Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Армения - розы замедленного действия

  • Тенгиз Гудава

Участвуют: независимый ереванский журналист Давид Петросян, лидер армянской оппозиционной партии "Национальное единство" Арташез Гигамян, главный редактор газеты "Аравод" Арам Абрамян, сотрудник Армянской редакции Радио Свобода Армен Дулян и экономический эксперт Сергей Замащиков.

Тенгиз Гудава: В ночь с 12 на 13 апреля полиция разогнала оппозиционный митинг на проспекте Маршала Баграмяна в Ереване -и все заговорили об армянском варианте грузинской революции роз. Розами, правда, тут не пахло, а пахло кровью и насилием: десятки человек были задержаны, десятки доставлены в больницы.

Хронологию нынешнего противостояния властей и оппозиции в Армении дает независимый ереванский журналист Давид Петросян:

Давид Петросян: В начале февраля парламентская оппозиция в лице блока "Справедливость" и партии "Национальное единение" предложили внести в повестку дня парламента проект закона о референдуме, с тем, чтобы выполнить решение Конституционного суда от 16 апреля прошлого года. Трехпартийное парламентские большинство отклоняет это предложение, и оппозиция объявляет о своем начале бойкота пленарного заседания Национального собрания. Тогда же оппозиция начинает проводить встречи с избирателями по всей стране, напоминая о предложении Конституционного суда парламенту и президенту провести в течение года референдум доверия, с тем, чтобы развеять сомнения относительно итогов прошлогодних президентских выборов.

24 марта лидеры оппозиции - "Национального единения" Арташез Гигамян и блока "Справедливости" Степан Демирчян подписывают текст совместного заявления, согласно которому они предполагают согласовывать свои действия для того, чтобы восстановить Конституционный порядок и законность в стране, которые были нарушены, по их мнению, в результате президентских и парламентских выборов прошлого года. В конце марта ситуация была доведена до кондиции. 28 марта была организована провокация на митинге оппозиции в Гюмри. Неожиданно для властей правоохранительные органы получили жесткий отпор со стороны оппозиции. В конце марта президент провел большие кадровые перестройки в правоохранительных органах страны и сменил генерального прокурора. 5 апреля власти, перекрыв въезды в Ереван, пытались воспрепятствовать встрече с избирателями лидера "Национального единения" Арташеза Гигамяна. Тем не менее, встреча состоялась. Во время встречи со стороны частных охранных структур при полном попустительстве полиции было совершено до 10 нападений на журналистов, освещающих события. 8 апреля при посредничестве совета старейшин и форума интеллигенции состоялись закрытые переговоры между руководством трехпартийной коалиции и оппозицией. Содержание переговоров до сих пор не оглашено. 9 апреля, несмотря на многочисленные препятствия, на площади Свободы собрался объединенный 40-тысяный митинг оппозиции. Требования те же: выполнение решений Конституционного суда от 16 апреля прошлого года или отставка президента. Начало сидячей демонстрации на площади Свободы, и тогда же начались фронтальные аресты и задержания сторонников оппозиции. 10 апреля - новый митинг оппозиции, на котором присутствовало порядка 8 тысяч человек. 12 апреля - 30-тысячный митинг и шествие оппозиции по проспекту маршала Баграмяна. Близ парламента - колючая проволока, водометы, спецназ и внутренние войска. Требования оппозиции - встреча со спикером, встреча с начальником полиции и правдивое освещение происходящего в электронных средствах массовой информации. Со стороны властей все было отвергнуто. Принимается решение остаться на ночь. В два часа ночи спецподразделения полиции применили против приблизительно 5 тысяч демонстрантов, которые в это время находились на проспекте маршала Баграмяна, шумовые гранаты, дубинки и дубинки с электрошоком. Избивались при этом женщины и пожилые люди. Было направленное и жестокое насилие против журналистов. В результате - десятки обратившихся за медицинской помощью. Массовые аресты и обыски, переходящие зачастую в погромы в офисах главных оппозиционных партий. Задержаны 4 депутата от оппозиции, в настоящее время они отпущены. Офисы оппозиционных партий заняты полицией. Часть лидеров оппозиции скрывается и находится на нелегальном положении. Власти говорят об агрессивности меньшинства и вынужденном применении силы. Возбуждены уголовные дела против лидеров оппозиции и говорится о том, что они призывали к насильственному свержению конституционного строя.

