Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взрывы в Узбекистане (часть 1)

  • Тенгиз Гудава

Участвуют: сотрудник Узбекской редакции Радио Свобода Шухрат Бободжонов, узбекская правозащитница Умида Ниязова, лидеры узбекской оппозиции Абдурахим Пулат и Мухаммад Салих, журналист Анвар Усманов.

Тенгиз Гудава: С 28 по 30 марта в двух городах Узбекистана - столице-Ташкенте и Бухаре - произошла беспрецедентная серия террористических актов - взрывов, и как минимум один бой. Суть в том, что до сих пор нет точной и достоверной информации по ключевым вопросам: сколько было взрывов? Сколько человек погибло в результате этих взрывов и перестрелок? Кто стоит за этой террористической волной и каковы мотивы террористов?

То есть, по сути, не известно ничего. Власти Узбекистана дают крайне скупую информацию, которой трудно доверять полностью. СМИ Узбекистана полностью подконтрольны властям и бессильны в подобных обстоятельствах. Так что в ответ на взрывы узбекский режим ответил своей извечной немотой. Постараемся разобраться.

С нами на связи активистка правозащитного движения Умида Ниязова.

По данным Отдела Новостей Радио Свобода в ходе событий 28-30 марта в Ташкенте и Бухаре погибли 47 человек, из них 33 - предполагаемых террориста, 10 - сотрудников узбекской милиции и 4 гражданских лица. Более 30 человек ранены. Умида, по вашим данным, сколько было взрывов и сколько человек погибло?

Умида Ниязова: Я могу судить лишь исходя из официальной информации, которая исходит от государственных СМИ и правоохранительных органов. Никто не может сказать, что произошло на самом деле, потому что, как правило, когда происходили все эти события, немедленно оцеплялось место события, и журналисты получали лишь ту информацию, которую им предоставляла официальная сторона, правоохранительные органы, или они получали какие-то отрывочные данные, некоторые журналисты могли поговорить с очевидцами событий. Опять-таки эта информация не является абсолютно достоверной и подтвержденной.

Тенгиз Гудава: Все-таки, по официальным данным, сколько было взрывов и сколько человек погибло?

Умида Ниязова: Цифры, которые вы привели, были названы на последней пресс-конференции генерального прокурора Рашида Кадырова.

Тенгиз Гудава: Генеральный прокурор Узбекистана Рашид Кадыров выступил со странным заявлением, суть которого состояла в том, что вся информация о взрывах и сопутствующих операциях будет исходить от него, а не от министра МВД, как обычно в подобных случаях. Министр МВД Зокирджон Алматов вообще пропал из поля зрения. А прокурору Кадырову все было ясно: виноват внешний враг. Он невидим и далек, поэтому и был назван, не глядя.

Рашид Кадыров: Считаю необходимым довести до вашего сведения, что на сегодня следствие располагает достоверными данными о совершении вышеперечисленных преступлений одной организованной, управляемой единым центром преступной группой. Основная часть ее членов проходила боевую подготовку за пределами нашей республики. Это дает основания полагать, что совершенные в Узбекистане теракты являются происками международных террористических организаций.

Тенгиз Гудава: Со мной в студии сотрудник Узбекской редакции Шухрат Бободжонов. Шухрат с чего все началось? Давайте восстановим хронологию событий. Где когда и при каких обстоятельствах произошел первый взрыв?

Шухрат Бободжонов: В воскресенье 28 марта в Ташкенте на базаре Чорсу милиционеры убили одного старика, которому было 78лет. Это был старик, который продавал чеснок.

Тенгиз Гудава: А как убили, при каких обстоятельствах, почему?

Шухрат Бободжонов: Милиционеры приставали к мальчикам и женщинам, которые там зарабатывают, а старик хотел их мирить. Советовал, говорил, что нельзя оскорблять женщин. Милиционеров было шестеро. Потом один из них вернулся и ударил старика, и он скончался на месте. И в этот же день в Ромитане в Бухарской области был первый взрыв. Дом, в котором были гости, семь человек, там был первый взрыв. А на следующий день на этом же базаре в Чорсу женщина подходит к милиционерам, перед "Детским миром был развод милиционеров", в это время к ним подошла женщина и взорвала себя. Но это был единственный случай прямого нападения. А вообще это был такой массовый суицид, как говорил журналист Сергей Ежков.

