Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия Вчера, Сегодня, Завтра


Россия вчера, сегодня, завтра. У микрофона в Праге Анатолий Стреляный с передачей "Ваши письма".

Из Литвы прислали наклейку с контрабандной, как сказано в письме, вроде бы немецкой водки, которая распространяется на черном рынке. Название водки - "Иван Грозный". Изображен лик самодержца и шесть невнятных медалек. Вложено объявление из местной газеты. Некто сообщает, что может отвезти на работу в Чехию мужчин и женщин. Мой совет тем, кто слышит: прочитав подобное объявление, сразу выкиньте его из головы. Сразу! Автор озабочен и российскими делами. "И дураку понятно, - пишет он, - что Ельцину претендовать на третий срок не следует из-за здоровья, а Черномырдину должно быть стыдно так поднимать свои амбиции, если он столько лет только о том и заботился, чтобы ничего не делать." Солидные московские газеты, которых этот человек лишен по бедности, высказываются мягче, но в духе - том же.

"Слушаю голос вашего хозяйства давно, с 80-х годов, со времени так называемого "застоя" (хорошо бы длился он вечно), - пишет Зыгмунт Пшюлковский из Белоруссии. " В декабре-январе ваши главные задачи были две: подрыв влияния православия в России как объединяющего начала и дальнейшая дискредитация государственного устройства и руководства республики Беларусь. Наш президент - никакой не капиталист, в чем его обвиняют наши новые коммунисты, поэтому вы на него и нападаете. Оба моих деда были в свое время лишены приличных домов и почти всего нажитого, но их дети защищали советскую власть в гражданскую и отечественную, а мы, внуки, выросли, получили образование и квартиры от государства, жили, я считаю, в 50-80-е годы довольно безбедно и даже, можно сказать, беззаботно. Все ваши рассуждения насчет демократии на Западе, защите прав человека и т.п. рассчитаны на совершенных дебилов и олигофренов, а не на грамотных советских (да, по-прежнему советских по убеждениям, несмотря ни на что!) людей. Примерно в 2015-20 годах начнется полный развал ныне процветающего общества "желтого дьявола", ибо оно нежизнеспособно по своей буржуазно-капиталистической сути. Расизм, проституция, вседозволенность, неуемная страсть к наживе и потребительству, терроризм внутренний и внешний, мракобесие в умах, полная бездуховность так называемой массовой культуры, вековая привычка жить за счет горя, слез и нищеты других народов мира - все это не оставляет никаких надежд "обществу равных возможностей" на дальнейшее существование. Чистоган там правит, на вашем хваленом Западе. А ему нет дела до человека. Наступит прозрение у народов бывших стран советского блока: Чехии, Польши, Венгрии, не говоря уж о государствах Прибалтики. Россия не погибнет и укрепится, займет подобающее ей место в мире. Рынок никогда не приживется. В.И. Ленина вам не свалить! Социализм, равенство, братство, труд восторжествуют во всем мире. Не берите грех на душу, ведь скоро наше поколение должно предстать перед Вечностью или перед лицом Творца. Зыгмунт Пшюлковский."

Вот еще один грамотный, по-прежнему советский человек, который дополнил свою веру в коммунизм верой в Творца. Тем самым он так уронил Ленина, что я не представляю себе, как сможет подняться этот самый большой гонитель христианства со времен Ирода . В отличие от вас, господин Пшюлковский, Ленин не только не заклеймил бы нас, а похвалил бы, если бы в декабре-январе нашей главной задачей действительно был подрыв православия в России. "Архиважная задача в современных условиях!" - сказал бы он, потирая руки.

