Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Слежка за мухами - доктрина Туркменбаши

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: директор Программы мониторинга прав человека в Центральной Азии Виталий Пономарев, финансовый консультант фирмы "ATI" Сергей Замащиков и председатель узбекской оппозиционной партии "Бирлик" Абдурахим Пулат.

Тенгиз Гудава: Специфика режимов, подобных режиму Сапармурата Ниязова в Туркменистане такова, что они не могут удержаться даже на своем бедственном правовом уровне и продолжают скатываться в бездну диктатуры. Казалось бы, куда уж хуже со свободами, правами и достоинством человека, с демократическими нормами и гражданскими принципами, нежели в современном Туркменистане: ан нет, Сапармурат Туркменбаши находит все новые скрытые резервы своему культу личности и своему безграничному самовластию. 23 февраля на заседании правительства туркменский президент выступил с программной речью, обозначающей новый виток борьбы с инакомыслием и свободой. Ниязов объявил о начале кампании по тотальной слежке за всем что дышит и движется в стране, включая мух. Вот слова президента Сапармурата Ниязова:

Сапармурат Ниязов: Мы должны следить за всем: за банками, за радио и телевидением. Мы должны знать о том, что муха пролетела.

Тенгиз Гудава: Каким образом осуществить сии грандиозные планы в стиле знаменитой антиутопии Оруэлла, Туркменбаши тоже продумал:

Сапармурат Ниязов: Сейчас во всех уголках Ашхабада, исключая высотные строения, есть видеокамеры: на базарах, на железнодорожных станциях. Если две машины столкнутся, это все записывается.

Тенгиз Гудава: Таков превентивный туркменский "наш ответ Чемберлену" за два дня до опубликования ежегодного доклада Государственного Департамента США. Но главное, что не только теоретическими акциями ознаменовалась прошлая неделя туркменской диктатуры: в тот же "исторический день" 23 февраля вызван на допрос и арестован известный туркменский журналист и писатель 78-летний Рахим Эсенов. Его обвинили в контрабанде 800 экземпляров собственной книги, изданной в Москве.

Роман "Венценосный скиталец" о туркменском полководце, философе и поэте XIII века Байрам-хане был опубликован в Москве после 10 лет неудачных попыток сделать это в Туркменистане. Книга историческая, и чтобы найти в ней крамолу надо быть Сапармурадом Ниязовым. Тем не менее, дикий арест произведен. На допросе 23 февраля Рахим Эсенов перенес инсульт и попал в реанимацию. Это не помешало властям перевести Эсенова в следственный изолятор Министерства Национальной Безопасности, где он находится по сей день. И последнее: Рахим Эсенов имеет двойное российско-туркменское гражданство. На линии телефонной связи со мной директор Программы мониторинга прав человека в Центральной Азии Виталий Пономарев.

Виталий, российская сторона, российское посольство в Ашхабаде, что-нибудь предприняла в связи с арестом российского гражданина Рахима Эсенова?

Виталий Пономарев: По той информации, которая у меня есть, ничего не предприняла. И более того, когда ранее Рахим Эсенов обращался с жалобой в посольство по поводу незаконного изъятия у него российского паспорта, то лично посол прислал ответ, который гласил, что посольство направило жалобу Эсенова в Институт демократии и прав человека при президенте Туркменистана. То есть, фактически жалоба вернулась в туркменские спецслужбы. Арест Рахима Эсенова - это не единичная акция. Буквально полчаса назад ко мне поступила новая информация об аресте бывшего главного редактора издания "Эдебият ве сунгат" Ашургулы Байрыева, который тоже помещен в следственный изолятор комитета национальной безопасности. Мне хотелось бы напомнить так же, что месяцем ранее был арестован Гурбандурды Дурдыкулиев, житель города Небиддаг, который обратился к властям с заявкой о проведении мирной демонстрации в городе в Небиддаге с осуждением политики Сапармурата Туркменбаши. В общем, есть подозрения, что эти аресты только первая стадия, что последуют новые акции со стороны спецслужб против туркменских диссидентов.

Тенгиз Гудава: Виталий, статья 254-я, часть вторая УК Туркменистана, "контрабанда", по которой обвинен Рахим Эсенов, предусматривает лишение свободы на срок до 5 лет. Для 78-летнего человека приговор может оказаться равносильным смертному. В чем причина все-таки преследования этого человека. Исторический роман о Байрам-хане - почему так возмутились власти?