Тенгиз Гудава: Я могу назвать одно яркое отличие армянских событий от грузинской революции: лидеры армянской оппозиции, в отличие от Михаила Саакашвили, охотно дают интервью Радио Свобода. Армянская оппозиция состоит из двух частей: "Национального Единения" во главе с Арташезом Гигамяном и коалиции "Справедливости" во главе со Степаном Демирчяном.

Арташез Гигамян так определил коллизионность нынешней ситуации:

Арташез Гигамян: Еще год назад во время президентских выборов население Армении воочию убедилось, что режим абсолютно игнорировал букву и дух закона, и пошел на крайнюю фальсификацию итогов президентских выборов. Я имею в виду первый тур. Более того, шесть оппозиционных кандидатов в президенты выступили с заявлением, где еще до окончания выборов они заявили о вопиющих нарушениях избирательного кодекса и привели множество фактов, говорящих в пользу того, что выборы фальсифицируются. Это уже было доподлинно известно 19 февраля, в 17.00, хотя официально выборы должны были завершиться в 20.00. Ничего не было предпринято, ни один нарушитель, ни один фальсификатор так и не понес наказания. Грубо были фальсифицированы также итоги второго тура президентских выборов. После этого Государственный департамент США выступил с резким заявлением, осуждающим фальсификацию выборов в Армении. С резким заявлением, осуждающим фальсификацию выборов в Армении, выступала также ОБСЕ, более того, как Госдеп, так и ОБСЕ настоятельно рекомендовали президенту республики, чтобы в ходе предстоящих парламентских выборов строго были бы соблюдены требования закона о выборах в Национальное собрание. Параллельно с этим 16 апреля 2003-го года Конституционный суд принял решение, шестой пункт которого обязывал фактически власть предержащих и предлагал новоизбранного Национальному собранию в течение года внести соответствующие поправки в закон о референдуме в Армении и организовать референдум о доверии президенту.

Оппозиция, которая бойкотировала первое заседание, первую сессию новоизбранного парламента Армении, тем не менее, следуя советам международных организаций, таких, как Совет Европы, пошла в парламент. Мы участвовали в работе парламента, с одним условием: что парламент обязательно в лице своего большинства примет рекомендации Конституционного суда к исполнению, и все эти вопросы своевременно обсудит. Но во время начала февральской сессии, то бишь второго февраля, когда вопрос, внесенный в соответствии с буквой закона, был снят с повестки дня, оппозиции ничего не оставалось делать, как бойкотировать работу нелегитимного парламента Армении. Мы начали непосредственную работу с избирателями. В частности. Лига национального единения, руководителем которой я являюсь, имела 68 различных встреч во всех регионах Армении. С одной единственной целью: посоветоваться с народом, с избирателями, как нам быть дальше, и где эти встречи, которые или вовсе не транслировались при телевидению, или в крайне искаженном виде преподносились обществу, и еще более поляризовали противостояние. К этому добавилось и ужасающее социальное положение, в котором проживает порядка 85 процентов населения.

Дело дошло до того, что ежегодно издаваемый в рамках Британской энциклопедии опубликовал данные, касающиеся социально-экономического состояния 220 государств мира, где Армения находится на 217-м месте из 220 по недоеданию населения. От предполагаемого физиологического норматива рацион пищи в Армении составляет всего лишь 77 процентов, после нас - Афганистан, Бурунди и Эритрея. Естественно, это ужасающее, бедственное положение населения заставило оппозицию в лице двух оппозиционных фракций "Справедливость" и "Национальное единение" сделать все, чтобы пресечь голодные бунты в Армении. Сделать все, чтобы канонизировать в русло Конституции спонтанно возникающие в разных регионах республики акции гражданского неповиновения. Мы взяли ответственность на себя, чтобы в Армении вдруг в ходе этих спонтанно возникающих акций не пролилась бы кровь невинных людей. И потопили в крови наше мирное шествие к парламенту, которое преследовало одну единственную цель: сказать нашим коллегам из фракции коалиции, что смотрите, сотни тысяч людей требуют от вас всего лишь одного - исполнения решения Конституционного суда, что мы апеллируем, не исходя из каких-то личных убеждений, а доводим голос населения до Национального собрания. Под покровом ночи это превратилось в грубое насилие над мирными гражданами, над женщинами, над людьми пожилого возраста, над молодежью. Это побоище, которое можно было представить себе разве что в жуткую Варфоломеевскую ночь.

