Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Your Letters


Говорит радио "Свобода." "Россия вчера, сегодня, завтра." У микрофона в Праге Анатолий Стреляный с передачей "Ваши письма". Александр Марченко из Ростовской области пишет: "Думаю: с чего это наш народ любит боевики смотреть? А ведь это в людях тоска по годам стукачества. Теперь доносить вроде некому, но привычку хочется куда-то приложить. Больше ты не нужен как "стукач" в жизни - буду следователем или полицейским в своем воображении, глядя на экран." Любопытная точка зрения. Правда, первые боевики появились и, кажется, навечно прижились в странах, где "стукачество" не поощрялось. Интерес к приключениям, к поединкам разного рода, к загадочным и жутким историям пробудился в человеке раньше, чем ябедничество. Во всяком случае, хочется так думать.

Пишет Емельян Прохорович Шпак из Челябинска: " В 1991 и 1993 годах Ельцин имел возможность избавиться от партноменклатуры, но, к сожалению, этого не случилось. Вот и строим демократическое, правовое государство прежними обкомовцами и горкомовцами. В прошлом году губернатором нашей области избран Сумин Петр Иванович. Этот комсомольский работник с вузовской скамьи возглавлял обком и напоследок - облисполком. В течение десяти лет кормил челябинцев по талонам: 200 граммов животного масла, 400 граммов макарон, 10 коробков спичек. У народа короткая память, и он в виде протеста против тяжелой жизни опять избрал коммуниста."

Петр Андреевич Антонов из Минска: " Вы вот как-то читали письмо о том, как при ликвидации кулачества как класса один коммунист схватил полуторагодовалого ребенка за ножку и выбросил его через окно в снег. А мне дед рассказывал случай, когда коммунист сначала ударил "кулацкого" ребенка головой о стену и только потом выбросил его в снег. Теперь о настоящем времени скажу. Только дураку непонятно, что затевается. Я видел, с каким удовольствием Лукашенко заявил, что платить за газ не можем, и как доволен был переговорами с ним Рэм Вяхирев, главный "газовик" России. Если учесть еще удовлетворение Лукашенко его встречами с российскими губернаторами, то ясно, что речь идет о заговоре с целью свержения демократии в России и об установлении кровавой диктатуры коммунистической мафии. Раз Белоруссия не будет платить за газ, в России нечем будет платить шахтерам, учителям, врачам. Значит, еще больше людей выйдут на рельсы, и демократии в России будет конец. Имя Рэм состоит, как известно, из первых букв слов: революция, электрификация, мир. Так называли своих детей наиболее преданные Сталину кагэбисты, энкаведисты и партийные номенклатурщики. Под словом "мир" они понимали, что они захватят Финляндию, а Польшу и Румынию поделят с Гитлером, оккупируют Афганистан, но с ними никто воевать не будет. Не возьму в голову, как этого не понимают в российском правительстве. Ведь этих "Рэмов" в России - хоть пруд пруди. Любые кредиты, любые вливания они замотают и выгонят в своих интересах людей на рельсы. В отношении "рэмов" надо поступить так, как в Чехословакии. Вот тогда в России будет чем платить шахтерам, врачам, учителям и на армию останется. До свидания, Анатолий Иванович. Если читать мое письмо по радио вам лень, отдайте его в какую-нибудь российскую газету. Петр Андреевич Антонов. Минск."

Нынешнее российское правительство, Петр Андреевич, судя по всему, понимает то, о чем вы пишете, но - по-своему. Вы пишете по-своему, а оно понимает по-своему. Одни называют его коммунистическим, другие - полукоммунистическим, никто - демократическим. Президент и дума образовали его, чтобы сохранить мир в стране. Коммунисты были готовы бунтовать, Ельцин не был уверен, что поставит их на место. Согласились на мировую. Ну, а кто обычно выигрывает от мировых, мы с вами знаем. Не удивлюсь, правда, если эта победа окажется пирровой. До сих пор многие люди в России как бы не замечали, что в стране существует КПРФ, что она представляет собою большую силу, что эта сила, пусть и не безраздельно пока, но - правящая. В последние недели, в последние дни особенно, это стали замечать. Прозрели... "Красная" сила отвечает еще не за всё, не за все безобразия, но в глазах таких людей, как вы, как Шпак Емельян Прохорович, - уже за всё, за все.

Геннадий Васильевич Марченко из села Заплывное Борского района Самарской области делится своими соображениями об угольной промышленности в России. Он считает, что эта отрасль еще долго будет нужной, что шахтеров из районов, где она убыточна, надо переселять туда, где она может быть прибыльной, - "желательно с севера на юг", говорится в его письме. Геннадий Васильевич уверен вместе с тем, что закрытие шахт есть диверсия, которую устраивают большие жулики в своих корыстных интересах, а вину - дословно - "перекладывают на бастующих шахтеров."

