Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Ваши письма"


"Старые русские" рыдают, ругаются, угрожают, - пишет студент-археолог Сергей Берднов из Саратова. Но вот я гляжу на моих хозяев-пенсионеров ( живу у них на квартире). Поносят заграничные товары, но покупают именно их. Даже коммунисты-колбасники ( это он,видимо, о тех, кто по-доброму вспоминает дешёвую советскую колбасу, за которой ездили из Саратова в Москву) предпочитают бельгийскую ветчину своей, саратовской, хотя последняя и не хуже. Мой хозяин возмущается: стоят заводы, а ведь работали, работали, мол. И не докажешь ему, что трактор весом с танк, который выпускали эти заводы, никому сегодня не нужен. Все их поколение - оппозиция."

Может, и не стоит доказывать, Сергей? Разве это так уж важно - что-то кому-то доказать?

Пишет Алферов Иван Викторович из Светловодска Кировоградской области: "Выдали мне талоны, по которым можно раз в году приобрести билет за 50 процентов стоимости на поезд или автобус. Я подошёл к железнодорожной кассе и говорю: "Дайте мне льготный билет в Россию, я хочу проведать родственников." А кассирша мне говорит: "Тикы до Харкова." Я ей говорю, что народ воевал не только за Украину, а за весь Советский Союз. А она вторично мне говорит: "Тикы до Харкова."

Поразительное письмо. Мне кажется, оно и через сто лет будет трогать людей, если найдется ему место в каком-нибудь пособии по истории. По нему будут судить о том, как долго и тяжело переживалось величайшее событие двадцатого века - развал советской империи. Так страдали и многие англичане, когда кончилась (а особенно когда кончалась...) их империя, и французы, да все. Горечь, недоумение, негодование: зачем, почему развалили наше отечество? Ведь было так славно, мы так гордились собой, над нами никогда не заходило солнце.

"Еще, Анатолий Иванович, - пишет автор этого письма, - у нас весной и осенью играются стрелками часов, то их крутят вперед, то назад. Скажите, пожалуйста, этим занимаются только нищие страны (бывшие соцстраны) или это во всём мире так делают? "

Во всeм мире, Иван Викторович. Делается это для того, чтобы продлить световой день и сберечь электроэнергию. Зимой продлевают первую половину дня, летом - вторую. Напишите мне, пожалуйста, почему это вас так сердит.

В одной из предыдущих передач я прочитал письмо Алексея Гришанкова из Харькова. Он не смирился с киевским временем, которое на час отличается от московского, назвал это решение украинских властей "географическим казусом и политическим капризом, а отнюдь не данью здравому смыслу," привел такой довод: "Достаточно бросить беглый взгляд на карту поясного времени,чтобы убедиться, что Харьков, Белгород,Тула,Москва,Донецк, Мариуполь и даже Анапа находятся практически на одном меридиане."

К своему стыду, я начисто забыл, что от поясного времени отличается (с 1930 года) всё-таки не киевское, господин Гришанков, а московское, так называемое декретное, время. Хуже того, я пошутил - сказал, что, может быть, когда-нибудь президенты двух стран договорятся о московско-киевском или киево-московском времени. Первый отклик пришeл тоже из Харькова. Инженер Виктор Дзеревяго пишет: "Если бы господин Гришанков имел дома, кроме карты почившего СССР, ещё и карту мира, он, при желании, узнал бы, что на одном меридиане с Харьковом расположен ещё и Тель-Авив. Там, как и во всём цивилизованном мире, придерживаются поясного времени. Тель-авивское совпадает с киевским, и это не удивительно, потому что Украина не ставила своей целью во что бы то ни стало отличиться от Москвы, а просто ввела у себя поясное время, как принято в мире. Преимущества этого шага ощутили на себе все, кроме русских шовинистов с Юга и Востока Украины, а также из Крыма. В первую очередь , заметили, что утром поднимать детей в школу или садик, особенно зимой, перестало быть проблемой.Надо понять, что отныне Украина во веки веков будет жить по киевскому времени, независимо от того, совпадает оно с московским, кишиневским или тель-авивским или не совпадает."