Слушатели обратили внимание и на такого новообращенного, как руководитель российской компартии Геннадий Зюганов - вернее, на очередное свидетельство его близких отношений с Богом. На сей раз высказался о клонировании человека. "Жизнь человека - это дар Божий, - сказал он, - и если она начнет воспроизводиться столь чудовищным образом, то мы можем получить такие полчища монстров, которые уничтожат и тех, кто их произведет." Конец цитаты. Хлебом не корми - дай что-нибудь запретить. Один из его предшественников запрещал генетику, кибернетику, запрещал десяток других наук. Само то, что против клонирования выступил, да еще от имени Бога, такой человек, как Зюганов, заставило некоторых слушателей, уже было сложивших свое мнение об этом деле, еще раз пораскинуть мозгами. Господин Храпко из Москвы приводит в своем письме соображения, которые показались мне интересными и без всякой связи с Зюгановым. Он обращается к тем людям из числа шести миллиардов, живущих на планете, которые - цитирую - "поносят западную технологическую цивилизацию, давшую им возможность так расплодиться." Напоминает им об однояйцовых близнецах, появляющихся вследствие естественного клонирования, что не лишает их неповторимости, не обрекает на одинаковую жизнь. Индивидуальность человека творится совокупностью событий и переживаний, выпадающих ему. Портит его не генетическое сходство с кем-то, а лишение свободы, особенно в начале жизни. Господин Храпко неодобрительно отзывается о журналистах, пугающих публику - читаю - "страшилками вроде: "Поточное производство детей в лаборатории", "Конвейерное тиражирование человека", "Клонирование детей". Не правда ли, - пишет автор, - жутко звучит? Почти как "кастрирование детей". В действительности говорить о конвейере глупо, так как сначала женщина должна выносить зародыш, а потом ребенка надо воспитывать 15 или 20 лет. Клонирование молекулы ДНК только усложняет этот процесс."

Письмо из Средиземноморья: "В моем роду почти ни один мужчина не умер свой смертью. Кто погиб в русско-японскую войну в Цусимском сражении, кто, пройдя первую мировую в гвардейском Преображенском полку и красноармейцем - в гражданскую, сложил голову в отечественную под Кенигсбергом, кто погиб в штрафбате, а дед по отцу сгинул в сталинских лагерях, поскольку кому-то не понравилось, что в первую мировую он воевал в казачьей дивизии. Мне 44 года, в России любимая жена и дочка, а я четвертый год "бичую" в одном из частных европейских университетов на кафедре электроэнергетики. Не подумайте, что я комплексую по этому поводу. Я понимаю и принимаю то, что происходит, поскольку сценарий событий мне стал очевиден, еще когда я был аспирантом, в конце 70-х годов. Тогда я понял, что такая лицемерная система долго не просуществует. Но все же я был в партии, - продолжает профессор, - и действовал до последних дней обвала, надеясь, что что-то можно изменить эволюционным, а не революционным путем. Мы проиграли экономическое соревнование. К социализму были ближе не мы, а страны Западной Европы. Но то, что происходит сейчас в России, - это другое. Как разрушить могущество государства - как разрушить науку, образование, здравоохранение, армию, то есть, основные государственные институты, - в этом Бжезинский лишь шел след в след за Лениным, хотя, как я заметил, вы ни разу не проронили ни одного критического замечания в адрес США. Все это я пишу не потому, что мне очень хочется высказаться в эфире, а потому, что мне интересна ваша личная точка зрения. Мне интересно, смогу ли я принять ваши контраргументы."

Это письмо пришло по международной паутине ( по Интернету по-английски), в нем много одобрительных слов о нашей работе, автор себя называет полностью, я назову только его имя - Владимир, профессор Владимир. Должен поблагодарить вас, Владимир, за добрые слова. У меня нет для вас контраргументов - собственных нет. Я возьму один ваш. Это - насчет экономической несостоятельности той системы.

