Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд над Гиффеном

  • Тенгиз Гудава

Федеральный суд в Нью-Йорке провёл предварительные слушания по делу международного консультанта по нефти, гражданина США Джеймса Гиффена, который обвиняется в том, что устраивал передачу незаконных выплат от корпорации "Мобил" президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву и бывшему министру нефти и газа этой страны Нурлану Балгимбаеву. О ходе слушаний - наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.

Ян Рунов: В обвинении говорится, что с 1995 по 1999 год бывший банкир и консультант правительства Казахстана Джеймс Гиффен, 63 лет, в нарушение существующего в США закона "Foreign Corrupt Practices Act", запрещающего подкуп иностранных официальных лиц, перевёл в швейцарский банк на тайные счета Назарбаева и Балгимбаева, а также членов их семей и других официальных лиц более 78 миллионов долларов. Ни тот, ни другой формально не объявлены подследственными американского уголовного суда, однако дело, получившее название "Казахгейт" может иметь далеко идущие политические последствия. По словам федеральных прокуроров, власти Казахстана просили замять дело. В то же время казахское правительство выразило надежду, что дело Гиффена не отразится на американо-казахстанских отношениях. Нарушение вышеуказанного закона считается очень серьёзным уголовным преступлением. Если Джеймс Гиффен будет признан виновным по всем пунктам обвинения, ему грозит до 88 лет заключения. Как считает юридический консультант по вопросам международной торговли Дональд Зарин, дело Гиффена может стать крупнейшим в истории применения закона о международной коррупции. Цель закона, по его словам, не допустить, чтобы американские компании, ведущие бизнес за рубежом, получали выгоду с помощью подкупа официальных лиц:

Дональд Зарин: По сути это закон о даче взяток, и он запрещает американским компаниям и гражданам США платить или давать разрешение на уплату валютой или ценными подарками иностранным ответственным лицам, ради получения или сохранения бизнеса. В законе также говорится, что американские компании не имеют права давать деньги посредникам, в том числе консультантам, если они знают, что деньги послужат той же цели получения или сохранения бизнеса.

Ян Рунов: Дональд Зарин рассказал, что Министерство Юстиции США ежегодно проводит, в среднем, 60-70 расследований нарушения этого закона, однако за все годы его существования было вынесено менее 40 обвинительных приговоров.

Дональд Зарин: Положение сильно изменилось в последние 5-10 лет, ибо было признано, что подкуп такого рода всё сильнее отражается на экономическом развитии.

Ян Рунов: Вот почему Организация по Экономическому сотрудничеству и развитию приняла "Конвенцию против подкупа иностранных официальных лиц в международном бизнесе". Кстати, Казахстан не входит в эту Организацию.

На предварительном слушании, на котором защита и обвинение обычно обсуждают перед судьёй механизмы будущего процесса, адвокаты Гиффена пытались доказать, что судебный процесс не в государственных интересах США и потому дело должно быть прекращено. К тому же, как заявили адвокаты, действия, совершённые в Казахстане, не могут рассматриваться в суде другого государства. Прокуроры возразили, что ссылка на статус Гиффена как консультанта, нанятого на работу правительством Казахстана, не имеет отношения к делу, так как финансовые операции делались не в интересах государства, а в личных интересах отдельных людей - в данном случае президента Нурсултана Назарбаева, членов его семьи, а также бывшего министра нефтегазовой промышленности Балгимбаева. Сам Джеймс Гиффен не признал себя виновным ни по одному из пунктов обвинения. Вот как прокомментировал это американский адвокат Чарльз Бот, который ранее представлял интересы бывшего премьер-министра Казахстана, уехавшего из страны:

Чарльз Бот: Гиффен, пытаясь через своих защитников повлиять на суд, делает, на мой взгляд, глупое заявление, что он сотрудник ЦРУ и потому действовал исключительно в интересах правительства Соединённых Штатов. Насколько я знаю, он не был сотрудником ЦРУ. Возможно, он передавал кое-какую информацию. Но всё равно, это не имеет отношения к тому, что он подкупал членов правительства Казахстана.

Ян Рунов: Федеральный судья Уильям Полы признал, что дело сверхсложное и что возможны политические последствия, затрагивающие американо-казахстанские отношения.

Впереди долгая процедура отбора присяжных, которая назначена на сентябрь. Судебный процесс начнётся 4 октября.

