Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия вчера, сегодня, завтра. Ваши письма.


Говорит радио "Свобода". "Россия вчера, сегодня, завтра." У микрофона в Праге Анатолий Стреляный.

В письме из Туркмении нас благодарят за апрельскую передачу о поэте-изгнанике Ширали Нурмурадове. Он не хочет, чтобы человек, объявивший себя "Отцом всех туркмен", был и его отцом. "Бедный в прямом и переносном смысле наш народ лишен возможности видеть и слышать своего мятежного поэта. Это большая беда, спасибо вам, что вы напомнили о ней слушателям радио "Свобода". Возможно, наше письмо будет идти долго, потому что пойдет оно нелегальным путем." Действительно: долго шло.

Александр Сергеевич Карабут из деревни Кокино Брянской области глубоко убежден, что НАТО не угрожает России. "Более того,- пишет он, спасение России - в НАТО." "Опасности для нас существуют, но не с Запада, а с Востока: нарастает давление восточных цивилизаций. В связи с этим исключительно вредной является, на мой взгляд, концепция России как евразийской нации. Спасение российского народа - в союзе с народами Европы. Русские, составляющие 80 процентов населения России, должны тавердо сказать себе, что они славянская, а не евразийская нация. Хотя основой Московии были угро-финны, у них под влиянием Киевской Руси и Белоруссии сформировалось славянское мироощущение. Чтобы войти в Европу, России надо определиться с Украиной - наследницей славы Киевской Руси," - продолжает наш слушатель из деревни Кокино. "Россия должна признать себя дочерью Украины-матери. Это полностью соответствует нашей истории. Мать не предаст, дочь не обидит - вот какой должна быть суть наших отношений с независимой Украиной , обязательно независимой. Сейчас Россия в своем противостоянии Руси-Украине просто нелепа и смешна,"- считает автор. " Признав себя славянской дочерью Руси-Украины, Россия себя не унизит, а только укрепит свои корни. Тогда наши высказывания, что Владимир Великий или Ярослав Мудрый принадлежат России, Украина не будет слушать с насмешливой улыбкой. Христианство, славянство (не панславизм!), права человека - вот триединая формула для России."

Я читал письмо господина Карабута из деревни Кокино Брянской области. На его месте я бы не говорил о восточном давлении. Чем меньше военных слов, тем лучше. Такие слова ведь - те же дела.


Психолог из Бреста ( он назвал себя, но я его называть не буду) написал на "Свободу" о психологических типах людей, которые стоят у власти в бывшем Советском Союзе. Он опирается на соционику (есть такая наука - молодая, хотя предшественницы у нее старые). Всех людей она четко делит на 16 психологических типов. Они условно обозначаются именами известных личностей. Гюго, Бальзак, Цезарь, Гамлет и так далее. Тип "Гамлет", например, по-научному называется "этико-интуитивный интраверт." "Обратите внимание, - пишет психолог, - кто принадлежал и принадлежит к этому типу. Иван Грозный, Муссолини, Троцкий, Геббельс, Фидель Кастро, Муамар Каддафи, Гитлер, Жириновский, Александр Лукашенко. Представители этого типа- прирожденные ораторы (зачастую демагоги) и актеры. Для них характерна внутренняя потребность в установлении личной диктатуры, подавлении инакомыслия."
Прерву чтение, чтобы сказать: не случайно-таки австрийцы, когда увидели у себя одного из упомянутых, тут же окрестили его Владимиром-Адольфом. Не случайно-таки и Лукашенко, когда впервые увидел перед собою (как перед президентом) немца ( немецкого журналиста), сразу заговорил об Адольфе - о том, как ему нравятся порядки, которые были в Германии при Адольфе. Человек не может по своему желанию выскочить из своего типа, как не может изменить цвет своих глаз. Наиболее полно тип проявляет себя, когда носитель его получает власть.
Выделен "тип Жукова". Это "сенсорно-логический экстраверт". К нему принадлежали, помимо маршала Жукова, Степан Разин , Емельян Пугачев, Наполеон, Ленин (не случайно-таки в его партии, когда она делала только первые шаги, его уже называли Бонапартом). Из нынешних известных личностей в этом ряду автор видит мэра Москвы Лужкова, генерала Лебедя, Иосифа Кобзона. "В этой породе, - пишет он, - прирожденные организаторы масс, крупные стратеги и ловкие тактики, создатели подпольных партий, кланов, мафиозных групп, так называемые "паханы", чрезвычайно волевые и целеустремленные. Демократия для них - пустой звук. "
Слушатели наверняка хотят услышать, что психолог написал о Ельцине. Если скажу, что - ничего, не поверят. Ельцин, оказывается, из квадры ( "квадра" - значит четверка родственных типов) "бури и натиска". "Это квадра неутомимых борцов и практических деятелей", - говорится в письме. "Это демократическая квадра. Сам Ельцин относится к типу "Джек Лондон". В этом ряду видим Роберта Кеннеди, Рональда Рейгана, Билла Клинтона, да и пол-Америки в этом ряду. Будь Ельцин моложе и не уйди в политику, он был бы отличным бизнесменом. Дело в том, что люди типа "Джек Лондон" - прирожденные предприниматели, оптимисты, романтики, даже авантюристы, любящие встряхивать общество, всегда лидеры. "
Из того, что я прочитал у психолога из Бреста, получается, что россияне должны жалеть не о том, что у них был Ельцин, а о том, что он долго был очень болен.
Упреждая еще один вопрос слушателей, прочитаю конец письма: "Если Америка в массе своей представлена Джеками Лондонами, то Россия - Жуковыми и родственными ему типами, поэтому перспектива ее демократического развития представляется мне весьма сомнительной. В России всегда будут тосковать по сильной руке. "

