Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма


Письмо из электронной почты, не подписано: "Европа отмечает 10-летие крушения стены. Концертом. Россия штурмует Чечню, вежливо и не очень плюя на мнение окружающих, обижаясь голосами бородатых телеобозревателей на Америку за невыдачу положеных нам (уже можно сказать - законно принадлежащих!) кредитов МВФ. Война сейчас - главное! Наша земля, наши чеченцы - что хотим, то творим! Россия, как известно, умом не живет. Она живет чувствами! Причем, какими! Братской любовью к чеченцам - это чувствуется в самом воздухе столицы, материнской верой в нашего премьера: какой стойкий, какой оловянный, детской, святой верой в то, что мы - правильные, мы - хорошие, и если все делать так, как мама с папой сказали, - все будет!"

Иванов Иван Иванович из Москвы пишет: "Я глубоко скорблю по поводу взрывов домов на улице Гурьянова и на Каширском шоссе. Я считаю главным виновником происшедшего мэра Москвы Лужкова, ибо он должен был еще в 1996 году, с началом той чеченской войны, запретить въезд в Москву чеченцам без виз. Он боится портить отношения и с азербайджанцами, захватившими московские рынки. Анатолий Иванович! Может ли москвич торговать в Баку? По-моему, нет. Одна женщина в письме на радио "Свобода" назвала русских дурачками. Я тогда не поверил вам, что она, русская, могла так написать, а теперь пишу сам и подтверждаю, что русские - дураки, особенно в высших эшелонах власти".

Иванов Иван Иванович - не единственный москвич, который хотел бы, чтобы Москва окончательно превратилась в полицейское государство в государстве. Не мне защищать от него Лужкова, но все-таки: Лужков с первого своего мэрского дня делает всё, что может, чтобы угодить Ивану Ивановичу. Он возражал против отмены прописки, он не смирился, когда она была отменена, и то, что сейчас называется заявительной регистрацией, в известном смысле похлеще прописки. Если бы чиновничество не брало взяток, поселиться в современной Москве было бы труднее, чем при Сталине. Но даже Лужков может сделать только то, что он может сделать, Иван Иванович. За попытку ввести открыто визовый режим въезда в столицу для граждан России мэр, если бы он упорствовал в этой попытке, был бы отстранен от должности высшей властью страны. Почему? Потому что визовый въезд для российских граждан в их столицу означал бы изменение государственного строя России. В России должен был бы произойти государственный переворот и воцариться новый строй - или опять коммунистический, или нацистский. Только в таком случае Лужков удержался бы на своём месте. Далеко не все ваши соотечественники, Иван Иванович, радовались бы вместе с вами. Многие могли бы взяться за оружие. Не думаю, что победа досталась бы вам.

Леонид Васильевич Сороколита из села Малый Острожок Винницкой области: "Спасибо вам за вклад в дело освобождения наших бараньих мозгов от идей коммунизма. Моё мнение выкристаллизовалось не без вашей помощи. 1. Окончательное искоренение идей коммунизма. 2. Создание правового государства. 3. Частная собственность. Эти три богатыря смогут вывести нас в люди, другого пути нет и не будет. Если колхоз "Напрасный труд" переименовать в КСП (коллективное сельскохозяйственное предприятие), труд все равно останется напрасным. Если люди два года не видят ни копейки, они не будут хорошо работать. Поголовное пьянство, в том числе среди женщин и детей. Поля зарастают сорняками, в которых уже волки воют. А ведь это лучшие в мире земли. А в последнее время и на приусадебных участках не хотят трудиться: вырастишь что-нибудь - все равно украдут. И пожаловаться некому. Телефона в селе нет, радиоточки нет, магазина нет, соли нет, спичек нет, керосина нет. Хорошо хоть к пище я нетребователен. Живу с огорода: капуста, картошка. Единственная отдушина - слушаю вас при помощи приёмника "Донбасс". Считаю, что надо окончательно рассекретить все архивы НКВД - КГБ, а то люди до сих пор не знают, кого восхвалять, а в кого плевать. Вот тогда и внуков не потянет на славные дела дедов. Как Ленин вывернул страну наизнанку, так она до сих пор в этом положении. Пора вывернуть её на лицевую сторону. Одни из тех, с кем я говорю, предпочли бы делать это с помощью "калашниковых", другие - лет двести ждать, когда она сама вывернется. А вы как думаете? Не собирался я никогда писать на "Свободу", да и никуда никогда не писал - нас приучили не высовываться. Читать моё письмо перед микрофоном вы не будете, уж очень оно ядовитое, а таких вещей обычно не любят. Леонид Сороколита. Село Малый Острожок Винницкой области".