Вопрос: "Кому выгодно?" задается во многих письмах по самым разным поводам, и до сих пор в почте радио "Свобода" не было письма, автор которого тут же не указал, кому именно выгодно то или иное безобразие и не сделал вывода, что извлекший наибольшую выгоду и есть главный устроитель безобразия. Рассуждают иногда совсем просто: раз мне от такого-то поворота истории стало худо, значит, тем, кто совершал этот поворот, хорошо, и значит они так все и задумывали: мне сделать плохо, себе - хорошо. Но что, к примеру, дала большевикам Семнадцатого года устроенная ими Октябрьская революция? Славной смертью, в боях за дело, которое они считали правым, пали немногие из них. Остальные уничтожили друг друга как "врагов народа". Пытками выбивали друг из друга признания: да, я враг, да, я английский шпион... немецкий, японский, польский. Польских было, кажется, больше, чем немецких. С немцами Сталин собирался дружить. Даже крупное стихийное бедствие, не разбирающее правых и виноватых, может оказаться кому-то выгодным. Это не учитывают люди, которые склонны видеть чьи-то корыстные замыслы во всем, что происходит вокруг них.

Геннадий Васильевич недавно побывал на заводе, с которого ушел несколько лет назад. Читаю: " При мне работали 400 человек. Ремонтировали электродвигатели, трансформаторы и тому подобную технику. План выполняли с напряжением. Теперь вид завода поразил меня. Несколько корпусов отключены от всех коммуникаций. В основных цехах работников почти не видно. Завод еле дышит. После разговоров с бывшими товарищами по работе начал кое-что понимать. После приватизации завод стал закрытым акционерным обществом. После этого началось сокращение персонала. Акции увольняемых переходили к директору. Постепенно работников-акционеров почти не осталось. Новым работникам акций не дают. Еще немного, и директор станет хозяином завода. Но пока завод не в полной собственности директора, он не будет работать."

Автор этого письма, Геннадий Васильевич Марченко из села Заплывное Борского района Самарской области, на примере этого завода еще больше утвердился во мнении, что приватизация в России и задумывалась как грандиозный обман трудового народа. Мне тоже хочется думать, что приватизация могла не превратиться в "прихватизацию", если бы Виктор Степанович Черномырдин этого захотел. (Обычно грешат на Гайдара с Чубайсом, забывая, что под началом Гайдара Чубайс работал меньше года, а под началом Виктора Степановича - пять лет.) Но сейчас скажу о другом. На сегодняшний день в России лучше всего идут дела на тех немногих заводах, которые были в свое время открыто отданы директорам в частную собственность. Отданы не властью, не демократами, не чиновниками за взятку, а рабочими... Нашлось в России несколько мудрых рабочих коллективов, которые поняли, что так будет лучше всего. Но большинство до сих пор - и письмо господина Марченко это показывает - считают правильным, справедливым прежний порядок, когда завод был, по существу, бесхозным, когда четыреста человек за копейки делали работу, с которой за рубли могли бы справляться сорок человек, и когда двигатели и трансформаторы после ремонта выходили из заводских ворот в худшем виде, чем до ремонта. Не так разве, Геннадий Васильевич?

Самое важное в письме господина Марченко - последнее предложение. Он точно знает, когда завод возродится: когда полным его хозяином станет нынешний директор. Так в чем же, казалось бы, дело? Что нужно людям и казне? Чтобы завод действовал, как часы, или чтобы он не принадлежал одному человеку? Представляю, что услышал бы в ответ директор этого завода осенью 1991 года, если бы обратился к рабочим с такой примерно речью: "Мужики! Хотите, чтобы все было путем - чтобы завод не пропал, чтобы вы всегда вовремя получали зарплату - и неплохую? Отдайте завод мне. Лично мне - как на деле, так и на бумаге. В мою безраздельную частную собственность, под мою личную материальную ответственность."