Господин Дзеревягосоветует мне "быть осторожнее с определениями, когда речь идет об Украине". Не так давно я в шутку назвал киевских и львовских пропагандистов "бандуристами". Смысл комментария, по ходу которого это со мной случилось, был в следующих словах: "Украину ведeт инстинкт самосохранения. Если она хочет остаться Украиной, говорит он ей, она должна отойти от России, как можно дальше - не потому, что они такие чужие друг другу, а потому, что они такие близкие: трагично близкие, долго казалось - безысходно близкие. Так расходятся, чтобы зажить своими семьями, родные братья." На это место не обратили внимания, а за "бандуристов" обиделись: решили, что я бросил тень на кобзарей - на странствующих народных певцов ( при Сталине слепые кобзари были собраны в одно место и расстреляны). "Ваши слова, мягко говоря, удивили осведомлeнных, а невежд соблазнили повторять вашу остроту," - пишет господин Дзеревяго.

Я сожалею об этом, господин Дзеревяго. Ещe больше сожалею, что дал вам повод напомнить мне высказывание Винниченко, что российская демократия заканчивается там, где речь заходит об украинской независимости, хотя радиостанция "Свобода" - дитя не российской демократии. Шуток по нацвопросу вы от меня больше не услышите, то была последняя. И благодарю вас за то, что заставили меня ещe раз подумать о таком явлении, как национальные чувства. Всякий знает, что над обидчивостью маленьких наций нельзя смеяться. Обидчивость помогает им сохранять себя. Правда, ни украинцев, ни русских малыми или мельчающими нациями не назовeшь. Ровно шесть лет назад они нашли в себе силы начать новую жизнь в казалось бы безнадежном положении. Тогда что означает эта обидчивость, эта мнительность, особенно у русских? Оказывается, им не всe равно, любят их или не любят. Им очень надо, чтобы их любили - отмечали, выделяли любовью из ряда. Видимо, и они чувствуют ту же опасность, что украинцы. И они боятся раствориться в мировом котле. Все потихоньку растворяются , и все сопротивляются этому. С одного конца растворяются, с другого - кристаллизуются. Когда читаешь письма из той же Латвии, кто бы их ни писал, русские с их обидами на сегодняшних латышей, или латыши с их обидами на вчерашних русских, то хорошо видишь, как они не хотят раствориться друг в друге. Это - главное, именно это стоит за речами русских о правах человека и за речами латышей - о правах нации. Тянет сказать: Господи, помоги им всем, потому что только в его силах помочь одному не за счeт другого.

Автору письма, из которого сейчас прочитаю, два года до пенсии (если пенсионный возраст не поднимут до 65 лет, как во многих богатых странах). "Только и слышишь: мы работали честно, не покладая рук, мы заслужили достойную старость, а нас обрекли на досрочное вымирание. Но вот первый вопрос. Допустим, мы действительно работали, не покладая рук. А что делали-то - какую продукцию? Всю жизнь мы делали, прежде всего, бомбы, которыми можно уничтожить всё живое на Земле 33 раза (мало нам было одного раза), затем - танки, химическое оружие и прочее. Вопрос второй. Что представляло собой то немногое, что мы производили для своей жизни, а не для смерти, для мира, а не для войны? В основном, эти вещи представляли собой брак и больше заслуживали свалки, чем обычного употребления. И мы все прекрасно это знали. Мы знали, что продукцию делаем плохую и никому не нужную, что к работе своей относимся так, как нельзя относиться к работе, делали все абы как, лишь бы выполнить план, и как ещe возмущались, когда госприeмка не пропускала наших изделий и "горел" план! Вспомните, господа пенсионеры, сколько всего ломали, давили под прессами, выбрасывали, списывали. И обижаемся теперь на правительство, что оно не может обеспечить нам достойную старость. А за что и как, из каких накоплений ? Резать бомбы и танки и раздавать по кусочку? Вот так, уважаемые старики, вот чем обеспечили мы свою старость, и обижаться нам, по совести, надо на самих себя. "

Когда человек так беспощаден к себе и к своему поколению, как господин Арефьев, автор этого письма, то хочется как-то утешить его. В вашем случае, господин Арефьев, урок пошeл впрок, так что свою жизнь вы, по-моему, не должны считать прожитой напрасно.