Я бы не сказал, Леонид Васильевич, что ваше письмо такое уж ядовитое. В некоторых сёлах жители сами налаживают охрану своих огородов. Можно сказать, что они выбирают средний путь - между употреблением "калашниковых" и безучастным ожиданием, когда жизнь сама вывернется на лицевую сторону.

Сергей Васильев из Москвы: "В 1998 году умерла моя бабушка, Васильева Елизавета Федоровна, 1906 года рождения. Ее родители - из крестьян, приехали в Москву в конце 19 века. Семья жила рядом с Кремлем, в подвале на Манежной улице, там, где теперь сквер напротив Пашкова дома. Бабушка с детства хотела учиться. В 1924 году она поступила на курсы стенографии, потому что там давали стипендию - талоны на проезд в трамвае. После курсов она стала работать в секретариате ЦК партии: стенографировала заседания политбюро, пленумы ЦК, партконференции и съезды. Каждый день видела и слышала Сталина, Рыкова, Бухарина, Троцкого. Рассказывала, что лучшим оратором был Лев Троцкий, Бухарин тоже хорошо говорил, а Сталин - очень плохо: неправильно строил фразы, не делал логических ударений, характерных для грамотной русской речи, и записывать его было тяжелее всех. Однажды бабушка достала у знакомых какую-то английскую переводную книгу - любовный роман и взяла ее с собой на работу. В то время такие книги были огромной редкостью. Подошла ее очередь вести стенограмму Политбюро, а оставлять книгу в комнате стенографисток было жалко. Бабушка взяла книгу с собой, положила ее рядом с тетрадкой на свой столик и начала работать. Во время совещаний Сталин любил ходить по комнате и курить трубку. Он неожиданно подошел к бабушкиному столу, взял в руки книгу, пролистал и, не говоря ни слова, Сталин пошел ходить дальше. После этого его помощник Поскребышев - устроил бабушке дикий разнос. Она никогда не говорила мне, что осуждает сталинизм. Просто однажды рассказала, как работала в 1935 году в Ленинградском обкоме. Вы знаете, Анатолий Иванович, что тогда творилось в Ленинграде. Она рассказывала, как один начальник на собрании обвинял другого, что тот враг народа - люди в таких ситуациях плакали, просили пощадить, некоторые потом кончали с жизнью - а через неделю уже тот, кто обвинял, сам становился обвиняемым. При ней люди шли доносить друг на друга, а она вела протоколы. Каждый день - десятки доносов. Моя мама так никогда и не узнала, кто был ее отец. Известно только, что он был партийный работник, репрессирован и, по-видимому, расстрелян в 1938 году. Маме записали в отцы другого человека. Бабушка боялась говорить об этом всю свою жизнь, даже в горбачевские и ельцинские времена. Сергей Васильев, Москва. Мне 24 года, я учусь в театральном училище".

