Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия Вчера, Сегодня, Завтра


Говорит радио Свобода. Россия вчера, сегодня, завтра. У микрофона в Праге Анатолий Стреляный.

Читаю письмо от Слонецкого Олега Владимировича: "Мне 36 лет, женат, двое детей: "Радио "Свобода" слушаю с 14 лет, с января 1976 года, когда впервые случайно услышал вашу передачу. До тех пор я верил всему, что говорилось в школе, считал, что мы идем правильным путем. В чем ценность ваших передач для меня? В них присутствует нравственное начало. Среди управляющих нами, начиная с маленького начальника и кончая депутатами и министрами, очень мало нравственно здоровых, просто порядочных людей. Да и где им взяться после семидесяти с лишним лет воинственного безбожия. У власти как в России, так и в Украине - коммунистическо-криминальный элемент."

Пишет Артур Экардт из Астрахани: "В 1953 году я первый год работал (после нефтяного техникума) механиком областной нефтебазы в Узбекистане. Мне было 19 лет, когда умер Сталин. Нас привезли на городской стадион, где состоялся траурный митинг. Шел мокрый снег. Когда я вернулся домой, а жил в жилом блоке при нефтебазе, то по приемнику "Москвич" стал слушать эстрадную музыку. Соседи, естественно, были не глухие, тем более, что приемник был включен на полную громкость. На следующий день пожилой главный бухгалтер, в прошлом белый офицер, который курил "Беломор" и шумно откашливался, сказал мне при своих сотрудниках: "Артур, ты или далеко пойдешь, или очень плохо кончишь." Я,конечно, понял, о чем он вел речь, но последствий не было. Правда, и далеко я не пошел."

Спасибо за письмо, господин Экардт, за добрые слова о нашей работе - я их сейчас опустил, но про себя прочитал внимательно и с удовольствием. Напишите, как идет жизнь в Астрахани.

Из Петербурга пишет Михаил Алексеевич Тимачев : "Ваш антикоммунизм угнетает, давит на уши, отталкивает. Ваши передачи о революции представляются мне разновидностью партийного, "демократического" (в кавычках) извращения истории. Мне жаль российскую молодежь, которой дается плохой пример пренебрежительного отношения к революции и гражданской войне, к участникам тех событий, к своей Родине. Многие люди слушают радио "Свобода" с целью получить информацию, а получают "демократическую " (в кавычках) пропагандистскую шелуху. Прошу простить меня, если вы обиделись на меня за резкие слова.Тимачев Михаил Алексеевич, Санкт-Петербург".

Какие могут быть обиды, Михаил Алексеевич! Вы ведь нас постоянно слушаете, поэтому вас можно только благодарить за внимание к нам. Вы употребили выражение, которое в России уже стали забывать, а до 1917 года совсем не знали: "извращение истории". Первые "извратители" появились, как известно, на утро после Октябрьского перворота. Они засели в крупнейших и солиднейших российских газетах. Ленин решил их закрыть. В декрете было сказано: "временно". Вскоре "извратители" появились рядом с ним. Первым оказался Троцкий - его правая рука. Потом "извращение истории" стало любимым занятием "врагов народа" - наряду со шпионажем и диверсиями. В Германии извратители истории появились в 1933 году, после победы Гитлера ( после поражения Гитлера их не стало, это - в Западной Германии, а в Восточной продолжали попадаться на каждом шагу). В современном мире полно извратителей кубинской истории, северокорейской, иракской, ливийской. Никто почему-то не извращает историю Швеции, Франции, куда-то подевались извратители чешской истории. После прихода к власти Александра Лукашенко появились "извратители истории" в Белоруссии. С ними борется его печать. Андрей Олегович Фирсов из Гродно прислал на радио "Свобода" несколько номеров президентской "Народной газеты", в них - огромная статья профессора Залесского, председателя Белорусского республиканского объединения "Историческое знание". Одним из главных извратителей он считает Хрущева. Пишет: "Шлюзы для послевоенной фальсификации истории репрессий открыл своими необъективными выступлениями на партийных форумах и мемуарами Н.С. Хрущев. " О крестьянах, которых отправляли в Сибирь во время коллективизации, сказано так: "Выселяемые кулаки пользовались целым рядом льгот и привилегий: бесплатная транспортировка семей и некоторой части имущества по всему пути следования, размещение у местных жителей по деревням и пригородам..." О показательных судах над высшими руководителями в тридцатые годы: "Все подсудимые, становясь на позиции здравого смысла, говорили о себе только правду." Сегодня в Белоруссии плохо приходится тем, кто несдержанно отзывается о президенте. Видимо, в связи с этим его газета в статье профессора Залесского напоминает своим читателям, какую опасность для власти представляло это явление в советское время. Читаю: "Внутренние враги социалистического строя применяли такой вид борьбы, как распространение антисоветских анекдотов и поощрение антисоветских разговоров. Нынешние фальсификаторы истории пытаются вообще игнорировать весь подобный "мелкий антисоветизм"... Что касается пошлых анекдотов в адрес И.В. Сталина, то они носили клеветнический характер и не отвечали существовавшим в те времена реалиям."