Виталий Пономарев: Здесь я бы хотел внести некоторые уточнения. Поступило письмо из Ашхабада о том, что Рахиму Эсенову дополнительно предъявлено обвинение по статье 177-й - возбуждение межрелигиозной и межнациональной вражды. Очевидно, имеются в виде те сюжеты, которые описаны в его романе "Венценосный скиталец". А почему эти шаги предприняты? Вы знаете, в соответствии с туркменским законодательством, вопрос об аресте того или иного человека решают даже не спецслужбы, а лично президент подписывает ордер на арест. Тем более думаю, что когда речь идет об известном человеке, то это делается не механически, а его судьба как-то обсуждается. Думаю, что сам факт публикации за границей романа, в отношении которого Ниязов несколько лет назад высказывал критику и требовал переделать те или иные исторические сюжеты, которые не укладывались в официальную концепцию современную туркменской истории, писатель отказался это сделать. и в этой ситуации сам факт публикации за границей этого романа, который был осужден Ниязовым, расценивается, как непослушание президенту, за которой должно последовать наказание.

Тенгиз Гудава: Вопрос Сергею Замащикову - финансовому консультанту фирмы "ATI", Лос-Анджелес. Сергей, Туркменистан - богатая природным газом и другим сырьем страна. Западные компании с удовольствием сотрудничают с ней в экономической сфере. Я понимаю, рыночная экономика - свободная экономика, но есть ли какие-то ограничения для бизнеса в его отношениях с недемократическими системами?

Сергей Замащиков: Это очень любопытная тема. Не только экономическая и финансовая, но я бы сказал и философская, и политическая, вообще, если посмотреть на взаимоотношения туркменского правительства и бизнеса. Потому что здесь можно рассмотреть традиционный вопрос - авторитарная власть и новая демократия - с кем легче вести бизнес? Существует мнение, что с авторитарными правительствами вести бизнес легче, потому что все под контролем, и легче договариваться, но как раз пример Туркменистана доказывает, что это совсем не так. Если вначале, после 1991-го года, пошли большие инвестиции, прежде всего, в нефть и газ, частично также в хлопок, то в последние годы инвестиции стали гораздо меньшими. Более того, приватизация, которую пыталось провести туркменское правительство, не нашла отклика у западных инвесторов, есть очень большие проблемы с конвертацией. Валюта не конвертируется. Курс черного рынка в 4 раза превышает курс, по которому может осуществляться официальный обмен. Что касается американского бизнеса, то он очень мало представлен в Туркменистане. Есть небольшие инвестиции компании "Caterpillar", есть инвестиции компании "Coca-Cola", но небольшие, речь идет о нескольких десяках миллионов долларов. Основные инвестиции - это фирмы ирландские, из Малайзии, английские - в нефть и газ. Но хочу повторить, сейчас инвестиции идут не таким потоком, который был характерен после получения Туркменистаном независимости. Если посмотреть также на экономическую ситуацию, то экономическая ситуация в стране очень тяжелая. Безработица достигает по разным данным от 50 до 70 процентов. Более половины населения живет ниже официального уровня бедности. Так что, эти взаимоотношения между бизнесом и властью тоже сейчас находятся в состоянии кризиса. Вплоть до того что Всемирный банк перестал выделить кредиты богатому нефтью и газом Туркменистану.

Тенгиз Гудава: "Мы будем транслировать (информацию о Туркменистане) на иностранных языках и нести наши слова по всему миру, потому что нет такой страны, как наша" - сказал Сапармурат Туркменбаши Великий об открытии нового, 4-го телевизионного канала. Нет, такие страны есть и были. Сапармурат Ниязов строит классическую диктатуру - а диктатуры все похожи друг на друга, как клоны. Вместе с тем, туркменский лидер сетует, что его не понимают.

19 февраля в Туркменистане отмечался День Флага, и президент Ниязов пожаловался, что:

Сапармурат Ниязов: Мир не знает, что творится в Туркменистане - экономический рост, изменения в обществе. Мы живем в интересное время, вы будете удивлены изменениями в Ашхабаде - улицы, здания, монументы и гигантское озеро созданы для будущего, заводы и фабрики...

Тенгиз Гудава: Искусственное озеро в пустыне, которое упомянул президент Ниязов - это проект стоимостью 6,5 миллиардов долларов. Средняя месячная заработная плата туркмена 20 долларов. Больше воды, однако, это озеро не создает. Это то же количество воды, просто в одном месте.

