Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Ваши письма"


Говорит радио Свобода. Россия вчера, сегодня, завтра. У микрофона в Праге Анатолий Стреляный. Письмо из Нижегородской области: " Президент и правительство России обещали в этом году вернуть долги по зарплате. В следующем году жить без долгов нам будет как-то непривычно. Предлагаю в первом полугодии президенту, его администрации, правительству, Госдуме и Совету федерации, директорам и бухам всех предприятий платить не больше миллиона рублей в месяц, а остальные деньги перевести в категорию долгов и вернуть их в 1999 году." Письмо интересно тем, что подписано, как сообщает автор, не настоящей фамилией. Чего-то человек боится. Все еще боится. Но человек, который предлагает совсем ничего не платить высшим и средним чиновникам, поскольку они все равно, как он пишет, на зарплату не живут, своего имени не скрывает: Евгений Иванцов.

"Здравствуйте, радио "Свобода"! Зовут меня Виталий Рысев, русский, живу в Литве. Верующий, христианин, принадлежу к одной из протестантских общин. Мы здесь, в Литве, довольно далеки от российских реалий, и многое нам кажется странным и непонятным. Например, "красно-коричневое" православие. Да и православие ли, христианство ли это? Читая и уважая выдающихся русских религиозных мыслителей, богословов, священников, поневоле удивляешься, как это все живет бок о бок с шовинизмом, национализмом, коммунизмом. Хотя... То ли еще было на Руси! " - продолжает автор. "В Вильнюсе православные храмы пустуют, а Русская церковь занята вопросами власти и проповедует национализм. Видимо, этим людям не хватает веры. Только имея веру и мир внутри себя, можно трезво и разумно судить о жизни, никого не осуждая и никому не желая зла. Тогда тебе становится понятно, что Советский Союз должен был рухнуть неминуемо: здесь и логика жизни, и в огромной мере кара за злодеяния. Всем нам еще довольно долго придется жить трудно. Это неминуемо и нормально. Здесь, в Литве, мы живем немногим лучше, чем в России. Но все или почти все понимают, что уровень жизни зависит от работы. Жизнь воспитывает трудолюбие. Пусть вас благословит Бог. Виталий Рысев, Литва."

Да, пошли к нам такие письма, как ваше, Виталий, от верующих и неверующих. Одно из них я читал в прошлой передаче. Судя по всему, Русскую православную церковь ждут серьезные и для многих ее служителей неожиданные испытания. Она вдруг оказалась в обстановке, когда о ней могут свободно высказываться все, когда любой может из нее уйти и ничего не потерять в житейском смысле и в общественном мнении. В советское время была карикатура на эту обстановку, церковь не могла отвечать сомневающимся, ропщущим и нападающим на нее, не могла объясняться и защищаться - не могла, говоря по-советски, работать с людьми. Теперь ей не только позволено, но и придется это делать. Теперь все зависит только от нее. Между прочим, впервые в ее истории.

Некоторые слушатели после наших передач "К 80-летию Октябрьской революции" словно впервые (а кто-то и действительно впервые) задумались о том, какую жизнь предполагал устроить Ленин - и попытался устроить, как только оказался у власти. Валентин Николаевич Саблин из Серпухова пишет, что он нам не поверил - не мог допустить, что такой "матерый человечище" выдумывал такие страшные и одновременно смешные, детские, непрактичные общественные порядки и приспособления. Господин Саблин решил нас проверить: прочитал - впервые в жизни - все, что Ленин написал в 1917 -18 годах. И был потрясен тем, ради какого бреда была перевернута жизнь огромной страны, сколько людей по своей воле сложили головы за этот бред, не говоря уже о тех, кто - не по своей. Ну, и тем был потрясен этот слушатель, что все, что он только что прочитал, печаталось при советской власти , наличествовало во всех библиотеках, изучалось малыми и старыми. "Это же нарочно не придумаешь! "- пишет он. " Это такое разоблачение Ленина его же словами, которого советская власть не должна была допустить ни в коем случае, а она допускала, и ничего - миллионы считали, что вечно живой Ильич не разоблачает самого себя своими прожектами, а прославляет в веках , показывает не глупость свою непроходимую, а великую мудрость. Что же это такое, Анатолий Иванович, объясните мне немедленно!"

До конца этого никто, наверное, не объяснит, Валентин Николаевич. Сегодня самый верный ленинец, если сказать ему, что где-то собираются заменить торговлю карточным распределением и верят, что население начнет трудиться с невиданным удовольствием, изобретательно и рачительно (под присмотром особой милиции, в которой важнейшую роль будут играть женщины), - самый верный ленинец употребит ваши слова: " чушь несусветная." Но дело в том, что, если отвергнуть свободное хозяйство, то, как ни верти, придешь к чему-то в этом роде. Ничего другого, ничего более умного, чем распределение по карточкам или спартанские общие котлы, придумать невозможно. Не Ленин был дурак (опять ваше слово), а увлечение, которому он отдал не только свою жизнь, дурацкое.

