Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жажда жизни (Сегодня в Чечне). Часть 2

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава: Сегодня мы предлагаем вторую, заключительную передачу из цикла Натальи Нестеренко "Жажда жизни" - Сегодня в Чечне.

Наталья Нестеренко: Центральный грозненский родильный дом похож на военно-полевой госпиталь, только состоящий из женщин. Вдоль узкого больничного коридора, в котором идет ремонт, лежат, отвернувшись к стене, будущие мамы. Это те, кому не досталось места в тесной палате, - объясняет Бэла Нухаева, заведующая детским отделением центрального родильного дома в Грозном.

Бэла Нухаева: Они лежат в коридоре, потому что нет мест, дети лежат по двое, к сожалению, тоже некуда класть. Сейчас они начнут уходить домой, пять-шесть женщин уйдет, десять родится, в итоге опять остаются в коридоре. Совершенно безвыходная в этом плане ситуация, пока нам не построят новый корпус. Может быть, там было бы все по-другому.

Наталья Нестеренко: Из палаты детского отделения доносятся неумолкающий плач. Радует он далеко не всех. В плохо освещенных палатах с трагическим лицом лежат женщины, потерявшие своих малышей. По словам главного врача центрального родильного дома Зарган Муцаевой, младенческая смертность и патология беременных остаются самыми актуальными проблемами в современной Чечне. Все женщины, поступающие к ним в родильное отделение, имеют те или иные заболевания.

Зарган Муцаева: Заболеваемость среди беременных стопроцентная. На первое место выступает анемия. Естественно, женщины, которые с такой патологией, дать нам здоровых нормальных детей не могут. Чаще всего приходится их прерывать в сроки где-то 28-29 недель. О детях говорить, что мы достанем каких-то здоровых детей, даже разговора не может быть. Много поступает с замершей беременностью. За этот квартал к нам поступило 23 женщины с гибелью.

Наталья Нестеренко: Женская патология перекрывает число подорвавшихся на минах, говорит Бэла Нухаева. Здоровый малыш и его мама нынче большая редкость в Чечне. 20 детей, рожденных за последние три месяца в грозненском родильном доме, имеют тяжелые аномалии развития.

Бэла Нухаева: В основном эти аномалии на сегодняшний день - врожденная кардиопатия, гидроцефалия. Все это лечится, корригируется хирургически. Но это очень дорогостоящая операция. В нашей помогают только нейрохирурги со спинномозговыми грыжами.

Наталья Нестеренко: По мнению чеченских специалистов, причины роста числа больных женщин и детей - тяжелые последствия войны.

Зарган Муцаева: И весь их организм, естественно, составлен из стрессов. Конечно, беременность и роды протекают крайне неблагополучно. Элементарный фактор - экология, питание неполноценное, получаем кислород весь отравленный, видим все ужасное, грязное и чего хорошего ждать от этой беременности? Естественно, соответственные получаются и дети - слабые, ослабленные, с аномалиями, с гипотрофией, со всякими мозговыми явлениями.

Наталья Нестеренко: Сегодня в Чечне рождается как минимум 15 детей. Условий для поддержания здоровья малыша и его мамы в центральном родильном доме врачи не имеют, не хватает медперсонала, техники, медикаментов.

Зарган Муцаева: Выходить этих женщин в наших условиях очень сложно, очень тяжело, потому что скученность отделений, нет оборудования. Если женщина у нас идет на поправку, мы стараемся перевести на иногороднее лечение, чтобы она могла полноценно там дообследоваться и долечиться. У нас в городе, например, почти нет консультаций, негде наблюдаться. Обязательно должна быть подготовка, для этого должны большое количество плазмы перелить, на выкидыш плазму перелить, компоненты крови. Из компонентов крови на сегодняшний день мы плазму и ту в недостаточном количестве, одна станция, она сколько нам требуется не готовит, и постоянно у нас дефицит плазмы бывает. Может это еще связано с тем, что у нас нет здоровых доноров, которые могли бы кровь сдавать, все отравлены, все затравлены.

