Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия Вчера, Сегодня, Завтра


Нам пишет Флуг Александр Валерьянович из города Волжского: "Статистика докладывает, что только 5 процентов населения в России живет по-людски, а остальные - нищета. У меня своя статистика. Уже половина квартиросъемщиков (или близко к этому) в нашем доме (хрущебе) и по всему городу ставят входные металлические двери. В нашем городе 300 тысяч жителей. Я себя нищим не считаю, моя семья имеет все необходимое, нам лучше жить, чем при Черненке и прочих, но у меня на такую дверь нет денег, да и надобности в ней не вижу. Вывод сделайте сами. "

Пишет российский академик, физик Евгений Фейнберг: "В своей передаче 23 мая 1998 года вы ответили на вопрос слушателя, почему на "Свободе" есть передача "С христианской точки зрения", но нет передачи "С атеистической точки зрения." Ваш ответ состоял из одной краткой фразы: "Потому что это теперь никого не интересует." Посылаю вам (по согласованию с академиком Гинзбургом) некоторые наши материалы, свидетельствующие, как мне кажется, явную несправедливость вашего ответа."

К письму приложены напечатанные в Москве статьи двух академиков, в которых они доказывают, что можно не верить в Бога и быть не только дельным, но и хорошим человеком, что мода на религию пройдет и - цитирую - "многовековой процесс освобождения общества от религии продолжится и в конце-концов восторжествует."

О том же пишет из Петербурга Николай Иванович Давидович: " Я очень интересуюсь атеизмом. Уверен, что я не один. Поразительно, что и в конце двадцатого столетия религиозный дурман собирает свою кошмарную жатву. Не так давно властители России остервенело оболванивали народ тошнотворным марксизмом-ленинизмом. Теперь с таким же рвением дурачат народ религией. Повседневно со всех экранов и газетных страниц несется религиозная чушь. Она оскорбляет здравомыслящего человека. Но этот человек начисто лишен возможности противостоять религиозным бредням. В то время, как народ бедствует, "царь" Борис Второй, градоначальник Лужков и иже с ними швыряют колоссальные деньги на религиозное охмурение народа. Попы, закусив удила, освящают все, что попадет под руку. Я считаю, что на радио "Свобода" для баланса совершенно необходимо учредить передачу "С атеистической точки зрения".

Из Екатеринбурга - Андрей Дмитриевич Васильев: "Если атеизм никого не интересует, почему тогда даже в США более половины родителей решительно за то, чтобы эволюционная теория Дарвина преподавалась в школах наравне с пресловутым законом божьим? Атеист имеет такое же право писать об отсутствии Бога в мирозданье, как верующий - о так называемой изначальной духовности человека."

Спасибо вам за письма, господа Фейнберг, Давидович и Васильев! Я сказал и повторю сейчас простую вещь: слушателей радио "Свобода" ( не жителей Америки, Андрей Дмитриевич, а российских слушателей "Свободы"!) не интересует атеистическая точка зрения на что бы то ни было. Христианская точка зрения на многие важные вещи интересует, атеистическая - нет, не интересует. Мы знаем это точно. Завтра положение может измениться, но сегодня оно таково. Сегодня предлагать нашим слушателям атеистическую точку зрения означало бы навязывать ее, заниматься атеистической пропагандой. Все три письма только подтверждает то, что я сейчас сказал. Они написаны отнюдь не теми, кого занимает атеистическая точка зрения. Они знают ее назубок, они ведь - носители этой точки зрения, они предлагают ее нам, а не проявляют к ней интерес. Уверяю вас, господа: если в российской гуще шевельнется интерес к атеистической точке зрения, она тотчас зазвучит на волнах "Свободы", хотя таких выражений (беру их из вашего письма, Николай Иванович Давидович), как "охмурение народа", "религиозный дурман", "религиозная чушь", "религиозные бредни", "малопочтенное православие" будем, конечно, избегать.