В Вене стоит памятник человеку по имени Поппер. Он изобрел такое общественное устройство, нелепость которого люди, ставившие ему памятник, отлично понимали еще при его жизни. Но это устройство, если не всматриваться в него пристально, кажется исключительно привлекательным и дельным. Лет до тридцати пяти каждый член общества обязан трудиться там, где ему укажет государство, и трудиться только за харчи. А потом до конца дней вы можете заниматься чем хотите, хоть ничем: пищу, кров и одежду вам предоставляет государство, для того вы и отбывали трудовую повинность. Поппер видел это общество состоящим из двух разделенных отсеков: в одном социалистическое хозяйство, где как раз и отбывают трудповинность, в другом - свободное, где существует, следовательно, частная собственность, а значит, богатые и бедные, только бедные не знают нужды в предметах первой необходимости. В этом - назначение выдуманного Поппером общества: чтобы не было унижающей достоинство человека бедности. Он был выдающийся и разносторонний ученый, но и ему не приходили в голову те простейшие доводы против его изобретения, которые сами собою разумелись для привратника дома, где он квартировал. Правда, в отличие от Маркса и Ленина, Поппер настаивал, что его, попперовский, социализм должен строиться без малейшего принуждения.

Из Печоры (город в республике Коми) пишет на радио "Свобода" глава Совета Казаков - Старейшин, войсковой старшина Евгений Григорьевич Ермоленко: "То, что узнаешь о проделках большевиков, иной раз, ну, никак не укладывается в голове. Думается: клевета, да и только. А потом начинаешь вспоминать сообщения лиц, которых трудно заподозрить во вражде к коммунистическому движению, сопоставляешь с тем, что сам знаешь, о чем можешь догадаться, и приходишь к выводу: все правда. Думаешь: Господи, да что же это такое? И там, среди "непогрешимых", - смертельные интриги . Ленин, Дзержинский... Ведь шли на каторгу, на смерть. Деда моего, Устина Карповича, зарубила белая сабелька. За что? За то, что он хотел нормальной жизни для бедноты? За то, что организовал одну из первых коммун в Ставропольском крае? Он разве не знал, что это опасно ? А шел! Шел с уверенностью, что его дело свято. Свято и, видимо, богоугодно. И на вот тебе, все - напрасно. Начнешь размышлять - и мозги набекрень. Сейчас нам вдалбливают: коммунисты - звери, даже хуже. А демократы? Лучше? Тогда все было плохо? Сейчас все хорошо? Думаю, грядет основная беда: растранжиривание земли русской. Что-что, а уж земля, считаю, должна быть личная, общинная и государственная. Все, до свидания."

Я споткнулся (прямо, как с разбега!) о ваши слова,Евгений Григорьевич, что Устин Карпович считал свое дело богоугодным. Да за это предположение он кинулся бы на вас со своей красной сабелькой, не глядя на то, что вы его внук! Сначала он от Бога отказался, а потом уже принялся создавать коммуну. В этом дело, но не все дело в этом, потому что Пугачев, например, от Бога не отказывался. Надо нам, наверное, смириться, что всего нам никогда не понять.

Я заметил, как сильно на вас действует то, что большевистские вожди были такими, какими они были, а не такими, какими они сами себя изображали. Наверное, у вас, как и у многих, с этого началось - с разочарования в вождях. Ну, а если бы они были кристальными? (Да и встречались среди них кристальные - таких людей, по-моему, среди них было намного больше, чем среди нынешних демократов.) Что с того? Ведь коммуна (потом - колхоз) от этого не стала бы таким устройством, которое, как они надеялись, играючи заткнет за пояс американского фермера. Вы вот - хороший человек, это видно, но ведь от этого земля в общинной собственности не заработает в полную силу, потому что дело не в том, каковы мы с вами, а в том, что такая земля просто не может работать в полную силу, отчего община повсюду в мире и сходит, рано или поздно, на нет.

Спасибо за письмо, Евгений Григорьевич, спасибо за добрый отзыв о нашей работе (я не стал читать его вслух). Жалко, что вы не написали, какого растранжиривания русской земли опасаетесь. Такого растранжиривания, как до девяностых годов, начиная с тридцатых, когда лучшую пашню, не меряя, отводили под заводы и подо что угодно, потому что она ничего не стоила, скорее всего, уже не будет. Пашня сокращалась, как будто ее слизывало пожаром.

