Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Годовщина Аксыйских событий

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют корреспондент Радио Свобода в Бишкеке Замира Сыдыкова, главный редактор газеты "Лица" Бермет Букашева, депутат Законодательного собрания Кыргызстана Азимбек Бекназаров и директор Института прав и свобод человека в Кыргызстане Топчубек Тургуналиев.

Тенгиз Гудава: 17 марта исполнилось 2 года со дня событий в киргизском местечке Аксы, где спецназ МВД расстрелял безоружных демонстрантов. 6 человек погибли, десятки получили ранения. Это событие было названо Аксыйской трагедией, а спецоперация по подавлению мирной демонстрации имела название "Тайфун".

Что предшествовало той трагедии? Почему она развернулась?

Об этом рассказывает из Бишкека наш корреспондент Замира Сыдыкова:

Замира Сыдыкова: По всей стране прокатилась волна акций в защиту депутата парламента Азимбека Бекназарова, который попытался противостоять передаче исконно киргизских земель Китаю правительством Кыргызстана. В ответ на это Азимбека Бекназарова заключили в тюрьму по сфабрикованному делу. Это вызвало недовольство его избирателей - жителей Аксы. В день, когда они собирались мирным шествием пройти к селу Кербен для участия в судебном процессе, им преградили путь, а затем открыли огонь на поражение. Сегодня о том, что произошло два года назад в Аксы, наказаны ли, выявлены ли виновники расстрела, дана ли политическая оценка тем событиям, рассуждает Бермет Букашева - член независимой комиссии, журналист, главный редактор газеты "Лица", Азимбек Бекназаров - депутат Законодательного собрания - Жогурку Кенеша, и Топчубек Тургуналиев - директор Института прав и свобод человека в Кыргызстане.

Топчубек Тургуналиевич, в течение двух лет после аксыйского расстрела мы можем подвести определенные итоги. Все, о чем мы говорили прежде, и о чем свидетельствуют состоявшиеся парламентские слушания, на сегодняшний день подтверждается. Мы беседовали с членами независимой комиссии, которую вы возглавляли, с Азимбеком Бекназаровым, я думаю, что вы, наверное, дадите более такую емкую политическую оценку, поскольку вы присутствовали там с самого начала и до конца, и до сих пор занимаетесь этим вопросом?

Топчубек Тургуналиев: Да, прошло столько времени. Как известно, время является той категорией, которая дает возможность спокойно размышлять и делать определенные объективные выводы. Сразу после аксыйского расстрела я, как руководитель Института свободы и прав человека, создал независимую общественную комиссию, в которую вошли самые известные журналисты, общественные деятели, и эта комиссия не однократно побывала там. Как вы знаете, само государство создало 6 комиссий. Все эти комиссии не смогли сказать главную правду: кто является главным виновником, кто давал команду расстрелять.

Независимая общественная комиссия проехала по всем деревням, по всем семьям, которые, так или иначе, пострадали от этого расстрела и исследовав все мельчайшие подробности сделала следующие выводы: что та авторитарная диктатура, которая была установлена, начиная с 1994-го года Акаевым и его командой, она рано или поздно, к сожалению, должна была привести к такой трагедии. Это неизбежно, потому что есть причины и последствия - это авторитарная власть. Аксыйский расстрел был неизбежен в той ситуации и политической системе, которая была создана усилиями самого Акаева. Рано или поздно она должна была произойти. И, к сожалению, произошла.

Второй вывод: Аксыйский расстрел был преднамеренно подготовлен властями во главе с Акаевым и его ближайшим окружением. Кстати, 10 марта прошли парламентские слушания, и там секретарь Совета Безопасности, и до Аксыйского расстрела и во время этого страшного события, и сейчас пока он является одним из самых приближенных к Акаеву людей, Мисир Аширкулов, он сказал нечто сенсационное: что виновники этих событий рано или поздно должны понести суровое наказание, если состоится когда-либо справедливый суд. Мне кажется, это первый шаг со стороны представителей высшей властной элиты, от которых мы слышим уже, что это был преднамеренно подготовленный расстрел. Преднамеренно подготовленный, поскольку ни одна пуля не попала в стоявших впереди женщин и стариков, а прицельно стреляли в парней. Тем самым Аширкулов признает, что это было сделано преднамеренно.

