Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киргизия - непропорциональные выборы

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: руководитель штаба киргизской оппозиционной партии "Ар-Намыз" Эмиль Алиев, известный правозащитник, председатель партии "Эркиндик" - "Свобода" - Топчубек Тургуналиев - и сотрудник Киргизской службы Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава: Выборов в киргизский парламент по партийным спискам не будет. Конституционный суд Киргизии отклонил рассмотрение вопроса о возможности проведения выборов в парламент по партийным спискам. Депутат Омурбек Текебаев сообщил 30 мая, что 28 из 75 депутатов, подписавшихся в декабре под обращением в Конституционный суд, отозвали свои подписи. По словам Текебаева, "в выборах по партийным спискам не заинтересованы проправительственные политические силы, которые опасаются, что оппозиционные партии будут иметь возможность сформировать сильные предвыборные объединения". Ранее 25 процентов депутатов в нижней палате избирались от партий.

Что должны означать эти изменения в избирательных правилах в Киргизии? Эту тему сегодня обсуждают: по телефону из Бишкека -

Руководитель штаба оппозиционной партии "Ар-Намыз" Эмиль Алиев, известный правозащитник, председатель партии "Эркиндик" - "Свобода" - Топчубек Тургуналиев, Со мной в студии - сотрудник Киргизской службы Радио Свобода Нарын Айып.

Господа, что означает решение Конституционного суда Кыргызстана: выборы в парламент будут сугубо мажоритарными, и партийный список, или принцип, партийная система, пропорциональная система выборов элиминируется, уничтожается, во имя чего это сделано и как аргументируется. Господин Алиев, ваше мнение?

Эмиль Алиев: Во-первых, я хотел бы поправить. У нас не 25, а 15 депутатов избраны по пропорциональной системе, и прошедшие выборы показали, что даже в этом случае, когда 15 депутатов избираются в парламент по партийным спискам, это имеет большое значение для роста политических партий, а это, в свою очередь, означает, что политические партии могут доминировать, быть равноправными участниками политического процесса. В свою очередь, это уничтожает существующую систему, которую создали кыргызские власти на протяжении последних 12 лет, когда они могут регулировать практически все вопросы, касающиеся общественной, экономической или политической жизни Кыргызстана, и это им на руку, для сохранения существующей системы выгодно оставить все в том положении, и даже наоборот, убрать даже те 15 мест, которые были раньше по пропорциональной системе.

Тенгиз Гудава: Вы меня поправили, но я сказал - 25 процентов депутатов нижней палаты избирались от партий, это и есть 15 депутатов. Вопрос господину Тургуналиеву, вопрос собственно тот же: как вам кажется, чем вызваны эти изменения в избирательных правилах?

Топчубек Тургуналиев: Следует отметить, прежде всего, две вещи, что в Кыргызстане парламентаризма как такового нет. Парламентаризм уничтожен на корню. Если парламентаризм понимать, как многополюсный, плюралистический состав парламента, который состоит из различных политических течений, правых, левых, центристов, то такого парламента нет. Во-вторых, трайбализм является одним из главных столпов акаевской политики. Акаев и его команда как огня боятся потери контроля над парламентом. Парламент давно является карманным, поэтому партии отстранены, а что касается Конституционного суда - у нас нет государственного органа, в том числе конституционного, который бы не подчинялся прямо государю Акаеву. Я был одним из создателей демократической Конституции 1992-го года и помню, как Акаев противился статусу Конституционного суда и положению об импичменте. Пока что даже Конституционный суд не может решать демократическим, независимым путем.