Елена Радзилович из Молодечно пишет об Александре Лукашенко: "Лжет на каждом шагу. Плакал: у меня мало власти, поддержите меня, ради Бога, на референдуме. Поддержали - ну, и что получили? Выступал по телевизору, сама слышала, говорил: цены поднимутся только на бензин, водку, курево. Думаю, слава Богу, заживем. А цены растут с каждым днем. Через ночь - новая цена. Масло подскочило от 38 тысяч аж до 90 тысяч. Как так можно? Говорит одно, делает другое, как все коммунисты. Я задам вам вопрос, может ,и глупый. Почему все страны избавились от коммунистов, а мы никак не можем? Как начали перестройку, надо было очиститься от коммунистов раз и навсегда. Дай Бог вам всего хорошего, еще долго-долго работать."

Спасибо, госпожа Радзилович. Насколько я понял, вы тоже голосовали за Лукашенко. Тогда это и есть ответ на ваш вопрос, совсем, по-моему, не глупый. Таких писем, как ваше, много. Смысл один: избиратели Лукашенко, один за другим, перестают ждать сдвигов к лучшему. Думаю, они с интересом послушают письмо человека, который им завидует. Это инвалид войны Светличный. Живет он на Украине, в Сумах. Рассказывает, в какой упадок приходит его город и вся страна. "Так и хочется закричать: "Альенде, где ты, приди и спаси Украину!" Осуждает - цитирую - "предавших свой народ Горбачева, Ельцина, Кравчука и других прислужников американского империализма". С ним случилась беда: он заболел. "В областном онкологическом диспансере мне сказали, что надо приходить со своей капельницей и каплями, со своими бинтами, лекарствами, постелью и продуктами. В палатах по 10 человек, полы грязные, больные не мытые. В общем, приходи, ложись и жди смерти. Вот до чего довели народ Украины Кравчук, Кучма и иже с ними. Лечение стало платным даже для инвалидов войны", - пишет господин Светличный. "Пришлось ехать в Белоруссию, - продолжает он, - по вашему совету, Анатолий Иванович. Вы в одной из передач сказали, что там еще Советский Союз. В Минске живет моя дочь. Приняли меня в республиканскую больницу с большим вниманием, как инвалиду войны предоставили отдельную комнату, отдельное дополнительное питание, лечили два с половиной месяца, и все это бесплатно." Господин Светличный подробно описывает, как - цитирую - "развивается и хорошеет Белоруссия - без иностранных кредитов, под руководством Лукашенко, которого только и видишь по телевизору :то на заводе, то в колхозе, то в академии наук или на стройке - вертится по всей Белоруссии для своего народа. " О Минске в письме говорится, что он стал красивейшим городом, что его заполнили новые троллейбусы и автобусы, в которых нет давки, нет кондукторов и даже контролеров, что такая же красота и в других белорусских городах. "Въезжая в Белоруссию, кажется, попадаешь в другой мир. Чтобы увидеть разницу между Украиной, которая с ее националистами пришла в средневековье и из этого болота уже не вырвется, и Белоруссией, вам бы, Анатолий Иванович, стоило самому проехать на поезде от Харькова или Сум до Минска."

Что я и делаю в последние годы, господин Светличный. В вашем письме есть такое место: "Отец мой умер от голода в 1933 году. Очень уважал я отчима, который работал в колхозе бригадиром огородной бригады. В 1948 году ему было 60 лет. Когда люди предъявили ему требование писать больше трудодней, он ответил: "Больше не могу, это сталинские нормы, а я не Сталин". За это его арестовали и осудили на 10 лет." Примерно за такие дела людей преследуют сегодня в Белоруссии, господин Светличный. Не совпадают с вашими и другие мои впечатления. Инвалидов войны там действительно лечат бесплатно, хотя и не повсюду, но в целом белорусы живут не лучше украинцев. Ваше письмо показывает, до какой степени то, что человек видит, может зависеть от его личных обстоятельств и пристрастий. И тут должен сказать главное. Из того, что вы написали, действительности соответствует только одно: на Украине вас оставили без помощи, а в Беларуси помогли. И этого, мне кажется, достаточно, чтобы человек любых взглядов вместе с вами отдал должное белорусским властям и осудил украинские. Господин Светличный пишет, что воевать он начал, когда ему не было 18 лет, был в танковой битве под Прохоровкой, там получил три осколочных ранения в поясницу и два в бедро, освобождал всю Украину, чудом остался жив в четырехмесячных боях под Будапештом. Власти страны, где такому человеку говорят в раковом диспансере: приходите со своей капельницей и каплями, бинтами, постелью и продуктами, не должны удивляться, что он обзывает их обидными словами.