Тенгиз Гудава: Между тем, официальная Астана всеми силами пытается дистанцироваться от процесса по делу Джеймса Гиффена. Отвечая на вопросы Радио Свобода/Свободная Европа в Нью-Йорке, министр иностранных Казахстана Касымжомарт Токаев заявил, что казахстанское правительство рассматривает нью-йоркский суд как дело Соединенных Штатов, а не Казахстана. По словам Токаева, Казахстан вообще не вовлечен в "Казахгейт".

Касымжомарт Токаев: Речь идет о судебном разбирательстве в отношении американского гражданина, и мы не вправе вмешиваться в эти процессуальные действия, это дело Соединенных Штатов Америки. Что касается того, что были замешаны в этом представители Казахстана или нет - это уже вопрос другой. Во всяком случае, президент в своем интервью заявил о полной непричастности к данному инциденту. Поэтому у нас нет каких-либо оснований комментировать тем или иным способом то, что происходит сейчас в Нью-Йорке.

Тенгиз Гудава: Казахстанский министр иностранных дел также отрицал, что дело Гиффена может как-то повлиять на двусторонние американо-казахстанские связи:

Касымжомарт Токаев: Подобного рода опасений не существует. Я на днях был в Вашингтоне, имел переговоры с Колином Пауэллом. Мы констатировали наличие серьезного прогресса в двусторонних отношениях, прогресса, который в значительной степени обусловлен прогрессом или движением вперед в развитии демократии в Казахстане, о чем Пауэлл с большим удовлетворением сказал.

Тенгиз Гудава: Касымжомарт Токаев согласился, что коррупция существует в Казахстане, однако он заверил, что правительство этой страны борется со злом.

Касымжомарт Токаев: Мы не отрицаем, что коррупция в Казахстане существует, так же, как коррупция существует во многих странах, в том числе в достаточно развитых западных государствах. Коррупция в одних странах существует как бы в обнаженном виде, в других странах носит скрытый характер. Поэтому, мы считаем, что это глобальный феномен, который требует объединенных усилий международного сообщества. Это первое.

Что касается национального уровня, то в Казахстане существует антикоррупционная комиссия, принята специальная программа по коррупции, принят закон о борьбе с коррупцией.

Тенгиз Гудава: Слова Токаева о том, что Казахстан не имеет отношения к делу Гиффена, резко контрастируют с предыдущими действиями Астаны. В промежуток между 2000 и 2003-и годами правительство Казахстана предприняло самые решительные шаги, дабы пресечь расследование "Казахгейта". Эти действия вынудили Сенат США выступить со специальной резолюцией в мае 2003 года, призывающей правительство Казахстана сотрудничать с расследованием, которое проводило Министерство Юстиции Соединенных Штатов.

Ринат Ахмедшин, директор Международного Евразийского института экономических и политических исследований в Вашингтоне, сказал, что Казахстан сделал все, чтобы сдержать расследование дела:

Ринат Ахмедшин: Есть шанс у Назарбаева дистанцироваться от этого дела и сделать правильные шаги. Он должен начать сотрудничество с проводимым американским правительством расследованием, так как до сих пор казахстанское правительство делало все, чтобы задушить это дело, нагромождая множество препятствий на пути следствия. Например, они направили в швейцарские суды бесчисленное количество ходатайств с тем, чтобы препятствовать передаче банковской информации американскому правосудию.

Тенгиз Гудава: К сказанному надо добавить и ту колоссальную пиар-компанию, которую проводил Казахстан в Вашингтоне и о которой стало известно на днях - об этом репортаж из Лос-Анджелеса нашего экономического обозревателя Сергея Замащикова.

Сергей Замащиков: На прошлой неделе в Нью-Йорке начались слушания по делу Джеймса Гиффена, который обвиняется в даче взятки казахским должностным лицам, отмывании денег и уклонении от уплаты налогов. Поскольку в списке лиц, которым давали взятки, фигурирует Нурсултан Назарбаев и члены его семьи, то дело уже успело получить название "Казахгейт", по аналогии со скандалом "Уотергейта", после которого вынужден был уйти в отставку американский президент Ричард Никсон. На самом деле "Казахгейт" с "Уотергейтом" имеет мало общего. И дело не только в том, что вряд ли он понесет за собой отставку казахского, а, тем более, американского президента. У этого дела о коррупции и масштабы не те, да и к суду привлекается только одно, к тому же частное лицо. По крайней мере - пока.

