Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия Вчера, Сегодня, Завтра


Говорит радио Свобода. Россия вчера, сегодня, завтра. У микрофона в Праге Анатолий Стреляный.

"Среди противников любого устройства общества процент мерзавцев, мне кажется, больше, чем среди молча занимающихся своим делом," - пишет один наш слушатель с Украины. Прочитав это, невольно начинаешь перечислять без всякого порядка: полпотовское устройство, гитлеровское, кастровское, сталинское, хусейновское... А написал он это в заключение своего обстоятельного, совершенно беспощадного отзыва о том устройстве, при котором сейчас живет, - кучминском устройстве. Не робел в свое время и перед советским, в связи с чем имел серьезные неприятности. Такие письма получаются , когда крошечную дольку истины (в данном случае, той истины, что и среди бунтарей хватает дурных людей) преувеличивают до всей полноты. Пишет предподаватель иностранных языков из Беларуси. Работает он в техникуме, называет себя полным именем, я - не буду. Читаю: "Перед годовщиной Октябрьской революции всех учащихся собрали в актовом зале на торжественное собрание. Включили фонограмму гимна Советского Союза, всем предложили встать и дружно подпевать. Одна группа, которая не встала и не захотела петь, была оставлена после собрания и вынуждена была разучивать гимн к следующей, видимо, годовщине. Чем не сюжет для фильма Луиса Бунюэля? Я с оптимизмом смотрю в будущее. Практически все юноши и девушки, которым я преподаю, - нормальные люди, они с юмором воспринимают маразм и абсурдность взрослых. Я очень люблю свою землю, на которой живу уже 37 лет, верю, что белоруссы однажды проснутся как нация, встанут с колен и, смеясь, навсегда расстанутся со своим позорным прошлым. Порой опускаются руки, дух ослабевает. Тогда я иду в библиотеку, слушаю Бетховена - симфонию номер пять или симфонию номер девять с одой "К радости" Шиллера. Знакомые меня спрашивают, что я сижу в этой Белоруссии, владея английским и французским. Я отвечаю, что здесь я нужен своим ученикам. Считаю, что нет лучшего способа борьбы с диктатурой, как высмеивать ее. Шутить в Белоруссии небезопасно, но я делаю это на каждом уроке."

Это было письмо преподавателя из Белоруссии.

Виктор Разгон с Украины пишет: "Вы делаете попытки усмотреть нечто положительное в том процессе распада, который происходит сейчас в бывшем СССР. Напрасно. Я работал с агенствами по продаже недвижимости в одном известном примомрском городе Украины. И вот что обнаружил. В этих агенствах работают бывшие милиционеры, военные, уголовники. Выбирают людей одиноких, престарелых, желающих продать свои квартиры. Оформляются все документы, человек получает даже аванс, потом исчезает. И это, учтите, не самый выгодный бизнес по сравнению с торговлей наркотиками, оружием, с работорговлей. Скажите, можно ли при таких условиях ожидать экономического подъема? У нас был коммунизм, который в своей основе криминален. Сейчас он просто раскрепощен. Прошу вас прочитать по радио хотя бы первую часть моего письма и тем самым предупредить людей об опасностях в связи с продажей жилья. Все, что я написал, правда. Виктор Разгон, Украина."

"Господин Стреляный, глашатай росийских лжедемократов, возможно, в пылу ненависти к советскому прошлому вы не замечаете, как превращаетесь, а кое в чем и превосходите, гитлеровского Геббельса. Геббельс не рылся в грязном белье. Вы же, как я понял, с величайшим удовольствием это делаете, стараетесь принизить роль Ленина, а разве вам неизвестно, что он с малых лет начал заниматься революционной деятельностью с целью защиты угнетенного класса? Разве вам неизвестно, что в России нарушаются элементарные права человека по выдаче вознаграждения за его труд? Есть у вас в передачах и объективность, и правда, но в основном направление - помочь удержаться у власти антинародному правительству и президенту. За это вам хорошо платят. Еременко Виктор Емельянович. Город Заринск Алтайского края. "