"Здравствуйте, господин Стреляный! - пишет господин Орлов из поселка Грибановский Воронежской области. Пишу на "вражескую" радиостанцию "Свобода" потому, что нечего делать. Безработный я с того самого времени, как сизокрылый упырь прорвался во власть. Конечно, "вражеской" вашу радиостанцию не надо бы называть, но она всe-таки от той страны, которая ставит свои ракеты под наши окна. Пишут вам , в основном, тeмные люди. Иногда жалуются на своих начальников стране, которая нас победила. Смешно, конечно. Да нас и не нужно было побеждать, мы сами себя победили. Мы 80 лет воевали : учителя с учениками, родители с детьми, продавцы с покупателями, колхозники с урожаем. Сейчас открыта новая битва, новое строительство. Строили социализм - построили Гулаг, строим капитализм - превратимся в американскую колонию. А что, если и правда - отдать Россию американцам? Пусть здесь строят, скачут, прыгают - делают что хотят. Мы ведь всe равно ничего сами не умеем. Родины у нас теперь нет, поэтому все равно, под каким гербом работать. Но я хочу задать вам вопрос, Анатолий Иванович. Вспоминаю одну передачу по нашему телевидению об Америке. Оказывается, и там люди недовольны своими политиками. Почему так? Ведь нас убеждают, что американцы живут лучше всех."

А хотят ещё лучше, господин Орлов. Что касается России, то ничьей колонией она не станет при всём желании. Прошло время колоний - и, кажется, безвозвратно. До нуля упал спрос на них. Дело перестало быть выгодным. Об этом можно судить по самой России. Слишком накладно и опасно стало для неe иметь под своим красным флагом и Прибалтику, и Среднюю Азию, и Украину. И Чечню, конечно. Вот и пришлось Ельцину отправляться и в Беловежскую пущу ( это ровно шесть лет назад), и в Чечню ( поездка намечена, как известно, на январь следующего года).

"Нет больше терпенья слушать вашу "Свободу" и молчать. Я Ч.П.С. - Чувашова Павлина Сергеевна, русская, замужем за таджиком, зубным врачом, живу в Узбекистане, у нас семеро детей, сама я - учительница русского языка, свободно владею местными языками - узбекским и таджикским, знаю все местные обычаи, на нелюбовь ко мне односельчан не жалуюсь. Извините за невежество, я-то думала, что вы наша, русская, радиостанция, а вы, оказывается, американская, американский хлеб едите. То-то от от вас капиталистическим душком несет. Конечно, нам всегда не хватало всего: культуры, еды, одежды. Зато всегда хватало драк и скандалов и причин для них . И всегда русский Иванушка-дурачок везде лез разнимать и помогать, и всегда ему доставалось: "Все камушки да дурачку Иванушке." Но всe равно мне интересно, сколько дали Горбачеву за то, что без единого выстрела сдал такую державу империалистам. Вы - святая простота, Анатолий Иванович! Да кто поверит, что НАТО - наш лучший друг. НАТО - это лиса, которая строила Льву курятник, и волк, который пас овец и драл с них только одну шкуру. Вокруг России сжимается кольцо. Нет страшнее врагов, чем вчерашние друзья. Они ведь никогда не забудут ни мелких, ни крупных обид. Ну, что ж, как говорится, летите, голуби, летите, насильно мил не будешь, посмотрим, где сядете. Ну, освободились от России, от Москвы. Но что-то я пока не вижу, чтобы прибавилось тут прав человека."