Очень хорошо сказал Андрей Дмитриевич Васильев: "Атеист имеет такое же право писать об отсутствии Бога в мироздании, как верующий - о так называемой изначальной духовности человека." Согласен с вами, Андрей Дмитриевич, но атеист ни о чем другом обычно и не пишет. Не пишется ему ни о чем другом... Что говорится в христианских проповедях? Жить надо так-то и так-то - по Христу. А что говорится в атеистических проповедях? Не надо верить в Христа. И только, в общем. Не редкость встретить атеиста, который говорит (причем, сам себе говорит!): верить в Христа не надо (или: не верится мне в Христа), а жить по Христу надо, буду стараться. Вот тут он и содержится, ответ на вопрос, почему передача "С христианской точки зрения" у нас есть, а "С атеистической..." нет. В передаче "С христианской точки зрения" не обсуждается присутствие или отсутствие Бога в мироздании. Вы должны признать: в этой передаче не звучит ничего или почти ничего такого, с чем не могли бы согласиться вы, атеисты. О христианской точке зрения на такие вещи, как любовь, ревность, зависть, телесные наказания, расизм, равенство полов, свобода слова, свобода выбора, богатство и бедность, слава, месть и наказание говорить можно, говорить естественно, потому что в христианстве главное - как жить, нравственное учение. Но говорить об атеистической точке зрения на эти вещи можно только с натяжкой, потому что это не совсем по части атеизма, в нем главное - не верить в сотворенность мира.

И последнее, но немаловажное. В одном письме из Москвы (написал его господин Копылов - написал в стихах, имени своего не назвал) есть такие слова:

Жизнь за царя не положу. Готов я к разрушенью храма. И Ленина обороню от срама, пока я по земле хожу.

Если представить, что на человека, готового к разрушенью храма, может влиять та или иная точка зрения, то христианская, мне кажется, подействует все же лучше, чем атеистическая, - хотя бы потому, что по натуре он глубоко (глубочайше!) религиозен. Нерелигиозные люди не набрасываются на храмы - спокойно проходят мимо, с любопытством на них поглядывая.

Это такой важный вопрос, что я еще раз скажу в порядке итога. Конечно, атеизм тоже предлагает человеку известные правила жизни, называются они гуманизмом, безрелигиозной нравственностью, но с особой охотой, с особой страстью он говорит о мироздании и желает , чтобы в первую очередь именно это интересовало в нем людей. На что мы отвечаем: разговор об устройстве мироздания важен, но радио "Свобода" существует для других разговоров.

Еще раз: спасибо вам за письма, господа Фейнберг, Давидович и Васильев. Буду рад, если вы правильно нас поймете. В христианстве главное - жить по Христу, в атеизме главное - не верить в Христа. Из этого мы исходим.

"Анатолий Иванович, почему вы не читаете писем, в которых говорят, что в России не будет порядка, пока она не разделится на отдельные государства?" - спрашивает Петр Семенович Бобылев из Петербурга. Нет таких писем, поэтому и не читаю, Петр Семенович. Нет и писем, авторы которых опасались бы раздробления России, хотя российская печать об этом говорит. К сожалению (или к счастью, в зависимости от точки зрения), Россию уже с натяжкой можно назвать цельным государством. Многие области и города (Москва - первая) живут по собственным даже писаным законам, которые противоречат российской конституции. Не говоря о неписаных... Политическая погода, установившаяся на той же Кубани, явно ставит этот край вне России. Трудно с ходу назвать область или национальную республику, где допускается настоящая оппозиция, свобода местной печати, где противники первого лица ничем не рискуют. Что еще нужно, чтобы понять курян, которые, имея это в виду, говорят, что при Руцком Курская область только числится в Российской федерации? Чем это кончится, серьезные знатоки не берутся предсказывать. Во всяком случае, распад России не прогремит, как гром среди ясного неба. Опыт беспривязного, отпущенного (и весьма распущенного!) существования есть почти у каждой составной части страны. Не будет неожиданным и другой ход событий: если Кремль все-таки попытается покончить с отпущенностью и с распущенностью российских земель. Именно Кремль, а не Москва. Москву многие уже не воспринимают как столицу страны. Слова "московская власть" уже не для всех то же самое, что "центральная российская власть." Пишущие об этом газеты, может быть, перегибают, но только чуть-чуть, пожалуй. Я припоминаю, что один слушатель года полтора назад написал на "Свободу", что схватка между Кремлем и Москвой неизбежна, что два царя долго не уживутся. Из Калининграда был этот слушатель, писал несколько раз.

"Пишет вам давний ваш слушатель Алан Зураев. Мне 22 года, я осетин, живу в городе Владикавказе, республика Северная Осетия - Алания. Я отношусь к поколению, которое принято называть "поколение next", но самое интересное, что я терпеть не могу это самое поколение, как и все, что прет на нас с "благословенного" Запада. Осточертело засилье всего импортного. Особенно удивляет уверенность янки в том, что все с пометкой "сделано в Америке", будь то промышленные товары или "права человека", - лучшее в мире. Недавно по радио "Свобода" была передача о политике США в отношении Ирана и Ирака. Выступал ученый муж, профессор какого-то там университета американского. Он пытался уверить слушателей, что простые иранцы с симпатией относятся к Штатам, что иранцы могут оценить достоинства демократических прав и свобод. Наивный человек! Видимо, он не бывал в Иране, иначе не стал бы нести такую чушь," - пишет об американском профессоре 22-летний осетин Алан Зураев из Владикавказа. - Хочу предложить следующее, - продолжает он. - Почему бы Соединенным Штатам Америки не принять ислам? Почему бы им не ввести у себя шариатские законы и за распространение наркотиков и прелюбодеяние не забивать публично камнями, а? Вы скажете, что это Америке не нужно, что это совершенно разные цивилизации и так далее и будете, конечно, правы. Так какого черта эти самые американцы навязывают свое всему миру, когда их об этом никто не просит?"

