - что вокруг меня, какие здания, какой город. Я не был бы счастлив, имея трехэтажный особняк в населенном пункте, где грязь и мусор на улицах, где наплевательское отношение всех ко всему и вся".

XS
SM
MD
LG