Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия Вчера, Сегодня, Завтра


Письмо из Германии от бывшего советского гражданина: "Я не хочу жаловаться вам, мы с женой зарабатываем свой хлеб, но хочется сказать: не стоит преподносить все, что происходит за границей, в розовом цвете. Местные немцы, мои соседи, говорят, что они не узнают Германию. Вышло из строя отопление, вызвали слесаря, он посмотрел и сказал, что исправит после нового года в первую неделю, но не сказал, после какого нового года."

В советское время газеты писали об отдельных несознательных гражданах, которые верят в "капиталистический рай." Получается, что такие действительно были. Один из них и прислал это письмо.

Пишет Василий Егорович Свистунов, 1943 года рождения, из поселка Черкаское Славянского района Донецкой области: "На волнах радио "Свобода" слышу, как разгорелся бесконечный скандал по поводу интимной связи президента Клинтона и Моники Левинской. Я присоединяюсь к защитникам президента Клинтона. Итак, обратимся к Библии. Однажды идет сын Божий Иисус Христос и видит: стоит разъяренная толпа и пытается растерзать женщину-блудницу. Иисус Христос остановил толпу: "Стойте! Кто из вас считает себя совсем безгрешным, тот пусть первым кинет камень в нее". Толпа разошлась, так как все поняли, что в каждом из нее есть грех перед Богом. Итак, все люди грешны, один больше, другой меньше, один Бог безгрешный. Я считаю, прокурор Стар превысил свои полномочия. Он лишил президента Клинтона права на греховность. Президент - не ангел. Президент имеет право в своем грехе исповедаться в церкви перед Богом и только перед Богом. "

С большим интересом читал ваше письмо, Василий Егорович. Вы вспомнили мою любимую евангельскую историю. По-моему, она лучше всех написана - красочнее всех. Стоят они перед Христом, держат за руки женщину и рассказывают ему, какая она плохая. "А вы, стало быть, хорошие", - думает он и водит палочкой по песку. Ему и глаз на них не хочется поднять - на таких хороших, неудобно. Водит палочкой по песку...

Пишет Крутов Валерий Антонович со станции Ивакша Няндомского района Архангельской области: "Если описать одно только начало моей жизни - как от меня отказалась родная мать, сплавив в детдом, как меня тиранил там директор Колобалин Семен Афанасьевич (за два года я четырежды бежал, за что меня истязали его прихвостни), то не хватит и общей тетради. Первый срок я получил в 16 лет, а освободился, когда мне было 24 с половиной. Освободились большой компанией, еще до поезда хорошенько выпили, добавили в вагоне-ресторане. В общем, я кого-то задел, и меня высадили на станции Няндома. Отвезли в медвытрезвитель, там очистили до нитки, а утром выкинули. Вот так я остался здесь. Мне уже 50 лет, у нас с Татьяной четверо детей и четверо внуков, я седой. Я по своей натуре демократ. В свое время организовывал забастовки в нашем леспромхозе - так сказать, раскачивал лодку, очень хотелось свергнуть коммунистов. Анатолий Иванович, как ловко нас одурманил Михаил Сергеевич Горбачев! Знали бы вы, как внимательно я вслушивался в его речи. Я работал вальщиком леса, жил на вахте, домой приезжал на выходные и сразу же - за газету "Комсомольская правда". Она и сейчас лежит передо мною за девяностый год. Читаю и мне становится грустно и смешно. Ладно бы кто-то из-за рубежа нас дуранул, а то свои... С 1988 года по 1992 год я был председателем профкома. Поступали разные дефицитные вещи, моей обязанностью было распределять их по справедливости. Я так и поступал. А руководство привыкло отовариваться из- под прилавка. Я не пошел у них на поводу, хотел, чудак, остаться честным. Меня подло уволили - якобы за прогулы, которых я не делал. Я, конечно, мог бы восстановиться через суд, но мне стало так обидно! Проработал 22 года вальщиком леса в Шалакушском леспромхозе, заготовил для страны, для общества около 50 тысяч кубов леса за гроши, не совершил ни одного нарушения трудовой дисциплины - и со мной так обошлись. Лично для меня это была трагедия. Я плюнул на все и больше не пошел работать. После этого у меня появилось много свободного времени. Я плохо стал спать, а у меня хороший приемник ВЭФ-214. Вот и слушаю ваши передачи, сопоставляю, размышляю. Анатолий Иванович, я долго не мог понять, почему это вы критикуете демократов."