Пишет Геннадий Георгиевич Багуто, по профессии - инженер-технолог по металлу: " Горбачев, чудак, решил, что нам не хватает демократии, тогда как на самом деле не достает нам дубины. Знаю, Анатолий Иванович, что вызову у вас неприязнь и едкие замечания, на которые вы мастер, однако давайте глянем в историю, и мы увидим, что только тогда Русь поднималась, когда к власти приходил человек с палкой - будь то Иван Грозный, Петр Великий или даже Иосиф. Они и только они делали нашу державу великой, в остальное же время она влачила жалкое существование, и с ней никто не хотел считаться. Потолкайтесь в городском транспорте, и вы услышите настоящий голос народа, который говорит об этом и тоскует о "сильной руке". Таков уж менталитет наш - восточных славян. Работать нас надо заставить, иначе мы будем носить лохмотья, но с печи не двинемся... Вашу передачу буду продолжать слушать, что бы вы там ни выдумывали про нас, буду радоваться, когда наши мысли совпадают с вашими, и отчаянно спорить (конечно, молча), когда вы городите чепуху."

Так чего вы все-таки хотите, Геннадий Георгиевич (и ваши собеседники в городском транспорте): хорошей жизни или державного величия? Для чего желаете вы быть свергнутыми с печи и привлеченными к труду под присмотром Великого Человека с дубиной? Что вы хотите изготовлять? Сначала вы говорите, что свергнуться с печи вам охота, чтобы сделать страну по-сталински великой, потом - чтобы малость приодеться. Но ведь выбирать-то до сих пор приходилось одно из двух. Что выбирали, известно. В конце-концов оказалось, что человек в лохмотьях больше не способен поддерживать державное величие, надо его приодеть. Вот Горбачев и стал чесать в затылке. Как приодеть советского человека, если хороший "прикид" из-под палки сделать невозможно? В городском транспорте можно услышать немало интересного, но самое интересное там - сказка. В чем особенность сказки? В ней ничто не стыкуется, и в то же время все стыкуется. Опыт говорит: Иван Грозный не сделает тебя сытым и хорошо "прикинутым", а мечта, а сказка отвечает: ну, как же не сделает, если он мне нравится, если я хочу, чтобы он как раз для этого согнал меня с печи!

Перехожу к письму, которое не хочется читать, но нужно, потому что так, как этот слушатель, думают многие в России. Не все письмо, а следующее место из него (автора не называю, да он, кажется, и сам себя не называет - письмо подписывается, по-моему, выдуманной фамилией: Невменяев, электромонтер пятого разряда): " По радио "Свобода" русским языком было сказано, что созданная по распоряжению демократически избранного президента Чили "Комиссия по правде и примирению" опубликовала доклад, в котором содержится описание и официальная оценка всех случаев нарушения прав человека в 1973-90 годах. В нем говорилось, что за это время в Чили было уничтожено 2279 человек. Две тысячи двести семьдесят девять," - повторено в письме это число прописью. "Из них 164 стали жертвами во время облав и разгона манифестаций, 2115 человек погибли от рук агентов спецслужб и военных. Комиссия заявила также, что Альенде покончил самоубийством. Сразу после этого сообщения ваш ведущий говорит о тысячах погибших на стадионе в Сантьяго. Какие такие тысячи, мать-перемать? На каком таком стадионе, черт побери?! За все годы правления Пиночета были подвергнуты изоляции (интернированы) и выпущены к чертям собачьим на свободу 130 тысяч человек. 2279 "красных" ублюдков прикончил - и это самый кровожадный монстр двадцатого века! Да еще, к тому же, вытащил страну из дерьма - ну, это вообще сволочь, за это его надо проклинать последними словами."

Трудно согласиться не с тем даже, ЧТО говорят такие слушатели, как автор этого письма, подписавшийся Невменяевым, а с тем, ЧТО они хотят сказать. Дело не только в том, ЧТО они задним числом разрешают Пиночету в Чили, а в тем, ЧТО они разрешают российскому Пиночету в России, если он появится, идя навстречу пожеланиям этих трудящихся. Сразу надо сказать, что крови ради крови они, в отличие от генерала Макашова и макашовцев, не жаждут. Они жаждут нормальной жизни. "Я, - пишет Невменяев, - это третье поколение не каких-нибудь людей, а советских, и бизнесмен из меня никакой, пробовал - ничего не вышло. И я тем более укрепился в своей приверженности капитализму. Потому что исполнитель, то есть, рабочий или служащий, я не самый последний, и знаю, что только при капитализме мог бы получать за свое добросовестное исполнительство пусть не пять долларов с лишним в час, а хотя бы два. Вместе с моими соотечественниками я твердо знаю, что никогда, никогда, никогда наша красная падаль не сумеет сделать так, чтобы тот, кто желает честно трудиться, получал свою тысячу долларов в месяц. Над нами довлеет проклятье. Четвертое поколение уже пошло, и конца этому бардаку не видно. Душат и душат, грабят и грабят. Скоро в лаптях, бля, пойду! Единственная надежда была на капитализм в России, но его все нет, а коммуняки есть. Этого дерьма всегда в избытке. И поэтому, когда вы, радио "Свобода", выражает сомнение в необходимости Пиночета для России, а красные тем временем возвращают ее в социализм, вы должны помнить, что говорите вы это уже четвертому поколению людей, доведенных до исступления и могущих пойти на все, на все, на все, чтобы дойти до нормальной зарплаты."