Пожалуй, я склонен принять упреки, которые содержатся в письме Антона Якимовича тоже из Гродно. Он пишет: " В Белоруссии у нас нет парламента, прокуратуры, суда - все назначено президентом, все подчинено лично ему, всякая свобода подавляется, возвращается коммунистическое рабство, все частное закрывается. Вы читаете письма, в которых утверждается, что белорусы - это часть русского народа, а Белоруссия - часть России. Если это так, то почему сначала царизм, потом большевизм давили, уничтожали все белорусское, вывозили в Сибирь, расстреливали цвет белорусского народа?

Радио "Свобода" мало передает обо всем этом, мало рассказывает о большевистском рабстве вообще, многие люди ничего не знают о таких книгах, как "Колымские рассказы" Варлаама Шаламова, "Архипелаг Гулаг" Александра Солженицына."

Автор письма, из которого сейчас буду читать, в 1991 году несколько месяцев возглавлял брокерскую фирму на одной большой бирже, называет ее местом узаконенного воровства. "О, - пишет, - это было еще то зрелище. Как там резвились все, кому не лень, как пускали слюни от алчности!" Сейчас он работает преподавателем ( в семидесятые годы кончил Московский университет), где-то консультирует, кустарничает, часто слушает радио "Свобода". Мы раздражаем его своим "космополитизмом", "либерализмом" и невежеством, что для него одно и то же. "Обязательно почитайте Вебера," - пишет он. "Создается впечатление, что вы считаете, что в основе современного капитализма и в самом деле лежит стремление людей к богатству." Советует читать также Тойнби, но больше всего - смотреть открытыми глазами на действительность и думать своей головой. "Хочу помочь вам, - обращается ко мне этот слушатель, - кое-что уяснить для себя - для себя, а не для вещания. Поставьте крест на интеллигенции - она никогда ничего толкового не сделает. Интеллигенция - смерть всякой цивилизации: сброд малахольных, ни на что не годных и совершенно необразованных хлюпиков. Постоянно болтающие и грызущиеся друг с другом оболтусы. Я сам, лично, видел, как один урка зарезал себя только из-за того, что его заподозрили в предательстве. Ни одни интеллигент этого не сделает. "

По его мнению, советский народ не был готов к свободе. "Когда находишься, как я, в гуще, - пишет он, - то видишь, как опустилась за последние годы масса. Свобода была воспринята как свобода пьянствовать на рабочих местах, вымогать, воровать. Причем, все началось с интеллигенции. Тебе, сволочи, сейчас операцию больному делать, а ты уже лыка не вяжешь." После августа 1991 года народ, - читаю дальше,- "оказался между двумя полюсами: интеллигенцией и бандитами. Кто должен был победить? Ясно, кто. Так что Россию если кто и спасет, то бандиты. Они сильней. И не потому они сильней, что аморальней (наоборот, по большому счету, бандиты порядочнее интеллигенции), а потому, что умнее. "