Тенгиз Гудава: По телефону из Еревана - главный редактор газеты "Аравод" Арам Абрамян, со мной в студии сотрудник Армянской редакции Радио Свобода Армен Дулян? Первый вопрос в Ереван господину Абрамяну. Требования оппозиции о немедленной отставке президента Кочаряна выглядят достаточно голыми, что за всем этим стоит. И - каково правление президента Кочаряна? Можно ли его обвинить в авторитаристких методах?

Арам Абрамян: Я думаю, что, несомненно, можно. Главная причина сложившейся ситуации в том, что президент Кочарян не был избран в 2003-м году и не является легитимным президентом. Другое дело, что тот, кто был избран - Степан Демирчян - никаких способностей и навыков быть президентом не имеет. Но поскольку мы с вами демократы, мы должны принять то, что должен быть плохой, но избранный президент, а не хороший, но неизбранный. Поскольку президент не пользуется поддержкой большинства населения, отсюда возникают все эти проблемы. И оппозиция - если даже эта оппозиция ничего не добьется, все равно внутриполитическое напряжение останется, поскольку президент не пользуется популярностью, а социально-экономическая ситуация как при первом президенте, так и при втором, третьем, четвертом, все равно будет тяжелой. Очень трудно остановить движение недовольных масс в такой ситуации.

Тенгиз Гудава: Армен Дулян, господин Абрамян сказал, что нелегитимно избрание президентом Кочаряна, в то же время претендент на этот пост, один из лидеров оппозиции Степан Демирчян, якобы не проявил необходимых навыков и данных, чтобы возглавить республику. Вот требование об отставке Кочаряна - а что взамен?

Армен Дулян: Я хочу сразу сказать, что дело не в том, кто придет, сейчас идет борьба за ситуацию. Что произошло 12 апреля в Армении - по-моему, что-то ужасное, я не говорю о том, что дубинками разогнали народ, по телевидению мы это видим каждый день в самых разных странах. Но дело в том, что замкнулся какой-то цикл. Один раз все уже это было. Все в Армении повторяется снова и снова. В 1996-м году были плохие выборы, но президентом был провозглашен первый президент Левон Тер-Петросян, нехорошая реакция международных организаций, народные волнения, подавление восстания танками, дубинками, автоматами, и так далее. Казалось, что мы вышли из этой ситуации, что это болезнь роста, а оказалось, что нет, и все повторяется - это самое страшное. Сейчас то же самое, 2003-й год, плохие выборы, плохая оценка международных наблюдателей, снова народные волнения и подавление силой. То есть, это становится уже традицией как бы.

Тенгиз Гудава: Только один нюанс, Армен, уйдет ли президент?

Армен Дулян: Лучше бы ты задал этот вопрос Араму Абрамяну, он в своей газете периодически печатает разные сценарии. Логично предположить, что Роберт Кочарян тоже уйдет через некоторое время. Но здесь я это исключаю, потому что нет главного фактора, который был при Тер-Петросяне. Когда он ушел, то сказал: "Я ухожу потому, что всем вам известные силы этого требуют". Сейчас нет этих всем известных сил. Тогда были люди, которые действительно стремились к власти, это был Роберт Кочарян, у которого были президентские амбиции, и он стал президентом, это был Вазген Сарксисян, которого все прочили в президенты, но его в парламенте просто убили, и Серж Саркисян - сейчас все уверены, что следующим президентом, возможно, будет Серж Саркисян. Это были люди, у которых были президентские амбиции, и которые просто сказали этому человеку: "Уходи, мы тоже хотим сесть в это кресло". Сейчас среди структур исполнительной власти нет таких людей.