Праздник День Флага - 19 февраля - это день рождения Туркменбаши, ему исполнилось 64 года. Президент-флаг чествуется в этот день помпезно, как положено персонажам сказок "Тысяча и одной ночи". Однако, не все туркмены участвуют в сказке, есть диссиденты. Упомянутый Виталием Пономаревым 65-летний Гурбандурды Дурдыкулиев сказал в интервью Туркменской службе Радио Свобода:

Гурбандурды Дурдыкулиев: Я запрашивал письменное разрешение на выражение протеста 18 и 19 февраля 2004-го года на центральной площади в Небиддаге. Я никогда не был сторонником кровопролития и я никогда не призывал к пролитию крови. Я горд своей страной и своим народом. Я люблю их.

Тенгиз Гудава: При этом типично восточном реверансе, Гурбандурды Дурдыкулиев определил свою позицию вовсе не как кукольный протест:

Гурбандурды Дурдыкулиев: Мы ходим продемонстрировать наше неудовлетворение деятельностью президента и его бюрократии. Во время этого протеста мы потребуем от властей, чтобы они уделяли больше внимания страданиям народа.

Тенгиз Гудава: Протестная акция Дурдыкулиева завершилась следующим образом: он был схвачен и отправлен в психлечебницу.

Почти год прошел с того, как Европейский Банк Реконструкции и Развития провел свое ежегодное заседание в Ташкенте. Тогда это событие вызвало немалый ажиотаж, и все считали его предвестником каких-то изменений в Узбекистане в сторону демократии. Что же мы видим? В августе прошлого года одна из наиболее известных оппозиционных политических партий - "Бирлик" - подала заявку на регистрацию. 26 февраля заканчивался срок рассмотрения этой заявки. Каков результат? С этим вопросом я обращаюсь к председателю партии "Бирлик", находящемуся в политической эмиграции в Вашингтоне, США, Абдурахиму Пулату.

Абдурахим Пулат: Ответ я начну тоже с заседания Европейского банка в Ташкенте. Да, на самом деле, многие ожидали после этого заседания каких-то крупных перемен в Узбекистане, конечно, крупных перемен не было, но в целом надо сказать, что все равно это заседание оказалось вехой. Именно после этого "Бирлик" и другие оппозиционные организации провели свои съезды. Это не случайное совпадение. Я думаю, что какой-то толчок для начала политических процессов в Узбекистане это заседание дало. Да, затем нельзя сказать, что все идет хорошо. Но надо вспомнить, в предыдущих передачах мы говорили, что Узбекистан находится на перепутье, обычно на перепутье никто не остается долго. Здесь мы видим, что правительство Узбекистана остается на перепутье очень долго. Что это означает? Ведь не надо во всех процессах видеть только отрицательную сторону. Иногда надо попытаться найти положительные для нас моменты этого процесса. Вот я здесь вижу такой момент: раз правительство в Узбекистане находится на перепутье - перепутье ведь что означало - есть два пути. Первый - идти по пути демократических реформ и приблизиться к более цивилизованной части, демократической мирового сообщества, или - скатиться на уровень режимов, которых теперь уже не существует, как режим Милошевича в Югославии, или Саддама Хусейна в Ираке. Узбекистан на это до сих пор не решился, и это уже положительный факт. Хотя, если говорить о регистрации нашей партии, то после 26 августа прошло уже приличное время, и сегодня истекает уже третий срок, мы трижды подавали документы, и Министерство юстиции, которое выполняет указания президента Каримова, под надуманными предлогами нам отказывало в регистрации, и хотя 26 февраля срок по закону очередной прошел, министерство молчит. Ведь министерство, которое отвечает за закон, уже само нарушает законы, нам не отвечая вовремя, и, тем не менее, я настроен положительно, и думаю, что, в конце концов, мы получим положительный результат.

Тенгиз Гудава: Спасибо Абдурахим, очень приятно слышать такой типично американский, позитивный взгляд на события. А теперь мы перенесем наш взор на западный берег США. Сергей Замащиков, вы - экономический обозреватель, и вы знаете, что такое Европейский Банк Реконструкции и Развития, и что означала проведенная в Ташкенте его сессия. Создается впечатление, что тогда эта организация как бы положила свой мандат на стол, когда приняла решение провести заседание в стране с подозрительной политической и экономической системой. Оправдался ли риск банка, стоило ли идти на такие авансы?