Сергей Ежков: Я считаю, что это не терроризм, это не вписывается в классическую формулировку терроризма, это массовая акция протеста, вызванная безысходностью в социальной и правовой сфере. Люди, которые утратили всякую надежду на политический диалог с властью, вообще сколько-нибудь значимый диалог с властью, просто продемонстрировали свое неприятие власти и несогласие с ней.

Тенгиз Гудава: Мнение журналиста Ежкова всем ясно: что это был массовый суицид, но все-таки акты были осуществлены смертницами, а подготовка смертниц - долгий и кропотливый труд. Шахидкой-смертницей человек не может встать вдруг, ни с того ни с сего. Вы говорите, милиционеры приставали к женщинам и мальчикам на базаре, приставали с чем?

Шухрат Бободжонов: Там мальчики зарабатывают деньги, у них обычно нет прописки в Ташкенте, это один минус, потом нет разрешения на работу.

Тенгиз Гудава: Вымогали взятки?

Шухрат Бободжонов: Да, они говорят, "давайте отойдем, где документы?.." Но в тачке, которую мальчик вез, там были товары, которые принадлежали женщинам. Милиционеры хотели их отобрать, был шум-гам, женщины кричали, требовали вернуть товары, милиционеры оскорбляли женщин, в это время рядом сидел старик 78-летний, продавал чеснок, он пришел, говорит, не надо так, давайте жить мирно. Они ушли, потом один милиционер вернулся, говорит: "Старик, почему вмешиваешься не в свои дела", - и ударил его в ухо и лицо. Через 15 минут старик умер. Наш корреспондент был у прокурора, прокурор говорит, что старик сам умер.

Тенгиз Гудава: Шухрат, теперь я хочу уточнить у Умиды Ниязовой из Ташкента. Вот первый террористический акт у "Детского мира", когда женщина-смертница взорвала себя во время развода милиции, каким образом все-таки связывают этот акт с убийством старика на базаре Чорсу?

Умида Ниязова: То, что сказал Шухрат, убийство старика, это лишь одна история в общей картине произвола и беззакония со стороны узбекской милиции. И я бы не стала связывать или придавать такое уж большое значение именно этой истории, потому что, как мне кажется, хронология, конечно, верна, произошло убийство, потом взрыв в Бухаре, причем этот взрыв в доме, как считается, случаен, и затем - нападение женщины-шахидки. взрыв женщины на базаре. Конечно, это произошло. Но женщина, которая обвязывает себя взрывчаткой и выходит на рынок - это не дело одной минуты или одного дня. Скорее всего, это была подготовленная акция. Потом можно уже было наблюдать за тем, что это была серия акций, поскольку на этом они не остановились.

Тенгиз Гудава: Я хочу уточнить, что первый взрыв в доме в Бухаре был тоже не случаен, потому что, по официальным сведениям, в этом доме как раз и изготавливали взрывчатку. Собственно говоря, произошло "производственное ЧП", это не был теракт, но там изготовляли взрывчатку для терактов. Во всяком случае, такова информация. Говорит оппозиционный узбекский журналист Анвар Усманов:

Анвар Усманов: Возникает несколько версий. Первая - "Аль-Каида", что, в принципе, может быть, потому что в Афганистане есть ряд ее сторонников, в том числе и из Узбекистана, возможно, они уцелели и после разгрома Талибана и как-то проникли назад в Узбекистан. Но я ставлю под сомнение эту версию, потому что как-то удивительно происходят взрывы, не так, как это делает "Аль-Каида". Следующий вариант - говорят, что "Исламское движение Узбекистана" и некоторые хизб-ут-тахрировцы организовали эти взрывы. Эта версия на вооружении правительства и лично Ислама Каримова. Третья версия - якобы, само правительство сделало все. Я не думаю, что правительство пошло на такой грязный шаг. При всем моем негативном отношении к команде Каримова не думаю, что она решила использовать такой метод. Но ееще вырисовывается четвертая версия, о которой я особенно хотел бы сказать. Обратите внимание, как неквалифицированно происходили все эти взрывы, и эти убийцы-самоучки, как о них говорят в прессе, чувствуется, что это несколько впопыхах, как-то не так организованно, как обычно бывает, когда обучают террористов. И это наводит на мысль, что, во всяком случае, возможно, часть, кто-то из окружения Ислама Каримова, возможно, часть даже официального узбекского истеблишмента с помощью провокации через работников бывших или настоящих решили дестабилизировать ситуацию при очень неблагоприятной обстановке в мире, когда можно свалить все на террористов-исламистов и пошли на это, глубоко законспирировав все это. Эта версия тоже возможна. Я даже знаю в Узбекистане таких людей, которые готовы ради своих политических целей и амбиций пойти на все, не гнушаясь жертвами.

