Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Наш слушатель Иван Майоров просит помочь ему найти материалы "по вариантам, - как он пишет, - правильных шагов для управления теперешней Россией. Вы всё больше комментируете проблемы, а мне нужны пути выхода". К сожалению, Иван, вы ничего не сообщили о себе: сколько вам лет, какое у вас образование, чем занимаетесь. Не зная, с кем имеешь дело, трудно что-либо советовать. Может быть, для начала вам было бы полезно ознакомиться с программами основных партий и движений, которые допущены к выборам в Государственную думу России?

Видимо, в связи с президентскими выборами на Украине, гуще пошли письма из этой страны. Дмитрий Туник из города Светловодска Кировоградской области: "Сегодня сделал себе первый выходной за два месяца, до одиннадцати спал, потом, до темноты, сажал чеснок, потом играл с дочерью, а сейчас она уже спит, и я пишу вам письмо. Недели три назад попался мне попутчик, который с восхищением рассказывал, что при советах кота кормил ливерной колбасой, а свиней - хлебом. Это, мол, и был настоящий социализм, и надо вернуть эту счастливую жизнь. Спрашиваю: "А где ты работал при советской-то власти?" Оказывается, рабочим на мясокомбинате в Полтаве. "Когда идем, бывало, с работы, - рассказывает, - то привязываем к ногам полена колбасы". Моя тётка договорилась до того, что программа коммунистов выписана из Библии. "Да кто же, - спрашиваю, - разрушал церкви, а попов: одних по лагерям рассовывал, других в "стукачи" записывал?" Один мой дед загремел в 1937 году, другой рассказывал, как он при Брежневе ГЭС строил: "Сделаю одну ходку на машине, а остальные приписываю в путевку, а назавтра надо сливать горючку, что осталась в баке. Вот жизнь была: каждый день в песок солярку выливал!" Когда я ему попробовал объяснить, что он свою пенсию в песок вылил, то он ничего не понял".

Это пишет Дмитрий Туник из Светловодска.

"За последние 10 лет чего только не было в моей жизни! Когда дела шли хорошо, хвалил себя за ум, за смекалку, радовался, что повезло найти правильное решение, когда допускал ошибки, ругал себя последними словами, но - себя, а не президента. Были дни, когда в семье три дня на столе был только жареный лук. Прошёл месяц, жене захотелось халвы, и я принёс ей сразу целый ящик этого лакомства. В 1993 году зарегистрировал своё частное предприятие, друг одолжил безналички для раскрутки, и первая же сделка чуть не сделала меня банкротом. Потом мои деньги пропали в банке. Два года поставлял на заводы металл, потом заводы остались без средств, я, следовательно, тоже. Недавно меня спрашивают в электричке, какие у меня богатства накопились от этой власти, что я так за неё стою. "Богатства, - говорю, - такие. Имею на шее долгу пять тысяч гривен, что значит тысяча сто долларов". И посыпались вопросы: "Какое у тебя жильё?" - "Дом в семьдесят квадратных метров на три хозяина". - "Чем за газ платишь?" - "Пока ничем. Задолжал 450 гривен". - "А что будешь делать, если завтра ты, жена или дети заболеют?" Ответ даю такой: "Не знаю. Но знаю одно. За пять лет государство из руин не поднять, нужны десятилетия, сколько - не знаю, но знаю другое: с вами, комуняками, никогда не поднимемся. Вы спрашиваете, что я буду делать в случае болезни... Такой случай был. Болел я воспалением лёгких, на уколы наскрёб, а питался хлебом из отрубей, который пекла жена, и водой без сахара, заваренной вишневыми ветками. Сейчас занимаюсь мелкой торговлей, беру временный патент и работаю, работаю, работаю. - надо выжить. Имею клочок земли, рад бы весь его засадить овощами, но жене нужны и цветы - ладно, пусть будут и цветы. Мне 41 год, колбасы я съедаю меньше метров, чем 15 лет назад, но я не боюсь исчезнуть, как исчез мой дед, я могу читать что хочу, рассказывать анекдоты не только дома на кухне и знать, что меня не упрячут в дурдом, я могу защитить свои права в суде, хотя пока что это делать очень трудно. Люди, которые мало-мальски ощутили себя свободными, - такие люди, как я, не допустят коммунизма, будьте уверены. Если придут комуняки, я буду всячески подрывать их идеологию, буду всячески вредить их власти, буду уничтожать их флаги - буду, короче, вести против них гражданскую войну. Туник Дмитрий, свободолюбивый украинец. Город Светловодск Кировоградской области".