Думаю, что если бы русские бандиты были способны так обличать свою прослойку, как этот человек - свою, они спасли бы не только Россию. Но у них нет той традиции, что ведет его. Заложена она была в начале двадцатого века. Нервный философ, который первым примерно в таких словах отозвался о русской интеллигенции, был бы сильно озадачен, если бы ему сказали, что он вводит моду, которая и при скончании века будет служить самоутверждению некоторых представителей этой прослойки.

Автор письма почти понимает, что с ним происходит, какие чувства, какие побуждения водят его рукой: " У меня две работы, правда, честных, а еле концы с концами свожу - так что вы думаете, если начнется, я не буду их дворцы громить, их мерседесы жечь? Еще как! В первых рядах. Вот какую бомбу вы заложили, Анатолий Иванович."

По диплому он экономист. "Последние 7 лет, - пишет, - я стою на рынке и торгую своими кустарными изделиями. Только тут, на рынке, я понял талантливость народа - такие товары изготавливают, что западному фабричному производству это просто не по силам. Но малый бизнес у нас в стране поддерживают так, что всем нам, мелким кустарям, приходит конец. Тут и рэкет, и налоги, и, главное - завалили страну импортным ширпотребом. Это то же самое, что детсадовца выпустить на ринг с Мухаммедом Али."

Свои надежды он связывает не только с бандитами, но и с такими людьми, как Ельцин, Черномырдин, Лужков, Куликов, поскольку они тоже, по его словам, не интеллигенты. (Куликов, по-моему, должен обидеться - он ведь доктор экономических наук, да и Черномырдин, если не ошибаюсь, - кандидат технических, а ,пожалуй, и Ельцин с Лужковым - да, не удивлюсь, если и они...) Если бы автор был обыкновенный книжный человек, а не кустарь, проводящий часы и дни на базаре с продуктами своего ремесла, я читал бы его письмо с меньшим интересом. Можно, оказывается, быть в самой гуще жизни и в то же время витать в облаках - в облаках своей теории, смотреть на действительность сквозь призму своей любимой мысли, никакого отношения к этой действительности не имеющей. Теория гласит, что интеллигент дурен, неинтеллигент - хорош. Раз такие-то не интеллигенты, значит, только они спасут Россию. Один раз уже спасли. В письме говорится: "Если бы не Ельцин, Черномырдин, Лужков, Куликов , в России уже давно полыхала бы гражданская война, до которой довела бы интеллигенция". Как будто не эти самые лица установили те порядки, с которыми он сталкивается на базаре. Все там замечает, все знает, а этого как бы не замечает. Потому что иначе пришлось бы расстаться с игрушкой, дороже которой для интеллигента, поносящего интеллигенцию, ничего нет, - с теорией.

А Вебера этот человек упомянул не всуе. Вебера стоит читать, скажу тем, кто еще не читал, - и особенно сегодня, когда в бывшем Советском Союзе так кипят стяжательские страсти. Два года назад в России была переведена другая очень полезная (и очень просто написанная) книга: "Как Запад стал богатым". Авторы - Розенберг и Бирцел младший - ссылаются как раз на ту мысль Вебера, из-за которой его рекомендует нам наш слушатель. Не стремление людей к богатству, не алчность сами по себе сделали Запад богатым. "Современные капиталисты, - писал Вебер, - отличаются страстью к стяжательству не больше, чем например, восточные купцы." Богатым Запад сделали особые условия общей жизни, с помощью которых люди смогли упорядочить, дисциплинировать, облагородить свойственную многим жажду приобретательства. Сумели, например, заставить себя возвращать друг другу долги, держать данное слово, не полагаться на кулаки в деловых отношениях. Надо сказать, что в Советском Союзе, поближе к его концу, Вебера разрешалось изучать в порядке критики буржуазных наук. В годы, когда этот наш слушатель учился в МГУ, там даже была защищена кандидатская диссертация по Веберу - правда, не на экономическом, а на философском факультете. Это было событие в одном из интеллигентских кружков. Первая в Советском Союзе диссертация "по Веберу"! Написала ее аспирантка, приехавшая в Москву из Армавира - исключительно трудолюбивая, честолюбивая и бойкая девушка, выросшая без отца, на окраине, в хатке у бабушки-колхозницы. Ради Вебера выучила тогда уже вышедший из моды немецкий язык. Не хочется мне ставить крест на такой интеллигенции.