Наталья Нестеренко: Рождаемость в Чечне постоянно растет, говорит Зарган Муцаева, а восстановить поврежденный во время боевых действий главный корпус центрального роддома планируют уже целый год. Как рассказал начальник Отдела материнства и детства Министерства здравоохранения Чечни Хасан Гадаев, ремонт главного здания центрального родильного дома включен в федеральную целевую программу по восстановлению, но она будет растянута на долгие годы.

Хасан Гадаев: Выделяют не все сразу, а поэтапно. Они выделяют, скажем, четыре миллиона, потом оттуда, с Москвы приезжают представители, и они проводят контрольные замеры выполненных объем работ. Если это соответствует тем деньгам, которые они выделили, они потом на следующем этапе опять выделяют деньги.

Наталья Нестеренко: 8-летняя Ася Махмаева уже полгода сидит дома, не ходит в школу и не рисует так, как раньше. В декабре прошлого года в руках первоклассницы взорвалась мина-ловушка, замаскированная под зажигалку. В тот день, вспоминает бабушка Аси, было немного холоднее обычного, поэтому на улице никого кроме двух девочек не было. Внимание Аси привлекла белая по цвету зажигалка. Именно ее она принесла в дом, после чего раздался взрыв.

Бабушка Аси: В 11-12 часу она, оказывается, занесла, ее нашла. Обычно младшая дочка зажигает зажигалкой газ, вечно проблема у нас со спичками. Мать кинулась за спичками, а она говорит, что зажигалку принесла. Она только это сказала, и взрыв раздался, мы даже не видели ничего. У нас большая трагедия в селе была, неделями приходили соболезновать. В тот день мама говорила: "Не подбирайте". Она говорит: "Я думала, где-то нельзя подбирать, а это рядом, откуда я знала?".

Наталья Нестеренко: Ася пережила сложную операцию в грозненской больнице, куда была доставлена уже без кистей обеих рук. Врачи спасли ей жизнь, но вернуть зрение девочке так и не смогли.

Бабушка Аси: В Москву поехали, в глаза пластинку поставили, чтобы оперировать, ей полностью яблочко удалили глазное. На месте вдребезги разнесло. Она на личико не похожа на себя, со шрамами.

Наталья Нестеренко: В Наурском районе, где живет Ася Махмаева, ее трагедия как очередной урок. Случай, когда ребенок становился жертвой мины-ловушки, не первый в районе.

Бабушка Аси: Недалеко Рубежное село, там случилось раньше на неделю. Мы только об этом говорили, в шоке были все, у пацана руку оторвало зажигалкой. Потом, смотрим, у нас это. На третий-четвертый день следователь приходил допрашивать, как, что. Он говорит, еще один случай, так у него, где лицо, нос, губы, ничего не осталось. Он хотел сигарету зажечь, руку оторвало и лицо неузнаваемое. Я знаю три случая - в Советской России, Микенском и здесь, подряд три села. А там еще женщины рассказывали, всего семь случаев в этом районе.

Наталья Нестеренко: Неосторожность и любопытство становятся причинами подрывов на минах в Чечне, отмечает координатор противоминной программы международного Красного креста Зарема Хажгириева. По данным этой организации, в республике нет ни одного района, где бы люди не страдали от подрывов на минах. Количество пострадавших исчисляется уже тысячами.

Зарема Хажгериева: Получаем данные из больниц, куда поступают пострадавшие, не было ни одного района Чечни, где не происходили минные происшествия. Можно сказать, что в Чечне количество их исчисляется тысячами, от трех до пяти тысяч. Известно только, что около трети пострадавших от мин на сегодняшний день в Чечне составляют дети. И это соотношение имеет тенденцию к росту. Большинство мин разбросано с воздуха, были зафиксированы случаи подрывов детей в северных районах, где в общем-то не происходили военные действия. В частности, такие же мины-ловушки обнаруживаются и очень легкий доступ к неразорвавшимся боеприпасам. Вообще доступность к таким предметам взрывоопасным и объясняет причину подрывов в северных районах, которые считались более-менее благополучными.