Пишет Андрей Шульга: "Раньше я думал, что по-другому вам хозяева не велят. Однако, немного поразмыслив, пришел к выводу, что это не так. Просто испокон веков негоже было интеллектуалу (и не только русскому) поддерживать большое, игнорируя малое. Каноны вам не позволяют, традиции. И вот приходится вашей станции вопреки логике поддерживать "исламистов". Слово какое подыскали - ну, просто идиллия, да еще и насквозь пропитанная религией. Маленький народ хочет суверенитета. "Исламисты опять захватили... Множество убитых российских солдат... Якобы организованные чеченцами взрывы в Москве..." Такие изречения радиостанции "Свобода" можно продолжать. Лучше бы вам приказывали - тогда еще можно было бы вас понять: кто платит, тот заказывает... Я не хочу наставлять вас и учить. Но такая позиция "Свободы" может ей повредить. А вообще, традиция - вещь прочная, не пойдешь против... А новости ваши я продолжаю слушать с удовольствием. Шульга Андрей".

С первого дня новой чеченской войны и по сей день никто, ни один человек, не сказал по радио "Свобода", что российским войскам в Чечне противостоят исламисты. У нас говорят: вооруженные чеченские отряды, вооруженные чеченцы, просто - чеченцы. Мы знаем и рассчитываем, что наши слушатели тоже знают, что в этих отрядах есть и оголтелые исламисты, и обыкновенные мусульмане, и сколько угодно людей, которые сами не знают, кто они такие. Некоторые называли исламистами взбунтовавшихся, было, религиозных дагестанцев, которым попытался помочь Басаев. Его поход, кстати, по нашей оценке, был нападением на Россию, агрессией. Причастность чеченцев к взрывам в Москве еще не доказана в суде, так что слово "якобы" вряд ли можно считать неуместным. Не из нашего языка - выражение: "Маленький народ хочет суверенитета". Мы никогда не замалчивали, что из России рвется не весь чеченский народ. Во время первой чеченской войны мы больше всего рассказывали об участи мирных жителей, прежде всего - русских мирных жителей Чечни, об истреблении их российскими войсками. О том же рассказываем и в эти дни. Сейчас, правда, русских жителей гибнет меньше, чем тогда, поскольку их там почти не осталось.

Чего хочет Андрей Шульга, понятно: чтобы мы безоговорочно поддерживали "большое" - Россию, её войска в Чечне, пренебрегая "малым" - Чечнёй, поскольку здесь, по его мнению, тот случай, когда "большое" право, а "малое" виновато. Но почему он, подобно всякому, кто пытается не просто высказать это нехитрое желание, но и обосновать его, так небрежно обращается с фактами? Или искажает их, или выдумывает... Ни одного не искаженного или не выдуманного! Причем, видно, что искажает он их или выдумывает не для публики, а для себя, иначе говоря, грешит против истины невольно... Писатель Василий Аксёнов написал недавно в газете "Московские новости", что на волнах радио "Свобода" каждый день звучит голос Мовлади Удугова, тогда как не звучал он во время этой войны еще ни разу. Во время предыдущей - да, звучал. Две войны под пером пожилого человека, не видевшего их вблизи, слились в одну - бывает, но похожая участь постигла и другие факты в его статье. Это, кстати, его, аксёновскую, мысль повторяет господин Шульга: мол, не начальство мешает нам обрушиться на Чечню вместе с российской армией, а наша бездумная приверженность правам человека, как будто приверженность правам человека может быть чрезмерной.

О Чечне - и следующее письмо. "Привет вам из болгарской столицы Софии. Мне хотелось бы задать вам несколько вопросов в связи с Чечней. В 1994-96 годах я смотрел на Чечню с некоторой даже симпатией - крошечная республика, противостоящая огромной России. Однако, что случилось с Чечней после того, когда она стала независимой? Построено ли там образцовое демократическое государство, нечто вроде "Швейцарии на Северном Кавказе"? Или Чечня превратилась в террористическое образование? Что бы нам ни говорили, мы чувствуем, что тут что-то не так. Как могло случиться, что Россия, которая, как можно догадаться, все еще контролирует многие процессы не только на постсоветском пространстве, но и в Восточной Европе, потеряла контроль над частью своей собственной территории? Ведь речь идет не о каких-то "террористах" в Чечне, а о хорошо вооруженной, не очень уж маленькой армии. Действительно ли русские спецслужбы не в состоянии поймать Басаева, Хаттаба и прочих? Почему русская армия так плохо воевала на Северном Кавказе в 1994-96 годах, а теперь показывает, что умеет и гораздо лучше? Борис Ванков".

