Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия Вчера, Сегодня, Завтра


Нам пишет Алексей Васильевич Силичев из Люботина Харьковской области: "Почти каждый день приходят дети, просят милостыню. Вот вчера постучали в калитку. Жена вышла, через минуту возвращается в слезах: "Детки просят подаяние, двое, а еще двое, меньших, сидят на дороге, ждут их." Я выполз во двор. Вижу, девочка лет девяти и мальчик лет шести. "Как вас зовут?" - "Лена и Сережа.А это наши братики. И еще двое дома остались. Папы у нас нет, а мама больная, денег нет ни на лекарство, ни на питание." Смотрю на них, душа разрывается, но помочь особенно нечем - самих государство ограбило основательно. Я тоже во время войны побирался,и жена росла сиротой. Тогда, мне кажется, подавали больше. Дождались незалежности, будь она трижды проклята вместе с..." Тут в письме три точки.

Редкое письмо: латыш ругает своего президента .

В письмах на "Свободу" все нации бывшего Советского Союза обычно ругают Ельцина, также - Ельцина, Кравчука и Шушкевича, отдельно - Ельцина и Горбачева, сравнительно редко встречаются письма, в которых Горбачева (можно представить, как ему это обидно) пристегивают к "беловежской троице".

Иварс Карклиньш живет в Риге. "Хотелось бы, - пишет он, - чтоб весь свет узнал, что ветеран коммунистов Ульманис строит в Латвии коммунистический капитализм. Никак эти коммунисты (бывшие) не насытятся, ихней хитрости нету предела. Везде в газетах и на остановках рекламируется сексуальность, и лимузинов импортных столько развелось, что по улице не пройти, а семьи с малолетними детьми и стариков выбрасывают на улицу за неуплату коммунальных платежей. Ужас! В Латвии создается Сибирь номер два, душа очень болит, что придется идти в лес жить - невозможно заплатить за квартиру, уже некоторые живут в землянках (и с детьми!), я тоже приготовляюсь, а чиновники мне сказали: вы сами выбирали эту власть. Но я бывшего коммуниста Ульманиса президентом не выбирал, потому что я знаю, что самый страшный зверь на свете - коммунизм, из-за него мне пришлось и в России побывать, узнать холод и голод." Автор этого письма, рижанин Иварс Карклиньш - слесарь с большим стажем, радио "Свобода" слушает два года. "Очень, - пишет, - благодарен вам и тем, кто вас финансирует. Спасибо, спасибо, спасибо и прошу прощения за неаккуратность, мне нравится физический труд, я писаниной мало занимаюсь. Напишу в заключение для вас стишок по-латышски, а по-русски - сверху. По-русски складно перевести не могу, а по-латышски звучит очень складно: " У кого деньги в кармане, того ждут девушки. А у кого денег нету, тот занимается как может."

Спасибо и вам за внимание, Иварс Карклиньш, спасибо за стишок, я показал его ребятам из нашей латвийской службы, они смеялись, сказали, что последнюю строчку лучше перевести так: " А у кого нет бабок, того ждет Дунька Кулакова." Написали вы свое письмо чисто и разборчиво, для меня это знак, что вы - хороший слесарь.

Из Москвы пишет господин Храпко: "Ответьте на мой вопрос: почему во время приватизации были допущены, наряду с ваучерами, деньги ? Между прочим, я безответно задаю этот вопрос с начала девяностых годов. Допуск денег параллельно с ваучерами для оплаты приватизируемых объектов мгновенно обесценил ваучеры, превратив ваучеризацию в обман народа, который несмываемым позором лег на демократов."

Вопрос задан так, словно радиостанцией "Свобода", а не хасбулатовским Верховным Советом Российской федерации, был в свое время принят закон о приватизации. Мелочная хозяйственность неопытных людей... Очень трудным для них оказалось соображение (а оно высказывалось), что цель приватизации - приватизация, а не наполнение казны, приватизация должна была дать России настоящего массового частника, тогда и казна свое получила бы. О вине отдельных действующих лиц, пусть даже главных, говорить, конечно, можно, но если взять российскую демократию в целом, то я бы не употреблял таких слов, как "вина" и "позор". Это ее слабость, и то, что вы, господин Храпко, их употребляете, будучи человеком скорее всего демократических убеждений, лишний раз это доказывает. Зрелая демократия не выражает себя языком рассерженной толпы.