Замира Сыдыкова: Вы делаете вывод, что это была преднамеренно спланированная операция?

Топчубек Тургуналиев: Совершенно правильно, потому что уже мне кажется, где-то 14 или 15 марта там наверху во главе с Акаевым было решено: пусть идут, мы встретим и накажем, вплоть до расстрела.

Замира Сыдыкова: Хорошо, но вот человек, знакомый с различными формами подавления политической активности, прав и свобод в разных странах, разные времена, как вы можете расценить аксыйские события для Кыргызстана?

Топчубек Тургуналиев: Это уже третий, самый главный вывод, о котором я хотел сказать: аксыйский расстрел, стало быть, был не случаен. Это был преднамеренный геноцид, направленный против собственного народа.

Замира Сыдыкова: Бермет, ты была членом независимой комиссии по расследованию аксыйских трагедий и, думаю, действительно видела трагедию людей, которые пострадали в то время. Ради чего они пострадали, и чем на самом деле жертвовали люди?

Бермет Букашева: Люди, в принципе, жертвовали всем, они жертвовали жизнью, то есть самым дорогим, что у них есть, но как бы они не собирались идти на кровавое побоище. Они не ожидали таких жертв, и стали невольными жертвами всего этого. Мы выяснили очень дотошно, что люди совершенно были готовы только на мирные выступления, то есть, когда власти говорят, что это была операция противостояния каким-то беспорядкам, или чуть ли не даже вооруженному выступлению масс, то это совершенно вопиющая ложь, потому что у людей даже в мыслях не было чем-то вооружаться, не говоря о том, что, мол, были обрезы, какие-то самопалы, камни, и так далее. Камни полетели уже только после того, как стали убивать людей, как люди погибли, тогда полетели камни, когда раздались первыми выстрелы. Только тогда, когда полетели пули, полетели и камни, мы должны это очень четко уяснить. Когда нам говорят, что вначале полетели камни - это ложь. Возможно, были какие-то камни только со стороны переодетых провокаторов, тех же спецназовцев, и так далее. Я в этом глубоко убеждена. Мы знаем, как они лепили вещдоки, накладывали в пакеты, где у людей была запасена вода в пластиковых бутылках, мы знаем, в каких условиях живут люди, у них не бывает лишних продуктов, это была питьевая вода в бутылках и лепешки, они шли на мирный пикет, знали, что они простоят в Кербене возможно сутки, потому что должен был быть судебный процесс в этот день, и они хотели просто в день суда постоять на мирном пикете перед зданием центрального хакимиата. И вот у них была запасена вода, так они эти лепешки с водой вытряхивали и запихивали туда людям булыжники, и фотографировали, пытались как-то лепить эти вещественное доказательства, которые потом они даже не смогли применить. Точно так же они не смогли применить те показания, которые давали замученные дети, это были совершенно молодые ребята, 18-19-летние, которые были замучены в здании центральной милиции Кербена, буквально, как в фашистском гестапо, или даже хуже, мы не помним из истории, чтобы фашисты так издевались, потому что там несколько часов молодых людей избивали на бетонном полу и периодически обливали ледяной водой, чтобы ссадины хоть как-то исчезали. Это были самые настоящие пытки. И после этих пыток их заставляли подписывать бумаги, содержание которых им неизвестно. Это и были те доказательства. Это все было спланировано. Просто потом, когда разразился аксыйский кризис в целом по стране, и власти увидели, во что выливается вся их ложь, они это не смогли применить.

В том, что это было заранее спланированное мероприятие, нас убеждают и другие доказательства. Врачи тогда еще под большим секретом рассказали нам, что их накануне в пятницу собрали власти, поручили им подготовить все палаты, все медикаменты, которые есть в загашниках, и быть готовыми к тяжелым операциям. То есть, вопиющая вещь: власти знали, что будут расстреливать людей, что будут тяжело раненые. Второе доказательство - то, что аким Усмонов заранее на двух КАМАЗах вывез из своего дома все семейные и домашние вещи, вместе с семьей. Он знал, что это его последняя акция, его миссия - как бы возглавить это кровавое воскресенье, но он уже знал, что с аксыйцами после этого жить не сможет. Он готовился к какой-то новой должности, вывез все вещи, знал, что ему надо в это воскресенье совершить и потом, грубо говоря, сбежать от аксыйцев. Такие косвенные доказательства.