Луис Серрано Перез из Испании прислал на радио "Свобода" свое обращение к русскому народу. "Русский народ, подними свою голову", - так оно названо. В нем говорится: "Весь мир, особенно сознательный рабочий класс, ожидает, что в конце-концов бравый русский народ даст всему миру новый пример, подобный Октябрьской революции. Дорогой русский народ, подними свою голову и покажи миру, что дух Октябрьской революции еще жив, мы ждем этого."

Мы рады, господин Перез, что вы наш слушатель. Мы, как видите, оправдали ваше доверие и - пусть не полностью - огласили ваше обращение. Предвижу вопросы, которые вам зададут наши слушатели. Кого-то наверняка заинтересует, например, на что вы опираетесь, говоря, что ВЕСЬ МИР ожидает возобновления коммунизма в Советском Союзе, и особенно сознательный рабочий класс. Как вы это узнали, какие доказательства можете привести, на какие документы сослаться? Где об этом можно прочитать? Напишите нам, мы обязательно огласим ваше письмо.

Вопрос из письма господина Любимова, живущего в Молдове: "Если бы Россия была капиталистической страной в то время, когда гитлеровская Германия осуществила нападение на нее, устояла бы ли она против этого нашествия?" По-моему, господин Любимов, вы задаете этот вопрос под влиянием писателя Александра Зиновьева, который прославился сатирой на коммунизм, а теперь печатает статьи в газетах "Правда" и "Советская Россия". Вторая мировая война не была войной между миром социализма и миром капитализма, если употреблять привычные вам слова. Мир социализма тогда представляли Германия с ее гитлеровским социализмом и Советский Союз с его сталинским социализмом, но это, весьма близкое, родство не мешало им быть врагами. Как и Японии ее принадлежность к миру капитализма не помешала напасть на Соединенные Штаты Америки. Вторая мировая война была вызвана стремлением Германии к мировому господству. Остальной мир, исключая немногих союзников Германии, не захотел ей подчиниться. Трудно сказать, устояла бы ли несоциалистическая России против национал-социалистической Германии, но современные исследователи с уверенностью говорят другое: в конечном счете Германия все равно была бы побеждена, у американцев и англичан хватило бы для этого пороху.