Тенгиз Гудава: Господин Тургуналиев назвал нынешний парламент карманным. Согласно новой редакции Конституции Кыргызстана он все больше подходит для кармана. Он уменьшается количественно, становится маленьким, компактным. Нарын, согласно новой редакции Конституции вместо нынешнего двухпалатного парламента, где 45 депутатов в нижней палате и 60 в верхней, вводится однопалатный из 75 депутатов. То есть, вместо 105 в совокупности депутатов парламента будет на 30 меньше. Конституционное совещание приняло в конце 2002-го года решение об утверждении мажоритарно-пропорциональной системы, однако, рабоче-экспертная группа вынесла в январе 2003-го года на февральский референдум проект без выборов по партийным спискам. Как вы объясните, что произошло в итоге каким образом был принят на референдуме текст Конституции, или редакция новой Конституции, в которой выборы по партийным спискам отменяются?

Нарын Айып: Это уже накатанная дорога, до этого было очень много уже референдумов, опыт уже набран, народ уже к этому привык, и если даже буквально через месяц поставят новый вопрос на новый референдум, давайте всем Кыргызстаном, весь народ, 5 миллионов, полетим на Луну, все проголосуют, мне так кажется. Как сказал Топчубек Тургуналиев, на корню парламентаризм уничтожается, я бы сказал даже шире, не только парламентаризм, в принципе, любая политика, любая оппозиционная политика, любые независимые средства информации, возможность вести какую-то независимую политику и создавать независимое информационное поле - все это подрубается на корню, но это везде, на всем постсоветском пространстве, как и в России. Россия даже становится как бы примером для бывших советских республик в Центральной Азии, как все там аккуратно, по закону, "зачищается". И руководители этих стран, в том числе и Аскар Акаев, очень хвалят ситуацию в России. Когда прошли выборы в Думу, Акаев даже с трибуны сказал: "Вот, смотрите, как прошли выборы в России, вот как надо проводить выборы". Если взять, как частный случай всего этого общего процесса, парламент, то власти Кыргызстана тоже его зачищают, как вы правильно выразились. Если раньше, в 1995-м году, был избран парламент, а в 1994-м году был разогнан предыдущий парламент, он состоял из 350 депутатов, затем сказали, что он был слишком активным, вызывали на ковер президента, спорили с ним, критиковали его, естественно, это президенту и всей этой власти не нравилось, и решили очаг критики уничтожить. Решили, что для Кыргызстана не надо столько много депутатов, надо сделать 105, меньше, причем разделить на две палаты, одна палата - там, в основном, губернаторы, в другую избираются депутаты.

Тенгиз Гудава: Это в 1995-м году была реформа такая?

Нарын Айып: Да. Таким образом они нейтрализуют очаг критики. Но даже в меньшем таком составе, 105 депутатов, все равно звучала критика, и какую-то свою политику, отличающуюся от политики властей, пытались вести эти депутаты, и тогда решили изменить соотношение в этих двух палатах. Если раньше в Законодательном собрании было 70, а в верхней палате 45, решили сделали наоборот, уменьшить количество тех, кто буянит в Законодательном собрании, и увеличить число более спокойных. Потом властям оказалось даже этого мало. Действительно, в парламенте, когда от партии избирались депутаты, именно эти депутаты, которые избирались от партий, были наиболее активными, и решили и этот очаг уничтожить.

Тенгиз Гудава: В этом смысле Кыргызстан, думаю, одна из передовых стран на территории бывшего СССР - каждые 5 лет происходят глобальные парламентские реформы, в 1990-м году один был принцип, в 1995-м другой, в 2000-м третий, сейчас, к выборам 2005-го года, пятилетка заложена в основу, вводится уже совершенно новая система, где будет однопалатный парламент, всего 75 человек, это маленькая группа, и не будет партийных выборов. Господин Алиев, партия "Ар-Намыз" - главная, пожалуй, оппозиционная партия в Киргизии. Ее руководитель и создатель - Феликс Кулов, который сейчас находится в заключении, а партия продолжает свою деятельность и имеет депутатов в нынешнем парламенте. В грядущих парламентских выборах, которые должны пройти в следующем году, а предвыборная кампания осенью уже начнется, партия "Ар-Намыз" будет участвовать, и в каком виде, и как она готовится к выборам?