Сергей Замащиков: Очень хорошо, что мы вернулись к этому вопросу. Я помню, перед сессией Европейского Банка Реконструкции и Развития мы говорили о том, что лучше бойкотировать страны с авторитарными режимами, или же заниматься инвестиционной политикой, привязывая ее к ситуации с правами человека, различными другими гуманитарными реформами, которые ставятся, как условие предоставления кредитов и экономической помощи. Мнения по этому поводу всегда разделялись. Я лично считал, что полный бойкот никогда не принесет результатов, и если есть возможность вести диалог, и использовать экономические рычаги, то это обычно все-таки меньшее из двух зол, альтернатива, которая, как правило, вынуждает правительство, которому необходимы кредиты и прямые иностранные инвестиции, идти на какие-то уступки. Мне приятно было слышать господина Пулата, что все-таки были какие-то подвижки, пусть и небольшие. Потому что, если посмотреть на большую картину, то сдвиги эти были все же минимальными. Продолжаются нарушения прав человека в Узбекистане, если посмотреть на экономическую картину, то были тоже сдвиги, в частности, в октябре прошлого года была введена конвертация валюты, но все-таки полностью требования, выдвинутые Европейским Банком Реконструкции и Развития, не были выполнены. И я должен сказать, что в марте этого года истекает срок выполнения тех мер и обещаний, которые узбекское правительство дало банку. И также, насколько я понимаю, Конгресс США будет снова рассматривать вопрос о предоставлении помощи Узбекистану. Мне кажется, что в данной ситуации это очень важный момент. Если требования не будут выполнены, то возможно против Узбекистана будут применяться какие-то экономические санкции.

Тенгиз Гудава: Министр обороны США Дональд Рамсфелд побывал в Ташкенте на прошлой неделе - правозащитные группы настаивали на том, чтобы он затронул вопрос прав человека в своих беседах с узбекским руководством. Жан-Поль Мартоз из организации "Human Rights Watch", Нью-Йорк:

Жан-Поль Мартоз: Мы хотим, чтобы Дональд Рамсфелд сказал президенту Каримову очень твердо, что он должен улучшить свой послужной список в области прав человека. Мы видим противоречие между позицией Пентагона и позицией Государственного Департамента США, обнародованной в прошлом месяце.

Тенгиз Гудава: Государственный департамент в январе исключил Узбекистан из списка получателей американской помощи, ввиду нежелания Ташкента положить конец пыткам в тюрьмах и другим нарушениям прав человека. Узбекистан был вторым в Центральной Азии по размерам получаемой помощи: в 2003-м году он получил 86 миллионов долларов. На первом месте Казахстан - 92 миллиона.

Майкл Свини - из Института Анализа Иностранной Политики США, соавтор доклада по стратегии США в Центральной Азии, заявил Радио Свобода:

Майкл Свини: Каримов не выказал никакого стремления к реальным политическим и экономическим реформам, которые он обязался выполнить согласно договору о стратегическом сотрудничестве (с США), состоящему из 5 пунктов и подписанному в марте 2002-го года. Существует долгосрочная опасность для имиджа Соединенных Штатов и опасность разжигания антиамериканизма, если мы войдем в слишком тесные отношения с Узбекистаном, в котором Каримов не желает производить изменений.

Тенгиз Гудава: Дональд Рамсфелд заявил, что партнерские отношения между США и Узбекистаном крепнут с каждым месяцем. Абдурахим Пулат. как бы вы оценили визит американского министра в Ташкент?

Абдурахим Пулат: Во-первых, я должен сказать, что министры обороны во всех странах чаще всего более консервативные люди. Если говорить о господине Рамсфелде, то его даже в США называют "ястребом" и человеком, далеким от таких понятий, как права человека. Поэтому от его визита не следовало ожидать многого. Тем не менее, в сообщениях об этом визите были какие-то намеки, что он говорил президенту Каримову о правах человека. Если он даже в какой-то мере затронул эту проблематику, думаю это уже хорошо.

Все-таки я хотел бы продолжить тему того, что же происходит в Узбекистане относительно политической оппозиции. Мы говорим, что Узбекистан находится на перепутье, и перепутье затянулось. Ведь что происходит в последний год: после заседания европейского банка политическая оппозиция фактически начала возрождаться, в то же время были аресты нескольких известных правозащитников или. вот последний случай, о котором писала вся мировая пресса - 62-летнюю женщину, Фатиму Мукадирову, у которой двое детей были объявлены членами "Хизб-ут-тахрир", один из них был убит в тюрьме, второй там все еще находится, и вот эту женщину, которая пыталась найти справедливость относительно судьбы своего погибшего сына, объявили чуть ли не террористкой, человеком, который подрывает устои конституционного строя, и приговорили к лишению свободы. Тем не менее, хотя это, я думаю, может и не случайно произошло именно в те дни, когда господин Рамсфелд был в Ташкенте, женщину отпустили, заменив такое строгое наказание на более мягкое - штраф в размере 300 долларов.

XS
SM
MD
LG