Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия Вчера, Сегодня, Завтра


Письма301098

Любовь Анисимовна Щербина из Бердянска пишет нам о своем брате: " Мой брат Анатолий Щербина любил море, служил на флоте в Тихом океане, а у нас Азовское море. Он очень был талантлив, играл на аккордеоне, гитаре и других струнных инструментах, писал стихи, повести, песни, но ничего не печатали. Правда, за одну какую-то песенку ему заплатили какие-то копейки. Умер он от русской болезни в возрасте 54 лет". Любовь Анисимовна сочинила ему эпитафию в стихах, собирается поместить ее на могильной плите, интересуется моим мнением. В эпитафии 12 строк, из них я бы оставил две, Любовь Анисимовна: "Я был дитя врага народа, прими, упрячь меня природа!"

Валерия Ивановна Озерова из Минска: "Анатолий Иванович! Не хотела вам писать, но не выдержала. Вам не стыдно? Вы же хуже полицаев в годы войны. Те хоть, как правило, были тупыми. Вот беда всех таких, как вы, что людей вы держите за идиотов. В Белоруссии истинная картина такая. Я - доцент вуза, а не политик, можно верить информации. Продуктов и промтоваров очень много,на любой вкус. Продавцы умоляют купить, а не наоборот. Денег у людей мало, это действительно так, поэтому покупательная способность народа невелика. Нормы отпуска в одни руки введены президентом не потому, что товаров мало, их - изобилие (посмотрите наши рынки!), а потому, что в других республиках (странах) товары дороже, и наши много вывозят, а норма позволяет несколько контролировать вывоз - и только. Что значит "два куска мыла в одни руки"? Во-первых, это только в государственных магазинах, мало тебе - пойди в другой и возьми еще. Но этого не надо делать, так как на рынках покупай сколько хочешь, и так - на каждый товар. Зачем же вы сознательно искажаете ситуацию? Тошнит слушать вас. А вообще, мне таких, как вы, жаль, как жаль мелких, продажных людей вообще. Полицаи, повторяю, были честнее, чем вы. Слава Богу, что есть еще на земле или были такие люди, как Сахаров, Лихачев и другие - совесть нации. Оставайтесь со своей продажной мелкой душой. Валерия Ивановна Озерова."

В одной из предыдущих передач я сообщил между делом о нормах отпуска потребительских товаров в Белоруссии. Эти нормы были напечатаны в российской газете "Коммерсантъ", мы оглашали их и в очередном обзоре российской печати. Уксуса - одну бутылку в одни руки, спичек - десять коробок, носков - две пары, сметаны - пятьсот граммов, сапог резиновых - пару, мыла туалетного - один кусок, зато хозяйственного - два. Интересно было узнать, что вы довольны окружающей вас действительностью, Валерия Ивановна, - довольны властью, довольны президентом. Это редкость в наши дни, да и не только в наши. Многие жители даже самых благополучных стран очень недовольны и своей жизнью, и своим руководством. Если захотите написать нам еще раз, сообщите, какой предмет вы преподаете. Не все ясно с уксусом, продажу которого ваш президент тоже нормирует. Значит ли это, что отдельные его избиратели и уксус кинулись, было, скупать для вывоза в страны, где он дороже? И торты? И сметану? Я, кстати, не говорил, что нормирование потребления в Белоруссии означает нехватку продуктов и промтоваров. И в мыслях такого не было, вы напрасно ополчились на меня, Валерия Ивановна. Я знаю, что введение норм отпуска всегда и везде означает нехватку не товаров, а экономической грамотности у людей власти. Об этом писал и академик Сахаров в те времена, когда население Советского Союза снабжалось по талонам. Хотя это так только говорится: безграмотность. Она - следствие. Где отмеряют мыло, там отмеряют и мысль. Одно не бывает без другого. Отмерять мыло и не отмерять мысль, отмерять мысль и не отмерять мыло - неинтересно людям, которые за это берутся.

Борис Константинович Помазков из села Губари Борисоглебского района Воронежской области осуждает меня за то, что я, как редактор, позволил Якову Кротову в передаче "С христианской точки зрения" неодобрительно отозваться о телесных наказаниях детей. "Что это? - пишет он. - Попытка ревизии Священного писания? Ведь Библия прямо говорит: "Кто не бьет своего ребенка, тот враг ему." Всевышнему виднее, как наставлять детские души."

Читая ваше письмо, Борис Константинович, я представил себе человека, который порет своего ребенка, чтобы угодить писанию, - и не мог не согласиться с уголовными кодексами всех демократических стран христианского мира, которые предписывают таким верующим тюрьму, когда они слишком усердствуют в своем служении Всевышнему. Не мог не согласиться!..