Тенгиз Гудава: Господин Абрамян, Армен Дулян сказал, что у вас немало возможных сценариев развития ситуации в Армении. Как вы смотрите на эту ситуацию? Оппозиция на самом деле может организоваться в нечто конструктивное и способное взять власть в свои руки, и для народа улучшить ситуацию?

Арам Абрамян: Сразу скажу, что улучшить ситуацию для народа не может никто. Причины, по которым у нас тяжелая социально-экономическая ситуация, лежат вне данной власти, они лежат, скорее всего, в региональных процессах, Карабахе, отношениях с Турцией, и так далее. Улучшения не будет. А то, что сказал Армен, совершенно верно. Единственный способ смены власти в Армении - дворцовый переворот. В 1998-м году произошел дворцовый переворот, его устроили тогдашний премьер-министр, тогдашние силовые структуры, их руководители, и премьер-министр стал президентом. Ныне дворцовым переворотом, кажется, не пахнет, этот сценарий я отвергаю. Какое-то крайнее давление Запада или международных организаций, чтобы он ушел - я тоже этого пока что не вижу. Поэтому, скорее всего, Кочарян останется у власти.

Армен Дулян: То, что произошло 12 апреля в Ереване - небольшой укол Роберту Кочаряну. Далее последует еще небольшой укол, и еще, пока у оппозиции, в конце концов, не будет какого-нибудь большого повода. Тогда все эти уколы дадут о себе знать, оппозиция скажет - это президент, который танки посылал против своего народа, который дубинками бил свой народ...

Тенгиз Гудава: Реакция, кстати, международной общественности уже есть. Госдепартамент США выступил с критикой властей Армении за насильственный разгон демонстрации.

Арам Абрамян: Не только Госдепартамент, но и генеральный секретарь Совета Европы Вальтер Швиммер тоже выступил с заявлением.

Тенгиз Гудава: Кстати, критика армянских властей последовала не только с Запада, но и российский представитель в ОБСЕ Владимир Пряхин заявил следующее:

Владимир Пряхин: Мы не разделяем точки зрения о том, что демонстрация была исключительно мирной. Там были различного рода провокационные выкрики и бросание камней. Но не в этом дело, мы против любого применения силы, и наша озабоченность в этом отношении была выражена лично главе государства.

Тенгиз Гудава: Это подтверждает вами сказанное, что уколы достигают своего, образуется неприятный имидж президента Армении у мировой общественности. Господин Абрамян, у меня очень интересное высказывание президента Роберта Кочаряна:

Роберт Кочарян: У меня такое ощущение, что если оппозиция продолжит делать то, что делает, то мы скоро станем свидетелями изменения не режима, а самой оппозиции. В самом деле, может быть нам нужны новые лица, новые идеи в этой сфере?

Тенгиз Гудава: Вот такое несколько зловещее высказывание, что имеется в виду? Способен ли Роберт Кочарян прибегнуть к силовым методам подавления оппозиции?

Арам Абрамян: Еще как способен. Разумеется, на любое действие, самое жестокое, которое как-то проглотит международное сообщество, на такое, естественно, Кочарян способен.

Тенгиз Гудава: Мы вновь возвращаемся к интервью с лидером оппозиционного движения "Национальное Единение" Арташезом Гигамяном. Господин Гигамян, видите ли вы общие моменты между событиями в Армении и революцией роз в Грузии? Иногда события в Армении называют революцией веника, как вы относитесь к такому определению?

Арташез Гигамян: Одно бесспорно: что политическое руководство Грузии не пользовалось авторитетом у самых широких слоев населения. Политическое руководство Армении, люди, которые узурпировали президентскую и законодательную власть, точно так же не пользуются абсолютно никаким авторитетом у подавляющей части, у большинства населения, абсолютная утрата доверия власть предержащими со стороны самых широких слоев населения. Что касается революции роз и веников, один из наших коллег правильно сказал, что надо метлой выметать отсюда позорные наслоения, которые властвуют и господствуют в Армении.

Тенгиз Гудава: Власть показала, что она готова в этом противостоянии на решительные меры против оппозиции. Каковы будут ваши действия? Что вы планируете?