Вы - первый из слушателей, кто написал мне это, Валерий Антонович. Обычно пишут: ты, такой -сякой, выгораживаешь наших "дерьмократов", потому что ты вместе с ними устроил нам плохую жизнь. Продолжаю читать ваше письмо:

"Думал: за что их критиковать-то? Коммунистов от власти они отстранили, Верховный Совет Борис Николаевич разогнал. Я считал, он правильно сделал - чтобы не мешали нам налаживать рыночные реформы. И только через год до моего сознания стало доходить, что мы, простые работяги, попадаем прямиком в рабство. Тут немного осталось терпения. Достаточно искры, и я богатеям не завидую... Прочитал я "Историю" Карамзина. Все хотел узнать, при каком царе была такая смута, как сейчас, и пришел к выводу, что при Алексее Михайловиче - когда случился раскол, когда Никон создавал Новый Иерусалим и ждал конца света. Между прочим, я его считаю первым русским режиссером и архитектором. Никон ждал, что конец света наступит в 1666 году, а он наступил в 1992-м - в этом году на Россию пришел Антихрист в лице Ельцина. До свидания. Крутов Валерий Антонович."

С удовольствием читал я ваше письмо, Валерий Антонович, хотя у меня другое понимание последнего российского десятилетия. Горбачев призывал всего-навсего улучшить социализм. И таки улучшил, дышать стало легче. Михаил Сергеевич верил, что можно улучшать это сооружение и дальше, до бесконечности. Верил, между прочим, вместе с миллионами своих соотечественников. Но дальнейшему улучшению оно не поддалось. Пришлось Ельцину - тоже вместе с миллионами - отказываться от него. Некоторые говорили: отказаться надо сразу, полностью, обвально, не рубить хвост по частям. Ельцин, вместе с миллионами, сказал: " Ну, как это - сразу? Надо постепенно." А социализм - такая штука, которая, если не покончить с нею одним ударом, как сделали, например, немцы после войны, превращается в то, чем вы сейчас очень недовольны. Народ, кажется, наконец, опомнился и говорит: нет, уголовки, вместо государства, нам не надо, закончить строительство этого "изма" мы вам не позволим. Кому - вам? Опять "мы" ни при чем, опять виноват кто-то, опять надо кого-то объявить Антихристом...

В предыдущей передаче я сказал, в связи с одним письмом, что у нас нет достоверных сведений, подтверждающих те письма на "Свободу", авторы которых сообщают о глушении передач "Свободы", о том, что в России власть читает частную переписку, прослушивает телефонные разговоры. Меня просят объясниться: почему я склонен думать, что эти люди проявляют мнительность. Чтобы творились такие вещи, в наличии должно быть, пусть по-советски, но сильное государство, знающее, чего оно хочет. Нынешнее российское государство очень слабое. Оно не может собрать налоги, защитить предпринимателей от вымогателей, обуздать бунтовщиков, какими один за другим становятся губернаторы. Только что нам прислали вырезку их газеты "Хакасия". Описывается встреча главы хакасского правительства Алексея Лебедя с общественностью Абакана. Он сообщил, что предлагает Верховному совету республики принять решение об отказе платить налоги в федеральную казну. "У меня нет желания посещать заседания Совета Федерации,"- заявил он. События последних лет понимает так: " Сначала расчленили страну на 89 субъектов. А ведь она всегда была сильна единством. Затем ввели плюрализм. Россия раскололась на партии, течения, которые стали бороться между собой. Затем позволили обосноваться зарубежным конфессиям в виде различных религий." Такими речами, такими делами Хакасию - и не ее одну - по существу, выводят из России. Государство, которое с этим мирится, вряд ли в состоянии прослушивать телефонные разговоры и вскрывать частные письма. Будем надеяться, что оно не будет этого делать и впредь, но уже не потому, что будет оставаться слабым, а потому, что станет сильным - сильным демократическим государством.

Вот, кстати, еще одно письмо, только что пришло: "Не подписываюсь. Береженого Бог бережет. У нас принято при дружеском разговоре уходить подальше от телефона и отключать репродуктор от радиоточки. " Так - в конце, а выше - о современной молодежи: "В большинстве ее не интересует, что будет завтра, тем более - что было вчера. Подавай им "сейчас", а это наркота, музыка, даже секс в этот ряд не ставлю. Чему мы можем их научить? Все то, во что мы верили, пускай и не полностью, - побоку, новые ценности душа не принимает. Теперь мне понятно состояние людей, когда у них отбирали веру в Бога." Так пишет этот наш слушателей и боится назвать себя.