Не пересыхает поток жалоб, которые можно назвать, не в обиду тем, кто их шлет, - письмами на авось. Авось, радио "Свобода" поможет жителям сел Молоково, Мисайлово, Острова, Андреевского, Орлово, Прудищи и Богданихи прирезать земли к их домам. В свое время они получили эти дома в наследство от родителей - колхозников. При домах было оставлено по шесть соток земли. Сейчас землю можно выгодно продать, что и делают те, кому достались излишки. "Хотят сделаться миллионерами," - говорится о них в письме. "Наше поколение выдержало сталинскую коллективизацию, отцы и братья погибли на фронте в отечественную войну за землю, наше поколение работало в войну, получило медали "За оборону Москвы", " За трудовую доблесть," подписывалось на сталинские займы. А что сделали местные власти, сидя на мягком стуле двадцать лет? Воды нет, телефона нет, дороги нет, молока в магазине нет, медицинская помощь за три километра." Условия, как видим, скверные, земля, однако, дорогая: Подмосковье есть Подмосковье.

Вот письмо в полном смысле слова "на авось". Не указано, куда оно направляется, в какую организацию. Никак не подписано. Читаю: "Некоторые решающие факторы, тормозящие продвижение патриотических сил к восстановлению независимости Российского государства. Первое. Отсутствие рабочего класса в России. В советское время коммунистическая власть, опасаясь революционности рабочего класса, намеренно уничтожила классовое самосознание рабочих... Второе. Многомиллионная партия коммунистов без борьбы сдала власть, огромное государство, свой народ, союзников и себя в придачу. Теперь во внутренних разборках ссылаются на предательство в верхах. Допустим! Но почему рядовые коммунисты так покорно и организованно отреклись от идеи? Именно рядовые сыграли роковую роль в 1991 году... Третье. Когда компромиссы оказываются единственным способом отстаивания интерсов трудящихся, оппозиция превращается в удобный политический инструмент правящей власти." И так далее. В заключение говорится: "Конституционный путь освобождения России от преступной марионеточной власти заблокирован самопроизволом антинародного правящего режима. Каждый патриот должен проявить волю и включиться..."

Я уверен, что это письмо попало на "Свободу" случайно, человек писал его для газеты наподобие "Правды" . Заинтересовало оно меня и словом "самопроизвол" вместо "самоуправства". А может быть, посылал и в "Правду", да там не взяли. Это, между прочим, непростой вопрос и для демократической печати: помещать ли неприглаженные письма от малограмотных людей. Именно неприглаженные!

Вот письмо из Полтавы: " Я (такой-то) татарин (казанский), жена моя русская. В 1984 году мы приехали жить в Полтаву из Казахстана. Я работал шофером, потом устроился в домостроительный комбинат электросварщиком, потому что там начинали давать квартиры. И там произошел такой случай. Мне без предупреждения снизили разряд и два месяца платили меньше, чем другим. Я от обиды написал в газету "Труд". После этого на участке, в вагончике, устроили собрание бригады, где меня обливали грязью. Это были (такой-то и такой-то), которые в рабочее время мыли и технически обслуживали машину бригадира (такого-то). Третий был (такой-то), который облил меня грязью и сказал, что в бригаде все хорошо, чтобы оставить тещу в малосемейке, а самому получить квартиру. Обозленный профком решил сделать мне через месяц экзамен по знанию профессии электросварщика третьего разряда. Я знал, что это бесполезно и перешел на завод, но, работая на заводе, я видел, как слесарь (такой-то) за четыре года получил квартиру за счет дяди (такого-то), замначальника по кадрам и быту, начальник отдела кадров (такой-то) сделал дочке двухкомнатную за шесть лет работы, председатель профкома (такой-то) своему сыну сделал однокомнатную, причем, сын вообще не работал на этом предприятии. А я проработал четырнадцать лет, за это время сын вырос, окончил школу, окончил медучилище, женился, и теперь у нас есть внук Артур, который родился, как ни смешно, 14 августа 1996 года, на День строителя, но все мы впятером до сих пор живем в однокомнатной малосемейке, и нет ни закона, ни прав человека, распадается семья, а точнее, две семьи."

Обычное письмо неуживчивого человека - обычное для советского времени, когда основные блага не продавались, а распределялись. Вещей, которые не продаются, а распределяются на всех, как известно, не хватает. На всех (у кого есть, конечно, деньги) хватает только тех вещей, которые не распределяются, а продаются. А раз чего-то - тех же квартир - на всех не хватает, то, какой бы правильной ни была дележка (а правильной дележка быть не может уже потому, что она дележка!), всегда будут недовольные. Когда-то, работая в газетах, я проверял множество таких писем. Очень часто подтверждался только один, правда, главный, факт: тот факт, что человеку чего-то не досталось при дележке, и он, естественно, недоволен.

