Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русский язык в сообществе народов СНГ

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: заведующий кафедрой Киргизо-российского университета профессор Абдыкадыр Орусбаев, академик-филолог Бюбюйна Орузбаева, директор московского Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов, сотрудник киргизской редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава: 4 и 5 марта в столице Киргизии Бишкеке состоялся международный конгресс на тему "Русский язык в сообществе народов СНГ". Тема большая и сложная, в достаточной мере политизированная, о чем говорит вступительная речь президента Кыргызстана Акаева и отсутствие приглашенной на форум супруги президента России Путина. И фон, на котором состоялся конгресс не бесцветен: всего три недели назад в Киргизии был принят закон о языке, который некоторые трактовали как оттеснение на обочину русского языка.

По телефону из Бишкека - один из организаторов конгресса, заведующий кафедрой Киргизо-российского университета, профессор Абдыкадыр Орусбаев, академик-филолог Бюбюйна Орузбаева, из Худжента по телефону директор московского Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов, со мной в студии Радио Свобода сотрудник киргизской редакции Нарын Айып.

Господин Орусбаев, кем был организован конгресс "Русский язык в сообществе народов СНГ" и с какой целью, в чем была необходимость проведения его сейчас?

Абдыкадыр Орусбаев: Конгресс "Русский язык в сообществе народов СНГ" был организован Киргизско-российским славянским университетом, конкретно кафедрой русского языка, где сосредоточены специалисты-русисты. Эта инициатива была поддержана общественностью и политическими деятелями.

Тенгиз Гудава: Какая главная задача Конгресса?

Абдыкадыр Орусбаев: Задача главная - обговорить, обсудить проблемы языковой жизни, а конкретно бытования русского языка в СНГ. Дело в том, что русский язык требует к себе большого внимания, изучения и защиты. Что касается русского языка, то этот язык традиционно, исторически, является языком мирового общения, и его жизнь, бытование в государствах, независимых на постсоветском пространстве, требует, безусловно, изучения, не только с точки зрения науки, но и с точки зрения преподавания в различных сферах образования.

Тенгиз Гудава: Теперь вопрос госпоже Орузбаевой: недавно, буквально 12 февраля, был принят в Киргизии закон о языке, который каким-то образом нормирует и упорядочивает ситуацию в языковой сфере, и, конечно же, насколько я понимаю, этот закон призван, в первую очередь, защитить киргизский язык, дать ему возможность лучшего, большего развития. Скажите, развиваясь, один язык не оттесняет другой?

Бюбюйна Орузбаева: Нет, это совершенно напрасные опасения. В этом плане в Кыргызстане русский язык, слава Богу, благополучно применялся, функционировал, в достаточном масштабе продолжает функционировать, более того, законодательно за этим языком закреплен статус официального, параллельно с государственным языком. Это говорит о том, что, конечно, безусловная надобность и широкое распространение двуязычия не только в преподавании, но и во всей государственной и общественной деятельности - ее не только никто не отрицает, но принимаются меры, которые показывают настоящую заботу. Поэтому речи в Кыргызстане не может быть о вытеснении русского языка за счет функционирования родного.

Тенгиз Гудава: Интересную заметку, подготовленную на основании доклада МИД России "Русский язык в мире", распространил Центр экстремальной журналистики. Она озаглавлена "Кто тянет русских за язык":

"Секрет успеха в политике и в бизнесе, как известно, кроется в умении понять точку зрения оппонента и смотреть на вещи с его и со своей точек зрения. Этому во многом способствует знание языка того, с кем ведешь дела. Когда в шестидесятые стали расширять международные связи, оказалось, что языков у нас никто не знает. Что прекрасно характеризует работу КГБ, начисто отучившее поголовье населения от общения с иностранцами. Даже студенты-филологи языковых отделений имели по программе часов языка столько же, сколько марксизма-ленинизма. И то, и другое им не полагалось знать лучше своих преподавателей. Но если от общения с Марксом и Лениным они были гарантированы, и здесь критерием истины служила оценка, то иностранцы их сданный на пять с плюсом язык не понимали в упор. А уж они иностранцев и подавно; программа была составлена таким образом, что понимать они могли друг друга только с помощью преподавателей. Дело было налажено столь научно, что дочки советских офицеров в Германии поступали на немецкое отделение университета, свободно чирикая по-немецки, и после пяти лет обучения с преподавателями специальной квалификации и научными степенями, по утвержденной Министерством высшего образования методике, квакали по-немецки с чудовищным акцентом и мучительным трудом. С кем поведешься, от того и наберешься".