Гораздо более интересными в этой связи являются материалы журналистского расследования, которые были недавно опубликованы в газете "Лос-Анджелес Таймс". В расследовании этом рассказывается о том, как казахское правительство рука об руку с американскими нефтяными компаниями развернуло практически беспрецедентную кампанию лоббирования США. Кампания эта, щедро подпитываемая нефтедолларами, имела целью представить авторитарный режим Назарбаева в качестве молодой развивающейся демократии, добиться льготных условий для работы на американском рынке и финансовой помощи. Кампания, которая продолжалась почти шесть лет - с 1998 по 2004 год - в целом была успешной. Причем успеха лоббистам удалось добиться не в том, что казахское правительство и американские нефтяники с деньгами не мелочились. Даже закаленные в политических баталиях вашингтонские журналисты были удивлены составом команды лоббистов Назарбаева, которая включала бывшего государственного секретаря, генерального прокурора, руководителя администрации президента США, а также руководящих деятелей, как от демократической, так и республиканской партии.

Согласно материалам расследования газеты, лоббистский коллектив, который получил название "Группа П", строил свою работу по трем основным направлениям. Одна часть команды работала с Конгрессом, где распространяла материалы, представляющие казахского президента защитником независимой прессы и создателем свободной и независимой избирательной системы. Происходило это в то самое время, когда Назарбаев избавлялся от своих оппонентов внутри страны. Другая группа консультантов организовывала поездки в Казахстан для тщательно отобранных журналистов, которые затем давали позитивные материалы в печать. Наконец, третья лоббирующая группа занималась созданием образа Казахстана как потенциального главного поставщика нефти в США. Такая по сути дела сборная команда, составленная из лучших лоббистов Вашингтона, не зря получала казахские народные деньги. Хорошо спланированная и мастерски проведенная операция Назарбаева смогла достичь поставленных перед ним целей.

В марте 2002 года министерство торговли США признало Казахстан рыночной экономикой и, соответственно, снизило таможенные тарифы. Такое решение было принято, несмотря на публикацию в этом же году расследования американского фонда "Наследие", где Казахстан занял одно из последних мест в категории "Свобода экономической деятельности". В июле 2003 года администрация Джорджа Буша распространила официальное заявление о том, что Казахстан сделал значительный шаг вперед в области прав человека. Это заявление шло вразрез с отчетом Госдепартамента США, где говорилось об отсутствии прогресса в этой сфере. Творческое лоббирование помогло Казахстану в этом же году получить американскую экономическую помощь на сумму 51 миллиона долларов.

Остается добавить, что работу лоббистов помогал координировать все тот же Джеймс Гиффен, который сейчас предстал перед судом. В заключении хотелось бы обратить внимание на два момента. Во-первых, лоббисты, о которых здесь идет речь, американских законов не нарушали, регистрировались при Министерстве юстиции США, как агенты иностранного правительства, и исправно платили налоги с заработанных на этом денег. Насколько этично они вели свою работу - это вопрос, который остается на их совести. Что же касается Джеймса Гиффена, то если обвинения против него будут доказаны, его ожидает длительное тюремное заключение и многомиллионный денежный штраф.

Тенгиз Гудава: Прежде чем мы продолжим выпуск - несколько слов о Туркменистане. Рубрика "Туркменистан", ее ведет Батыр Мухаммедов.

Батыр Мухаммедов: Как пишет московская газета "Время новостей", комиссия при Министерстве образования Туркмении приступила к исполнению указа президента Сапармурата Ниязова, отменившего с первого июня признание дипломов о высшем образовании, выданных за пределами страны до 1993 года. Обладатели таких дипломов будут уволены с государственной службы. Впрочем, как МИД, так и Минобразования Туркмении подсластили пилюлю, что выпускникам российских вузов надо всего лишь заверить свой диплом в Министерстве образования Туркмении. Однако Минобразования считает, что специалисты с непризнанными дипломами должны пройти курс по таким, например, дисциплинам, как "Священная Рухнама".

