Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Your Letters


Пишет Зданевич Юрий Иванович: "Выражаю свое отношение к передачам радио "Свобода" и к вашему в них участию так. Если вас беспокоят головные боли, гайморит, остеохондроз, сколиоз, радикулит, геморрой, шпоры, боль за грудиной, тяжелое дыхание, бронхит, то приезжайте в Макеевку Донецкой области, и я вылечу (не все сразу, потребуется две недели, а может и меньше) без всякого хирургического вмешательства, использования каких-либо лекарств или психического влияния - за плату, доступную каждому человеку." Большое спасибо, Юрий Иванович, пока Бог миловал: ни геморроя, ни шпор... Головные боли, конечно, бывали - когда случалось забыть свою норму. Сегодня, правда, мой голос сел не на этой почве.

Из Германии прислал письмо Павел Лощинский, бывший советский гражданин: "Складывается впечатление, что радио "Свобода" - орган московских властей. Острые моменты вы стараетесь как-то плавно, деликатно обойти. Разворовывание страны и геноцид против своего народа красиво и бессовестно называются реформами, рынками и так далее. Металлургический комбинат, где я работал, как и любое крупное предприятие, представляет собою кормушку для правительства и дирекции. Почему с молчаливого согласи журналистов радио "Свобода" реальное положение дел умалчивается? Лишь "умные" беседы за "круглыми" столами" с "реформаторами". Возвращать народу наворованные деньги никто не собирается. Вот так и живет вся страна, и вам это известно. Здесь, в Германии, больше социализма, демократии и порядочности в отношениях между людьми, чем в сегодняшней России," - пишет Павел Лощинский из Германии. Теперь это его страна.

Из Германии от бывших советских граждан приходит немало писем, в которых нам доказывают, что там наоборот, ни демократией, ни порядочностью, ни тем более социализмом и не пахнет, что всем этим пахло только в Советском Союзе, и что в этом тоже виновата радиостанция "Свобода".

О своей судьбе рассказывает Игорь Николаевич Пинчуков. Подростком он был вывезен из Советского Союза в Германию, в конце войны ненадолго прибился к одной американской воинской части, был то, что называется "сыном полка", в 1946 году, по воле советского правительства, а не по своей (это он подчеркивает в письме) оказался на родине, в Киеве, там ему не понравилось, решил пробиваться на Запад... Первый срок, таким образом, молодой человек получил, после четырехмесячного следствия, за попытку перейти границу. Дали ему три года, по отбытии которых в Степлаге без суда прибавили еще десять, вскоре - еще десять. В свое письмо Игорь Николаевич вложил копию документа под названием "Приговор именем Союза советских социалистических республик." Читаю: "18 июня 1952 года Лагерный суд исправительно-трудового лагеря Степного в составе: председательствующего Дюдяева и народных заседателей Яблокова и Горюнова при секретаре Гоковой без участия обвинени и защиты в закрытом судебном заседании в расположении третьего лаготделени рассмотрел дело по обвинению Пинчукова Игоря Николаевича, 1928 года рождения... Материалами судебного следствия суд установил, что подсудимый Пинчуков систематически среди заключенных проводил антисоветскую агитацию, направленную на восхваление политического строя Соединенных Штатов Америки, их культуры, искусство (так в документе) и техники, клеветал на советскую действительность, возводил клевету на советское правительство... изготовил и пытался направить в министерство государственной безопасности СССР документ резкого антисоветского и провокационного содержания..." И так далее. "Суд приговорил Пинчукова Игоря Николаевича к 10 годам лишени свободы с последующим поражением в правах сроком на пять лет... Вещественное доказательство - документ антисоветского содержания оставить при деле до вступления приговора в законную силу, а затем уничтожить."

В сегодняшней почте радио "Свобода" есть письмо, подписанное двум буквами: "С.П." : "Если в передачах радио "Свобода" никогда не звучит положительное слово в адрес прошлого Советского Союза, то о какой объективности можно вести речь? Ее нет, а есть предвзятое и недоброжелательное отношение не только ко всему советскому, но и ко всем советским, совкам. Для вас люди, подобные Буковскому, - герои, а с нашей точки зрения, такие люди являются шпионами, преступниками да еще и предателями."