Тенгиз Гудава: Теперь вопрос в Худжент Олегу Панфилову. Олег, вы родились и выросли в Таджикистане, живете в Москве и работаете, понятное дело, в сфере и атмосфере русского языка, много книг опубликовали на этом языке. Какова ситуация с этим языком в Таджикистане после распада СССР - роль и влияние языка падают? К чему этот процесс может привести?

Олег Панфилов: Прежде всего, я хотел бы рассказать: я сейчас в Худженте вместе с писателем Владимиром Войновичем, который вместе со мной приехал на 70-летие газеты "Ленинабадская правда", но еще и потому, что он здесь родился. И сегодня, когда мы проезжали по Худженту, он заметил, что, на самом деле, русский язык, во-первых, является языком довольно бурного общения, во-вторых, он увидел достаточно много различных надписей, лозунгов, названий учреждений на русском языке, и для него это было немного удивительно, потому что, на самом деле, то, что вы сейчас обсуждаете, или то, что периодически обсуждают такие очень странные политики типа Рогозина, проблема русского языка - это довольно искусственная проблема, и думаю, что на самом деле ее должны решать не политики, а люди, которые имеют право выбора, говорить на русском языке, на киргизском, или на таджикском. Мне, может быть, проще говорить вместе с теми людьми, которые сейчас участвуют в этом обсуждении. Потому что я довольно часто бываю в Кыргызстане и вижу, что, на самом деле, русский язык в Кыргызстане распространен намного больше, чем в какой-либо другой стране в СНГ, и даже, наверное, больше, чем в Таджикистане. Поэтому говорить о том, что русский язык в Кыргызстане ожидает какая-то тяжелая участь, я бы не стал, потому что, на самом деле, люди сейчас активно пользуются русским языком, даже большинство газет выходит на русском, программы телевидения и радио... Что касается Таджикистана, то здесь ситуация стала несколько меняться, и молодые люди, которые сейчас учатся в университетах или школах, больше стараются изучить английский язык, но это связано не с плохим отношением к русскому языку, а с тем, что Таджикистан оказался в такой геополитической ситуации, когда влияние России существует исключительно в виде 201- дивизии и российских пограничников. Никакого другого, ни экономического, ни политического, ни тем более культурного российского влияния в Таджикистане нет. Тем не менее, я должен сказать, что русский язык по прежнему популярен, большинство газет выходит на русском языке.

Тенгиз Гудава: Нарын, вы как-то рассказали мне анекдот очень смешной: в Центральной Азии оптимисты учат на будущее английский, пессимисты - русский, а реалисты - китайский.

Нарын Айып: Реалисты учат автомат Калашникова.

Тенгиз Гудава: Да... Но если говорить о языке, скажем, межнационального общения сегодня в Центральной Азии - это русский? Когда встречаются, скажем так, таджик, киргиз, казах и узбек, на каком языке они говорят?

Нарын Айып: Они могут говорить, кроме таджика, на своих языках, их поймут. У таджиков совсем другая группа, поэтому надо на русском. Исторически так сложилось, что все говорят на русском языке, так как были в одной стране - СССР, поэтому естественно, что продолжают говорить на этом языке.

Тенгиз Гудава: Вот тюркская группа, все кроме таджикского, конечно, относятся к тюркской группе, не резонно было бы, допустим, в школах учить турецкий язык, как язык межнационального общения?

Нарын Айып: Он близок к азербайджанскому и туркменскому, для киргизов это было бы не совсем удобно. Тем более, что уже есть пример русского языка, и специально, искусственно вводить другой, турецкий, хотя он и близок... Просто гораздо легче говорить на русском, чем вносить какой-то другой язык.

Тенгиз Гудава: Я почему задаю такие странные вопросы - у меня была интересная беседа с одним лингвистом из Узбекистана, который на полном серьезе утверждал, что Узбекистан переходит на английский язык в смысле второго языка и языка межнационального общения. Когда я спросил, в чем это выражается, он сказал, что везде у нас висят такие слова, как, допустим, Exit, Shop, Street.