Эмиль Алиев: Политическая партия "Ар-Намыз" будет участвовать, несомненно, в парламентских выборах, это будет осуществляться в нескольких формах, мы не делаем из этого секрета, наши кандидаты будут выходить в одномандатных округах, мы будем представлять наиболее сильных, и будем поддерживать тех кандидатов, платформа которых будет совпадать с нашей, и те партии, которые состоят с нами в политическом союзе. Это партии, входящие в Народный конгресс, и не только те партии, которые входят в Народный конгресс, близкие к нам по духу, очень много политических партий, и мы сейчас проводим широкие консультации, несомненно, мы будем участвовать в выборах, и необязательно, чтобы члены "Ар-Намыз" были членами парламента. Я считаю, мы сейчас находимся в том периоде, когда мы сможем объединиться и создать парламент, который будет противовесом к тому, который хочет создать Белый дом. На пути к этому мы сейчас достигаем определенных успехов, кроме того, что мы выдвигаем своих кандидатов, мы можем в блоке показать свою силу, и мы думаем, что у нас будет успех. Для этого сейчас мы проводим широкую работу в массах, мы вернулись из поездки по районам, работали вместе с районными и окружными избирательными комиссиями, работаем с главами местного самоуправления, чтобы внедрить наших членов партии, чтобы укрепить наши партийные позиции на избирательных участках, создать наблюдателей, и в этом ряду я считаю, что создание нашей коалиции - "Гражданский союз за честные выборы" - в целом поможет выявить волю народа, и какая бы ни была воля народа, мы должны будем повиноваться ей.

Тенгиз Гудава: Господин Тургуналиев, вы - председатель партии "Эркиндик" - "Свобода" - что созвучно с нашей радиостанцией. Скажите, ваша партия будет принимать участие в выборах?

Топчубек Тургуналиев: У меня две реплики. Я с огромным уважением отношусь к мнению Нарына Айыпа, но я не согласен с тем, что он сказал только что, что если завтра акаевская команда предложит референдум по какому-то вопросу, то весь народ привычно проголосует. В том-то и вопрос, что глубокие антагонистические противоречия давным-давно появились между тем, что Акаев превратил Кыргызстан в "зареферендумовавшуюся" страну, и через референдум, фальсификацию, подкуп проводится все, что угодно ему лично и семье, узкой группе правящей клики, и тем, что абсолютное большинство электората категорически отвергает. Если бы завтра состоялись действительно демократические выборы, эта власть потерпела бы полное фиаско, и ни один, я утверждаю, высокопоставленный чиновник не прошел бы даже в парламент. И это не только я утверждаю, но подтверждают очень многие социологические исследования последних месяцев. Второе: вы сказали, что "Ар-Намыз" является самой главной оппозиционной политической партией. Не единственно главной, а одной из главных, тут следует акцентировать правильно.

Что касается нашей партии, то она была создана практически еще в 1991-м году. Это первая политическая партия в новом времени в Кыргызстане, она прошла очень сложный путь, дважды власти раскололи эту партию, тем не менее, она живет и будет подходить по трем вариантам к парламентским выборам. Первое: наши члены партии будут баллотироваться. Второе: те люди, которые не состоят ни в одной политической партии, в том числе и нашей, но по духу близки к нашим программным установкам, мы их будем поддерживать. И в третьих, как господин Алиев сказал, здесь есть очень широкое поле поддержки. Очень много есть правозащитных организаций, которые по понятным причинам не входят ни в какой блок, ни в какие политические партии, но и их лидеры будут выставлять себя, мы уже ведем переговоры, мы их будем поддерживать, поэтому будет ожесточенная борьба, вы особо подчеркнули, что это можно действительно сделать карманными 75 депутатов. Когда мы обсуждали три проекта 1993-го года, осенью 1992-го, зимой и весной 1993-го, ожесточенные споры были по количеству. Вы знаете, что в демократических государствах количество парламентариев должно быть таким, чтобы оно было неподкупно. А 75 человек - примерно по 32-33 тысяч избирателей в каждом округе, если взять, скажем, половину плюс один голос, то это будет примерно 16 с половиной - 17 тысяч человек. А у нас есть уже много "новых киргизов", крутых, денежных, которые накормлены властью. И власти тайно и явно готовятся к тому, чтобы взять минимум 70-80 процентов следующего парламента. Почему? Потому что судьба акаевской президентской власти будет зависеть, в том числе, и в прямом смысле этого слова, от состава следующего парламента.