Хозяйство Советского Союза, добавлю к тому, что у вас написано, стояло не просто на социалистических рельсах, чего с лихвой хватило бы, чтобы в конце-концов разрушились "основные государственные институты", а на военных социалистических рельсах. Стояло из последних сил. Вот-вот должно было сорваться в пропасть и потащить за собою весь мир. Даже будучи семи пядей во лбу, перевести такой состав на мирные рельсы было бы чрезвычайно трудно. Избежать потерь и страданий, душераздирающего скрежета и визга было бы невозможно, даже если бы это делалось с опорой на частный интерес миллионов свободных собственников. Но миллионы до сих пор не спешат становиться свободными собственниками. Они едва не избрали президентом страны сталиниста и готовы повторить свою попытку. Они избирают мэрами и губернаторами уголовников. Они уверенны, что иностранцы только о том и мечтают, как бы скупить их землю. И вот когда это все перед тобою, как на ладони (там где-то и больной президент, и алчное правительство, и развеселая дума), а тебе говорят (русский профессор европейского университета говорит!), что все это - работа старика- американца польского происхождения, и с интересом ждут, что ты можешь возразить, - нет, господин профессор, у меня нет слов...

Но случай такой и вы такой слушатель, что слова надо все-таки найти, надо объясниться до конца... Итак, вы еще аспирантом поняли, что "лицемерная система долго не просуществует" и в то же время считаете, что могущественное государство с его армией и всяческой бесплатностью могло стоять и поныне, если бы не происки американцев, которых много лет настраивал против России Збигнев Бжезинский. Система для вас - одно, а государство, великое русское государство - другое. Систему вам не жалко, а государства с его могуществом и бесплатностями жалко - и так жалко, что вы невольно ищете виноватого и обращаетесь к нему со словами, которые я отчетливо слышу, когда читаю такие письма, как ваше: "Мы так не договаривались!" Вам очень больно, когда вы думаете о России, и от боли с вас словно сходит оболочка современного человека. Обнажается материнская порода, подпочва сознания. Человек в таких случаях как бы возвращается в древность или в раннее детство. Для него тогда нет ничего натуральнее рассуждать так: больно - значит, кто-то виноват. Для начала - кто-то дальний. А там и ближнего найдем.

Пишет Гусаков Изосим Митрофанович из Молдавии: "В 20 лет я приехал на строительство Дубоссарской ГЭС, затем строил Бендерский шелковый комбинат. Женат на молдаванке, один сын работает в Харькове, второй в Минске, дочка с зятем здесь. Вы не представляете себе, какая шовинистическая, антимолдавская кампания здесь ведется! Молдавско-румынская пена ушла, творцы ее устроились, в основном, в Румынии, но приднестровский правитель Смирнов власть не отдаст ни за что. Очень страшно, Анатолий Иванович, надвигается большая беда. " Господин Гусаков пишет об одной современной книге, пропитанной духом "имперского шовинистического реванша". Вышла она в Москве, называется: "Основы геополитики", автора называть не хочу, консультантом при нем был заведующий кафедрой стратегии Академии российского Генштаба, его тоже не назову. Господин Гусаков приводит названия частей, разделов, параграфов этой книги. "Россия немыслима без империи", "Русский вопрос после грядущей победы". "Геополитическая декомпозиция Украины". Дальнейшее существование единой Украины автор книги со своим консультантом -генштабистом считает недопустимым. Западную Украину, как и всю Центральную Европу, он предполагает передать Германии - будущему главному партнеру России. "Осуществление этой сумасбродной политики, - пишет Гусаков, - приведет к огромному кровопролитию, дальнейшему обнищанию населения, будут миллионы беженцев."

Сколько известно, Изосим Митрофанович, российский Генштаб не намечает передачу Западной Украины немцам, но то, что в этом учреждении есть люди, вполне готовые разрабатывать такие операции, - факт, от которого отмахнуться нелегко. И в украинском генштабе не отмахиваются. О разговорах на кафедре стратегии академии российского генштаба знают, естественно, и в штабах Центральной Европы. Те же разговоры можно слышать в Государственной думе России. Ее большинство раз за разом подписывается под словами: "Россия немыслима без империи". Это я особо напоминаю тем нашим слушателям, которые негодующе спрашивают, почему такие-то страны хотят в НАТО.