Замира Сыдыкова: Что послужило причиной подобного столкновения? Что говорили тогда люди? Они шли с мирным маршем в Кербен чтобы участвовать в судебном процессе в оглашении приговора по делу Бекназарова. Это все-таки были сторонники самого Бекназарова, или люди, которые хотели услышать правду, справедливость?

Бермет Букашева: Я совершенно не согласна с теми, кто утверждает что это были в основном родственники Бекназарова, или какие-то близкие друзья. Это тоже вопиющая ложь, потому что мы были в самых разных селах Аксыйского района, и многие люди, совершенно не знакомые с Бекназаровым, они только знали, что он их депутат, за которого они голосовали, за программу которого они голосовали, и в принципе они, конечно, все говорят о том, что они искали только справедливость. Они все совершенно искренне, со слезами на глазах говорят: "Мы хотели, чтобы они нам доказали вину Бекназарова". Потому что ведь в чем его обвиняли - его же обвиняли тоже в том, что он кого-то из их же земляков когда-то оправдал, преступника, то есть, оправдал человека, который кого-то убил из их же района. Вот у меня буквально на диктофоне записи множества голосов женщин, которые говорили: "Мы хотели только справедливого суда. То есть, если Бекназаров виновен, докажите нам эту вину, если он не виновен - оправдайте. Мы хотели видеть этот суд, присутствовать на этом суде. Мы хотели видеть действительно доказательства органов прокуратуры, весомые какие-то. Мы просто хотели убедиться, что такое наш депутат, действительно ли он достоин наших голосов, или нет. Все, чего мы хотели - это справедливого суда". За справедливый суд, за какие-то чисто демократические ценности они и выходили на этот пикет. Конечно, были среди них его сторонники, безусловно, это же был их депутат, они голосовали за него, поэтому совершенно ясно, что на плакатах там было написано, "Свободу Бекназарову", и прочее... Потому что народ мудрый, он знает такие вещи, это властям кажется, что можно запудрить людям мозги. Народ знает, кто есть кто. Они знали. Очень многие из них были действительно убеждены в правоте Бекназарова, потому что та же эта история с тем, как он кого-то когда-то оправдал, она в народе гораздо лучше известна, чем каким-то органам или даже нам журналистам. Они сами лучше знают. В селах они друг другу рассказывают, они очевидцы всего этого, они знают, кто тот человек, за которого сейчас печется власть, что он, якобы, жертва, и знают, кто тот человек, которого наоборот Бекназаров оправдал, и он оправдал действительно справедливо. Они все это сами знали, и поэтому хотели просто правды.

Замира Сыдыкова: Бермет, а после всего случившегося, после того горя, которое испытали на себе аксыйцы, семьи погибших, семьи тех, кого пытали, сыновья которых пострадали физически, после всех пыток и всех телесных повреждений, которые были нанесены милиционерами, было вообще такое ощущение, что они пожалели, что попытались как бы проявить акт гражданского действия?

Бермет Букашева: Что меня поразило в аксыйцах, я потом писала много об этом, что я влюбилась как бы через этих аксыйцев в свой киргизский народ, потому что я - городской житель, для меня психологически абсолютно было элементарно, что люди, если они просто бескорыстно выходили на эту акцию, они должны были пожалеть об этом - "какого черта мы так вышли, и нас, и наших близких перебили"... А, на самом деле, никто из них, я не собрала ни одного голоса, чтобы кто-то пожалел об этой акции.

Тенгиз Гудава: Следующий собеседник Замиры Сыдыковой - депутат киргизского парламента Азимбек Бекназаров.

Замира Сыдыкова: Господин Бекназаров, как обстоят дела, какие попытки были сделаны с вашей стороны привлечь к ответственности виновных в случившемся?