Сейчас чаще пишут: не "ко всему советскому и ко всем советским", а "ко всему русскому и ко всем русским." Господин Пинчуков и другие слушатели похожей судьбы обратят внимание на то, как автором этого письма решаетс вопрос о шпионах. Есть точка зрения, что вы шпион, значит, вы и есть шпион. Автор другого письма пишет о Зюганове. Зюганов, как известно, считает большой неудачей человечества то, что Сталину не хватило нескольких лет, чтобы сталинизм в Советском Союзе стал необратимым. Об этом говорится в одной из зюгановских книг. Слушатель обращает внимание на то, что свою мысль Зюганов подает как научную. Зюганов доктор наук и действительно пишет языком обществоведа. Он считает, что под водительством Сталина Советский Союз почти превратился в особую, самую передовую, цивилизацию. Сталин умер в 1953 году, а приговор Игорю Николаевичу Пинчуку был вынесен в 1952-м, когда Хрущев еще не приступил к уничтожению этой цивилизации.

Ленинско-сталинской цивилизации посвящено и письмо господина Дубровского из Тульской области. Он насчитывает в ней 28 явлений и особенностей, затем пишет: "На этом хотел бы остановить свой перечень, но случайно попадается в руки газета "Мир новостей" от 17 октября 1998 года, и на странице пятой читаю, что под руководством Дзержинского в 1919 году были созданы концентрационные лагеря и установлена коллективная ответственность граждан за преступления, совершенные отдельными лицами. Так, за порчу железнодорожных путей, вокзалов, сооружений привлекались к коллективной ответственности граждане, проживающие в пятнадцатикилометровой полосе вдоль железных дорог."

" Уважаемый Анатолий Иванович! Пишет к вам священник Украинской православной церкви Московского патриархата иерей Сергий Дмитриев, настоятель Троицкой общины города Сумы. Пару месяцев назад на радио "Свобода" вышла в эфир почти часовая передача с Вашим непосредственным участием об отце Александре Мене. В этой передаче в течение пятидесяти минут лично вами около пяти раз было процитировано сообщение, что якобы в Екатеринбургской епархии по распоряжению епископа Никона сжигались книги отца Александра Меня. Если бы вы произнесли это хотя бы один раз, я, может быть, и задумался бы об истинности этого сообщения. Но ваше упорное многократное повторение вышеупомянутой "информации" за столь короткий промежуток времени было похоже если не на зомбирование слушателя, то, возможно, на ложь, произнесенную несколько раз, которая становится правдой. "

Автор этого письма, сумской священник Дмитриев, прилагает статью из газеты "Православная Сумщина." В ней говорится, что архиепископ Сумской и Ахтырский Ионафан на встрече с научной общественностью опроверг - дословно - "факт умышленного сожжения книг православных богословов Меня, Шмемана, Мейендорфа, Афанасьева в Екатеринбургской епархии Русской православной церкви." Господин Дмитриев пишет мне: "Жду вашего ответа или в послании ко мне, или же в передаче "Ваши письма". Ваши комментарии и разъяснения нужны не мне (я- священник и безоговорочно верю своему архиепископу), они нужны лично вам и уважающим вас некоторым прихожанам нашей Троицкой общины, по просьбе которых я и написал это письмо. С уважением к вам и Божьим благословением иерей Сергей Дмитриев."

Радио "Свобода", уважаемый господин Дмитриев, не имеет права безоговорочно верить кому бы то ни было. Мы неукоснительно придерживаетс правила: такого рода сведения оглашаются только после того, как подтверждены хотя бы из двух независимых друг от друга источников. Если это невозможно, мы или молчим, или говорим: такое-то сведение пока не подтверждено. В данном случае источников было больше двух. Первое сообщение пришло от самих подневольных участников казни книг, неугодных Никону, последнее - от его приближенных. Свидетельствам же враждебности многих православных священников и, по крайней мере, части священноначали Русской православной церкви к трудам и к личности Александра Меня нет числа. В присутственных церковных местах упоминание этого имени может вызвать площадную брань, я знаю это не по наслышке. Враждебностью к Меню и к таким, как он, то есть, к православным людям, которые в тех же католиках видят братьев по вере, пропитаны страницы церковных газет и журналов, а в речах, в том числе в речах с амвонов, звучит даже нечто большее, чем враждебность.

На радио "Свобода" пишет одинцовский житель Янов Иван Иванович: " Если вам позволят ваши хозяева, постарайтесь честно ответить вот на такой вопрос. Примеров привести можно было бы много, но ограничусь лишь одним, наглядно свидетельствующим о двойном стандарте НАТО, о том, что цели у этой организации иные, чем открыто провозглашаемые. Почему НАТО из множества сепаратистских движений, силой оружия подавляемых центральными правительствами, избрало только лишь одну Югославию? Например, Турци систематически уничтожает курдов, выступающих тоже за создание собственного государства. Есть сомнения, что у вас хватит самостоятельности, чтобы объективно ответить на этот вопрос. А надо бы."