В связи с последним вашим вопросом, господин Ванков, я вспомнил рассказ покойного генерала Рохлина. В России этот рассказ, кажется, почти не заметили. Когда Рохлин прибыл в Моздок и стал снаряжать своё войско для похода в Чечню, генералы со смехом спрашивали его: "Ты что, воевать там собрался?" Они не верили (вместе с Грачевым и Ельциным), что чеченцы будут сопротивляться, что будет война... Когда Рохлин был убит и обвинение в убийстве было предъявлено его жене, я вспомнил, как звучит самое страшное чеченское проклятие на голову мужчины: "Чтоб ты погиб от руки своей жены!" После того, как российские войска покинули Чечню, Чечня не могла стать независимой, тем более, демократической. Причин много, но достаточно назвать одну: далеко не все самые известные чеченцы хотели независимости и демократии. Они хотели денег, во-первых, денег, во-вторых, и власти над всем Кавказом, то есть, опять же, денег, в-третьих. Ну, и насчет российского контроля. Надо иметь в виду, что существует несколько Россий, одна из них - и пока сильнейшая - воровская. Так вот эта Россия ни на один день, ни на один час не теряла контроля над Чечнёй.

"Пишет вам студент филологического факультета из Гродно Анатолий Медведев. С детства Запад представлял для меня идеал свободного общества, так и сейчас , но иногда я думаю: ведь бесплатным бывает только сыр в мышеловке, и каким бы гуманным ни казался нам Запад, он тоже преследует свои конкретные интересы, давая займы России".

Безусловно, Анатолий. А как же без интереса? Деньги взаймы даются под определённый, совсем, кстати, небольшой процент. Другими словами, Россия деньги не занимает, а покупает. Навар, который банки имеют с продажи денег кому бы то ни было, по-английски называется "интересом". Дать деньги в рост - так говорят по-русски, дать деньги под интерес - так говорят по-английски. Ваше письмо читается так: "Если бы западные правительства и банки были по-настоящему человеколюбивы, они думали бы не о себе, не о своих странах, а только о других, в том числе - о России". Страна с таким правительством и с такими банками была бы бедной, как церковная мышь, Анатолий, и ничего, кроме сочувствия, никому не могла бы дать. В такие банки никто - ни одна тётя Мэри - не понёс бы свои сбережения, и банков просто не было бы в природе, ведь основу их богатства составляют вклады не толстосумов, а обыкновенных людей, стариков и старушек, из того, что они по доллару накопили за жизнь и что досталось им от их бабушек и дедушек.

Господин Царегородский: "За пачку зелёных бумажек, которые даже и золотом-то не обеспечиваются, а держатся лишь благодаря преступному сговору западной банкирщины о разделе мира, вы поливаете грязью великих вождей свободолюбивых славянских и тюркских народов Александра Лукашенко и Сапармурата Ниязова, навязываете всем гнусный американский образ жизни. К сожалению, на просторах бывшей нашей Империи немало слабоумных роботов, зараженных потребленческой идеологией. Ясно, это выгодно вашим хозяевам. Они хотят стравить Россию со всеми её соседями, чтобы её уничтожить, превратить в сотню вассальных княжеств. Даже зюгановцы и баркашовцы выгодны Америке, потому что они содействуют такому развалу. Не надо разводить бытовуху про то, что, мол, в Америке больше всего учёных, нобелевских лауреатов. Почти все эти лауреаты - это всего лишь заманенные долларами индивиды из других стран. Сами же янки в массе своей хорошо умеют считать только доллары, да и то на калькуляторе! Все признаки распада Римской империи налицо, не понадобится военное столкновение с Западом, он сам разложится. Россия поднимется с земли, где она валяется сейчас пьяная и побитая. Мы не будем воевать ни с кем. Все наши земли сами прибегут к нам обратно. Всё, что для этого надо, - выбрать сильного волевого духовного вождя, который пошлёт Америку подальше, укрепить связи с нашими духовными союзниками - в первую очередь с Китаем и подождать с десяток лет. Алексий Царегородцев, русич, временно живущий в Эстонии".

Даже в таком письме есть кое-что, с чем нельзя не согласиться, чему нельзя не порадоваться. Алексий, по-моему, совершенно прав, что зюгановцы и баркашовцы способствуют развалу России. Очень хорошо, что он не собирается ни с кем воевать.