Письмо с Украины: "Грязный русофоб, ответь, за что ты так ненавидишь русских. Что мы тебе сделали? Почему ты спишь и видишь Россию в гробу? Почему тебе не нравится русская империя? Или СССР? Вспомни о муках ада! Убейте, не могу понять, зачем называть объединение Украины и Белоруссии с матерью-Родиной этим гнусным словом - интеграция? Эти территории следует не объединить с Россией, а присоединить к ней. Русь не должна разбрасываться своими землями, а открыто заявить свои права на них. Не думай, что пишет тебе какой-то левый идиот, фанатик, нет, тебе пишет русский, который стонет под ненавистным игом Киева. Меня не интересуют социальные вопросы, а интересуют меня национальные, русские вопросы. Я не советский, а русский, а советскими должны быть все нерусские, а точнее, насекомые. Скоро вы учуете смущенной душой железную поступь русского человека. Русская география огромна - от Нила до Евфрата, от Ганга до Дуная. Достоевский, Тютчев (мой любимый поэт) сейчас были бы с нами, то есть, под красным флагом. Тютчев бичевал своими стихами левых, декабристов, словом, розовых, а теперь он был бы красным, а эти ублюдки декабристы - демократами. Почему? Да потому, что русские национальные интересы защищал в девятнадцатом веке монархист Тютчев, а теперь это делают коммунисты. Вы это понимаете прекрасно. Понимаете вы также и то, что компартия Украины - это русские люди за линией фронта. Их задача - поднять здесь русский флаг. Открытую русскую партию "хохол" по разным причинам не поддержит, а коммунистическую - может. Лукашенко, в глазах простого "бульбаша" (так автор называет белоруса) выглядит не русским, а борцом с богатыми, а нашу политику он проводит попутно и подспудно. Почему? Потому что простой "бульбаш" все-таки не может окончательно отбросить свое наречие. Если Сашка сказал бы своим избирателям: "Ну, все, с нонешнего дня мы - Россия и все тут!", многие его не поняли бы и попали бы в лапы к националистам. Вот где противоречивость русской души..."

Если в начале своего письма этот человек бранится, а в середине угрожает половине мира, то в конце настроение его меняется, он даже переходит с "ты" на "вы": "Вы не поймете, как тяжело мне, чиновнику, каждый день видеть нелюбимые гербы, флаги, язык! За что вы нас так? Почему? Ведь не было русификации Украины! Как можно русифицировать русское? "

Написано, как видим, кровью сердца, только вряд ли это сердце чиновника. Думаю, старшеклассник или студент не дальше второго курса. Хотя не так давно я встречался с одним московским священником, может быть, самым образованным из московских священников, - тоже считает, что Украины как таковой не было, нет и не будет, была, есть и будет, мол, область России. Такому человеку, конечно, очень тяжело сейчас. Он прав, когда говорит, что мне не понять, как ему тяжело. Понять его может разве что украинец, который считает, что не было, нет и не будет России. Такие тоже пишут на "Свободу": передайте, мол, русским, что Русь - это мы, украинцы, а они - чудь и мерь, господи прости. Обоим тяжело - как только может быть тяжело человеку, который хочет, чтобы жизнь подчинялась не себе самой, а ему, а она - ни в какую.

Достоевский, конечно, мечтал о Константинополе и в Индию был не прочь отмахать поход, и Тютчев был готов составить ему компанию, но Зюганову ни тот, ни другой компанию, по-моему, не составили бы. В организации Зюганова, как мы знаем, нет ни одного по-настоящему талантливого, крупного человека. Или от природы недаровитые, или истощившиеся... Не идут сейчас талантливые в такие организации. Одно время шли, но это было давно, да и то - талантливейшие, крупнейшие все-таки не соблазнились. За Лениным не пошли ни Бунин, ни Ахматова, ни Бердяев...

По электронной почте поступило письмо неизвестно откуда и от кого, автор указал только свое имя: Йонас. " Когда-то историческая наука в России, - пишет он, - отличалась исключительной глубиной и оригинальностью. Теперешние историки этого уровня еще не достигли, и произойдет это, видимо, еще не скоро. Все же одна глубокая мысль недавно прозвучала. В одной из последних передач радио "Свобода", выходящих под вашей редакцией, вы, Анатолий Иванович, сказали об особой сложности отношений между русским временем и русским пространством. Из-за монгольского нашествия Россия потеряла много времени и приобрела много пространства. С тех пор она только то и делает, что пытается наверстать время и не заплатить за это пространством, сказали вы. Таким образом, вы назвали главную причину очень многих неудач российской социальной и экономической политики, стратегическую причину. Как я понимаю, особая приверженность к пространству (пространственное отождествление) настолько глубоко сидит в русском сознании, что изменить тут что-либо невозможно. Когда ученица седьмого класса пишет поэму о дорогих ее сердцу камнях Курильской гряды, обливая тетрадку слезами, то это ярчайшим образом свидетельствует, что роковое пространственное отождествление уже произошло. Вообще, пространственное отождествление свойственно всем людям, только в разной степени. Когда оно преобладает, жизнь делается застойной. Но когда преобладает временное отождествление, когда люди думают не о том, как приобрести или удержать пространство, а только - как пришпорить время, в котором они живут, тогда жизнь становится слишком изменчивой, а значит поверхностной, лишенной устойчивости. История Европы знает все возможные варианты соотношения пространственного и временного отождествления, так что можно, видимо, с уверенностью сказать: пока пространственное самоотождествление России будет таким сильным, как сейчас, она не сможет устроить для себя достаточно интенсивную жизнь, то есть, жизнь, которая существенно и безостановочно меняет личность и общество, обеспечивает то, что называется структурной перестройкой в самом широком смысле. С добрыми пожеланиями Йонас."