Наталья Нестеренко: Жертвами подрывов на минах становятся не только дети, но и взрослые. По данным статистики, 70% подорвавшихся на минах - это люди от 16 до 40 лет. Безысходность и отсутствие другого способа заработать толкают их на осознанный риск.

Зарема Хажгериева: Даже если они знают, что мины опасны, что есть мины в том или ином районе, то они не имея альтернативы, вынуждены сознательно рисковать. Сейчас мы говорим о людях, которые заготавливают дрова в лесу, большинство случаев по причине заготовки дров подрываются. Сбор цветного металла, который имеет место в местах разрушенного заводов и так далее. Затем сбор кирпича, разбор полуразрушенных зданий на какие-то строительные материалы для того, чтобы достраивать свои жилища.

Наталья Нестеренко: Люди, пострадавшие от мин и неразорвавшихся снарядов, так называемые "минные инвалиды", составляют десятую часть всех инвалидов республики и не выделены в особую группу. Более чем три тысячи пострадавших от военных действий официально считаются инвалидами общего заболевания и получают стандартную пенсию. Ни компенсации за моральный и физический ущерб, практикуемые в международной практике, ни льготы для инвалидов войны им не положены. Комментирует юрист правозащитного центра "Мемориал" Висхан Басаев.

Висхан Басаев: Люди, получившие минно-взрывные и другие травмы, они признаются инвалидами общего заболевания, то есть инвалидами детства. Они получают обычную пенсию, то есть они не пользуются какими-то дополнительными льготами, которые имеют инвалиды войны. И в нашу организацию есть обращения более ста человек по этому вопросу. Насколько мне известно, Министерство социальной защиты Чеченской республики выходило с этим вопросом даже в Государственную Думу, но не получило там поддержки, вопрос так и остается нерешенным.

Наталья Нестеренко: В Чечне очень сложно предостеречься от возможной миной опасности. Никто не может точно сказать, насколько опасно то или иное место, тот или иной район. Как правило, минные участки в республике не маркируются и не заграждаются.

Азербайджан.

Хасан Ага: В начале июля исполняется ровно год, как с политической сцены навсегда сошел Гейдар Алиев. Выходец из самых глубоких структур КГБ, причастившийся к ним еще в сталинские времена, Гейдар Алиев был до мозга костей пропитан и пронизан внутренним духом комитета. Недаром другой выходец из КГБ Владимир Владимирович считает его своим учителем. Как принято у большинства работников КГБ СССР, многое в биографии Гейдара Алиевича Алиева остается туманным и недвусмысленным: и точная дата рождения, и национальное происхождение, и отношение к воинской службе на Великой Отечественной... Впрочем, не будем уходить так далеко, оставим это историкам. Но объективные из них не смогут не заметить его засекреченности. Останался он верен своему принципу не только в жизни, но и в смерти.