Человек, который пишет на радио "Свобода", человек, который пишет ТАК, - не относится к числу исступленных, он, по-моему, вполне вменяемый, хоть и подписался "Невменяевым", поэтому можно все-таки надеяться, что он правильно нас поймет. Мы говорили, говорим и будем говорить простую вещь: население, которое исступленно идет на ВСЕ, дойдет до чего угодно, кроме нормальной зарплаты. То же самое и правитель - идущий на все правитель доведет страну до чего угодно, кроме нормальной зарплаты. Пример Пиночета этого положения не опровергает. 2279 сторонников Альенде были убиты не потому, что иначе нельзя было покончить с чилийской разновидностью социализма. Не для того они были убиты, чтобы обеспечить хозяйственную свободу в стране. Люди погибли в быстротечной, но жестокой гражданской распре, в борьбе за власть, они стали жертвами озлобления и произвола. Когда электромонтер пятого разряда Невменяев призывает срубать "красные" головы в России, он вольно или невольно исходит из того, что по-другому их обезвредить невозможно. Но в том-то и дело, что возможно. Российские законы это позволяют, у власти и общественности достаточно сил и средств. Надежда на российского Пиночета - это все та же надежда на чудо, на панацею, на палочку-выручалочку. Ну, и не взрослая увлеченность крайними мерами, высшими мерами. Зачем хвататься за топор или дубину, зачем превышать предел необходимой самообороны, если достаточно взвешенной оплеухи?

Александр Альбертин живет в Германии, он выходец из Советского Союза, участвует в движении "Проблемы гражданства." Это движение создали люди, замученные, по их словам, волокитой и поборами в российском консульстве в Германии и других российских учреждениях. Господин Альбертин прислал нам копию их обращения к Генеральному консулу России в Мюнхене господину Логвинову. Прочитаю несколько строк из этого документа: " Господин Логвинов, наша инициативная группа движения "Проблемы гражданства" только за один месяц и только по телефону получила сотни фактов вопиющего беззакония, беззастенчивого обирания россиянина на таможне и при "деловых контактах" в российском посольстве! Плюс такое же море писем. И в каждом из них плач, возмущение, стон задерганного, измученного бесчинствами чиновников народа. Вы можете себе представить такое? И ведь только за один месяц."

Я прочитал это письмо потому, что в нем содержится пример грамотного поведения, грамотной борьбы людей за свои права и достоинство. Создали общественное движение, придумали название, избрали руководителей, обращаются к властям и общественности, дежурят на телефоне, сумели достаточно широко огласить адрес своего штаба, будут устраивать пикеты, демонстрации. Путь этот хлопотный и не короткий, но другого, лучшего нет, как показывает опыт населения всех свободных стран.

Александр Кирпичников из Петербурга прислал свою книгу "Взятка и коррупция в России." В ней говорится две, на мой взгляд, важные вещи. Первая (читаю): " Коррупция в советской России окончательно разложила командно-административную систему. Она превратилась в окольный путь возрождения общества. Эгоистический интерес коррупционеров коммунистического общества вольно или невольно пробивал окно для частных устремлений каждого." И второе положение: "Коррупция - это объективная реакция зажатого рынка на непомерное вмешательство государства в экономику. Чем меньше государство будет регулировать рынок, тем меньше возможностей у чиновников для взятки и воровства." Другими словами, взятку можно победить только одним способом: сделать так, чтобы человеку дела не нужно было обращаться к госчиновнику, лишить того хотя бы самых "хлебных" полномочий.

Игнатий Ивановский из Петербурга прислал свое продолжение знаменитого стихотворного сочинения Алексея Константиновича Толстого об истории государства Российского.

Про Брежнева говорится так:

Себя не беспокоя, он дело развалил и в сладком сне засто бровями шевелил.

Про Горбачева:

Он прессе дал свободу, гоненья истребил и фокусы народу показывать любил. В его руках, бывало, исчезнуть мог предмет, и партии не стало: глядишь, была - и нет.

Ну, и про Ельцина, который позволил "ругать кого угодно, хотя бы и его":

Мы видим накануне, быть может, худших бед, что и свобода - втуне, когда порядка нет.

И в самом конце:

Но сердце бьется сильно, с надеждою в груди. Земля у нас обильна, порядок - впереди.

XS
SM
MD
LG