Азимбек Бекназаров: Как участники парламентских слушаний уже отметили, ничего не сделано. Кроме того, они в течение уже двух лет умышленно вводят в заблуждение, якобы, даже от самого нашего президента до рядового журналиста, иногда интервью дают, что, якобы, виновники уже наказаны. Некоторые пишут, что они под амнистию попали, некоторые говорят, что прекращены дела, некоторые говорят, что оправданы, некоторые, что осуждены. Специально власть вводит в такое заблуждение, и не только нас, но и мировую общественность, вот так умышленно они политику проводят. На самом деле, никакого даже уголовного дела до сих пор не возбуждено. По фактам убийства, по фактам пыток, по фактам нанесения тяжких и средних телесных повреждений, ни одного уголовного дела не возбуждено. Как депутаты Аксыйского района, куда мы только не обращались. Мы даже, чтобы обратить внимание, совершили поход. Несколько раз организовывали встречи потерпевших с президентом, несколько раз обращались в международные организации. Что смогли, все попыталось. 22 раза парламент рассматривал. 22 раза мы отправляли президенту, генпрокурору, Верховному суду, чтобы вот это рассматривали, два раза парламентские слушания проводили.

Замира Сыдыкова: А вот из того, что они говорят, что виновники будут наказаны - все сотрудники милиции, которые участвовали в этой акции, кто на самом деле стрелял, кто отдавал команды - они все находятся на свободе?

Азимбек Бекназаров: Не только находятся на свободе, они все работают в органах, некоторые получили повышения... Вот, я думаю, пока эта власть существует, мы ничего не можем сделать.

Замира Сыдыкова: Они обещали многое. Помните, они обещали большое количество материальных и финансовых инвестиций в область, сказали, что обеспечат гранты для занятия сельским хозяйством, для занятия своими землями, угодьями, что на самом деле за это время правительство выполнило из обещанного? Действительно ли после Аксыйских событий район что-то получил?

Азимбек Бекназаров: Правительство наше открыло специальный фонд социальный, чтобы улучшать социально-экономическое положение народа. Сегодня у меня есть ответ Минфина, в него перечислили только 1 миллион 148 тысяч сумов, а в то же время Танаев в октябре 2002-го года по телевидению заявил, что на 79 миллионов оказали помощь. А потом проводили правительственный час, тогда им, наверное, стыдно было, он не пришел. А, на самом деле, никакой помощи, прямого перечисления помощи не было.

Замира Сыдыкова: У нас есть циничные люди, которые, поскольку ваше имя прозвучало и стало более известным связи с аксыйскими событиями, то и эти события, трагедию порой многие циничные люди связывают с вашим именем. Как бы получилось так, что люди пострадали, в общем-то, из-за вас, из-за Бекназарова. Моральный груз у вас в какой-то степени наверняка присутствует, раз такие вещи произносятся - как вы вообще к этому относитесь?

Азимбек Бекназаров: Это меня мучает каждый день, днем и ночью. А, в самом деле, действительно получается так... Когда мне говорили, сразу, что погибли люди, в первый раз еще говорили, что погибли 4 человека, тогда я говорил: "Закройте меня туда заново, нечего меня отпускать после этого". Я так говорил. Но они говорили: "Если вы не выйдете, еще большие будут зверства". Когда приехали в Аксы ,20 тысяч, или 50, или больше, я такой народ никогда не видел, и ОМОН, в касках, с автоматами... Как будто война... Этот груз будет со мной всю жизнь. Я каждого погибшего знаю, каждого раненого знаю. В данный момент я и каждого члена семьи знаю. У каждого братьев, сестер, всех знаю. Как будто я перед ними всю жизнь буду виноват. Вот поэтому меня все спрашивают аксыйцы, я был 10 дней назад в округе, все спрашивают, вы будете баллотироваться в депутаты или в президенты? Где я был, все спрашивают. Я говорю: "Это вы решайте. Я в ваших руках. Если вы хотите сегодня - я готов. Если вы хотите послать меня на фронт - я готов на это". Они говорят: "Мы вас освободили, теперь добейтесь, чтобы виновники были наказаны по закону". Поэтому я работаю, чтобы наша власть, в конце концов, признала свою вину. Благодаря Дырылдаеву Рамазану я дважды был в Европе, и дважды ставил там этот вопрос перед Европарламентом, и перед ОБСЕ тоже его поставлю. Это не мое требование. Это часть киргизского народа требует, аксыйцы требуют, помогите нам...

Тенгиз Гудава: Говорил Азимбек Бекназаров - депутат киргизского парламента, в поддержку которого два года назад состоялась мирная демонстрация в местечке Аксы, демонстрация, расстрелянная сотрудниками МВД, демонстрация, унесшая 6 жизней.

XS
SM
MD
LG