Вот письмо, каких много. Много их было и двадцать, и тридцать лет назад. Писали примерно так: "Я десять лет читал вашу газету "Комсомольская правда", верил вам, а теперь убедился, что вы - лжецы и негодяи, потому что моя хорошая квартира пришла, не по моей вине, в аварийное состояние, а равноценную взамен мне не дают." Только тогда так писали в "Комсомольскую правду" и в "Литературную газету", реже - в "Известия" и никогда - в "Правду" ( советский человек знал, что сообщать "Правде ": я, мол, разочаровался в тебе из-за таких -то неприятностей в моей жизни, не пристало. "Правда" существовала не для этого, она не очаровывала, а давала указания), а теперь пишут на радио "Свобода".
Вот из Днепропетровска: " Я 6 лет вас слушал, чуть ли не 24 часа в сутки, а теперь глубоко сожалею, что терял время. Я твердо верю, что Вы, господин Стреляный, умышленно лжете. В двух словах объясню, почему я переменил свое отношение к вам. В марте сего года по вине Горводканала случилась авария, в результате которой часть моего жилья пришла в негодность. Мне было предложено переехать с семьей в общежитие. Обратился в мэрию, обратился в Верховный Совет Украины - безрезультатно..."
Я не буду спрашивать автора, почему обратился он в Верховный Совет Украины, а разочаровался в радио "Свобода" и , естественно, в Америке. Тут не тот случай, когда можно сказать: "В огороде бузина, а в Киеве дядька". Это способ привлечь внимание к своей беде. Назвать тебя лжецом, негодяем или еще как-нибудь, чтобы ты захотел доказать ему делом, что ты не такой. Иногда очень устаешь от этой невзрослости...