Ещe немного поругав американцев и пару раз попрекнув меня их хлебом, Павлина Сергеевна приступает к вопросам. Прежде всего, еe интересуют финансовые отношения России с бывшими советскими республиками. Она считает , что эти отношения не улажены, от чего Россия несeт большие убытки. "Как быть со всеми заводами, фабриками и прочим, что ударно настроила Россия в Узбекистане и других республиках? Она получила за них что-то или не получила? Нет, ничего она не получила. Россию грабят беззастенчиво все, кому не лень. Дать Жириновскому один месяц правления - он соберeт все долги!" Второе, что еe, как мать семерых детей, беспокоит - молодeжь : "Как вы, Анатолий Иванович, смотрите на засилье рекламы и мордобоя на экране и на низкопробные сериалы, особенно для молодeжи? Извините за грубость, ведь одно лизанье и порно! Это же растление малолетних. Деньги, которые идут на покупку этой пакости, дали бы нашим режиссeрам, но не Кончаловскому, не Михалкову. Их "Курочке Рябой" и "Утомленным солнцем" надо дать премию за плохое кино. В старое время их бы судили за очернительство советской власти, и не миновать бы им Магадана. Я бы вместо этих глупых сериалов показала все 16 серий "Тарзана", да все серии про Шерлок Холмса. "

Павлина Сергеевна возмущается, что после того, как не стало Советского Союза, она не может ни съездить на родину, в Россию, ни получить оттуда письмо: "Все эти СНГовские государства и их вожди бьют себя в грудь: мы цивилизованные, мы демократические, а я уже три года писем с родины не получаю. Раньше бросишь конверт в ящик, и никаких проблем. А вы говорите!!! Обратитесь к почтарям по своему радио: "Люди, не выбрасывайте писем, отправляйте их." Может, это для нас, последних - не новых, а именно последних! - русских - последняя ниточка к родине. Попросите их, Анатолий Иванович. Что вам стоит? Одна минута эфирного времени...С уважением к радио "Свобода", а к вам лично, Анатолий Иванович, с любовью - Ч. П.С. Столько терпите вы от нас, слушателей - голодных, озлобленных, капризных. Вы на нас не обижайтесь. И не смейтесь над нами - мы ведь к вам со своею болью, со своими вопросами, на которые не можем найти ответа. Извините, если что не так."

Ничего, Полина Сергеевна... Ваше письмо помогает лучше понять, почему не все русские уютно чувствуют себя на бывших советских окраинах. Кому из узбеков может понравиться то, что вы, сами живя среди них и не собираясь уезжать, предвкушаете, пророчите им новые беды : "Летите, голуби, летите, посмотрим, где сядете!"? Кому из них может понравиться, что вы хотите, чтобы, вдобавок ко всем тяготам, которые они несут сейчас, Жириновский в один месяц взыскал с них стоимость всего, что построили, их не спрашивая, на их земле за 70 с лишним лет? Что касается этих братьев-режиссeров, Кончаловского и Михалкова, то мне кажется, что если бы дошло до дела, вы всe-таки не отправили их на Магадан, за колючую проволоку, в снега, чтобы они там погибли от цинги и морозов. Всe-таки пожилые уже люди, никого не зарезали, не ограбили, только и того, что сделали картины, которые вам не нравятся. Уверен, что вы бы пожалели их - учительница, мать семерых детей...

Из Ульяновской области пишет Верещагин Николай Николаевич: "Когда-то нам говорили, что если бы не было Варшавского договора, то НАТО такое натворила бы! Но вот Варшавского договора давно нет - и ничего плохого не случилось. Кто бы мне объяснил, почему российская пропаганда говорит о расширении НАТО? Если бы НАТО заставляла или уговаривала другие страны вступать в эту организацию, тогда такое слово было бы правомочно. Почему мы не говорим об этом деле логично? Потому что логично - значит вот что: "Мы, Россия, не желаем позволить, чтобы Прибалтика, Польша и другие присоединились к Европе, а желаем, чтобы они опять присоединились к нам." Такое - правильное - начало разговора закономерно привело бы нас к следующему вопросу: почему мы должны кому-то что-то позволять или не позволять? И к следующему: почему они сами не хотят к нам присоединяться, ведь они были нашими братскими странами - родными, так сказать? Почему же они от нас, таких хороших, шарахаются? Не потому ли, что мы такие, что у нас в лучших друзьях ходят Саддам Хусейн и Александр Лукашенко, с которыми, кроме нас, никто в мире не хочет знаться? Председатель нашей думы Селезнев прямо заявил в Минске, что от судьбы какого-то журналиста не должна зависеть судьба союза двух стран. Для него отдельный человек - пустяк по сравнению с государством. Для коммунистов все люди - пустяк. Идеи - прежде всего, именно во имя идей у нас уничтожались миллионы . Конечно, такие, как Селезнeв, никогда не задают вопроса: а нужно ли такое государство людям ? Такое государство, которое подавляет людей, нужно в первую очередь самому Селезневу. Этим-то ему и нравится режим Лукашенко."