Нарын Айып: Это, наверное, выдается желаемое за действительное.

Тенгиз Гудава: Выступление на конгрессе Вячеслава Шаповалова, проректора Киргизского Национального университета:

Вячеслав Шаповалов: К этому надо трезво относиться. У нас многополярный мир, конечно, не все поддерживают, и не должны все поддерживать. Есть люди, которые проводят здесь мусульманское влияние, очень серьезно работают эти люди. Есть, наоборот, представители тех больших стран, которые не хотят усиления роли России в Кыргызстане, которые всячески готовы отбросить Россию от Центральной Азии, и вы прекрасно догадываетесь, кого я имею в виду, какой именно континент.

Тенгиз Гудава: Речь президента Аскара Акаева на конгрессе:

Аскар Акаев: Не только русские, но и большинство киргизов, и представители других этнических групп свободно владеют русским языком. Практически во всех сферах коммуникаций, межнациональных и международных отношений, экономики, образования и науки, русский язык приобрел жизненно важное значение и служит динамичному развитию нашего молодого демократического государства.

Тенгиз Гудава: Вопрос господину Абдукадыру Орузбаеву. Как вы смотрите на проблему двуязычия? Все-таки это тяжелая проблема - детям еще в школах давать два языка, сразу, на приблизительно одном уровне. Двуязыячие - это реальность, или все-таки миф?

Абдыкадыр Орусбаев: Что касается двуязычия, то этот вид общения испокон веков на евразийском пространстве существовал и существует. Еще 1000 лет тому назад тюркские и славянские народы общались на доминирующих языках. Поэтому двуязычие это не искусственная проблема, а развитие, дальнейшее развитие двуязычия в сфере образования. Особенности Киргизии заключаются в том, что она многонациональна, 93 нации и народности проживают здесь. Но по численности, в первую очередь, это киргизы, узбеки и русские. Поскольку исторически русский язык является компонентом би и мультилингвизма, и, конечно же, этот язык общения будет поддерживаться. По крайней мере, нашими специалистами-лингвистами это поддерживается на всех уровнях общественно-политических.

Тенгиз Гудава: Выступление на конгрессе министра образования России Владимира Филиппова:

Владимир Филиппов: С русским языком в Киргизстане лучше, чем во всех остальных странах СНГ. Политическая инициатива президента Акаева получила адекватную оценку. И на конгрессе мы собираемся поставить во главу угла идею законодательной защиты русского языка в государствах СНГ. Мы должны будем провести эту идею. Все гости должны будут в своих государствах, для своих правительств довести вот эту мысль. Нужно готовить законы о защите языка.

Тенгиз Гудава: Госпожа Орузбаева, скажите, какую проблему вы считаете самой большой в языковой сфере. В прошлой беседе мы затронули вопрос того, как владеют родным языком политические деятели Киргизии, и вы сказали, что далеко не все владеют этим языком на должном уровне. Значит, они должны подтягивать этот язык. С другой стороны, не надо, наверное, упускать и русского языка, и подрастающее поколение, как мы говорили, должно оба языка, как минимум, два языка должно понимать. Какие тут проблемы?

Бюбюйна Орузбаева: Над нами довлеют еще те остатки идеологических, моральных и других приоритетов, пропагандировавшихся в советское время, когда считалось, что это язык великого народа, великий русский язык. И были постановления, и контроль партийных организаций был, часов в школах было побольше, для продвижения по служебной лестнице надо обязательно было быть членом КПСС и одновременно знать русский язык. И вот в результате этого средние поколения - среди них, конечно, и среди служащих, и даже депутатов высшего ранга, есть люди, которые слабо владеют своим родным языком. Из-за этого их "списать" невозможно, они должны и дальше трудиться, но, в то же время, языком государственным, самим Богом им, как говорится, овладевать велено. Когда говорят о двуязычии, это надо все-таки понимать с определенным но. Не все киргизы двуязычны. Потом, когда говорят о 96 национальностях - они считают, что если 5 грузин в Бишкеке живет - еще одна нация, потом еще какие-то народы малочисленные, которые только что появились здесь, они ведь погоду не делают. Погоду делают представители тех этносов, которые живут здесь долгие годы, по крайней мере, сто и более лет. Конечно, при учете функционального масштаба языка и надобностей этот факт может учитываться.