Тенгиз Гудава: Господин Тургуналиев, насколько я вас понял, 75 человек легче купить, чем 105, допустим. Нарын, господин Тургуналиев все-таки верит в то, что на референдуме киргизский народ может выразить свою волю, и никто не заставить его полететь на Луну, как вы образно выразились, если сам народ не захочет стать космонавтом. В то же время, интересный пассаж, дело в том, что вот если использовать слово референдум по аналогии с Маяковским, "прозаседавшиеся", то в Киргизии, в самом деле, очень много референдумов было проведено, в отличие от России, где принимается закон, урезающий право на референдум, вообще, это по поводу "зачисток" на будущее. Тем не менее, получается какая вещь: что именно на референдуме февраля 2003-го года был принят текст Конституции, который уничтожает выборы по партийным спискам. Фактически получается, народ проголосовал за такую систему выборов, а когда мы говорим власти это сделали, в интересах властей - все-таки это не совсем точно, потому что в интересах каких властей? Ведь народ проголосовал, а Законодательное собрание, собственно говоря, утвердило поправки к Конституции, законодательно утвердило элиминацию пропорциональных выборов. Более того, как в начале передачи мы говорили, 28 из 75 депутатов, подписавшихся под обращением в Конституционный суд, отозвали свои подписи. Почему отозвали? Почему фактически парламент поддержал идею уничтожения пропорциональных выборов?

Нарын Айып: За эти 12-13 лет новые власти в Кыргызстане, власть имущие, очень хорошо уже отработали политтехнологии. На референдум выносится несколько вопросов, допустим, пять, я не буду теперь образно говорить про Луну, конкретно, допустим, пять вопросов, из них три положительных, которые действительно нужны, и два, которые, допустим, урезают власть парламента, а второй - власть правительства. За все пять нужно голосовать одним голосом, поднять один бюллетень. Как народ должен голосовать? Он будет так голосовать, как говорит власть и, как говорит пропаганда, в правительственных средствах массовой информации. Вот и все, и много таких политтехнологий уже сделано, и все референдумы, какие были, меняли Конституцию, уже два раза выносится на референдум около 100 статей Конституции, и изменение более половины, около 60 статей, одним голосованием - это нужно изменить. А если я против одной статьи, допустим, 35-й, но за 78-ю статью, у меня нет выбора. Так что избиратель ставится в такую ситуацию, что они больше никак ничего не могут сделать. Поэтому если будет референдум лететь на Луну, опять же тот самый будет результат - все полетят.

Тенгиз Гудава: Да, если этот пресловутый вопрос будет где-то в середине из многих-многих вопросов, допустим, положительных - повысить зарплату, улучшить жизненные условия, и где-то в середине будет про Луну, то невольно избиратель будет должен проголосовать за Луну.