Из Германии пишет давно там живущий профессор Герман Андреев. Минувшим летом он побывал в Ялте. В глаза ему бросились некоторые перемены в русском языке, в который он там окунулся. "Особенно любопытным явлением показалась мне, - пишет он, - интервенция уменьшительных суффиксов в имена существительные. Врач спрсил, не болит ли у меня ГОЛОВКА. Медсестра, делая мне укольчик, попросила меня лечь на бочок и вытянуть НОЖКУ. В троллейбусах кондукторы требуют покупать БИЛЕТИКИ. Обгоняя нас с другом на набережной, девушка крикнула: "МУЖЧИНКИ дайте ДОРОЖКУ!" На базаре предлагают КАРТОШЕЧКУ, ПОМИДОРЧИКИ, ТВОРОЖОК, СМЕТАНКУ . На вещевом рынке продавщица, отвечая на мой вопрос, сказала: "ТРУСИКОВ нет, а есть ПЛАВОЧКИ и ШОРТИКИ". У меня создалось впечатление, - продолжает Герман Андреев из Германии, - что в современном русском языке уменьшительные суффиксы становятся такой же обязательной морфемой у существительных, как, скажем, ус, юс в латинских именах: Фемистоклус, Пиус. Я не ученый лингвист, но занимаюсь так называемым лингвострановедением. Пытаюсь понять: откуда эта склонность к уменьшительным суффиксам? Моя гипотеза: это отражение лакейского сознания, вырвавшегося на простор в стране, освобождающейся от рабства."
Это письмо я показал своим товарищам по работе. Петр Вайль считает, что таким способом русский язык выходит из трудного и щекотливого положения. В русском языке и в современном российском этикете не хватает средств для выражения вежливости. Есть языки, в которых этого -хоть отбавляй, в русском же - нехватка. А в России, в других бывших советских республиках сегодня в глаза бросается не только привычная грубость. Многим людям явно хочется быть обходительными, благожелательными друг к другу. Я тоже это замечаю, бывая там. Ждать грубости, отвечать на нее еще большей грубостью человеку опостылело. Есть и другое. Много стало "крутых". Нынешний грубиян очень опасен, может выхватить "пушку", свистнуть "братву", на него не производит особого впечатления милиция. Обыватель больше, чем при советской власти, боится нарваться на грубость, ему хочется как-то упредить хама, умаслить его. Тут и приходит на помощь уменьшительный суффикс.

"В передачах радио "Свобода" слишком много такого, что хочется забыть," - пишет женщина - научный работник из Москвы. "Мне много лет. Возраст, когда в памяти должно оживать и оживать прошлое, а я, наслаждаясь новой жизнью, не хочу оборачиваться назад. Хочу дышать полной грудью. Дело не в том, что в моей собственной жизни было мало хорошего, а в том, что было немало плохого, скорее - путаного. В 1953 году, будучи молодым научным сотрудником, я удивляла своего профессора, бывшего марксиста. Он говорил: "Люда, неужели вы такая дура, что не понимаете, что делается в стране?" Я действительно не понимала - так запутало нас, молодых, общество, так охраняли нас своим молчанием наши близкие. (Мой отец был левым эсером-интернационалистом, а мать - большевичкой из агитпоезда товарища Ворошилова). Я получала 170 рублей в месяц и считала себя богатой, хотя была раздета и разута. Помогала , кому могла. Мне было стыдно получать так мого денег, когда мой лаборант не получал и пятидесяти. Я знала, что не смогу быть счастливой, пока не станут счастливыми все вокруг меня. То есть, не станут получать по 170 рублей. Вот и все мои политические чувства тех лет. Не осуждайте меня за такую убогость. Научная работа, если она призвание (а у меня это призвание), поглощает человека целиком. Да семья - двое детей. Да общественная работа, которой меня принуждали заниматься и которая отнимала треть времени. Как-то один профессор сказал про меня спутнику-иностранцу в коридоре института, где я как раз была поглощена общественными делами: "Посмотрите, на что тратит свое время один из лучших наших специалистов!" Только тогда я посмотрела на себя со стороны, а вслед затем и на окружающее. И в конце-концов стала нормальным человеком. "

Я рад, что не к этой женщине относятся стихи из письма Николая Андрияшина. Он живет в поселке Чернь Тульской области. Прочитаю первое и последнее четверостишия.

Первое.

Для меня это дико и странно,
и в душе возгорается гнев:
закрывают глаза ветераны,
убывают, ничуть не прозрев.


Последнее:

Для меня это больно и странно.
Сожаленьем сменяется гнев:
замороченные ветераны
закрывают глаза, не прозрев.