Строго говоря, Иван Иванович, на такой вопрос я, при всем старании, не могу никак ответить. Про какое натовское избрание Югославии вы говорите? Для чего НАТО избрала Югославию? Югославия не представляет собою сепаратистского движения, выступающего за создание собственного государства. Над Югославией нет центрального правительства, которое ее подавляет силой оружия, как нет и самой Югославии - той, социалистической федеративной. По этой причине НАТО не могла избрать ее никуда и ни для чего. При чем тут Турция и курды?

Я бы не стал ничего этого говорить, если бы вы не подчеркнули, что задаете мне каверзный вопрос. "Каверзные" вопросы в почте радио "Свобода" все такие. Их "каверзность" в том и заключается, что ее надо отбросить, как обертку, чтобы добраться до сути. То есть, проявить доброжелательность к человеку, который тебя задирает, иначе разговор по существу был бы невозможен. Вы хотели сказать, видимо, вот что. Косовские албанцы хотят отделиться от Сербии. Сербы их не отпускают. Турецкие курды хотят отделиться от Турции. Турция их тоже не отпускает. Почему же Запад не одинаково обращается с Сербией и Турцией? Почему он готов силой остановить сербов, убивающих косовских албанцев, и не бомбит Турцию за убийства курдов? Почему вообще Запад - НАТО, Соединенные Штаты Америки - не пресекают все такие действия на Земле? Я думаю, Иван Иванович, что ответ, если не мудрить, напрашивается сам собою. Потому что Запад не в состоянии пресекать ВСЕ такие действия. Почему сейчас Запад защищает именно косовских албанцев ? Потому что может защитить их - позволяют обстоятельства. Одно из обстоятельств бросается в глаза. Все, что происходит в бывшей Югославии, происходит именно в бывшей Югославии. Страна распалась, точнее, продолжает, еще точнее - заканчивает распадаться. Запад хочет и, к счастью, может сделать так, чтобы было меньше жертв распада. В данном случае - чтобы меньше погибло косовских албанцев. Теперь посмотрим на курдов. Чтобы дело курдов победило - чтобы появилось отдельное курдское государство, должны быть расчленены три страны. Если Югославия распалась сама собою, то для вооруженной защиты курдов пришлось бы силой вызвать распад трех стран. На такую бойню Запад не может пойти. Это не значит, что он одобряет турков. На Турцию давят, сильно давят. Преследования курдов - одна из причин, по которой Турцию не принимают в Европейский Союз.

Письмо с неразборчивой подписью: "Я недавно нашел номер журнала "Огонек" догорбачевского времени. Анатолий Иванович! Я не смог дочитать до конца ни одной статьи. Даже страшно стало подумать, что могут снова оснастить нашу периодику принципом: что не наше, то все плохо, а что наше, то все хорошо. В общем, желаю тебе так держать. Читай письма и нашим, и вашим, иначе неинтересно будет тебе писать."

Пишет Рузь Антонина Дмитриевна из Ивано-Франковской области. В бытность Советского Союза она с мужем семь лет жила на Крайнем Севере, в 1990 году вернулись на Украину, муж вскоре умер, теперь она хочет переехать в Москву к детям. Деньгами они ей помочь не могут, а для переезда (читаю) "надо выправить иностранный паспорт, который милиция оформляет три месяца и требует представить многочисленные документы и 120-150 гривен. С Нового года грозятся брать 300 гривен. Чтобы отправить домашний скарб, начальнику железнодорожной станции надо представить иностранный паспорт с выпиской из города. Производят таможенный надзор за погрузкой этого скарба за 40 гривен в час. А моя пенсия - 49 гривен в месяц. Где же тот договор между странами СНГ, по которому они обязались помогать таким людям, как я?" - спрашивает Антонина Дмитриевна. Там, где и другие договора, Антонина Дмитриевна. И нет ни одной партии ни в России, ни на Украине, которая хотя бы обещала своим избирателям бороться против таких порядков.

Александр Рымарев из Латвии в целом доволен нашей работой, но высказывает пожелание. Читаю: "Поменьше грязи на Лукашенко. Не стреляйте в пианиста, парень зарабатывает на хлеб, как умеет. Я бываю в Белоруссии, там очень хорошие люди, и их всех искренне жаль. Но это искусственная страна. Нет ни идеи, ни лидеров, все другие - только хуже, а этот хоть что-то делает, как умеет."