"Недавно я ехал в электричке, - пишет Василий Свистунов. - Старая женщина стала рассказывать, как она жила в сталинское время. Я задал ей вопрос: "Жили как волы в ярме?" - "Нет, хуже. Волы днем работали, ночью отдыхали. Я работала дояркой, выпаивала телят, не знала ни дня, ни ночи, спала на ходу, а получала - почти ничего". Она рассказала один случай. Было в её колхозе годовое собрание. Присутствовал уполномоченный района. Была такая колхозница, женщина в возрасте, баба Маруся. Получила она свой годовой заработок. Пшеницу ссыпала в одну штанину рейтуз, жито - в другую, перекинула через плечо так, что один узелок с красной латкой лёг на грудь, другой - на спину, и села в первом ряду, перед председателем и уполномоченным. Председатель то моргал ей, чтобы прекратила демонстрацию, то краснел, но она не обращала на него внимания. Когда её спросили после собрания, зачем она так сделала, баба Маруся ответила: "Пусть посмотрят бесстыжие, за что я работала целый год!" Я думаю, - заключает автор письма, - что эти рейтузы бабы Маруси перетянут на весах разума все труды о превосходстве коллективного сельского хозяйства, социализма".

На весах разума - да, господин Свистунов, но разумом живут не все, а большие массы людей вообще руководствуются только чувствами.

Большое письмо прислала Анна Георгиевна Самчелова. В первых строках она сообщает, что не является "предательницей Родины", то есть, остаётся - дословно - "со своей Россией, бестолковой, но родной и любимой", в отличие от тех современных русских, включая и сотрудников "Свободы", для кого "родина там, где больше платят". Живёт Анна Георгиевна на Украине, в Виннице. Большая часть письма посвящена Чечне. Госпожа Самчелова считает, что Чечню надо стереть с лица земли, что Россию в этом деле надо поддерживать, не сбивать её с задора - не рассказывать о "мафии", злоупотреблениях начальства, не оглашать писем, в которых жители России выражают свое недовольство жизнью и особенно властью. Большие претензии у этой слушательницы к Америке: "Америка - благоприятная страна. Все у нее к месту, все в ней хорошо. И люди богаты, и правду найти можно, и помогает она много. Безвозмездно? Увы, конечно, нет. Даёт России взаймы и тут же ставит свои условия: делайте так и эдак". Анна Георгиевна за то, чтобы перестать доверять Америке и вообще не иметь с нею дела: "Пусть бы год-два мы жили еще хуже, но отказались бы от займов, любыми путями поднимали бы свою экономику, потом расплатились бы с долгами. Трудно? Да, очень, но для этого нужны сила, воля и умные люди. Ими Россия богата, как никакая другая страна. Правда, многие сбежали. Но осталось большинство. Хочется верить, что придёт их пора. И Россия встанет с колен. Народу нашему не привыкать к трудностям. И вы, умные дяди и тёти, не старайтесь охаивать всё и вся. Надеюсь, что вы поймете это письмо - письмо простого человека, не коммуниста, не агитатора, а самого что ни на есть обычного смертного. И таких большинство. Выводы делайте сами".

Прежде всего, госпожа Самчелова: я не уверен, что в России самый отборный человеческий материал на свете, но не считаю, что она стоит на коленях, еще меньше согласен с вами, что она бестолковая. Вы говорите, что вы не агитатор, но когда употребляете такие слова, то выступаете как самый настоящий политический агитатор. То же - когда вы говорите: "Народу нашему не привыкать к трудностям". Такую агитацию ведут сейчас отчаянные противники демократии в России. Сядем, мол, на хлеб да квас, будем ходить босые, зато добьёмся, чтобы нас опять боялся весь мир. Десять лет существует независимая Украина. Жизнь там похожа на российскую, но утвердились и большие, огромные отличия. Россия обладает ядерным оружием, Украина - нет. У России настороженное отношение к НАТО, у Украины - нет. Российский министр обороны объявляет Соединенные Штаты Америки противником России, украинский - не объявляет Соединенные Штаты Америки противником Украины. Россия ведет уже вторую войну на своей территории, погублены десятки тысяч людей. Украина не воевала и не собирается, тогда как в России целые партии выступают за то, чтобы воевать чуть ли не со всем миром. Думаю, что госпожа Самчелова, постоянная слушательница "Свободы", написавшая обширное, остро политическое письмо (уверенным учительским почерком, без ошибок и помарок) знает всё это про страну, в которой живёт, - про свою страну, про Украину. Но вот бывают, оказывается, в её жизни часы, когда она не знает и не хочет знать даже того, что живет на Украине, а не в России. И в этом вы тоже агитатор, Анна Георгиевна, прирожденный агитатор, человек, которому не живется без борьбы, без военных хитростей, без врагов и недругов: недруг - Америка, недруг - история, которая вывела Украину из России, недруги - те россияне, что устроились в других странах...