Николай Алексеевич Лошкарев из Днепропетровска: "Да, Анатолий Иванович, вам на "Свободу" пишут и про, и контра. И вы озвучиваете тех и других. Все так, все так. А вокруг страшная беда. Несчастные старики - обуза для остервеневшего социума, которого веками удерживало в рамках приличия бюрократическое государство. Реструктуризация (ну, никак не могу выписать это могильное слово) нужна - лишних убрать. Сырье создавать их не научить, а все другое уже успешно создается и без них. Несчастная молодежь - мерзнущая, мокнущая и пьющая на рынках, курящая, колющаяся, спидующая. Люди борются за кусок хлеба и вскармливают тех, кто беснуется в казино и вербует девочек б.к. - без комплексов. Да, по молодости хватили мы в свое время через край,“ - продолжает господин Лошкарев. "По молодости получились у нас большевики. Наши они, родные изверги, переварились бы, да уже и были наполовину переваренные. Теперь мы ни туда, ни сюда."

Здесь у господина Лошкарева угадывается упрек кому-то, кто не дал им окончательно перевариться. Или просто сожаление, что у них самих не хватило каких-то ферментов, чтобы завершить самопереверивание. Но во что? В удобрение для хорошего социализма, который ему всю жизнь хотелось видеть на месте плохого. Может быть, это было невозможно в принципе - перевариться в такое вещество, Николай Алексеевич ? Ведь нигде, ни в одном уголке соцлагеря, не случилось такого превращения. Для человека верующего ( в данном случае, верующего в хороший социализм) это, конечно, не довод. Он говорит: ну, и что с того, что не было и нет? Все равно: могло быть и будет. Если такой разговор заходит в поезде, я говорю: поживем - увидим, и начинаю смотреть в окно.

"Демократичечкие выборы в стране, где правят деньги и не работают законы, обычно делающие зверскую власть денег разумно ограниченной, - либо мечта полного идиота, либо отпетого негодяя,“ - продолжает автор. "К тому же, сегодняшние большевики так всем осточертели ( умные - своей беспредельной лживостью и ханжеством), а остальные - ни с чем не сравнимой бесталанностью и никчемностью, что новому беспорядку вещей пока ничто не угрожает. Выборы есть, но выбирать не из чего и некому. Вы, Анатолий Иванович, сами все это понимаете, не можете не понимать. "

А мы разве говорим что-то другое, господин Лошкарев? Прошлый год в России, завершившийся выборами в Московскую городскую думу, показал, что до демократии там далеко. Правда, черненковский год ( я вдруг вспомнил его) показал то же самое. Но вдруг пришел Горбачев.

" Равной по профессионализму русской службе радио "Свобода" не было, нет и не будет никогда. Но не верится, что среди ваших сотрудников нет толковых сторонников марксистских взглядов на общественное развитие, на классы, капитал, на прибавочную стоимость."

Вы, стало быть, думаете, что марксисты среди нас есть, но им не за это платят деньги, вот они и держат свои мнения при себе. Уважаемый господин Лошкарев, толковых сторонников этих взглядов нет нигде в мире. Я не призываю вас верить моим словам. Наоборот, призываю проверить их. Возьмите все самое заметное, что создано марксистами за последние десять лет, и прочитайте. Маркса, как известно, его взгляды на классы и прочее привели к изобретению идеального общественного устройства. Современная же наука проекты подобных устройств просто не рассматривает - точно так, как чертежи вечного двигателя. Марксисты вынуждены к этому приспосабливаться. Как? Очень просто. Они толкуют о чем угодно, только не о коммунизме. Они давно освободили Маркса от коммунизма. Он сказал бы, что это то же самое, что освободить его от мужского естестства, которым "Мавр", как известно, весьма дорожил.