Господин Иванов пишет: " Ельцин трубит о создании среднего класса - класса собственников как основы подъема промышленности, но побороть преступность не может, выпускает свои указы, как бумажных тигров вместо того, чтобы власть употребить как президент. Но тут он слаб, только дает материал для передачи "Куклы", и я не различаю, где Ельцин, а где сатира на него. Разве Запад не видит, как неблагополучны дела в России? Видит! Почему же Запад дает деньги России, правительству, в частности? Ведь тем самым он поддерживает банкротов, не умеющих управлять страной и не желающих оставить свои рабочие места."

Одни ругают Запад потому, что он, по их мнению, вертит московским кремлем, как хочет, другие - потому, что он, по их мнению, не делает этого , хотя мог бы. Кажется, одного этого разноречия достаточно, чтобы понять, что оба мнения стоят друг друга. Но давайте, господин Иванов, прикинем, что будет, если Запад станет вести себя так, как вы от него требуете. Что это даст вам? Станет ли вам лучше ? В мире совсем немного стран, которые напросились на такое отношение к ним Запада, какого вы ждете для России. Ирак, Куба, Северная Корея... Посмотрите, как живется там людям. Прикиньте, что будет, когда Россия опять окажется в их ряду, за стеной. Сколько страна станет тратить на пушки, сколько - на то, чтобы держать в ежовых рукавицах голодное население... Снабжать его будут по карточкам. Сразу, конечно, раскулачат всех имущих. Отнятого добра хватит на несколько недель. Введут трудовую повинность, потому что бесплатно никто по своей воле работать не будет. С утра до вечера вы будете слышать на всех волнах и каналах, какая великая и счастливая вы нация - чтобы стать еще величественнее и счастливее, ей нужно только больше и больше ненавидеть своих врагов. Придется все время где-нибудь воевать.

Короче, господин Иванов: Запад поддерживает учтивые отношения почти со всеми странами на Земле, включая и Россию, и многим помогает потому, что хочет, чтобы напряжение в мире не росло, а падало. Западу не интересно ждать войны со дня на день, надоело. Я уж не говорю о том, что никто России денег не дает. Деньги ей продают.

Из Москвы пишет Наталия Небылицкая: " Села в машину, ехать надо было на другой конец Москвы, включила "Свободу", слушаю. Вы читаете письмо жителя Боровичей Новгородской области. Он пишет про то, что до 1992 года в Боровичах было изобилие продуктов, даже колбасы, правда, не по 2 рубля 20 копеек, а по 5 рублей. Меня это зацепило. В 1990 году мы с мужем жили в Боровичах несколько месяцев. Так вот, в городе, как, впрочем, и в деревне не было ничего. Абсолютно. Ни колбасы в райкоопе, ни крупинки, ни мучинки. В ресторан райкомовской гостиницы никто из жителей войти не мог, только по особым пропускам. Муж оказался в районной больничке, я была при нем. Ни врачи, ни сестры, ни санитарки, которые вытягивали его с того света, денег у меня не брали. Я видела, что они недоедают. Сын привозил из Москвы сахар, конфеты, колбасу, сливочное масло. Я им втискивала это все буквально силком. Так что врет ваш слушатель, как сивый мерин, да что удивляться-то? Коммунистам ведь не бывает стыдно. Ложь - их образ мысли и мировоззрение. С уважением Наталия Небылицкая."