Тенгиз Гудава: Говорит киргизский журналист Абдукерим Муратов:

Абдукерим Муратов: Я не знаю, задумали это заранее, или в процессе конгресса к этому пришли, но этот конгресс был призван поднять авторитет русского языка, и сгладить впечатления как бы обидевшихся русских граждан. Никто не отрицает роль русского языка, его роль в культуре: истории, но такими мероприятиями принижается второй язык, наш киргизский:

Тенгиз Гудава: Олег Панфилов, мы знаем, какой остроты достигла проблема языка в балтийских странах. Русскоязычное население настаивает на том, чтобы язык сохранился на том уровне, на каком был, а население Латвии, Литвы или Эстонии настаивает на том, что ситуация изменилась, теперь это независимые государства, и главным языком должен быть национальный язык, и пожалуйста учите этот язык. Олег, не кажется ли вам, что в России отсутствует понимание многоязычного общения? Я не знаю, чтобы в России, допустим, кто-то учил языки республик СНГ. Правилен ли такой подход? Нет ли в нем элементов лингвистического империализма?

Олег Панфилов: Тенгиз, вы, прежде всего, уже назвали определение, которое совершенно соответствует требованиям России, предъявляемым балтийским странам. Я считаю, что это не просто империалистическое мышление, а я считаю, что это такой неоколониализм, когда Россия пытается, защищая русскоязычное население, выдвигать какие-то совершенно абсурдные требования. Я - уроженец Таджикистана, и, надо сказать, до сих пор являюсь гражданином Таджикистана, несмотря на то, что я живу в Москве. И, наверное, я один из тех редких уроженцев Таджикистана, которые считают своим родным языком таджикский. Я в совершенстве владею этим языком, и всегда считал, что если так называемое русскоязычное население, в большинстве своем русские, живут на территории страны, где большинство населения говорит на своем родном языке, русские все же должны учить этот язык. И в 1991-м году, когда я еще постоянно жил в Таджикистане, я даже разрабатывал по просьбе тогдашнего правительства Таджикистана программу адаптации русскоязычного населения, в которую входило не только знание языка, в данном случае таджикского, но и изучение культуры, традиций, обычаев, и так далее. Я думаю, что все-таки сейчас политики очень сильно испортили нормальные взаимоотношения языков и народов на постсоветском пространстве. Думаю, что все-таки в данном случае киргизское правительство или правительство Таджикистана должны способствовать изучению местных языков русскоязычным населением, чтобы оно себя чувствовало полноценным, потому что довольно глупо видеть людей, которые, например, бежали из Таджикистана только потому, что предчувствовали изучение таджикского языка. Бежали, например, в Америку, а я спрашиваю: "Вы что, не понимаете, что там вам надо будет учить английский язык?"... И вот парадоксальная ситуация, которую нужно каким-то образом сейчас разрешать.

Тенгиз Гудава: Заметка "Кто тянет русских за язык":

"Исходили из того, что язык, как и вообще любая наука - дело наживное и не самое главное. Главное - чтобы человек был хороший: наш, правильный. Как было записано во всех методиках - что такое советский специалист? "Во-первых, это специалист, овладевший в полном объеме марксистско-ленинским мировоззрением, и уже во-вторых всем остальным", - писал Михаил Веллер. Теперь у нас изменился характер практической работы политиков и предпринимателей во всех сферах. Россия, постепенно интегрируясь в мировую экономику, вступила в международные финансовые институты, что потребовало от русскоговорящих реального знания иностранных языков. И заговорили, как птицы те, кому это реально нужно. А что же наши сегодняшние и потенциальные партнеры? Как определить, насколько дружественно настроено к России то или иное государство Евразии, кто собирается поддерживать с Москвой торгово-экономические контакты. Конечно, по объективному показателю - отношению к русскому языку. Говоря о языке, мы имеем в виду также уровень интереса к культуре, литературе, событиям в экономической, политической и общественной жизни России. Какова степень поддержки русского языка в странах Евразийского континента, как обстоят дела с частными курсами для бизнесменов, кому это нужно, а кому нет?"

XS
SM
MD
LG