В письме господина Светличного есть слова, к которым мы уже почти привыкли, но не перестаем по-хорошему удивляться, читая их. Он уверен в существовании американского империализма, считает, что ему, американскому империализму, прислуживают те политики в России и на Украине, чью деятельность он не одобряет. Альенде для него - спаситель своего отечества, а не мечтатель, из-за которого Чили пережила большую беду, и в то же время в конце своего очень большого письма господин Светличный сообщает нам: "Я очень люблю радиостанцию "Свобода", с большим желанием и благодарностью слушаю ваши передачи." Читая такие слова, чувствуешь, как незаметно для самих себя люди оттаивают после "холодной войны." Это тем более радостно и трогательно, что живется им очень трудно.

"Никто не хочет работать , но всякий хочет развлекаться, - пишет Соколов Олег Николаевич из деревни Перевоз Островского района Псковской области. "Хитрый развлекается властью, старательный - деньгами, а нахальный развлекает других. Один проводит жизнь за книгами, другой театр ставит выше жизни. Все они освободились за счет простого человека от забот о хлебе насущном. Плата за искусство до неприличия обесценила труд. Не назовете же вы работой пение. Вот и вы, радио "Свобода", туда же. Вы ориентируетесь на тех, кто развлекается, а надо бы - на тех, кто молча работает. Какой-нибудь наркоман, развратник вами оценивается как звезда мировой величины. Но я не слышал о мировой звезде - ветеринаре, например, хотя он для для жизни гораздо важнее Пугачевой. Мне кажется, люди голосуют за Жириновского, подспудно чувствуя протест против деления общества на "культурных " и быдло. В свое время вы, радио "Свобода", больше других сделали для ликвидации социализма. Но теперь вы расслабились: любите поболтать на свободные темы - о музыке, о кино, спорте, поставить пластинку и пусть барабанит 49 минут. Развлекаете нас "джазом", а мы боремся: половина - вперед, половина - назад. Получается напряженное, неустойчивое, опасное топтанье на месте. "

Это было письмо Соколова Олега Николаевича из деревни Перевоз Островского района Псковской области. С удовольствием прочитал его, Олег Николаевич. Давно никто не напоминал нам, что "сапоги выше Пушкина", что чем чернее труд, тем он почетнее, что люди этого труда - чернорабочие - составляют цвет человечества и должны править миром, ну, и что они только о том и мечтают, чтобы на экранах и на подмостках блистали звезды ветеринарии и других полезных ремесел, а не певицы и лицедеи. Лев Толстой, как известно, тоже так считал.

Бросилось мне в глаза и ваше предположение, что за Жириновского люди голосуют из протеста против деления общества "на "культурных" и быдло".Так может показаться, только если смотреть из прошлого века: когда был народ и были дворяне - баре, господа с их умственными занятиями. Жириновцы уже хорошо изучены. Среди них много людей с уголовным прошлым или с уголовными наклонностями. В России, как известно, есть целые области, где за колючей проволокой побывал каждый четвертый житель. Жириновцы - это люди, на которых зона повлияла особенно сильно, сидели они или не сидели - неважно. Они презирают не только и не столько "культурных", сколько "вольняшек" с их умеренной жизнью и здравыми понятиями. Жириновцу передался из зоны вкус к грубым, глумливым, залихватским точкам зрения на все на свете, к показному удальству: "Нечего размазывать белую кашу по стеклу. Автомат в руки и - шагом марш к Индийскому океану!"

Если Олег Соколов возмущается тем, что радио "Свобода", по его мнению, озабочена только тем, чтобы развлекать своих слушателей, то Владлену Мильштейну не хватает как раз этого. "В ваших нудных передачах, - пишет он, - много оголтелой политики. Именно оголтелой. Наглый, агрессивный поток политики! Это у вас психоз. От него дурно и тошно. Политика слушателям из СНГ осточертела. Надо давать только наиболее интересные сообщения и только под новым углом зрения. Разве интересы нормальных людей ограничиваются дурацкой политикой? Сколько событий в области культуры, науки - летают тарелки, являются пришельцы, дает о себе знать параллельный мир, полтергейст и прочие загадки. Но на ваших волнах ничего этого нет. Так дело не пойдет, господа!"

Вот и поставьте себя на наше место, господа Мильштейн и Соколов. Выход, видимо, один: держаться где-то между вами, посередине.

Закончился последний в 1997 году выпуск программы радио "Свобода" "Россия вчера, сегодня, завтра". Режиссер Аркадий Пильдес, редактор и ведущий Анатолий Стреляный поздравляют слушателей с Новым годом,. Мы надеемся на постоянные, добрые, беспрепятственные встречи с вами до следующего Нового года. Наши адреса. Московский: 103006, Старопименовский переулок, 13, корпус 1. Пражский адрес: Радио "Свобода", улица Виноградска, 1, 11000, Прага, 1. Чехия.

XS
SM
MD
LG