На радио "Свобода" наш слушатель из Полтавы написал в последнюю очередь. До этого он пять раз обращался в администрацию президента Украины, по одному разу - к президентам России, Татарстана и Казахстана, а также - к Гельмуту Колю, канцлеру Германии. "Ответ я получил, - пишет, - только из канцелярии российского президента: ваше письмо переслано в Киев." Он пришел к такому выводу: "Если президенты СНГ не сделают в каждом областном центре один полосатый почтовый ящик, в который можно будет вложить письмо даже не заказное, и люди будут знать, что они услышаны президентом или доверенными его работниками, то тема прав человека будет нарастать, я уже не боюсь этого сравнения, со скоростью расщепления урана."

Напомню, в связи с чем рассказываю об этом письме - в связи с вопросом, который задают некоторые слушатели: нужно ли оглашать неприглаженные писания малограмотных людей.

Это письмо представляет собою пример всесторонней, если можно так выразиться, малограмотности. Человек смутно представляет даже то, в какой стране и при каком строе живет. Он не знает ни своих прав, ни возможностей Гельмута Коля. Некоторые считают, что оглашение такого письма есть издевка над автором, пусть он и не заметит ее. Это серьезное соображение, с ним приходится считаться, но письма продолжают идти, и хочется иногда сказать людям прямо: качать права, дорогие наши слушатели, надо, но качать их надо грамотно, а грамотность - дело наживное. Но чаще все-таки тянет сократить это высказывание вдвое. Сказать:" Качать права надо!" - и поставить точку. Вопиющая, то есть, подающая голос, малограмотность в любом случае лучше малограмотности бессловесной. Такие вопли преобразуют страны и целые континенты, из таких воплей выросла демократия. Неуживчивый казанский татарин из Полтавы, идя на ощупь, дошел до мысли о президентском ящике для жалоб в каждом областном центре. Отсюда прямой, хотя, к сожалению, и не близкий путь до мысли, что вместо этого ящика лучше иметь настоящий суд. Суд создает общество. Произносить можно и слева направо, и справа налево. Общество создается судом, а суд создается обществом. Историки говорят, что всем своим обликом, всей своей демократической сутью Соединенные Штаты Америки обязаны своим судам. Америка сотворила суды, а суды сотворили Америку. Это были особые суды, в Европе таких не было. Американские суды создавали прецеденты - доступно говоря, они не только следовали законам, но и писали законы. Это сильно ускорило развитие общества, особенно его хозяйства.

В России и на Украине, если смотреть по нашей почте, значение судов все-таки меняется, в первую очередь, в глазах граждан. В судах много заявлений от членов разорившихся акционерных обществ. Копии шлют нам, просят переправлять дальше - в Международный суд.

Читаю: "В 1993 -94-м годах радио и телевидение Украины все уши прожужжали, расхваливая творения Кучмы - акционерные общества. Мы все свои сбережения вложили в АО "Оберич". Когда поняли, что нас обдурили, обратились в суд, чтобы вернуть свои трудовые. Целый год добивались, пока суд не вынес решение взыскать с этого АО наш вклад, но исполнительный лист до сих пор в суде. Выплаты прекращены по решению правительства, судья заявила: "Плакали ваши денежки". Куда мы только ни обращались - никто нам даже не посочувствовал. В это же время нас ограбили и при помощи Акционерного общества "Разноэкспорт", все судебные инстанции оставили нашу жалобу без удовлетворения. Анатолий Иванович, скажите, как можно обратиться в международный суд, или сами перешлите туда наше письмо..."

Как видим, в народе незаметно утвердилось мнение, что существует такой суд, который разбирает любую жалобу любого обитателя планеты. Нет такого суда, уважаемые слушатели, нет, не расслабляйтесь, заводите свои суды, укрепляйте их, это вернее. Акционерные общества, к слову сказать, творение не Кучмы. Это плод хозяйственной самодеятельности англичан и голландцев . Первое АО (называлось оно Ост-индской компанией) создали англичане в 1600 году, второе, под тем же названием, - голландцы в 1602-м.

Читая письма незадачливых акционеров, лишний раз убеждаешься, что самым серьезным вещам в своей жизни ( а что может быть серьезнее предпринимательства в материальной жизни?) люди обучаются только набивая шишки. В России, правда, дело не только в том, что миллионы не обучены свободно хозяйствовать, "крутить" деньги. Детской убежденностью, что деньги не имеют права пропадать, тут, по-моему, тоже не все объясняется. Миллионы заражены "авосем". Не может быть, чтобы взрослый человек, слушатель радио "Свобода" со стажем, сложил все яйца в одну корзину просто по дурости, как он мне пишет. На авось он складывал. Причем, авось особый, не русский, а русско-советский, двойной: авось, "Разноэкспорт" не прогорит, а прогорит, так авось, побузим и получим свое с власти, с Кучмы.