Из Екатеринбурга нам пишет Елена Викторовна Кузнецова:

"Ах, "Свобода","Свобода", лукавая и кокетливая дама средних лет, желающая и все еще надеющаяся понравиться! Вы говорите, что Америка никого не грабит, что простые люди на Западе достойно живут и гордятся собой. Но позвольте задать вам вопрос: за счет чего или кого? Процент людей, населяющих "цивилизованный мир", - примерно 28, и они тратят на себя примерно 74 процента энергоресурсов, вырабатываемых на планете. В массе своей они об этом и не подозревают. Но неужели и вы, господин Стреляный, первый раз об этом слышите? Или не понимаете, что эти цифры означают? Не верю! Наше компрадорское правительство превратило Россию в донора этой системы. Если бы у истоков реформ стоял такой человек, как Лукашенко, а не Гайдар, то мир сейчас находился бы в глубочайшем кризисе (таковы были прогнозы) и внимательно изучал рекомендации Римского клуба. Но промыслу, господин Стреляный, было угодно дать нам тех правителей, которых мы заслуживаем. Мнится мне, что мое письмо прокомментировано не будет. Кузнецова Елена Викторовна. Екатеринбург."

Уважаемая Елена Викторовна, согласитесь, что Леонид Ильич Брежнев был по духу ближе к Лукашенко, чем к Гайдару, но и он не решился перекрыть кран. Наоборот, при нем-то кран был отвернут до отказа. Советский Союз был не в состоянии обеспечить себя хлебом. Дело быстро шло к настоящему голоду. Выбор был такой: или выморить население, зато оставить Запад без советской нефти, или сделаться донором для "мира эксплуатации и угнетения" и сохранить в целости и сохранности "новую историческую общность людей - советский народ." Брежневу сказали: Запад без нашей нефти как-нибудь обойдется, а мы без его хлеба и промтоваров кончим наши дни на Лобном месте. Я сам держал в руках секретную бумагу такого содержания.

Вы спрашиваете меня, госпожа Кузнецова, понимаю ли я, что означают цифры, согласно которым расход энергии в богатых странах выше, чем в бедных. Эти цифры означают, что в бедных странах меньше городов, заводов, меньше автомобилей, стиральных и кухонных машин, холодильников, бассейнов, видеотехники, компьютеров и прочих механизмов, приборов и приспособлений. Что сказал 30 лет назад Римский клуб (так называется одно из международных ученых обществ - маленькое, но весьма почтенное) ? Надо, сказал, беречь невосполнимые источники энергии, надо создавать менее прожорливые машины и приборы, чтобы топлива хватало всем - и развитым странам, и развивающимся, чьи потребности в топливе будут год от года возрастать. Иначе, пригрозил Римский клуб, западный мир может однажды остаться без горючки. Тут же нашлись люди, которые истолковали дело так, что богатые страны живут за счет бедных. Мол, сам Римский клуб это признал. Во-первых, из большинства бедных стран выкачивать нечего. Насыщенные нефтью страны - отнюдь не самые бедные. Во-вторых, нефть никто ни у кого не берет за так. Причем, нефть бедных на мировом рынке стоит столько же, сколько и нефть богатых. В бедных странах, включая Россию, потребляют большую часть хлеба, выпекаемого в мире. Могут ли богатые сказать, что бедные их объедают? "Мы работаем, а вы наш труд едите." По вашей логике, Елена Викторовна, можно так сказать... В России выпивают известное количество горячительных напитков, в том числе покупных. Можно ли сказать, что Россия "обпивает" те земли, где пьют меньше? По вашей логике, можно.

Оттого, что некоторые российские слушатели радио "Свобода" считают европейцев, американцев, японцев захребетниками, последним ни холодно, ни жарко. Хуже тем, кто так считает. Такими разговорами, такими письмами они сами себя расхолаживают, расслабляют, разоружают перед жизнью. Человек, опустивший руки, одну из них скорее поднимет за "батьку", который будет выдавать ему один кусок туалетного мыла, зато два - хозяйственного. Тому, кто впал от зависти в уныние, кто потерял веру в себя и в свою страну, трудно, конечно, поверить, что в Африке мало потребляют не потому, что много потребляют в Европе, Америке или Японии, а просто потому, что африканцы бедные. (Почему бедные - разговор особый: не очень высокий уровень образования, не превосходная организованность. Люди притерпелись к орде своих вождей и чиновников - к опеке, к поборам и произволу, притерпелись ко всему, что сковывает волю и почин.)