Рискну на цитирование явной банальности и замечу, что все новое - хорошо забытое старое. Вы забыли, кем был до 91 года господин Ниязов? Помните, как в те не столь далекие времена получить диплом в СССР было немыслимо, не сдав основы марксистско-ленинской философии, научного коммунизма и краткого курса истории КПСС. Возразят, что в тех предметах маразм был все же не так явно выражен, как творение Ниязова под названием "Рухнама". Но ведь важно не содержание, важен принцип. Так что очередная акция "алмазного венца", как зовут Ниязова подхалимы из его окружения, вполне логична и предсказуема. Тревожит другое. Упитывая тот кошмар, в который превратилось некогда первоклассное в советские времена высшее, да и не только образование в Туркменистане, невозможно получить диплом даже теоретически лицам так называемой не титульной нации, да и титульной тоже, по вполне понятным причинам. Понятны тревоги родителей детей за их будущее. Очередная выходка баши ясно говорит только об одном - никакого будущего у человека, нежелающего следовать ниязовскому маразму, в Туркменистане нет.

Тенгиз Гудава: "Раковой опухолью,:пожирающей страну изнутри" - назвал коррупцию в Казахстане посланник США в ОБСЕ Стефан Микенес, недавно побывавший с визитом в Казахстане.

"Пока вопрос коррупции будет оставаться открытым, народ Казахстана никогда не сможет полностью воспользоваться плодами демократии и рыночной экономики", - подчеркнул Микенес на пресс-конференции.

По телефону из Астаны советник президента Назарбаева - Ермухамет Ертысбаев.

Ермухамет Ертысбаев: Нет никакой необъятной власти на самом деле в руках Назарбаева. У нас плюралистическое общество, у нас разделение властей. И когда я слышу вопросы, я думаю: господи, как люди отстали от жизни на самом деле. Это уже давно прошедший день - все эти разговоры о монархии, о диктатуре, о ханстве каком-то и так далее.

Тенгиз Гудава: К сожалению, разговоры о диктатуре не дело минувших дней и лет, это очень злободневный вопрос. И он особенно касается Центральной Азии и Казахстана, в частности, где президент подвергается серьезным сомнениям в честности, и ему предъявляются обвинения в причастности к коррупции, о чем и будет суд в Нью-Йорке. - советник президента Назарбаева.

Я беседую с директором Казахской редакции Радио Свобода Мерхадом Шарипджаном.

Мерхад, коррупция и власть - как это можно объединить в единое целое?

Мерхад Шарипджан: На примере Казахстана мы видим, что это объединяется в единое целое, и это объединяется уже на протяжение нескольких лет, можно сказать, со дня обретения независимости. Мы можем говорить все, что угодно о Казахстане, как там все прекрасно, но когда зажигаются офисы, когда подвешиваются обезглавленные собаки, трупы собак к окнам, то это говорит, что что-то в этой стране ненормально. Хотя, конечно, опять же оговорюсь, есть много вещей положительных в Казахстане. Это и банковская система, я согласен, ипотека. Жизнь стала веселее, стала лучше для многих в Казахстане. Но это не означает, что, допустим, я, как казахстанский гражданин, могу смириться с тем, что если суд найдет господина Назарбаева виновным. Я не хочу, чтобы моей страной управлял преступник.

Тенгиз Гудава: Статья Фарида Муртазы, опубликованная на Интернет-сайте "Евразия".

Ожидая выступления Нурсултана Назарбаева по телевидению, нельзя было не испытать сочувствия к этому человеку. Вся страна знает, что в Нью-Йорке должен начаться суд, на котором официально будет объявлено, что президент Казахстана - взяточник. И Назарбаев знает, что страна знает, и страна знает, что Назарбаев знает, что она знает. Как тяжело выйти в эфир, подобрать нужные слова. Но что тут скажешь? Простите, мол, братья и сестры, бес, то есть Гиффен, попутал. Соблазнял бриллиантами для Сары Алсыповны и таблетками "Виагра" для меня. Но мы разберемся, виновных найдем, невиновных накажем, непричастных наградим.

Если бы у Назарбаева хватило бы ума или хитрости повести себя так, он бы обезоружил врагов и погрузил "Казахгейт" в вязкую трясину казахстанского разбирательства, в результате которого что-то придется признать, что возможно - опровергнуть, а остальное замолчать или извратить. Честно сказать, не я один предполагал, что именно такой будет стратегия публичной президентской защиты от "Казахгейта", но, видно, инстинкт самосохранения у Назарбаева не относится больше к числу основных.

Но иногда выходят международные конфузы, как в недавнем случае с приветом от канцлера Шредера президента Путину. Ну не передавал Шредер Путину привета через Назарбаева! Так что, ведь мог же.