Невысокого мнения этот слушатель и о России, о русских - обращается к ним с такими словами: " До каких пор вы будете пресмыкаться перед теми, кого еще 40-50 лет назад не принимали в расчет? До каких пор вы будете терпеть во главе своего государства пьяниц, недоумков, неучей и прочих слишком ученых негодяев? Не пора ли вам просохнуть от пьянки длиной в историю Российского государства и оглянуться вокруг? Очень надеюсь, что вы, Анатолий Иванович, прочитаете хоть отрывок из моего письма и он заставит раскинуть остатками разума хоть одного нашего "россиянина".

Раскинуть-то он раскинет, господин Зураев, но вряд ли так, как вы хотите. Вы ведь оскорбляете русских, дерзите им, то, что называется - задираете русских. Русских и американцев. Я прочитал только самые мягкие из ваших отзывов об этих народах. Поставьте себя на место русского или американца. Представьте себе, что некий американец, 22-летний житель Вашингтона, поносит последними словами вашу Осетию - Аланию, ее историю, осетин-аланов как таковых, дурно отзывается об их предках, об их пророках и героях, и при этом надеется, что они, осетины и вы в их числе, прислушаются к его увещеваниям и поучениям? Представили? Что ответили бы вы такому американскому или русскому самозваному воспитателю осетинского-аланского народа?

Я не бывал в Иране (вы, думаю, тоже), почти не знаком с исследованиями иранской жизни. В таких случаях люди обычно полагаются на художественную литературу. Она, как известно, не врет, не может врать: вранье делает ее нехудожественной. Когда читаешь рассказы лучших писателей, особенно писательниц, Ирана (они переведены на русский язык), то видишь: что-что, а права человека для обычного иранца - не пустяк, хотя он употребляет другие слова или обходится без всяких слов. Убеждаешься на каждой странице, что у девочки-иранки почти такие же понятия о своем человеческом достоинстве, что и у ее сверстницы-американки, русской или осетинки.

"Слушаю вашу радиостанцию с 12 лет, пишу впервые. Я русский, родился и вырос в Дагестане, инженер. Мне пришлось побывать почти во всех странах СНГ. Хочу, чтобы вы часть моего письма донесли до тех ваших слушателей, которые мечтают вырваться куда-нибудь в Восточную Европу на заработки. Фирмы, набирающие наших людей на просторах СНГ, заботятся только о своей выгоде. Берут 300 долларов с человека, обещают баснословные заработки и документы для легальной работы. На самом же деле в лучшем случае довезут на своих автобусах до какого-нибудь городка и бросают на произвол судьбы либо подставляют какой-нибудь нашей мафии для окончательного обирания. Человек, имеющий рассудок, с фирмой связываться не будет, а за эти деньги может спокойно доехать сам и прожить месяц-полтора, узнавая насчет работы. Предупреждаю, что это удается не каждому. Незнание языка, города, законов, условий работы, организаций делает вас беспомощными. Если очень повезет, будешь иметь доллар в час, около половины заберет посредник, остальное могут отнять на вокзале ваши земляки, когда будете возвращаться назад. И послушайте, что за работа вас здесь ожидает. Можете мне доверять, я испытал все на собственной шкуре. Работать будете по 12, 14 и 16 часов в сутки, может и без обеда, над вами будет стоять надзиратель в образе мастера, понукать вас будут все, кому не лень. Характер работы: либо с киркой, либо в горячем цехе - в общем, то, от чего отказываются граждане страны. Похудеете после первого месяца килограммов на 10."

Должен поблагодарить человека, написавшего это письмо. Он меня, можно сказать, выручил. Многие просят посодействовать им в устройстве на работу в какой-нибудь стране бывшего соцлагеря, рассказать об условиях.

Есть в этом письме и политическая часть.