Пишет Олег Ковалев из Мурманска: "Мне 46 лет, родился и вырос в Мурманске, однако, каждое лето нас с братом родители вывозили на Кубань к дедушке и бабушке. Дедушка и бабушка с нами разговаривали по-русски, но часто использовали украинские слова и обороты, вокруг же были люди, говорившие если и не на украинском языке, то на характерной кубанской "балачке". Сначала мне, уроженцу севера, просто слух резала их речь, даже драться приходилось из-за того, как надо правильно говорить." К "балачке" Олег в конце-концов привык, а вот с речью американцев его отношения не сложились. Они, пишет он, "говорят на языке, который лишь по недоразумению называется английским" И вообще: " Это страна, в которой нет почти ничего своего, собран сброд со всего мира, каждый уезжал со своей исторической родины, чтобы окончательно порвать с ней, а теперь они превозносят себя до небес, хотя их благосостояние построено на ограблении всего мира." Это самые мягкие его высказывания о Соединенных Штатах Америки. Есть еще только одна страна, которая ему не нравится почти так же. Это - Украина, которая, как он пишет, "изо всех сил пыжится изобразить из себя настоящее незалежное государство." Своим существованием она ни на минуту не дает господину Ковалеву забыть судьбу Советского Союза - его родины, которая теперь - дословно - "унижена, ограблена, порабощена, низведена до "банановой республики". Подчеркивает: "Рассуждаю я так не потому, что стою на позициях великодержавного империализма, а потому, что мне просто больно, за державу обидно." В будущее господин Ковалев глядит, однако, без печали, он уверен, что "Америку рано или поздно ждет участь всех империй в истории человечества, то есть, закат, упадок и развал, а вот Россию, я верю, ждут лучшие времена." Он сильно надеется на Бога: "Бог все видит и каждому человеку, каждому народу воздает по делам его. Моя бабушка говорила мне: у людей правды нет, правда - у Бога. А пока мне очень больно, Анатолий Иванович, особенно оттого, что Украина стала сопредельным государством. "

У написавшего это письмо господина Ковалева из Мурманска высшее образование, он инженер-океанолог, закончил Ленинградский университет, географический факультет. Тех, кто начинает изучение английского языка с американского английского, он, по всем отзывам, не раздражает, господин Ковалев. За кубанскую "балачку", будь она вашей родной, вы бы тоже никого не стали колотить. Хотя есть люди, у которых такие вещи, как чужой язык, чужие обычаи вызывают не раздражение, а благожелательное любопытство. Таким, конечно, жить легче.

Высказывания господина Ковалева, настроения господина Ковалева - это рассуждения, настроения настоящего, природного, так сказать, великодержавника, имперца. Но он не хочет прослыть таковым, вот что примечательно! Напомню его слова: "Рассуждаю я так не потому, что стою на позициях великодержавного империализма, а потому, что мне просто больно, за державу обидно." Великодержавники, мол, люди плохие, а я хороший. Значит, я не великодержавник. А хороший я потому, что мне больно и обидно, я страдаю. Напишите нам, господин Ковалев еще раз! Вот вы с болью в сердце, со светлой надеждой просите Господа наслать беды на Америку с Украиной и процветание - на Россию. Почему вы решили, что с такой же болью в сердце, с такой же светлой надеждой о том же самом - об упадке Америки с Украиной и о подъеме России - не может молиться великодержавник, имперец? Австрийские офицеры, когда развалилась их империя, стрелялись. Русские тоже такие были. Даже советские такие были: генерал Пуго застрелился, маршал Ахромеев повесился... Я говорю это и думаю: стоит ли? А вдруг господин Ковалев послушает меня и перестанет стыдиться своей великодержавности.

"Пишет вам моряк-"подфлажник" Корчинский Сергей Анатольевич. Работаем мы на судне под Бермудским флагом, между Англией и Голландией, капитан - ирландец, восемь украинцев, один русский. Зарплата регулярная, по береговым меркам, нормальная, питание приличное, грех жаловаться. Я давно слушаю радио "Свобода" и, что немаловажно, все время пытался быть вашим оппонентом, но это у меня не получилось. Признаюсь вам в этом, хотя и понимаю, что некоторые трудящиеся из стран СНГ обвинят меня, как и вас, в пособничестве Западу. Стремление обвинять заложено в них генетически, в этом я за сорок лет своей жизни убедился вполне. К счастью, это не относится к нашему экипажу. Средний наш возраст - тридцать четыре года, люди жили и "там", и "здесь" , то есть, и при советской власти, и после нее. Такому возрасту принять переход от одной формации к другой легче, чем ребятам постарше. Мне тут пришла в голову одна мысль. Зачем людям Запада так беспорядочно тратить свои деньги на страны СНГ? Может быть, лучше организовать "План Маршалла" на современный манер? Пятилетку по-капиталистически... После войны Европа, благодаря этому плану американской помощи, быстро совершила колоссальный подъем своего хозяйства. На мой "выпуклый" глаз мы отстаем от Европы в чем-то на 30 лет, в чем-то на 50. А бедные соседи, как известно, ничего, кроме проблем, не несут. Не знаю, Анатолий Иванович... Может, мое мнение примитивно, у меня не хватает образования, чтобы не выдумывать велосипед, но вдруг все-таки найдется светлая голова, которая увидит в моей идее рациональное зерно? С уважением Корчинский Сергей Анатольевич. Голландия, судовой мобильный телефон (такой-то)"