В свою очередь и её самоё, Анну Георгиевну Самчелову, не все её соотечественники считают своим другом. "Я живу в восточной Украине, - пишет, например, Иван Савченко. - Слушая письма на "Свободу" из России и ответы на вопросы, которые вы ежедневно задаёте своим слушателям, делаю вывод: в России такое мнение, что в Украине спят и видят, как быстрее присоединиться к России. Скажу сразу: нет и нет. Мы уже давно воспринимаем Россию как чужое государство". Госпожа Самчелова говорит "мы", и господин Савченко говорит "мы" - он тоже агитатор, ему тоже не живется без борьбы, ему тоже нужны недруги. Я тут как-то сказал о запорожцах, что жизнь их была - грабеж и пир: Сослался на Гоголя, для подстраховки уточнил, что грабили они своих соседей в отместку за их набеги, что были тверды в православной вере, что выше всех культов у них стоял культ товарищества. Ссылки на Гоголя господин Савченко, естественно, не услышал - напал на одного меня. "Поздравляю, - пишет. - Вы опять обгадили Украину - высказались, что запорожские казаки только и делали, что грабили и пьянствовали". Можно, как видим, любить Украину и ничего о ней не знать. Многие русские так любят Россию. В любой стране сколько угодно людей, которые любят свою родину, не зная ни строки из её истории. Это разные, так сказать, специальности, разные призвания: любить и знать. То же - и с нелюбовью. Сколько жителей России не любят сейчас Чечню, не имея о ней понятия.

Письмо из Германии: "Ну, как, господа, не стыдно? Румянец не украсил ваши мужественные щеки? Судя по последним сообщениям западных экспертов, сербы не совершали массовых убийств косовского албанского населения. Но тогда получается, что это НАТО совершило массовые убийства тысяч невинных сербов, как гражданских лиц, так и солдат-призывников. А еще НАТО должно получить счет за уничтожение югославской промышленности, за экологическую катастрофу на Балканах, за изгнание 200 тысяч сербов и цыган из Косово. А НАТО - это не только Билл Клинтон, но и тысячи журналистов, которые обеспечивали ему соответствующее информационное прикрытие. И среди этих тысяч весьма почетное место занимаете вы, господа... Я уверен, что вы, конечно, не испытываете никакого неудобства, иначе бы не ввязались с такой резвостью в новую информационную войну, на этот раз против России, которая пытается покончить со сворой негодяев, окопавшихся на территории Ичкерии. Александр. Дюссельдорф".

Избиратель Зюганова свято верит, что мир устроен так, как был устроен Советский Союз, где все строчили то, что им приказывали, но оказывается, что с такими понятиями можно жить и на Западе - жить на Западе и считать, что в этом мире тысячи журналистов могут вдруг как по команде или в самом деле по команде стать подручными Клинтона! Выдуманный мир при желании создаётся где угодно - все стройматериалы ведь в голове: А в невыдуманном мире наш слушатель взял сведения, которыми стыдит западную печать, откуда, спрашивается? Из этой самой печати. И вот еще что в невыдуманном мире. В Косово раскопана треть захоронений. В них найдено свыше двух тысяч убитых. Будем надеяться, что счет не пойдет на десятки тысяч, как предполагалось, но Запад, я думаю, вмешался бы и в том случае, если бы не был убит ни один человек, - если бы косоваров изгоняли в порядке официального принудительного выселения. В таком настроении Запад заканчивает двадцатый век. По-моему, это неплохое достижение.