"Прежде всего, прошу простить прыгающий почерк, так как пишу в вагоне поезда, возвращаясь на "географическую родину" (в Алма-Ату) из поездки по городам исторической родины (Новосибирск, Кострома, Петербург и более мелкие населенные пункты). Мое удрученное состояние усугубилось от того, что наблюдал и узнавал из разговоров . "

Из одной благодарности за внимание к нашим передачам я обязан простить прыгающий почерк этого слушателя, но не скрою: благодарность моя была бы просто безгранична, если бы он, по приезде домой, взял, да и перебелил свое письмо.

Продолжаю читать: " В разговорах, которые я слышал на исторической родине, в газетах, которые там читал, выражается ненависть к "лицам кавказской национальности" и вообще к приезжим с юга, в том числе, к русским. Они оказались в ответе за то, что население глубинной России обеспечивало безумные траты имперской Москвы на подъем национальных окраин. В советское время, в многократных поездках по стране, я имел возможность сполна оценить разницу в уровнях жизни российской глубинки и союзных республик. Сейчас тоже наблюдал недовольство в русских областях тем, что в регионах, титулованных по национальному признаку, продолжают сохраняться льготы и привилегии. Может быть, вам известно, что из "государства казахской нации" за 5 лет убежало около миллиона русских. Бегут резвее, чем из "горячих точек" и тем более из стран Балтии, откуда раздаются крики о дискриминации русских, но среди этих последних мало кто хватается за чемоданы. У нас в Алма-Ате функционеры из "Русской общины" говорят, что в исходе русских из Казахстана виноваты западные спецслужбы."

Подписано это письмо так: "Безвестный Владимир Самуилович - земляк небезызвестного Владимира Вольфовича и, следовательно, впитавший в соки своего мозга некоторые комплексы этого "русского" и "патриота". (Оба слова - в кавычках). Правда, несмотря на свое библейское отчество, я, в отличие от "сына юриста", имел не только русскую маму, но и русского папу, да только я всегда не гордился, а стыдился, что я русский. "

Дело прошлое, Владимир Самулович, так что можно тем более беспристрастно на него посмотреть. Действительно, когда случалось оказаться в обыкновенной тульской деревне после узбекского оазиса, то можно было подумать, что Россию обдирают, чтобы процветал Узбекистан. Но! Сколько раз я ни говорил это "но!", в том числе и по радио "Свобода", многие в ответ возмущались. Называть Советский Союз империей можно, говорил я, но утверждать, что эта империя обижала Россию, что "старший брат" получал меньше всех на социалистическом пиру, нельзя. Считается, что нет ничего лживее статистики. Я бы уточнил: нет ничего лживее неполной статистики. А полная статистика показывала то, что можно было видеть (при желании, конечно) и невооруженным глазом: лучше всех в Советском Союзе жили все-таки русские, но не за счет остальных (это надо сказать сразу), а за счет того, что были самым современным из советских народов. Они составляли большинство населения крупных городов, что само по себе означало более высокий уровень жизни, они, в основном, двигали науку и технику, занимали лучшие места в управлении, в армии и госбезопасности, они, в основном, представляли советскую родину за рубежом. Преимущественно русским, наконец, был цвет рабочего класса, хотя Ленин и говорил: "Русский работник - плохой работник".

"Здравствуйте, дорогие родные: Толя, Маша, и всем вашим детям посылаю искренний привет и желаю счастья всем, крепкого здоровья. Я совсем соскучилась, хочется повидаться с вами, да денег нет и дом не оставить: лазают и воруют. Народ голодный, фабрика совсем встала, народ умирает, умерла и наша бабушка Мария, а я пока живу, копаю и сажаю, и дрова на себе вожу, вот так. У нас по улице проводят газ, а у меня денег нет, так придется до смерти возить дрова на себе. Юра и Саша уехали в Москву работать, там поступили где-то, наверное, временно, Сергей - в котельную, но там тоже не дают совсем денег. Вот так и живем, картошки тоже мало, дождей не было тем летом, а вот сейчас мочит всю неделю, вот и пишу вам письмо, а то все некогда. Пишите, как вы живете, как здоровье, напишите все - кто умер из наших . Письмо я писала два дня. Голова закружится - оставлю, а потом снова возьмусь. До свидания, целую вас всех. Если сможете, приезжайте кто-нибудь."

Что за женщина писала это письмо, куда и кому, кто переслал его нам, - неизвестно. В конверте ничего, кроме одного ветхого тетрадного листка, не было.

XS
SM
MD
LG