Попробуем проследить хронологию последних событий, связанных с именем Гейдара Алиева, а точнее, за информацией о его передвижениях в течение лета прошлого года. 6 июля Гейдар Алиев был помещен в турецкий военный госпиталь "Гульхане". 30 июля газета "Ени мусават" сообщает о том, что Гейдар Алиев скончался, тем самым спровоцировав заявление властей с угрозами физической расправы с журналистами. К тому времени отец и сын Алиевы уже были выдвинуты в президенты Азербайджана. 31 июля, по сообщению официальных источников, Алиева посещает президент Турции. Однако никаких документальных подтверждений встречи не было. Оппозиционная пресса пишет, что в Анкаре находится также Эльхам Алиев, однако правительство опровергает эту информацию, но спустя два месяца признает этот факт. Первого августа некогда конкурент по ЦК КПСС, а затем близкий друг Эдуард Шеварднадзе высказывает соболезнование азербайджанскому народу по случаю кончины Гейдара Алиева. Однако через несколько часов пресс-служба президента Грузии распространяет информацию, что Шеварднадзе выразил соболезнование по ошибке. В тот день в Анкару прибывают высшие руководители Азербайджана. 3 августа в 10 вечера созывается внеочередное заседание мили-меджлиса Азербайджана. Повестка дня держится в секрете. О сессии даже не ставится в известность оппозиционные депутаты. На следующий день 4 августа, внеочередная сессия парламента по предложению Гейдара Алиева утверждает премьер-министром страны его сына Эльхама. 6 августа сообщается, что на самолете МЧС России Гейдар Алиев перевезен из Турции в клинику американского города Кливленд. Камеры зафиксировали взлет лайнера с эмблемой МЧС, но ни один журналист не зафиксировал посадки самолета МЧС в кливлендском аэропорту, хотя журналисты ждали. 7 августа турецкая газета "Радикаль" сообщает, что через несколько часов после взлета из Анкары самолета МЧС России точно такой же самолет совершил посадку в Бакинском аэропорту. 7 августа азербайджанские официальные источники периодически публиковали сообщения о том, что Гейдар Алиев комфортно отдыхает в клинике города Кливленда. Однако ни одного фактического подтверждения жизнеспособности Алиева гражданам предоставлено не было. За две недели до выборов Гейдар Алиев снял свою кандидатуру в пользу своего сына. Азербайджанский официоз даже не удосужился сообщить, что Гейдар Алиев поздравил своего сына в связи с победой на президентских выборах. 12 декабря 2003 года было официально сообщено о смерти к тому времени уже экс-президента Азербайджана Гейдара Алиева.

Был ли Гейдар Алиев дееспособен, когда назначал свого сына премьер-министром? Сам ли он снял свою кандидатуру или его роль доиграл за него кто-то другой? И какого конкретно числа и где на самом деле скончался Гейдар Алиев? Ответы на эти вопросы мы, вероятнее всего, не узнаем никогда.

Гейдар Алиев был настолько пропитан властью, что, казалось, он не расслаблялся, а потому почти никогда с ней не расставался. Лишь болезнь и смерть смогли разлучить их.

Женщина: Там погорели, тут все разрушено. Мы молились. Тут всего было много. И тоже уже в последней войне все погорело, все было тут разрушено.

Наталья Нестеренко: Под пение нескольких бабушек каждый день проходит служба в православной грозненской церкви Архангела Михаила. Люди молятся, просто собираясь вместе. Ни священника, ни дьякона, да храма собственно нет, только руины вдоль улицы Ленина, поддерживаемые прострелянным, как решето, железным забором. На месте бывшего алтаря кресты небрежно воткнуты в землю. Треснувший колокол зарастает травой. Рядом с сгоревшей крестильней отремонтировали комнатку, поместили иконы, маленький алтарь. Нынешний православный приход в Грозном - это и есть центр русской общины города, а по сути единственная помощь и поддержка сотням русских, живущих в чеченской столице. Здесь по большим церковным праздникам раздают подарки. Как раз перед Пасхой правительство пожертвовало русским людям по пятьсот рублей. Для многих это большая помощь к маленькой пенсии, ведь больше им помощи ждать не от кого.

Женщина: А вообще мы живем с дедушкой, ничего не получаем. Мои дети в Россию уехали, не хотят забрать, некуда. Все время мы здесь, всю жизнь, здесь я родилась. Куда мы в этом возрасте поедем?

Женщина: Здесь крестили, тут родилась. Все почти поумирали родственники. Дочка уехала с семьей отсюда. Молодежи нет, вся уехала, потому что страшно здесь оставаться и жить. Людей убивают постоянно. Ночь переночевали, это хорошо, что мы остались. К каждому стуку прислушиваешься. Кругом включили газ, чтобы освещалось наше жилье, чтобы себя успокоить. Горестно, что русские уезжают.