"Хочу кое в чем склонить вас на свою сторону, - пишет автор. - Хотел бы, чтобы вы ответили мне на вопрос о сербах . Это наш оплот, кровный брат на Балканах, за которого мы, русские, отдадим жизнь не задумываясь. Почему же, несмотря на их многочисленные победы над мусульманами, хорватами и т.д., Запад относится к сербам предвзято? Почему вы осуждаете сербов, отстаивающих свои исконные, подтвержденные историей и кровью славян, права? Уверен, вы найдете хитроумный ответ на мой вопрос, пользуясь тем, что я не смогу произвести ответный выпад, но сажайте передо мной всяких битых, лупленных, Стреляных, а также Джованни Бенси и ему подобных, - буду спорить с ними по любому вопросу, и они не выдержат полемики, уверен в этом. Заканчиваю свое письмо, извините, если нанес обиду, все это высказано от сердца. Хотя я и не согласен с вами по многим вопросам, но рад, что вы существуете, дай вам Бог здоровья, открывайте глаза людям и не выступайте против славянского мира. Русский патриот Николай."

Скажу, Николай, только о том, чего не отрицают ни русские, ни сербские великодержавники. Не отрицают же они каждый своей великодержавности - раз, особого славянского православного мира, который то ли стоит, то ли должен стоять против остальных миров, а лучше над ними, - два. Есть и третье, и четвертое, но хватит и одного - того, что под номером один. Если великодержавность победит и в России, и в Югославии, они, эти две великодержавности, согласно всем серьезным прикидкам, ни в коем случае не будут дружить, они обязательно столкнутся, как столкнулись в свое время Сталин и Тито, их имперские политики. Разговоры о "кровном" и православном братстве, о готовности не задумываясь отдать жизнь друг за друга забываются в таких случаях мгновенно. Всякое государство, а закрытое и воинственное - тем более, руководствуется соображениями земной выгоды, а не красивыми словами о "духовном" родстве с кем бы то ни было. Короче говоря: на земле, а не в облаках у имперской России и у имперской Сербии были бы не просто разные, а противоположные интересы. Кстати, Николай, - вы подробно написали о положении русских и украинских подпольных рабочих в славянских странах бывшего соцлагеря, но не рассказали, как им помогает ( и помогает ли) то, что они, их вербовщики, хозяева и надсмотрщики принадлежат к одному миру - славянскому. Их много - таких вещей, рассуждая о которых, люди опираются на что угодно, только не на собственный опыт. Это - когда им хочется витать в облаках. Опыт ведь тянет к земле.

Письмо от господина Флуга, отрывок из которого звучал в начале этой передачи, - второе его письмо на "Свободу". В первом он с возмущением писал о том, что Ельцин принародно целуется с Лукашенко. "Вы мне в назидание сказали: "С кем же ему и целоваться, как не с Лукашенко," - пишет он теперь. - Я остаюсь при своем мнении. Они друг другу не пара. Борис Николаевич Ельцин, прежде всего, человек. Он ошибается, увлекается, колеблется, но он добрый, не наглый, не горлохват, он признает свои ошибки, ни с кем не сводит личные счеты, а этот, с кем он целуется при встречах, - этот Александр хуже, чем полная противоположность..."

Дальше в письме такие выражения и слова, которых я не могу воспроизвести. Так что слушатели, которые хотят, чтобы их мнения о ком-либо были доведены до общего сведения, избегайте непечатных и оскорбительных слов. Попробуйте, вам это может понравиться. Когда стараешься говорить сдержанно, то в конце-концов скажешь и точнее, и больше.

Когда я прочитал ваше письмо, Александр Валерьянович, то подумал, что мое высказывание о Ельцине: "С кем же ему и целоваться, как не с Лукашенко!" было ошибкой. Я хотел сказать примерно следующее. Казенное мужское лобызание вошло в советский политический обиход после Сталина, при Хрущеве. Это было одно из внешних и потому особенно важных отступлений от коммунизма. Коммунистическим вождям не положено было целоваться, тем более, по русскому обычаю - троекратно. Они ведь были вождями трудовых классов, а не какой-либо нации. Они обязаны были создавать новые обычаи, а не возрождать старые. А сегодня мужские политические поцелуи выглядят уже как советская старина - не русская, а советская. Лукашенко же - самый советский из нынешних руководителей на том пространстве, и Ельцин, встречаясь с ним, видимо, невольно вспоминает себя в его возрасте. Он был тогда очень здоровый, сильный, поднимался все выше и выше. Лучше всего такое должно вспоминаться в присутствии человека, от которого веет духом того времени. Вот это я имел в виду, когда сказал: с кем же ему и целоваться, как не с Лукашенко. А вы поняли, что для меня они два сапога - пара. Это, конечно, моя вина.

XS
SM
MD
LG