Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программы писаные и неписаные


"Наш Дом - Россия"

Программу ведет Анатолий Стреляный. В ней участвуют социолог Эдуард Гельман, Татьяна Кутковец, социолог, директор по исследованиям Московского Института социологического анализа, Отто Лацис, экономист, обозреватель газеты "Новые Известия".

Анатолий Стреляный:

Сегодня речь пойдет о НДР, что значит "Наш Дом - Россия" - так называется партия Черномырдина, бывшая "партия власти", которую создали в своё время для того, чтобы потеснить в Государственной Думе коммунистов и близких к ним, и в то же время не дать заметно развернуться противникам и соперникам Черномырдина со стороны демократии. Правительству, по разным причинам, всё труднее становилось обходить Думу, множились дела, справиться с которыми было невозможно без принятия тех или иных, подготовленных правительством, законов. Первое из этих дел - бюджет. Черномырдину ни разу не удалось составить выполнимый бюджет. На прошлых выборах НДР получил 12,2 процента голосов в Думе, хотя рассчитывали получить заметно больше. У Черномырдина еще сравнительно недавно была мысль, что "Наш Дом" поможет ему стать президентом России, Виктор Степанович настойчиво повторял, что не привык быть не первым. Пока что за его партию готово голосовать меньше пяти процентов избирателей. В первой "тройке" этой партии сам Черномырдин, Владимир Рыжков и саратовский губернатор Дмитрий Аяцков. Четвертым - Борис Федоров, который в своё время подвергал Черномырдина уничтожающей, оскорбительной критике. Предвыборная платформа "Нашего Дома" имеет название: "10 шагов в ХХI век". Основным составителем её считается Владимир Рыжков, он красноречивее всех излагает основные положения идеологии своей партии: здоровый консерватизм, государственность и патриотизм. Велись переговоры о союзе НДР с "Правым делом" - партией Гайдара, Немцова, Кириенко, предполагалась широкая правоцентристская коалиция. Гайдар обвиняет бывшую "партию власти" в причастности к зарождению в России "номенклатурного капитализма". Употребляя другие слова, Владимир Рыжков говорит об этом как о заслуге, как об одном из проявлений "здорового консерватизма". Выражением "здоровый консерватизм" идеологи НДР, как можно понять, отмежёвываются от гайдаровского периода российских преобразований, с одной стороны, и от зюгановского социализма - с другой. Они хотят вести Россию, в общем, по западному пути, но так, чтобы не оттолкнуть чиновничество и подобрать всех, кто не тянется ни к Гайдару, ни к Явлинскому.

Как вела себя "партия власти" в Государственной Думе? Рассказывает Эдуард Гельман.

Эдуард Гельман:

НДР - это фракция, которая создавалась под руководством бывшего председателя правительства Виктора Черномырдина, и которую на этом основании считали "партией власти" в Думе, но этой фракции здорово не повезло, потому что у нее не было внутреннего политического единства, это был просто "партхозактив", собранный из людей, у которых были свои интересы. В течение четырех лет им пришлось трижды поменять руководителя, и сейчас это практически разваленная фракция, к тому же Виктор Степанович Черномырдин уже и не председатель правительства, и на ближайших выборах фракция НДР уже будет просто фракцией, представляющей собой "Газпром", одну из естественных монополий России. Некая "Промпартия". Маловероятно, что она будет иметь заметное представительство, и, тем более, заметный вес в Думе. Голосовала она, в общем, пытаясь поддержать правительство, но в силу отсутствия внутреннего единства эти ее попытки были робки и недостаточно энергичны. Хотя, тогда, когда ей удавалось объединиться с "Яблоком", у нее это получалось. В основном, она лоббирует те законы, которые были внесены от имени правительства и президента. Своих законов она почти не предлагает. Это в первую очередь те законы, которые связаны с газовой и нефтяной промышленностью с бюджетом. Чисто хозяйственные вещи, то, что нужно правительству. НДР поддерживает проекты бюджета, все налоговые нововведения, все, что связано с обеспечением внешнего долга и требованиями МВФ. Фракция НДР пыталась играть роль "партии власти" и делать примерно то же самое, что пытается во всех странах делать в парламенте "партия власти".

Анатолий Стреляный:

Обсуждается "Наш Дом - Россия" - партия Черномырдина, которая создавалась как "партия власти" и очень немало сделала в этом качестве как одна из парламентских партий. Говорит Татьяна Кутковец - социолог, директор по исследованиям Института социологического анализа в Москве.