Наиль Сафинов из Татарии: "Я думаю о государственности в России. Большевики воспитали в людях иждивенчество, беспомощность. За вас все решало государство. Сейчас, когда надо самому суетиться, многие на это не способны, привычно ждут, когда кто-то их определит на работу, накормит и оденет. Но и тем, кто мог бы сам себя накормить и одеть, это не позволяется. Страшно бюрократизированы все предприятия, учреждения и органы управления. Продолжает развиваться исторически новое чиновничество: от науки и техники, от здравоохранения, от сельского хозяйства, от культуры и спорта. Это чиновничество сжирает почти все плоды убогого труда населения. Большевики решили только один из вопросов, которые обещали решить, -национальный, да и то не так, как обещали. Они просто попытались ликвидировать национальности: одних истребили физически, других русифицировали и ассимилировали. Сегодня маски сняты. Обратите внимание на платформы всех нынешних российских коммунистов: в них нет интернационализма даже для виду, они, в общем, открыто русско-шовинистические. Что же будет происходить с российской государственностью в таких условиях? Мои предки по отцовской линии живут в России более 700 лет, а по материнской - 400, но я и мои близкие не чувствуем себя полноценными гражданами России. Но чувствуют ли себя таковыми более чистые русские? Может ли вести себя по-граждански тот, кто иждивенец по рождению и воспитанию?" Господин Сафинов разбирает деятельность Зюганова. Он приходит к выводу, что этот политик подрывает государственность России, за что и должен преследоваться в уголовном порядке. В каком порядке поступать с Зюгановым, мне обсуждать не хочется, но оценка, как я уже говорил в связи с предыдущим письмом, верна. КПРФ делит россиян на своих и чужих, наших и не наших, врагов России и патриотов России. Это - вслух, громко. А вполголоса - на русских и нерусских. Такой подход сам по себе подрывает, разлагает государство, в котором множество наций. Зюганов с Макашовым это, безусловно, сознают, но главное для них - заслужить одобрение русских. Прибылью русских голосов они надеются восполнить убыль нерусских. Русских они рассчитывают держать пряником, а не русских - кнутом. Обычная имперская самонадеянность.

Из Кировской области - Соболева Клавдия Петровна: "Наберитесь терпения и прочитайте обо мне. Наверное, мне осталось жить считанные дни, раз так захотелось рассказать на бумаге о себе, о прошлом. Не обижайтесь, что пишу я вам в каждую линейку, а тетрадка в маленькую клетку. Это - чтобы в конверте было меньше бумаги и письмо не вызывало бы подозрения. Мы, наверное, никогда не избавимся от мысли, что вся эта гласность - временное явление. Страх, один страх преследовал нас всю жизнь. Всё может быть". Клавдия Петровна рассказывает о том, как "черный ворон" забирал самых видных людей из её деревни (Ступино Лебяжьего района Окунёвского сельсовета) - учителей, фельдшера... Учительницу начальных классов выслали за то, что на её нижней рубашке был вышит крестик - обнаружила и донесла школьная сторожиха. Описывает Клавдия Петровна, как закрывали церковь, как сбрасывали колокола. Это целая история: " Уважаемые труженики радио "Свобода", поверьте: это правда, о чем я хочу поведать. Мы шли из школы, и оказались свидетелями. Чтобы сбросить колокола, нужны были сильные, смелые, жестокие мужики. Такие, конечно, нашлись. И вот дело сделано. Колокола валяются на земле. Проходит некоторое время, и мы глазам своим не верим. Бредёт по деревне, еле волоча ноги, здоровенный детина - Гирёв. Он возглавлял сброс колоколов, а после этого его парализовало. Совпадение, судьба или Божья кара, судите сами. Так он и закончил своё существование побирушкой. Под куполом церкви были нарисованы ангелы. Они были такие красивые, что и сейчас стоят перед моими глазами. В церкви были хоры - вроде полатей на высоте. Там устроили сельсовет. Председатель сельсовета решил, что ангелы должны быть замазаны. Сделать это никто не согласился даже по принуждению. Что делать? Тогда председатель заставил белить свою жену. Жена да убоится мужа. Это сказано в святом писании. Дело было сделано, и почти сразу началось возмездие. Сначала ослепла жена председателя, потом заболела глаукомой их дочь, а через много лет разбился на мотоцикле внук". Озадачивают Клавдию Петровну нынешние дни: "Церкви уже не закрывают, а открывают. Но чем больше открывают церквей, чем больше людей кидается туда за спасением души, тем страшнее становится жить. Нет у меня веры никому, никому!" Но она помнит, что уныние - тяжкий грех и старается не предаваться ему: "Я знаю 270 анекдотов. У меня записано 1200 пословиц и поговорок на все случаи жизни. Я знаю не менее сотни частушек с юмором и тоже на все случаи жизни. Где я, там смех, иначе бы не выжила".

Спасибо за письмо, Клавдия Петровна, надеюсь, что ваше предчувствие не сбылось, и вы продолжаете в добром здравии слушать радио "Свобода". Ваше письмо мы получили давненько, да всё не доходили до него руки, уж простите.

XS
SM
MD
LG