Спасибо за добрые слова - их много в вашем письме, Александр, но в следующем письме покажите, если можно, на паре примеров, ЧТО вы считаете грязью, которой мы обливаем белорусского президента. Я вот думаю, что скажут его почитатели о вашем письме. Разве не скажут они, что оно представляет собою не что иное, как этот самый ком грязи? Вместо того, чтобы написать, что вы завидуете белорусам, вы пишете, что искренне жалеете их, сравниваете "батьку" с пианистом, который играет так плохо, что приходитс бояться за его жизнь. Вместо того, чтобы сказать, что благодаря "батьке" страна имеет великую идею, вы говорите, что никакой идеи у нее нет, да и сама страна - искусственная.

Некоторыми воспоминаниями делится с радио "Свобода" Борис Павлович Волин из деревни Иконниково Красносельского района Костромской области: "В свое время я как-то имел счастье беседовать с одним из очень высоких советских государственных деятелей. Он совершенно серьезно поделился со мной заботившей его проблемой: "Мы сейчас думаем, как бы оградить Москву от вывоза колбасы." Представляете, какие заботы были у нашего дорогого правительства?" О своей жизни в Костромской области пишет так: " Находясь в "красном поясе", постоянно чувствуешь себя одиноким волком среди красных флажков. Зайдя в сельсовет, райисполком, редакцию газеты, видишь номенклатурного прыща, который сидит под портретом "вечно живого" или "отца родного". Борис Павлович припоминает "Гимн чекистов": Чекисты мы, нам партия доверила беречь родной советский дом. Вперед, за Сталина! Ведет нас Берия! Мы к зорям будущим уверенно идем!"

12 лет, с 1942 по 1954-й, Борис Павлович служил в армии. Подробно описывает, с каким багажом демобилизовался: "Я умел хорошо бегать, маскироваться на местности, строго соблюдать правила воинской вежливости в отдании чести. Я умел хорошо стрелять из винтовки Мосина образца 1891/1930 годов, у меня навсегда отпечатались в памяти номер моей снайперской винтовки - 130532, из которой я уничтожил 55 фашистов, и номер комсомольского билета - 2587020. Я знал, что вес винтовки 4 с половиной килограмма, и что ребра на штыке служат для прочности, а не для стока крови. Я знал, что такое воинский строй, шеренга, колонна, интервал, ряд, что такое караул, пост, часовой - что ему запрещается петь, плясать, курить и отправлять естественные надобности. Наизусть знал четыре постулата диалектического материализма..." Перечень знаний и навыков, которыми автор владел после двенадцати лет армейской службы, в пять раз больше, завершается он так: "К сожалению, весь этот мой багаж на гражданке не стоил ломаного гроша, особенно постулаты."

Пишет Елизавета Федорова из Вильнюса: "Меня, Анатолий Иванович, волнует вот что. Еврейский народ. Опять начались выпады против этих людей. Никак не пойму: почему? Что плохого сделали евреи, чтобы их ругать? Во время войны их уничтожали. За что? Ранее устраивались еврейские погромы. За что? Недавно молодой человек сказал по телевизору: пусть евреи живут в нашем государстве, но не вредят. А как они вредят? Нет, Анатолий Иванович, они народ умный и талантливый. Я восемь лет прожила рядом с еврейской семьей. Очень положительные люди. Несколько лет назад они уехали в Израиль. Я спросила соседку: "Почему вы уезжаете?" Она ответила: " Не хотим быть виноватыми во всех грехах." Я живу в Литве. В нашем государстве дела обстоят неплохо. Нет розни, как-то все тихо, спокойно меж людей. Если бы еще ликвидировать преступность... Но власти стараются. Не слышно от литовцев ничего плохого в адрес евреев. Литовцы люди мудрые. А если что и случилось в далекие годы, то это была неграмотность. До свидания, Анатолий Иванович. Писала Федорова Елизавета, сама я торговый работник и еще по музыке, мать моя мордовка, отец - донской казак, а я русская."

Спасибо за письмо, госпожа Федорова. Вы объясняете человеконенавистничество неграмотностью. Неожиданное объяснение... Среди погромщиков всегда было много не только грамотных, но и ученых людей. В сегодняшней России, например, это и академики, и писатели, и генералы. Но говорю это не в порядке возражения вам. Если заменить слово "неграмотность" словом "непросвещенность", все станет на свои места.

XS
SM
MD
LG