Тенгиз Гудава: Версии, версии - в атмосфере отсутствия свободы слова они множатся как анаэробные бактерии. По мнению лидера оппозиционной партии "Бирлик" Абдурахима Пулата, живущего в США, причиной взрывов было поведение милиции:

Абдурахим Пулат: В последние годы после приобретения Узбекистаном независимости, узбекская милиция, как во времена Сталина, стала агрессивным репрессивным органом. Об этом так много было уже сказано, обо всех чудовищных актах, которые милиция совершает против своего народа, выполняя указания правительства. Я не обвиняю простых милиционеров. Это воля властей. Милиционеры просто оказались подставлены. Последние ташкентские события показывают, что террористы целенаправленно избирали милиционеров и их уничтожали. Это дает нам повод сказать, что гнев, возмущение в обществе накопились до такой степени, что это уже выражается в таких актах, адекватных действиям самих властей, самих репрессивных органов. Мы осуждаем все это, но с другой стороны обращаемся к правительству Узбекистана. Оно должно сделать необходимые выводы и идти по пути уменьшения конфронтации, а не вставать сейчас на путь "око за око", мстить за гибель опять, повторяю, безвинных милиционеров, ибо это подняло бы уже существующее в обществе напряжение на новый уровень.

Тенгиз Гудава: С точкой зрения Абдурахима Пулата смыкается позиция другого лидера узбекской демократической оппозиции, председателя партии "Эрк", живущего в изгнании на Западе Мухаммада Салиха:

Мухаммад Салих: Я думаю, что здесь есть одно отличие от тех взрывов, которые были в 1999-м году - то, что они направлены против конкретных лиц. Против милиции, это четко наблюдалось при всех взрывах, всех нападениях, и это отмечают все наблюдатели. Вполне возможно, что это просто бунт отчаявшегося народа или отдельных групп, может, религиозных, или даже и нет. Просто это люди, которые протестуют, выступают против режима таким образом. Заявления правительства и ответственных людей кажутся мне очень несерьезными. Тот же стиль, та же манера, "мировой терроризм", обычные явления, которые всем уже надоело слушать. Мне кажется, это открытая ложь. Думаю, они еще сами не знают, сами не разобрались, что к чему.

Тенгиз Гудава: В студии Радио Свобода сотрудник Узбекской редакции Шухрат Бободжонов. На телефонной линии с Ташкентом правозащитница Умида Ниязова. Шухрат, в этой странной двухдневной войне у Узбекистане, вероятно, главным событием является все-таки спецоперация МВД Узбекистана в Кибрайском районе Ташкентской области, где милиционеры, якобы, окружили дом с предполагаемыми террористами, мы не знаем, кто эти люди. 20 окруженных террористов взорвали себя, чтобы не попасть в руки властей. Это и правда массовый суицид. Погибли также 3 милиционера и 5 получили ранения. То есть, это - достаточно крупномасштабная операция с трагическим исходом. Что известно об этой операции? Кто были эти 20 нареченных "террористов"?

Шухрат Бободжонов: Пока ничего не известно. Узбекские официальные власти все время молчали. Только два раза Рашид Кадыров, генеральный прокурор Узбекистана выступал, и даже господин Садык Сафаев, министр иностранных дел выступал, они все время говорили, что это внешние силы. Но мы звонили в Лондон доктору Имрану Вахиду, лидеру "Хизб-ут-Тахрир" он отрицает причастность его организации. Одновременно мы звонили господину Малашенко из московского центра Карнеги. Он тоже говорит, что это не внешние силы, а внутренние разборки. Он говорит, что это разновидность "Исламского движения Узбекистана", но не "Хизб-ут-Тахрир". Потом другой эксперт, Андрей Грозин, работает в институте СНГ в Москве, он тоже говорит, что в любом случае ответственность несет государство Узбекистан, потому что власти довели до этого. Он говорит, что, может быть, это был индивидуальный террор против произвола милиционеров.