В вопросе о том, чьим советником был Джеймс Гиффен, президент Назарбаев не то, чтобы лишнего соврал, в таком деле лишнего не бывает, но соврал как-то глупо, по-бабьи, не по-пацански. Взял и на весь мир заявил, что Гиффен был вовсе не его советником, а советником премьера Кожегельдина. Это все равно, как если бы он стал уверять всех, что Сара Алсыповна не его жена, а законная супруга сенатора Абдельдина.

Возможно, как и в истории с Гиффеном в нынешней своей семейной ситуации Назарбаеву хочется, чтобы Сара Алсыповна оказалась ему женщиной посторонней. Но есть совместно нажитое имущество, дети, свидетельство о браке, в конце концов. В "Казахгейте" тоже есть свидетельство, только не о браке, а о соучастии. Нурсултан Назарбаев лично подписал удостоверение за № 34, в котором говорится, что Джеймс Гиффет является советником президента Казахстана.

Тенгиз Гудава: "Раковой опухолью, пожирающей страну изнутри" назвал коррупцию в Казахстане посланник США в ОБСЕ Стефан Микенес. Стефан Микенес заявил, что "возможность, открывающаяся перед вашей страной (имея в виду Казахстан), великая возможность - это предносящие парламентские и президентские выборы". Он увязал коррупционные скандалы с возможностью, открывающуюся перед Казахстаном - выборы. Господин Ертысбаев, не означает ли этот совет Назарбаеву отказаться от идеи очередного переизбрания на президентский пост?

Ермухамет Ертысбаев: Понимаете, в чем дело: идеального государства вообще нет на свете и, наверное, не будет никогда. Проблема коррупции, безусловно, существует, и я ее не отрицаю. Я не представляю Казахстан как рай на земле, ни в коем случае. У нас достаточно много есть негативных проявлений реформ. Но в то же время я наблюдаю, что поле деятельности для коррупции на самом деле с каждым годом сужается. Коррупция - это форма купли-продажи, предметом которого выступает власть. И если в первой половине 90-х годов до 2000 года имело такой не то, чтобы массовый характер, но достаточно наглый, я бы сказал, то сейчас с каждым годом, еще раз повторю эту мысль, поле для коррупции сужается.

Тенгиз Гудава: До конца этого выпуска остается несколько минут, в течение которых мы обратим свой взор на Азербайджан.

Хаса Нога: Впервые с момента последних президентских выборов в Азербайджане состоялся митинг, которому никак не противостояли власти, хотя с октября прошлого года право на проведение акций протеста не может реализовать ни одна из весомых оппозиционных партий.

Первого июня в небезызвестном поселке Нардаран прошла антиамериканская акция протеста в связи с ситуацией в Ираке. Правоохранительные органы выступлению на площади имама Хусейна не помешали. Примечательно, что нардаранцы даже не посылали никакого уведомления о предстоящем митинге в столичную исполнительную власть. Формально, согласно закону о собраний, они должны были заблаговременно предупредить власти о массовых выступлениях. Показательно также, что и сами власти не предприняли никаких мер по разгону несанкционированного митинга. По-видимому, нашумевший нардаранский кризис, приведший к кровавым столкновениям и арестам в этом селе, заставил власти быть осторожными с жителями именно этого населенного пункта.

Поселок Нардаран стал печально известен два года назад, 3 июня 2002 года, когда там произошел бунт с социальными требованиями. Тогда в результате подавления бунта один житель поселка был убит, десятки получили огнестрельные ранения, а более ста были арестованы. На митинге один из старейших аксакалов села Хаджи Мурсал заявил в своей речи, что глава мусульман Кавказа обязан заявить протест против деструктивной политики США в Ираке. США, по словам Хаджи Мурсала, намерены уничтожить все мусульманские страны. "Это очень плохой народ. Сами они говорят о демократии, но если демократия такова, то она никому не нужна".

По итогам акции была зачитана резолюция, которая, по словам организаторов, будет передана в посольство США и Великобритании. Отметим, что ранее мэрия Баку отказалась санкционировать пикет объединения сил Азербайджана перед посольством США. В отказе говорится, что мэрия Баку, "как и все прогрессивное человечество осуждает убийство безвинных людей в Ираке и разрушение мусульманских святынь. Однако данный вопрос является предметом обсуждения ведущих держав мира и обсуждается на самом высоком уровне. Учитывая вышесказанное, проведение пикета перед посольством признано нецелесообразным".

XS
SM
MD
LG