Арташез Гигамян: Власть показала свою абсолютную несостоятельность, когда президент, с одной стороны, демократически заявляет о то, что нужно вести конструктивный диалог, а на неоднократные призывы лидеров оппозиции, в частности и мой призыв, выступить по прямом телеэфире перед населением республики, пусть он приведет свои доводы, а мы свои, он скрывается за колючей проволокой, и ведет разговор разве что на уровне электрошоковых дубинок, и дубинок вообще - это признак бессилия. Мы в XXI веке, пещерные времена давно канули в лету, и он этими своими действиями уже всему миру показал уровень своей компетентности и реальное положение, в котором он оказался. Когда ни на один политический довод и вывод, который высказывается вслух и требует адекватного политического разъяснения, он не отвечает, и выпускает на улицу солдат. Причем эти солдаты избивают матерей других солдат, которые в 1992-94-м годах положили свои жизни во имя освобождения Арцаха. Это не простится Кочаряну.

Тенгиз Гудава: "Авторитаризм и мировая общественность". На днях в этой сфере произошло примечательное событие: Европейский Банк Реконструкции и Развития заморозил все кредиты Узбекистану. Причина - продолжающееся игнорирование республикой общепринятых норм демократии и прав человека. То есть мы имеем прецедент экономического наказания режимов за несоблюдение демократических норм - прецедент исключительно важный.

Подробнее из Лос-Анджелеса в репортаже экономического эксперта Сергея Замащикова:

Сергей Замащиков: Известие о том, что ЕБРР фактически замораживает все кредиты Узбекистану, застало президента страны Ислама Каримова в Риге, где он был с государственным визитом. Официальная причина такого решения банка - продолжающиеся репрессии и отсутствие экономических реформ в стране. Комментарий главы узбекского государства был, прямо скажем, странным. Каримов сказал, что он лично знает президента Европейского Банка Жана Лемьера, и что он во время визита в Узбекистан ничего ему, Каримову, не сказал. Такая плохо скрытая обида на друга Жана вряд ли могла ввести в заблуждение кого-либо из серьезных наблюдателей. Об отсутствии прогресса в области соблюдения прав человека правительству Узбекистана и лично Каримову говорили неоднократно, и на официальном уровне, и в кулуарных беседах. В последний раз об этом говорили буквально накануне объявления решения банка.

Руководитель специальной делегации Конгресса США - Дэвид Дреер. Делегация эта только что вернулась из Ташкента, и одной из основных целей ее поездки было рассмотрение ситуации с правами человека в этой стране. Доклад, который делегация представит в Вашингтоне, может иметь для Каримова не менее серьезные последствия, чем решение Европейского банка. Ведь Узбекистан получает экономическую помощь от США на основании соглашения о стратегическом сотрудничестве, которое было подписано в 2002-м году. Так вот, помощь может предоставляться только в том случае, если в стране соблюдаются общепринятые политические свободы. С политическим свободами дело в Узбекистане обстоит неважно. Но господин Каримов привык считать, что есть вещи поважнее прав человека. Он был уверен, что ему многое, если не все, простится за то, что он предоставил США военно-воздушную базу на юге страны для операций против "Аль-Каиды" в Афганистане. Предоставил, понятно, не бесплатно. Но ведь и торг в таком важном деле, естественно, был неуместен. Возможно, именно из-за ключевого стратегического положения Узбекистана многие вещи Каримову сходили с рук. Но как показали последние события , терпение Запада тоже имеет свой предел.

Прошлогоднее решение ЕБРР провести свою конференцию в Ташкенте вызвало немало критики со стороны правозащитных организаций. Многие из них видели в этом своеобразный жест в поддержку авторитарного режима Каримова. Тем не менее, во время этой конференции Европейским банком были выдвинуты конкретные требования к правительству страны - в области как политических, так и экономических реформ. Была принята программа из семи пунктов. Банк объявил, что в течение года будет внимательно следить за ее исполнением. Несмотря на то, что некоторые эксперты к такой твердой позиции Европейского банка относились скептически, опять-таки намекая на стратегическую важность Узбекистана, как плацдарма борьбы с терроризмом, банк сделал, что обещал. Надо отметить, что представитель США вместе со всеми проголосовал за применение санкций.

XS
SM
MD
LG