Заканчивает господин Лошкарев веселее, чем начал: "Я хотел бы как-то поднять вопрос о выдвижении русской службы радио "Свобода" на Нобелевскую премию. Тридцать годков слушаю, вру,вру - тридцать пять уже, точно знаю - достойны. Если бы в эфире была такая же превосходная прокоммунистическая радиостанция, как антикоммунистическая "Свобода", тогда я бы сказал, что в мире существует гармония. Только куда там! Большевики, увы, тупы и бедны - накупить таких талантов им не за что, да они и не сумели бы, дай им денежки. С искренним коммунистическим приветом. Вещать вам, господа, и не перевещать. Прошу пардону за помарки. Лошкарев Николай Алексеевич."

Ох, Николай Алексеевич, да если бы дело было в том, кто кого переговорит, то в мире давно бы слушали и смотрели все только советское. Пропаганда может все, кроме того, чего она не может. Баснями соловья не кормят - так иногда переиначивают поговорку: басни соловья не кормят. Никакой агитпроп не может людей накормить и одеть, дать им крышу над головой. В Советском Союзе даже при Брежневе были очень неплохие пропагандисты, а сталинским не было равных в мире - вплоть до 1933 года не было равных, когда с ними стали соперничать гитлеровские. Качество советской пропаганды пошло безудержно падать, когда выяснилось, что социализм не может оправдать надежд простых людей. Тогда-то им и было сказано, что они должен терпеть лишения ради светлого будущего, но не своего, а следующих поколений. Сейчас им, в общем, говорят то же самое, но не так прямо и красноречиво.

Ионас Шведас из Литвы: " Людей надо лечить правдой, а правды в России не знают очень многие. Когда в 1939 году в Литву пришла Красная Армия, ее принимали, как армию дружественной страны. Никому не могло и в страшном сне присниться, что за этим последует. Вслед за армией к нам хлынули каратели и палачи со своими семьями и стукачами. Достаточно было быть порядочным человеком, чтобы быть уничтоженным. Не было никакой возможности уцелеть тому, у кого была хорошая квартира или дом. Прежде, чем убить человека, в подвалах НКВД вытворяли такое, что гестаповцы ужаснулись бы. Среди палачей были не только русские, но все они говорили по-русски, директивы получали из Москвы, лагеря, в которых мало кому из нас удалось выжить, находились на территории России. При подходе большевистской армии в 1944 году тысячи жителей убегали в Германию под американские и английские бомбежки, зная, что это - меньшее из зол. Потом началось, вернее, продолжилось: убийства и заключение за колючую проволоку невинных людей, принудительный труд, принудительная коллективизация, ограничение мест проживания, преследование верующих, растление населения вербовкой доносчиков, воровство и хулиганство, вранье сверху донизу. Я слушаю письма, которые вы получаете, и у меня создается впечатление, что большинство россиян все еще находится под большевистским гипнозом. Россия не раскаялась, Россия не изменила своих привычек. Пример - Чечня. Так что прибалтийские государства не будут последними, которые вступят в НАТО. "

Александр Тюрин из Германии: "Долгие годы, можно сказать, с молодых ногтей, я почти молился на вашу станцию. Еще бы, она резала правду-матку про советский режим. Но вот КПСС уже на свалке истории, хотя и избежала подобающего судебного приговора. Советскую власть я как ненавидел, так и ненавижу - хотя бы за то, что расстреливала и сажала в тюрьмы моих прадедов и дедов, ломала судьбы моей родне. Но вот с российским государством, сколько бы на нем ни было родимых пятен прошлого, я нынче стал себя идентифицировать гораздо больше. В какой-то степени я начал отждествлять национальные интересы и свои собственные. Мне выгодно сильное государство, с крепкой властью, с единой территорией, с хорошей армией, с охраняемой границей, со сблансированным бюджетом и торговлей. И поэтому мне ваша станция разонравилась. Чечней-то дело не ограничивается. Вы поощряете любые автономистские тенденции, любое неподчинение центральной власти... Ваша станция не убедила меня, что расширение НАТО выгодно России, что ограничения в торговле идут на пользу россиянам. Ваша станция не убедила меня, что Запад желает России больших благ. Ваша станция не убедила меня, что Запад - это сплошной образец для подражания. Та же Германия - невероятно бюрократизированная страна. Александр Тюрин, писатель-фантаст из Петербурга, автор 9 книг, временно проживающий в Германии. "