"Мне семьдесят третий год, - сообщает автор этих стихов о себе. - В шестидесятые годы работал в районных газетах Орловской и Тульской областей. Но 23 августа 1968 года был изгнан из редакции газеты Арсеньевского района Тульской области за отрицательное отношение к советскому вторжению в Чехословакию. Поскольку в трудовой книжке была сделана "волчья" запись, все последующие годы работал маляром, штукатуром, сторожем, истопником."

Спасибо за письмо, Николай Федорович. Дай Бог нам всем, чтобы на смену такому гневу пришло сожаление. Гнев застит глаза.

Леонард Клаар из Тарту: "Мое письмо вам на "Свободу" вы можете рассматривать как голос молчаливого большинства. Меня интересуют ругательные письма, которые вы читаете в своих передачах. Я знаю, кто их пишет. Тех, кто еще верит в коммунизм, осталось очень мало. Но довольно много людей, которые все понимают, а ругаются так, как привыкли в советское время, как их приучили, - со злости. Мы помним, что тогда Соединенные Штаты Америки были виноваты, что бы они ни делали. За ними шла Англия. Но в трениях между ними всегда права была она. А когда противоречие возникало между Англией и Аргентиной, права была Аргентина. Чем дальше - идеологически и политически - от "врага номер один" стояла та или иная страна, тем более правой она была с точки зрения Москвы. "

Я узнаю эти письма с первого взгляда, чуть ли не по запаху, господин Клаар. Ругаются , потому что все понимают - вы точно сказали. Это началось тогда, когда хозяевам новой - советской - жизни стало ясно, что ничего у них не получилось и не получится. Ничего из того, что они обещали народу, да и самим себе, ведь на первых порах большинство из них верили, что коммунизм не за горами. Одно время, после гражданской войны, советские суды никого не приговаривали больше, чем на десять лет. Считалось, что через десять лет будет коммунизм. А то, что при коммунизме не будет правонарушений, что к тому времени будет изменена человеческая природа, что двуногое перестанет быть греховным существом,само собою разумелось. Злость, которой пропитана часть нашей почты, - это старинная злость людей, оставшихся в дураках, злость, естественно, на весь мир, но с разбором, отмеренная: Америке, как вы заметили, - больше всех, Кубе - меньше всех, но и ей тоже.

Письмо из Читинской области, не подписанное: "Если человек нормальный, ему можно доказать, что свободный рынок и демократия - это наиболее рациональная общественная система, так как больше всего отвечает природе человека. Но свою жизнь класть на алтарь демократических свобод я просто не хочу."

По-моему можно одобрить такое решение. Люди, которые не кладут свои жизни на какие бы то ни было алтари, а спокойно устраивает свои дела, не попирая, конечно, ближних, ну, и вдумчиво голосуют, когда подходят выборы, - такие-то люди постепенно и делают пространство вокруг себя все более пригодным для жизни.

Пишет 20-летний Эмир Ахматшин из Киева: " Я внимательно слежу за вашими передачами. Люди, которые вам пишут, жалуются на свою жизнь, выплескивают свою злобу. Это понятно. Надо же кому-то излить душу. Но что в душе-то? Равнодушие к окружающим и пустота. Мое личное убеждение: 99 процентов всех наших бед от нас самих. Люди опустились, жалеют самих себя, не хотят изменить свое положение. Некоторые, или даже многие, обращаются к Богу. Не спорю, вера в Бога может помочь человеку, но только чистая, бескорыстная вера, а получается как? Если у человека горе, он бежит в храм, а если все в порядке, туда ни ногой. Пока беда не коснулась меня лично, можно и не молиться, и не подавать милостыню. А это преступно! Вот я приведу вам примеры. Отец говорит сыну: "Мне плевать на твою духовную жизнь, а будешь интересоваться религией - морду набью."