Татьяна Кутковец:

Если верить тому, что говорят лидеры НДР устами младшего лидера Рыжкова, то идеология НДР - это идеология "просвещенного консерватизма". Если кто-нибудь расскажет мне, что такое "просвещенный консерватизм" 1999-го года и конца столетия, то я буду ему очень признательна. Я не знаю, что такое "просвещенный консерватизм" партии, которая называется "Наш Дом - Россия". Я могу себе представить, что такое "просвещенный консерватизм", скажем, для Никиты Сергеевича Михалкова, но что это такое для страны в целом - этого я совершенно не понимаю. Все, что НДР приписывает "просвещенному консерватизму", это набор всего прекрасного, замечательного, хорошего, что было, что есть и что будет. Но причем тут консерватизм? Само слово консерватизм предполагает, что есть нечто, что нужно переносить как некую драгоценность, хранить и оберегать. Вот в фильме "Сибирский цирюльник", на котором делает свою избирательную кампанию "Наш Дом", это совершенно замечательный вклад режиссера Никиты Михалкова в это действо, там вся идеология. Там показывается великолепная, перспективная, богатая, талантливая, неиссякаемая, универсально образованная Россия и, собственно говоря, если бы такая партия в тот момент возникла и объявила бы просвещенный консерватизм, то все было бы понятно. Что сейчас можно предлагать в качестве "просвещенного консерватизма" - я не понимаю, поэтому, это - квазиидеология квазипартии. У меня перед глазами текст: "Владимир Рыжков об идеологии просвещенного консерватизма", я цитирую: "Наша партия апеллирует к каким-то вечным, понятным людям ценностям. Она выступает за сильное, не коррумпированное государство, которое служит не частным корпоративным интересам, а общенациональным интересам. Она выступает за нормальную рыночную экономику, где есть условия для всех, но при этом поддерживаются отечественный капитал и отечественный производитель. Мы за свободное общество. Мы не должны допустить левой коммунистической реставрации. Хватит, мы уже ходили этой дорогой. Мы не должны больше обманываться образцами западного либерализма. Мы не должны доверяться тем хозяйственникам, которые говорят примерно так: "Да, мы подворовываем, и наши родственники тоже, но зато у нас всегда будет горячая война". Это тоже не должно нас устраивать. Сейчас, может быть, мы еще не очень популярны, и наша идеология, может быть, не очень хорошо известна, но избиратель уверен, что за ней будущее". Под этим может подписаться любая ныне существующая партия в России, и на всем постсоветском пространстве тоже, и я думаю, что и в большинстве других стран тоже такие партии найдутся. Это что, идеология партии?

Анатолий Стреляный:

Квази-партия - значит мнимая партия, видимость партии, благожелательно говоря - зародыш партии. Мы говорим о партии "Наш Дом - Россия", чей избирательный список возглавляют Виктор Черномырдин, Владимир Рыжков и Дмитрий Аяцков. Можно не сомневаться, что, если бы Черномырдин оставался председателем правительства, НДР уже представлял бы собою такую силу, что прибавка "квази" не выглядела бы такой уместной, такой обязательной, как сегодня. Заряд был серьёзный, это видно сейчас, когда дело сходит на нет: В НДР появилось несколько крупных и не случайных личностей. Им не хватило времени, чтобы избавиться от ставших обременительными признаков "партии власти", но то, что они твердо решили избавиться именно от этих признаков, свидетельствует, что они - политики и что за ними все же есть что-то, кроме того, что было при создании НДР, - кроме должности и иных возможностей Виктора Степановича: Что можно сказать о программе "Нашего дома"? Чего хочет этот "Дом", Ясно: по-гайдаровски - не хочет, по-зюгановски - не хочет: Отто Лацис, экономист, обозреватель газеты "Новые Известия".

Отто Лацис:

Я думаю, что эта партия хочет иметь своего премьера, это все. Это не оценки, это, как раз, объективное и совершенно нейтральное описание российской действительности, в котором нет ничего удивительного и ничего обидного. Многопартийная политическая система начла формироваться восемь лет назад. Собственно партия: у Зюганов более-менее партия, хотя она тоже молодая, потому что нельзя сказать, что ей 90 лет, это не КПСС, ей 8 лет. Но это уже партия, потому что она представляет собой некую партию прежней КПСС, в этом смысле у не есть корни. У других нет корней это если и не квазипартии, то это скорее протопартии. Может быть, чуть ближе к этому "Яблоко", но оно тоже еще не познало само себя. А вот НДР, "Отечество - Вся Россия", единственно честное движение в этом отношении - "Единство". Шойгу прямо и с гордостью сказал, что "у нас нет идеологии, мы вообще не партия, а избирательный блок, и этим мы отличаемся". НДР прикидывается партией, но это избирательный блок. Она возникла тогда, когда люди, в свое время попытавшиеся примкнуть в 1993-м году к Гайдару, полагая, что "Выбор России" станет "партией власти", в 1995-м году перебежали к Черномырдину, решив, что это будет уже другая "партия власти". Теперь большая часть из них побежала к Примакову, и они мечутся - то ли к Примакову, а то ли к Шойгу - может быть, будет еще четвертая "партия власти". Ну вот НДР - это остатки "партии власти №2", которая реально побыла в этой роли несколько лет, дольше других, и некоторое количество людей там задержалось. Возможно, это - личная заслуга Рыжкова и неких старых связей и финансовых возможностей Виктора Степановича. Вот они задержались, но когда они, скорее всего, не наберут пять процентов, на этом и кончится их существование, потому что партия как таковая не возникла и не успела укрепиться и имеет сейчас все шансы исчезнуть. Искать у нее какие-то принципы, идеи - идеи у нее промежуточные, поддержка того, что есть. Она, как партия Черномырдина отвечает больше, чем кто-либо другой за все нынешнее состояние. Поэтому она будет примерно поддерживать некую срединную нынешнюю линию Реформы, но умеренно, ошибки поправим, но, в общем, будем делать примерно то же самое. И вообще будем делать вид, что все не так уж и плохо.

Анатолий Стреляный:

Члены, а тем более руководители почти любой партии, почти любого движения не склонны ничего не делать, даже если делать им действительно нечего. Есть писаные программы, обещания избирателям, те же "10 шагов в ХХ1 век", если говорить о НДР, есть политическая жизнь, в которой волей-неволей приходится участвовать, есть, наконец, чувство собственного достоинства, личные притязания: Виктор Степанович Черномырдин не зря же говорил, что не был в своей жизни и не будет не первым. Чего он и его однопартийцы могут добиться, оказавшись в Государственной Думе?

Отто Лацис:

Да ничего они не могут добиться. В лучшем случае, если наберут пять процентов, то в роли маленькой партии, которая к кому-то будет прислоняться, они продолжат существование этой партии, действительно заложат основу какого-то умеренно-консервативного течения, но, скорее всего, это будет эпизодом в том броуновском движении, которое неизбежно будет происходить в России уже ряд десятилетий, пока не сформируется уже устойчивая двух или трехпартийная система, как и положено стране с культурной политикой.

Анатолий Стреляный:

Это был Отто Лацис, экономист, обозреватель газеты "Новые Известия". На волнах Радио Свобода в передаче "Программы писаные и неписаные" обсуждается "Наш дом - Россия", бывшая "партия власти" - партия той части чиновничества, "номенклатуры", которая заинтересована в существовании частного предпринимательства, но под своей прямой опекой, больше того - при своём прямом, хотя и негласном, участии в прибылях. На прошлых думских выборах она получила 12,2 процента голосов. Как "партия власти" она бы исчезла с политической сцены вслед за тем, как Черномырдин перестал быть главой правительства, но как партия "номенклатурного капитализма", партия - творец "номенклатурного капитализма" она оказалась более жизнеспособной. "Здоровый консерватизм, государственность, патриотизм" - начертано на её знамени. Откуда взялось слово "консерватизм"? Есть какое-то объяснение? Партия, которая вела и не прочь вести дальше послесоветскую Россию, и вдруг - "консерватизм"!.. Татьяна Кутковец.

Татьяна Кутковец:

Да, есть объяснение, потому что, с учетом того, что все наши партии это - протопартии, поскольку они создавались только как избирательные движения, а НДР это - одна из первых партий, она столкнулись с тем, что атрибутом партии является идеология. Когда она первый раз шли на выборы, то у нее ничего подобного не было. Это такая совершенно новая деталь ее деятельности. Сегодня как оказалось, это - чуть ли не единственное оружие, которым она размахивают, по крайней мере как оружием. Она не объединилась с "Единством", потому, что "Единство" не идеологично, а у НДР есть идеология. Набор то очень маленький. НДР отрицает либерализм, тем более западного свойства. НДР не присоединится к коммунистической идеологии, значит, неминуемо возникло то, что собственно говоря, существует в политической культуре, известно и на слуху, и отсутствует в нашей политической риторике - консерватизм. Это - не смысловое явление, а это слово носит символическое значение в данном исполнении. Никакого консерватизма на данном этапе быть и не может, и его и нет.

XS
SM
MD
LG