Уважаемый господин Тюрин, на расширение НАТО нет одной точки зрения ни в Европе, ни в Соединенных Штатах Америки. Спорят люди... Из России мы получаем столько же писем, в которых говорится, что раширение НАТО выгодно России, сколько и таких, как ваше. Но я хочу сказать о другом. Радиостанция "Свобода" не ставила и не ставит своей целью особый разговор о том, что выгодно или не выгодно России в связи с планами НАТО. Это ведь - дело прежде всего самого Североатлантического Союза и стран, которые в него просятся. Они же, эти страны, думают, как вы могли убедиться, слушая и письмо Йонаса Шведаса, не о том, что выгодно России, США, Германии или еще кому-то, а о том, что выгодно им. Разве это не естественно? Что это вполне естественно, понимают и те люди на Западе, кто против расширения НАТО. Им не о чем было бы беспокоиться, не о чем было бы спорить со своими правительствами, если бы в Европе не было желающих вступить в НАТО. И должен сказать: ваше письмо - не тот документ, который может прибавить уверенности людям, которые против расширения НАТО. И Йонас Шведас между строк вашего письма прочитает то, что лишний раз скажет ему: ты, Йонас, не ошибаешься, смотри, петербургский писатель не скрывает, что для него уже не имеет значения, сколько родимых пятен прошлого лежит на современной России, а ведь в этих-то пятнах, в том, сколько их, в том, какие они, - все дело. Мир для вас, господин Тюрин, все еще разделен на Россию и Запад - вот только одно пятно. Вам все еще приходит в голову вопрос, больших ли благ желает Запад России. Один этот вопрос скажет Йонасу все. Больше половины основных продуктов питания в крупные российские города поступает с Запада. Россия завалена западной одеждой, обувью, мебелью, сантехникой, видео- и радиоизделиями. А вас все еще надо убеждать, что Запад относится к России нормально. Это вас, который ненавидит коммунизм. А что говорить о тех, кто обожает? Пишут нам: ну, да, завалил бы Запад нас всем этим, если бы ему не было выгодно! Другими словами: если ты действительно нам не враг, продавай нам то и се себе в убыток, тогда мы тебе поверим. Тем более, что у тебя тоже, оказывается, не рай, ты тоже порядочный бюрократ. Ну, и двуличен. Выступаешь за свободу мировой торговли, а нас с нашим товаром - с листовым прокатом, например, к себе не пускаешь. Да, наш товар вдвое дешевле твоего. Ну, и что? Не плати и ты своим рабочим по году - твой тоже будет дешевым.

"Лет 20 тому был я на дне рождения одной дамы, где собралась публика, имеющая отношение к архивам, и невольно стал свидетелем следующего разговора. "А что Маша, как ее дела?" -"Ты знаешь, Маша ушла." - "Что ты? Как может Ленинка стоять без Маши?" - "У них такой ужас. Приходит регулярно специальная комиссия из Большого дома. Забирают нужные им архивные дела, документы, ну, словом, все, что им нужно. Спустя время приносят и вкладывают другие, переписанные. Чтоб были в соответствии с линией. И тоже желтые, "старые" в кавычках, как настоящие. Маша говорит: я этого выдержать не могу. Ушла." Даму, которая это рассказывала, я знаю. Это серьезный, отвечающий за свои слова человек. Таким образом, Анатолий Иванович, советские архивы, мне думается, надо проверять на аутентичность, прежде чем пользваться ими. Анатолий Евгеньевич Чумсов." Так я разобрал фамилию. Мог ошибиться.