Спасибо за письмо, госпожа Небылицкая. Не все из этих людей врут сознательно, в порядке классовой борьбы, так сказать. Многие сами верят в свои сказки. А кто не верит, тот для них - враг, защитник "антинародного режима", тот выгораживает Ельцина. Положение, надо сказать, неприятное. ( Я - о своем положении). Эти люди просто не допускают мысли, что вы можете дурно отзываться о советском прошлом и не воспевать нынешний строй. Попробуйте при них хвалить Ленина и Сталина - и они не то что простят вам самые хорошие слова о Горбачеве и Ельцине, а не услышат их. Точно так будет, если вы при них будете всех ругать: и Ленина со Сталиным, и Горбачева с Ельциным. То, что вы ругаете первых двух, услышат и вам не поздоровится, а того, что вы ругаете и Горбачева с Ельциным, - не заметят. Главное для них - не обидеть и не дать в обиду "светлое прошлое". Несчастные люди, - что тут скажешь. Хотя можно понять и тех, у кого они вызывают раздражение, досаду, а то и злую радость.

Пишет Клаус Шунк из Германии: "Здравствуйте, господин Стреляный. 27 марта вы прочитали письмо из Германии от господина с русской фамилией. Высокопарными выражениями вроде "Русский народ, тебя обманывают!" он агитировал против торговли землей в России. Судя по его мышлению, он очень недавно приехал в Германию и, охотно потребляя немецкие плоды, еще не задумался, откуда они берутся, на чем основано здешнее изобилие. Он, мне кажется, делает упор на то, что он из Германии,чтобы придать своим словам определенный вес. Позвольте и мне обратиться к русскому народу. Дорогие люди! Радуйтесь, когда кто-то из иностранцев купит у вас землю и устроит на ней торговое, промышленное или сельскохозяйственное предприятие. Естественно, он ищет своей личной выгоды, но подумайте о последствиях для вас. Появляются новые рабочие места, работники исправно получают хорошую зарплату, государство - налоги. Мы в Германии знаем и видим на каждом шагу, что путь к благосостоянию лежит через свободное предпринимательство. Я разговаривал с одним своим знакомым, родившимся и выросшим в Германии. Недавно он побывал в России. Там он встретился со множеством пограничных, таможенных и прочих препятствий. В разговоре со мной недоумевал: " Российские политики все зовут нас: приезжайте, покупайте у нас что вам нужно, трудитесь , живите у нас, а на деле тебя с первого шага лишают всякой охоты делать это." С наилучшими пожеланиями Клаус Шунк. "

Автор этого письма ничего не сообщил о себе. Из того, что письмо написано по -русски и без ошибок, я заключаю, что он российский немец. Спасибо, Клаус за письмо. Мне близко то, что вы подходите к делу с двух сторон. Конечно, страна без земельного рынка - инвалид, но если просто разрешить торговлю землей, многие не худшие куски действительно могут оказаться в грязных руках. Как показывает опыт вашей страны ( я только что провел три дня в Восточной Германии), торговлю землей надо не просто разрешить, а наладить, а это значит сразу зажать в рамки ( по теперешним российским обстоятельствам, окоротить) чиновников и бандитов, чтобы и покупатель и продавец как можно меньше от них зависели. В первую очередь, от чиновника. Не перестаешь удивляться... Окоротить, зажать в рамки чиновника - значит всего-навсего ограничить его право подписи. Кажется, ничего нет проще. Составляя закон, иметь в виду: чем меньше подписей должны будут собирать для совершения сделки покупатель и продавец, тем лучше. Чиновник, лишенный права подписи, безвреден, как дитя. Никто ему и рубля не сунет - не за что. Но какой закон ни возьми, он словно специально писан к выгоде чиновника. Давно понято, в чем тут дело. Пиша закон, в таких странах, как Россия, привычно думают высокую думу о государстве: как бы оно не оказалось в стороне, как бы не пустить жизнь на самотек. Присмотревшись к таким мыслителям, один большой западный ученый однажды сказал: когда эти люди наделяют или требуют наделить государство непомерной властью, всяк из них подразумевает, что оно обязательно будет делать то и только то, чего хочет он...

XS
SM
MD
LG