"Цитировать меня не надо. А захотите прочесть в эфир, то читайте все письмо без сокращений", - сказано в письме одного сельского жителя из Днепропетровской области. Все письмо я прочитать не могу, а отрывки прочитать хочется, что и сделаю, не назвав автора. "Жизнь у нас, как вы знаете из вашей почты, не сахар, в чем и ваша ( в кавычках) "заслуга", а наша - то само собой, за что и муки несем. Хоть жаловаться считаю занятием вредным, но кое-что все-таки выделю. Едва ли не самой важной приметой нашей жизни стало большое количество похорон. Причем, уходят из жизни далеко не старые люди. Вот и позавчера мы схоронили водителя из нашего гаража. Парню было 24 года, осталась жена с годовалым ребенком. У другого моего приятеля погибли в перевернувшейся машине тесть, теща и дочь. "Жигуль" потерял управляемость, потому что давно требовал ремонта, а зарплаты и сбережений моего приятеля не хватило, чтобы оплатить операцию сынишки. К директору нашего совхоза вечером пожаловали крутые ребята. Совесть они его выглаживали или должок выколачивали, неизвестно, разное говорят , только в чувство его врачи приводили очень долго. Было взято золотишко и валюта, изнасилована жена. "Мерс" не тронут. По-людски его бы пожалеть, нашего директора, но откуда у него этот "мерс", вилла, эти тысячи долларов и золото? Из невыплаченной зарплаты скотников и доярок, из украденного совхозного добра." Во второй половине своего большого письма автор предъявляет претензии Соединенным Штатам Америки и радиостанции "Свобода". Читаю: "Если брать освещение наших реалий вами, то тут ваше двуличие в том, что вы не торопитесь давать нашим слушателям полную информацию о действующих политиках Украины и России, хотя, несомненно, располагаете ею. Зюганов, Лукашенко, Жириновский не в счет. С остальными вы чрезвычайно деликатны, только когда они будут повержены и их политические трупы будут пинать на всех перекрестках, тогда и вы присоединитесь, хотя своей профессиональной хваткой вы могли бы ускорить этот процесс. Вашим работодателям выгоден бардак, воцарившийся в наших пределах. Кучма, Ельцин, Назарбаев позволяют всем проходимцам растаскивать богатства своих стран и при этом остаются друзьями Биллов и Гельмутов." Приписка: " Действительность сильно разочаровала меня во всех этих свободах. Эталоном устройства общества для меня вновь становится древняя Спарта. Именно деспотизм, тоталитаризм, уравниловка (царь со своим семейством хлебал чечевичную похлебку за одним столом с подданными) позволили этой маленькой стране оставить весьма заметный след в истории."

Постоянные слушатели радио "Свобода" знают, что такие письма с некоторых пор стали обычными в нашей почте. Люди хотят, чтобы радиостанция "Свобода", Соединенные Штаты Америки взялись, что называется, своими руками наводить порядок в бывшем Советском Союзе. Просят нас об этом, требуют от нас этого, всеми силами вовлекают нас в свои дела, а видя, что мы не поддаемся, говорят: вы продались нашим правителям, вы их поддерживаете, они вам выгодны - такие никчемные. О делах и делишках высших чиновников России, Украины, Казахстана, коль речь о них, мы действительно знаем много, тут наш слушатель не ошибается, хотя никак не больше мы знаем, чем российские, украинские, казахстанские сыщики и журналисты. В последний день старого года московская таможня стояла на ушах: из-за границы пришел рояль, с которым, в нарушение правил, надо было поступить так, чтобы до полуночи он оказался на даче одного министра. Это был его подарок внучке. Цена - десять тысяч долларов. Оклад этого человека - долларов триста в месяц. Я был в тот день в Москве. Рояль еще не доехал до дачи, а я (и, естественно, еще с десяток журналистов, не говоря о служащих госбезопасности) уже знал всю историю в подробностях. Слушателю, который считает, что демократическая заграница должна выводить на чистую воду воров-министров в его послекоммунистическом отечестве, бесполезно объяснять, почему мы не можем этого делать и почему то, что мы не можем этого делать, - нормально. Я лучше напомню ему, что Афины с их демократией , с их Периклом, Геродотом, Софоклом оставили в истории неизмеримо более глубокий след, чем Спарта с ее деспотизмом и уравниловкой, с гражданами, которые ничего не знали, кроме военного дела, отчего как раз в нем и оказались слабее разносторонних афинян.

Закончился очередной выпуск программы Радио Свобода "Россия вчера, сегодня, завтра". Режиссер Аркадий Пильдес, редактор и ведущий Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский: 103006, Старопименовский переулок, 13, корпус 1. Пражский адрес: Радио "Свобода", улица Виноградска, 1, 11000, Прага, 1. Чехия.

XS
SM
MD
LG