Дальше автор предлагает слушателям разобраться в следующем: "Есть у нас люди, которые ненавидят Ельцина за то, что он якобы довёл их до обнищания. Моя соседка, которая ни разу в жизни не вымыла своих окон, на мой вопрос, почему она такая, умудрилась повернуть так, что и в этом виноват Ельцин. И как раз эти люди обожают Лукашенко, чей режим довел их до ещё большего обнищания. В чем же дело? Это люди, которым нравится подавление как таковое. Они как бы сливаются с Лукашенко и таким способом удовлетворяют свою потребность совершать насилие. Таких людей сразу видно, это они пишут вам письма, полные ненависти к другим государствам, нациям, к НАТО, ко всем, кто живет и думает не так, как они. "

Я бы добавил, Николай Николаевич: и страха полны эти письма.

" От вас мы знаем, - продолжает господин Верещагин, - что многие слушатели радио "Свобода" против того, чтобы вы давали слово тем, кто пишет злобные и ругательные письма. Я думаю, что всe-таки надо давать им слово. Когда их слушаешь и помнишь при этом, что единомышленники этих людей есть во всех клеточках власти, то более отчeтливо понимаешь, почему такая плохая у нас жизнь. К сожалению, они не могут быть другими. Наличие врага для них важнее всех благ. Этим можно объяснить их привязанность к Лукашенко. В Белоруссии живут хуже, чем в России. Пока там будет Лукашенко, жить лучше не будут. Но у него всe время есть враги: то Сорос, то Шеремет, то "кремлeвские кукловоды", то коммерсанты, то прежде знаменитые председатели колхозов, и поэтому его горячо поддерживают белорусские и русские коммуно-патриоты. Врагов Лукашенко будет находить всегда, и всегда будет с ними бороться. Толку не будет, но это и неважно ни ему, ни тем, кто за него. Важно находить врагов, важно бороться с ними, уничтожать их."

Под конец автор этого письма пишет: "Анатолий Иванович, к вам вопрос. Это характерно только для России и бывших советских республик - наличие людей, постоянно испытывающих чувство ненависти не важно, к чему, или это наблюдается и в других странах?"

Есть, Николай Николаевич, всюду есть такие люди - где больше, где меньше. Есть они в Германии и Австрии, много их во Франции, там они голосуют за своего Жириновского - Лe Пэна. Их предков имея в виду, один великий француз двести лет назад сделал невесeлый вывод обо всeм человечестве: "Разнузданные мнения столь естественным образом нравятся людям, что странно бывает, когда они им не нравятся." В этой передаче я читал письмо Павлины Сергеевны Чувашовой из Узбекистана. Она, как помните, хочет, чтобы Россия, руками Жириновского, в один месяц взыскала с узбеков стоимость всего, что было построено у них за годы советской власти. Если спросить Павлину Сергеевну, понимает ли она, что означала бы такая попытка? Какая это была бы война, что стало бы с нею, живущей в кишлаке русской учительницей и с еe семью детьми, в первые же часы? Она, уверен, ответит, что понимает, и, может быть, больше не будет настаивать на такой мести узбекам, таджикам, украинцам и другим народам, оставившим Советский Союз. Но ей самой этот вопрос не пришeл в голову, когда она сидела над письмом на радио "Свобода". Долго сидела, письмо большое, разбито на главы, главы пронумерованы... Почему этот вопрос не пришел ей в голову? Потому что ей нравятся разнузданные мнения, по выражению гениального француза. Ей нравится складывать их в своeм уме, ловить на лету чужие. Не всегда безобидное занятие...

Закончился очередной выпуск программы радио Свобода Россия вчера, сегодня, завтра. Режиссер Аркадий Пильдес, редактор и ведущий Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский: 103006, Старопименовский переулок, 13, корпус 1. Пражский адрес: Радио "Свобода", улица Виноградска, 1, 11000, Прага, 1. Чехия.

XS
SM
MD
LG