Уважаемый Анатолий Евгеньевич, что касается архивных материалов, которые звучат на волнах радио "Свобода", то за них я спокоен. Меру своей подлинности они несут в самих себе. С ними в этом отношении точно так, как с художественным произведением: ложь делает его неубедительным, скучным, неприятным. В кругах историков говорят следующее. Некоторые заметные лица из высшего советского света писали воспоминания. Одни держали их при себе, другие сдавали в архивы. Менялись времена, и кто-то решал что-то исправить, изменить, например, свой отзыв о деятеле, который перестал или, наоборот, стал посмертно опальным. Но того, о чем рассказывается в письме нашего слушателя, скорее всего не было. Зачем что-то исправлять в документе, который никто никогда не увидит? Советская власть засекречивала практически все, что могло представлять какой-то интерес для серьезной исторической науки, и не собиралась что-либо когда-либо рассекречивать. А в том, что она будет стоять вечно, у нее сомнений не было. Нынешняя власть тоже хранит многие советские тайны и ведет себя при этом так- в некоторых случаях, - что один западный историк сказал, выйдя из российского архива, что это пока архив города Глупова, а не страны с демократической конституцией. Российскому историку могут выдать архивное дело в полном виде, а западный получит то же самое дело в усеченном, и в курилке русский излагает англичанину или японцу содержание спрятанных от того документов. "Тогда опять не пускайте ни нас за границу, ни заграницу к нам", - говорят российские историки.

Письмо из Смоленской области: "Мне 37 лет, последние 6 лет - мелкий фермер, до этого - геолог, окончил МГУ, немало поездил по стране.Почитаю Николая Рериха, умершего 50 лет назад. Он много думал о России и ничего не рассматривал как ошибку. Все закономерно, все неспроста, все можно обернуть на пользу, на "прогресс" в кавычках. Он видел многие негативные, отвратительные вещи, но стремился возвеличить доброе, красивое, устремляющееся ввысь. Именно доброе он считал реальностью, так как оно соприкасается с бесконечностью, с вечностью. Я немало поездил по стране, мне помогал этот взгляд на вещи. Еще очень много в русском человеке зависти, недоброжелательности. Чуть что: повесить бы этого, повесить того! Подавляющее большинство думает, что все беды от власти, а не от нас самих. Революция нужна, но не внешняя, а внутри каждого из нас. Сергей Тишнов, Смоленская область. " Спасибо за письмо, Сергей, очень сожалею, прямо досадую, простите, что вы ничего не написали о своей жизни мелкого фермера. Как зимует ваш скот, как чувствуют себя озими, как сводите концы с концами, о чем толкуют в деревне? "Сходится в хате моей больше и больше народу: ну-ка, скажи поскорей, что ты слыхал про свободу". Этими некрасовскими стихами - второй строкой - любил встречать у себя в кабинете особенно близких ему людей Твардовский , когда был главным редактором журнала "Новый мир". Журнал травили, Александр Трифонович держался из последних сил, хорошего, конечно, не ждал - разве что как чуда. Мне захотелось спросить вас, какого закона о земле ждут в вашей деревне - вот и вспомнились эти строки, а с ними и незабвенный ваш земляк. Он только-только начинал новый круг своих мыслей о послереволюционной России - "тут ему Бог позавидовал", опять вспомнилось мне некрасовское.

Закончился очередной выпуск программы Радио Свобода "Россия вчера, сегодня, завтра". Режиссер Аркадий Пильдес, редактор и ведущий Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский: 103006, Старопименовский переулок 13, корпус 1. Пражский адрес: Радио Свобода, улица Виноградска 1, 11000. Прага 1. Чехия.

XS
SM
MD
LG