Нарын Айып: Да, и эта ситуация отражается и на парламенте тоже. То же самое, вот эти 75 депутатов, подписавшихся, и власти проводят с ними обработку, работают с этими депутатами, звонят домой, у каждого есть какие-то, если не бизнес, то какие-то другие дела, родственники, которые занимаются бизнесом, и так далее - на них всегда можно повлиять. Если посмотреть на заседания парламента, когда обсуждаются какие-то такие вопросы, и нужно что-то сделать, то просто кворума, допустим, нет, или депутаты которые за этот вопрос выступают, они два дня, три дня будут об этом говорить, убеждать, но при голосовании, оказывается не могут набрать необходимое количество голосов. А когда властям нужно какой-то вопрос провести через парламент, даже лично Акаев, не лично, конечно, а через кого-то заставляет депутата, который находится в больнице, выйти из больницы, прийти на заседание, и проголосовать, и преимуществом в один-два голоса вопрос решается в ту сторону, в которую это нужно властям

Тенгиз Гудава: В общем, это очень сложные политтехнгологии, это все-таки целая система ухищрений и уловок, поэтому наша передача сложная для понимания, но как объяснишь в двух словах все эти сложности, премудрости политической машины не совсем демократических обществ?.. К тому же, я хочу добавить, все-таки наш слушатель, видимо, уже не знает, или забыл, мы об этом в свое время делали передачу, какой хитростью был взят народ, который вышел на референдум, обсуждался один текст Конституции в 2002-м году, а в феврале 2003-го года экспертная комиссия вдруг совершено неожиданно вынесла на референдум текст, который не обсуждался, и тут, конечно же, рядовой гражданин был поставлен совершенно в тупик и проголосовал, как проголосовал. Время наше подходит к конце, тема безбрежная, постараемся ее прорезюмировать. Господин Алиев, несмотря на ухищрения властей, на отмену пропорциональных выборов, сокращение численности депутатов, и так далее, как вам кажется, политическая жизнь в Киргизии с наступлением осени и 2005-го года, когда будут парламентские и президентские выборы, будет активизироваться?

Эмиль Алиев: Да, и мы считаем, она должна активизироваться, и прилагаем к этому усилия. Мы говорим, что каждый человек должен быть ответственным за свою судьбу, и они должны голосовать. Об этом мы говорили, потому, что люди думали об одном, но решение было почему-то другое. Во-первых, итоги референдума были фальсифицированы. Люди не пришли голосовать, в Кыргызстане нет столько людей, сколько было указано в итогах голосования. Только 25 процентов населения приходит к избирательным урнам и хочет выразить свое мнение, в ту или иную сторону. Почему это происходит? За эти годы произошло полное нивелирование, население отрицательно относится к действующей власти, считает, что власть всегда фальсифицирует их мнения, и уже они даже не хотят участвовать в этих выборах. Поэтому сказать, действительно так или нет думает народ, очень сложно. Для этого мы должны добиться того, чтобы народ пришел к избирательным урнам и потом выявил свое действительно волеизъявление. Даже в том случае, когда они придут, они должны быть информированы, по какому вопросу они голосуют, они должны знать, о чем их спрашивают, и как высказать свое мнение. До этого говорили, что существует пять вопросов, и на все нужно будет ответить односложно, "да", или "нет". Но может случиться так, что он по одному вопросу говорит "да", а по другому - "нет". Но все это не учитывается. Всегда маскируется один вопрос, на который человек эмоционально должен ответить "да", под этим будут и продление полномочий президента, сроков того же самого парламента, и этот же самый парламент, я бы сказал, он нелегитимен, он, в основном, был не избран народом, а назначен, или судами, или администрацией президента.

Топчубек Тургуналиев: Нарын совершенно правильно сказал, что идет сплошная манипуляция, в том числе со стороны президента. Часто через суд, исполнительную власть, назначались депутаты. Сейчас уже власти на последней стадии агонии, и народ прекрасно знает все ухищрения, всю грязную технологию президентских и парламентских выборов. Поэтому мы на опасном рубеже. Если акаевская команда еще раз попытается сфальсифицировать парламентские, и тем более президентские выборы, то определенная часть нашего населения уже на грани нетерпимого отношения ко всему этому. Мы предупреждаем о возможности даже гражданской войны.

XS
SM
MD
LG