Андрей Грозин: Если люди не могут легально и нормально бороться за свои идеи, за улучшение своего экономического положения и политической обстановки в стране, в частности, за демократизацию, то очень многие люди, которые разочаровываются в ситуации и не видят иных возможностей для самовыражения, просто-напросто идут по пути индивидуального террора. Думаю, если нынешний политический режим не изменится и не произойдет кардинальной смены всей политической атмосферы в стране, подобные новости мы будем слышать все чаще, как это ни печально.

Тенгиз Гудава: Достаточно сложные все эти объяснения и версии. Умида Ниязова, мне интересно ваше мнение. Вы давно и профессионально следите за событиями в Узбекистане с точки зрения соблюдения или несоблюдения прав человека. Ваше мнение, во-первых, эта серия взрывов - спланированная цепь событий, или их хаотическая череда? Кто и что стоит за этими взрывами? Взял ли кто-либо на себя ответственность за эти акции?

Умида Ниязова: Во-первых, пока до сегодняшнего дня никто не взял на себя ответственность за все эти акты. Существует два полярных мнения. Одно принадлежит правительству, которое говорит о том, что эти акты являются спланированной большой акцией со стороны международных экстремистских сил, которые заинтересованы в том, чтобы разрушить стабильность и процветание Республики Узбекистан. Это никаким образом не связано с внутренним фактором. Другое, совершенно полярное мнение, которое высказывают представители оппозиционных сил и демократических, некоторые правозащитники, которые говорят, что это связано лишь с внутренним фактором. Как говорил до этого Шухрат, люди устали от произвола, от беззакония, они не видят другого пути для борьбы с местной властью. И наверняка при помощи каких-то сил, таким образом они выражают свой протест. И тем более тот факт, что эти люди нападают на работников милиции, возможно, говорит, что они, на самом деле, хотят каким-то образом привлечь симпатию народа или населения на свою сторону. Правда, возможно, где-то посередине. Конечно, существует очень много людей, которые устали, которые находятся в абсолютно безнадежной ситуации. Скажем, несколько дней назад я была с журналистами в доме у женщины, ее зовут Дармон Султанова, она рассказывала, что несколько лет назад их было 19 человек, большая семья, и, начиная с 1999-го года, двое ее сыновей были арестованы и приговорены к смертной казни, третий сын бежал, ее муж арестован, ее дочь стала душевнобольной, в семье осталось всего 6 человек - женщин. Можно видеть такие совершенно забитые семьи, недовольство которых можно было бы использовать, если бы кто-то этого хотел. С другой стороны, женщины-шахидки, вообще люди, которые взрывают себя - это нечто новое. Раньше такого не было. Поэтому можно говорить о привнесенном аспекте.

Тенгиз Гудава: Милиция - как детонатор террористического взрыва в Узбекистане. Произвол властей, насилие над обществом, фактический террор против собственного народа. Все-таки сколько человек было арестовано и кто эти люди? Мы тут сталкиваемся с полным разнобоем в данных, предоставляемых узбекским официозом. Президент Каримов говорит о 28 арестованных, в то же время в пресс-релизе пресс-службы Генеральной прокуратуры Узбекистана, распространенном 9 апреля, читаем: "По уголовному делу, возбужденному по фактам совершения террористических актов, проведено свыше тысячи следственных действий, в том числе допрошено более 700 свидетелей и потерпевших. По подозрению в причастности к совершенным терактам задержаны 54 лица, из них предъявлены обвинения 45 лицам и они арестованы (в том числе 15 женщин)". Конец цитаты. Итак, Прокуратура говорит о 45 арестованных. Все бы ничего, но несколькими абзацами ниже в том же пресс-релизе читаем: "Правоохранительными органами продолжается работа по проверке причастности к терактам лиц, состоящих на профилактическом учете, как имевших в прошлом связи с религиозно-экстремистскими течениями. По этим мотивам в органы внутренних дел доставлены 412 лиц, из них по подозрению в соучастии в терактах задержаны 9 лиц". (конец цитаты). Теперь разговор идет о 9 арестованных. Итак, 28, 45 или 9 человек арестовано в связи со взрывами? Нам остается только гадать...

Взрывы в Узбекистане - вторая часть в следующем выпуске программы "Центральная Азия".

XS
SM
MD
LG