Спасибо за добрый и содержательный отзыв на нашу передачу, Йонас. Исчерпанность экстенсивного пути развития была осознана в Советском Союзе еще при Брежневе, требование перейти к интенсивному развитию было вписано в постановление очередного съезда КПСС. Несколько лет подряд, вплоть до следующего съезда, об этом много говорилось. Звучало жутковато и обнадеживающе, революционно: все, дальше привычным путем идти некуда, больше нет хороших пустых земель, нет избытка рабочей силы, нет легкодоступных месторождений, жить за счет даров природы и мышечной силы, не считать затраты уже нельзя, выход один брать не "колицтвом, а кацтвом". Именно тогда появилось это выражение, объясняющее человеку с улицы, что такое экстенсивное развитие и что такое - интенсивное. Экстенсивное - за счет шири, пространства, за счет того, что в готовом виде лежит на пространстве - бери голыми руками и потребляй. Интенсивное - за счет глуби, глубины человеческой мысли, науки и техники, рачительности. Экстенсивное - нерачительное, интенсивное - рачительное. Нацеленность сознания на пространство толкает к использованию экстенсивных источников и способов развития, нацеленность сознания на время означает, что используются интенсивные источники и средства. Примечательно, Йонас, что как раз тогда, когда одна рука вписывала в партсъездовские документы требование интенсивного развития, мановением другой руки был послан "ограниченный контингент советских войск" в Афганистан. Пространственное самоотождествление России праздновало очередную разрушительную победу над временным...

Если бы человек, в сознании которого, как говорится в его письме, русская география простирается от Нила до Евфрата, от Ганга до Дуная, вник, сколько вреда России уже причинила и причиняет такая любовь к ней, он бы и сам вспомнил о муках ада, а не только меня призвал вспомнить.

"Добрый день или вечер, Уважаемый Анатолий Иванович! Пишет вам радиослушатель из шахтерского края Бабенко Анатолий Митрофанович. Мне 44 года, родился и по сей день живу в Дзержинске, это центральный Донбасс. А предки мои из Луганщины, из села Лимаревка. Дед был трактористом, тогда тракторы только начали появляться (те, со "шпорами"). Была коллективизация, тридцать третий год, голод. Шел сев. Трактористы варили себе кутью - подвешивали сумочку с зерном в радиатор и варили. С дедовым напарником случилось по тем временам непоправимое. Сумочка разварилась - лопнула, зерно забило радиатор, и трактор встал. Это было "ЧП". Приехала "тройка" из района и всех четверых: деда, его напарника, бригадира тракторной бригады и его помощника забрали и увезли, так и по сей день о них ни слуху, ни духу. Мой отец всю жизнь проработал на коксохимзаводе, во вредных цехах, на пенсии ему мало пришлось пожить. Мать работала на шахте, на погрузке угля, на выборке породы. Я работаю слесарем-водопроводчиком. Живу с матерью, она пенсии получает 58 гривен (и ту вовремя не платят), да у меня 150 зарплаты. Вот так и существуем. Анатолий Иванович, тезка, у меня к вам вот такая необычная просьба. Давно, хуже не придумаешь, мечтаю покурить трубку (натуральную), трубочного табачку, но в этой яме их у нас нет, а это мечта, можно сказать, всей жизни. Анатолий Иванович, не могли бы ли вы, если можно, конечно, выслать мне трубку, ну, и хоть пачку табачку? На этом буду заканчивать письмецо, кладу эскизы на трубку. До свидания, всего самого доброго."

В письмо вложено три... я бы не назвал их эскизами - настоящие рисунки, цветные, каждый на отдельном листе, на одном изображена сильно выгнутая трубка, на другом - слабо выгнутая, на третьем - прямая.

XS
SM
MD
LG