Из Екатеринбурга пишет юрист-надомник Слободинский Владимир Семёнович: "Если в начале 90-х годов перед моей квартирой выстраивалась очередь, то сейчас хорошо, если 2-3 человека в неделю придут на консультацию. Клиенты в массовом порядке стали отказываться от уплаты денег по выигранным мною делам. Я обычно беру аванс, а основной гонорар должен получать после того, как выиграно дело - когда человек получает то, на что рассчитывал. Так вот, эту часть многие и перестали мне платить. Это связано, думаю, с обстановкой всеобщих неплатежей. Моих клиентов обманывают такие заведения, как Ассоциация Деловой Мир, союз потребителей "Культурная миссия", акционерное общество "Русская недвижимость", "Рекобанк", банк "Экор", а мои клиенты обманывают меня, хотя далеко не всегда - от безденежья. На особенно злостных неплательщиков я стал подавать в суд. И вот чего я никак не ожидал: некоторые суды, в нарушение общих правил договорного права, в таких исках мне отказывают! Причем, немотивированно. В связи с этим, на вопрос, можно ли сегодня в России обыкновенному человеку добиться хоть маленького торжества законности, отвечу: и да, и нет, пока, как ни прискорбно, чаще - нет. Некоторые дела решаются легко. Но, к сожалению, большинство дел я выигрываю благодаря личным качествам судьи. Если судья человек здравый, добросовестный, непредубежденный, порядочный, дело будет "в шляпе". Пример. Трое приватизировали трёхкомнатную квартиру. Двое из них - супруги, третий - дальняя родственница. По известному закону бутерброда именно она и умерла первой. Наследников у неё нет, и собственником части квартиры должно было стать государство. Судья, несмотря на то, что в законе не прописано всё как следует, решила в пользу моих клиентов, но в личной беседе попросила меня об этом помалкивать, потому что если представитель государства обжалует её решение, оно, мол, будет отменено. Дело тянулось всего полгода. А в другом суде такое важное для человека дело, как возмещение вреда здоровью (на производстве потерял глаз), судья - молодой, ленивый, самоуверенный и одновременно перестраховщик, тянет уже третий год. У меня есть дело, исковое заявление по которому подано 6 лет назад. Мой клиент уже умер. Я заключил договор с его сестрой. Так и она умерла! Сейчас я ввожу в дело её мужа. Переписки накопилось 3 папки, в моём компьютере 55 файлов. А дело знаете о чем? Об имуществе, которое утратил мой клиент в 1986 году, когда его по суду выселяли из комнаты в коммунальной квартире. Есть дело, по которому клиентку выселили из ее квартиры за то, что она не вернула долг банку. Нарушили все мыслимые положения законодательства. Обжалую это решение во все инстанции. Отовсюду - отказ. Делают грубейшие, явно сознательные процессуальные ошибки: переписывают протоколы, добавляют в решения то, что не оглашалось в заседании и так далее. Я часто себя сдерживаю, чтобы не начать "выражаться" в своих ходатайствах. Надо держать себя в определенных рамках, иначе ничего не получится, пострадает клиент".

Я читал письмо от адвоката-надомника из Екатеринбурга Слободинского Владимира Семеновича. Ему 36 лет, он выигрывает около 80 процентов дел, за которые берётся, у него жена и двое детей, работает он без отпусков, стонет от диких налогов и поборов, а перекладывать их на клиентов ему, как он объясняет, не позволяет, во-первых, совесть, во-вторых, бедность большинства из них. Очень мало, по советской привычке, пишется и вещается о судах в России - о судах и судьях: Люди не понимают, что по конституции (а это уже половина дела), суд есть власть, для которой и правительство, и сам президент - не власть. Грешен всякий взяточник. Взяточник-судья - всем грешникам грешник.

XS
SM
MD
LG