Светлые головы, прежде всего, российские, давно, Сергей Анатольевич, прикидывают разные выходы для России, в том числе и похожие на план Маршалла. Считается, например, что ей могло бы помочь прямое валютное управление, которым интересуются некоторые слушатели - просят рассказать, что это такое. Запад вынимает из дела какую-то сумму денег (несколько десятков миллиардов долларов) и замораживает ее на особом счету. Под ручательство этих денег Россия печатает свои. Международный комитет следит, чтобы не было выпущено ни одного не обеспеченного рубля. Это и называется прямым валютным управлением. Смысл его в том, чтобы дать стране деньги, без которых она задыхается, и в то же время не позволить правительству портить монету, чем оно занимается в настоящее время. Но в таком случае резко сужается простор для чиновничьего воровства и произвола, для кумовства, взяток, всяческой "халявы". Думское большинство называет это потерей государственного суверенитета. Есть и другие планы. Короче, Сергей Анатольевич: как сделать, чтобы деньги потекли не из России, а в Россию, как сделать, чтобы миллионы жителей России обрели собственность и захотели или были вынуждены честно извлекать из нее прибыль и вкладывать ее в дело, без чего она будет бедствовать вечно, - светлые головы давно знают. Беда в том, что их знания не нужны обществу. От светлых голов отстает любое общество. Но одно отстает меньше, другое - больше, а третье - настолько, что... посмотрите, кто правит в Белоруссии, за кого готово голосовать большинство в России. "Народ, к сожалению пассивен, - пишет Иван Васильевич Коваленко из Хмельницкого, - и идет на поводу у тех, кто похлеще врет и обещает. Благодаря этому имеем то, что имеем. В этом наша трагедия."

Альберт Гринберг из Латвии: "Я не могу взять в толк одну вещь. С древнейших времен матери инстинктивно закрывали лицо ребятишек, да и не только ребятишек, чтобы уберечь хрупкую психику ребенка от лицезрения не должного поведения взрослых, а радиостанция "Свобода" наоборот, старается пошире открыть глаза слушателей на всевозможные мерзости, творимые людьми. Вероятно, это происходит из-за того, что вы рассматриваете борьбу за свободу или борьбу за права человека как особую святыню, божество человека западного мира. Но из мерзости произрастает только мерзость, а для прекрасной розы необходима хорошо унавоженная почва. "

Сколько существует печать, столько и пишутся такие письма, как это, произносятся такие речи. К ним охотно прислушиваются самодержцы, фюреры, "батьки", переводят невинные "пожелания трудящихся" на язык уголовных кодексов. Письма вроде этого не дают забывать, что даже такие явления, как советская цензура, социалистический реализм, вытекают из природы человека. Это тоже как будто общепризнано, но не всегда приятно об этом думать, невольно хочется все свалить на Сатану, на Сталина, на Максима Горького. Сатана-то Сатаной, но один хочет знать правду, другой - слышать только то, что ласкает слух. Прямые вопросы трудно задавать, но я все-таки хочу спросить вас, Альберт Гринберг из Латвии. Вы, как видно из вашего письма, не считаете, что стали хуже оттого, что постоянно слышите на волнах радио "Свобода" о "не должном поведении взрослых" - о подавлении свобод, о нарушении прав человека. Почему вы думаете, что другие слушатели не такие стойкие? Мы, со своей стороны, исходим из того, что радиостанция "Свобода" - не мать и не отец нашим слушателям, не нужна нам такая честь, а они - не ребятишки.

Костина Антонина Васильевна: "Кто дал вам право прохаживаться по России и русским людям? Что вы копаетесь в архивах и выкапываете все и вся, доказывая, какая Россия плохая, проклятая, безмозглая страна, а люди, в ней живущие, - полное ничтожество? Чего вы вообще лезете к России? Кто вас уполномочил? О чем вы только не копаете, что вы только не анализируете! И о сталинском периоде, и о гражданской войне, и о великой отечественной. Нашелся гигант мысли и отец русской демократии! Короче, каким-то образом вы пробрались на радио "Свобода", пусть Бог будет вам судья. Уверена, что на американских хлебах вы будете оплевывать любую страну."

Да ведь мы вместе, госпожа Костина, ели американский хлеб - в течение целой четверти века ели. Начали при Хрущеве... Ел и господин Ковалев, выпускник Ленинградского университета, считающий, как вы слышали, сбродом 200-миллионный народ, который его кормил как раз тогда, когда он там учился на географическом факультете, на инженера-океанолога.

XS
SM
MD
LG