Передо мною письмо Эмира Ахматшина из Киева. Думаю, не ошибусь, Эмир, если скажу, что этот отец очень недоволен начальством: и своим прямым, и городским, и вселенским, и больше всего осуждает его за то, что оно не считается с людьми, самоуправствует и самодурствует. Читаю дальше:
" Есть вокруг меня люди, которые говорят: "Мы сейчас христиане, потому что нам так удобно и выгодно, а будет выгодно быть мусульманами или иудеями - станем мусульманами или иудеями."
Бывало и так, Эмир, и эдак, но не всегда и не всем это сходило с рук. Страдали, как водится, и невинные. Как только в России утвердились большевики, миллионы отшатнулись от церкви, кто-то из страха и ради выгоды, а кто-то и с воодушевлением. Есть люди, которым привычно и приятно верить в то, во что верит или делает вид, что верит, власть. Удельный вес таких очень значителен и примерно одинаков у всех народов и во все времена. Их, правду Вам сказать, большинство.
" Слышу и такое, - продолжает 20-летний Эмир Ахматшин из Киева: " В церковь я стану ходить, так и быть, но если попы будут меня ограничивать, то пусть катятся к черту." Старики, как правило, вздыхают по коммунизму. А почему? Потому что им вовремя выдавали зарплату, да колбаса и водка были дешевыми. Вот их ценности, вот что для них самое важное и дорогое, вот с каким духовным багажом они завершают жизнь. "Докторская" колбаса и водка. За что больше всего ругают они коммунистов, которые остались у власти после 1991 года? За то, что опустошили сберкнижки. Не за лагеря, не за пропаганду, не за подавление всяких свобод. Очень прошу - скажите Ваше мнение. Прошу прощения за ошибки. Ахметшин Эмир."
Это обычное дело, Эмир: в юности, ранней молодости человек бывает очень недоволен окружающими, тем, как устроен мир, ему нестерпимо хочется, чтобы были хорошими, чтобы все делалось по совести и по уму. С годами он успокаивается. Везет тому, кто поймет, что он-таки может улучшить человечество, действительно может: путем совершенствования той части человечества, которую представляет лично он. Это очень немалая часть. И это - самый лучший способ улучшить человечество, а по некоторым предположениям, и единственный.

Галина Николаевна из-под Керчи, 1943 года рождения, слушает передачи трех служб радио "Свобода": русскую, украинскую и белорусскую. Пишет: "Белорусская ругает, в основном, своих, не стесняется пожурить и соседей. Украинская хвалит своих и ругает Россию. Русская никого не хвалит, но не сильно и ругает. То есть, белорусская и русская более самокритичны, чем украинская." В своем селе Галина Николаевна насчитала 34 однофамильца сотрудников только русской службы. На этом не остановилась. "Кроме того, - сообщает, - у нас и Пугачевы, и Горбачевы, и другие знаменитости. У меня в восьмом классе ( она - учительница русского языка) учился Андрей Сахаров, но был, в отличие от своего великого тезки, отпетый двоечник. " Хочет знать, кто сочинил музыку к передаче Бориса Парамонова "Русские вопросы". "Под эту музыку мне хочется замерзнуть ночью, в сугробе, у глухого русского леса, под вой волков." Это отрывок из симфонии Калинникова, большого русского композитора, а действует он на Галину Николаевну так необычно, видимо, потому , ей очень несладко живется: "Чтобы выжить, держим скот, нет никакого отдыха от личного подсобного хозяйства, пишу вам ночью, втайне от супруга, жесткого и грубого человека. Он не любит, когда я высовываюсь. Поэтому, если будете читать мое письмо вслух, то не называйте меня настоящую и не говорите, откуда я. Объявите, будто бы я - Галина Николаевна из Керчи, иначе мне будет плохо: он "Свободу" слушает запоем, обязательно услышит."

Жалко, что он у вас такой слушатель, примите наше сочувствие, Галина Николаевна, хотя то, что он слушает нас запоем, нам, конечно, приятно. Уверен, что жестче и грубее он от этого не станет.

Закончился очередной выпуск программы радио "Свобода" "Россия вчера, сегодня, завтра". Режиссер Аркадий Пильдес, редактор и ведущий Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский: 103006, Старопименовский переулок, 13, корпус 1. Пражский адрес: Радио "Свобода", улица Виноградска, 1, 11000, Прага, 1. Чехия.

XS
SM
MD
LG