Наталья Нестеренко: Почти у всех русских, с кем мне довелось говорить, есть родные. Но все они живут за пределами Чечни и забирать своих забытых стариков не намерены. Большая часть русских предпочитают переехать в дома престарелых, нежели соединиться со своими детьми. Дверь в жилище грозненца Михаила Якушева в поселке Черноречье сколочена из несколько досок. От сырости она едва закрывается. В кухне, где ночует старик, потолок пробит снарядом, зияет огромная дыра, через которую падают остатки бетона и капает дождь. На компенсацию он не надеется, по закону она ему не положена, так как нет стопроцентного разрушения. Единственной потерей официально считается его имущество, от которого остались кровать да стол, остальное утащили мародеры еще в первую чеченскую войну.

В Грозном у Михаила Тихоновича родных не осталось. Стеснять свою единственную дочь он не хочет, уже несколько месяцев ожидает переезда в дом престарелых в Моздок. Говорит, что самое страшное для него - одиночество.

Михаил Якушев: У меня какой-то страх, я сутками бы сидел. С людьми сижу - ничего, как домой заходить - все. Когда стреляют, почему-то веселей, не знаю, вроде бы не один.

Женщина: Если дети скажут, надо сегодня уезжать, ради детей я уеду. Сейчас жить у нас в Чечне можно. У нас немножко и обстановка стабилизировалась. Но молодежь хочет жить. Вот внуки наши, прихожу с работы: "Баб, чего ты принесла? Баб, дай копеечку". Мороженое хотят есть, те же "Сникерсы", ту же жвачку, все хотят. Молодежь хочет и одеться хорошо. Но мои дети, моя семья пока не собираемся уезжать.

Женщина: У нас природа, все у нас, палку кинь и у нас все растет. Можно жить. Даже наши ребята говорят - получали бы мы зарплату. Да, действительно, была бы зарплата.

Наталья Нестеренко: Шаму Висаева в доме у Сергутиных зовут братом, он больше десяти лет работает с Валентиной Васильевной. Шама говорит, что в отличие от других станиц, русских в Новощедринской не притесняют. Но уверен, что и у русских, и у чеченцев в Чечне будущего нет.

Шама Висаев: Если в России порядка нет, а думаю, что здесь никогда порядка не будет. Кланы сидят, клан этого, клан этого, остальных придавили. Говорят, что в Чечне русскоязычное население преследуется, у нас этого нет. Наоборот, их праздники, у православных больше праздников, чем у мусульман, мы стараемся их праздники не пропустить и наши праздники. Объединили - у нас круглый год праздники. У нас в хозяйстве и русские, и ногайцы. Русский агроном у нас. Единственное, что уезжают, у нас в течение года зарплаты, банков нет у нас, чтобы кредит брать. Сейчас в конце года зерно получаем, расплачиваемся зерном, этим и живем.

Наталья Нестеренко: Чеченцы поселились в станице в 56 году. Породнившись с казаками, они переняли друг у друга и традиции, обычаи. Ни для кого не секрет, что некоторые русские, уехавшие из Чечни, вернулись обратно, не найдя места получше. Рассказы о жизни в России всегда пугают, говорит Валентина Сергутина.

Валентина Сергутина: Мы привыкли жить так же, мы смотрим - чеченцы строятся, и мы, русские, строимся. Мы как-то друг у друга берем что-то, перенимаем. Живем вместе, праздники - праздники, работа есть работа. Наши ребята работяги. Потому что мы знаем, когда выпить, а когда не пить, когда надо работать. То есть каждый у нас чувствует ответственность. Сейчас, куда бы ты ни поехал, ты везде чужой. Если мы здесь русские, туда, куда мы едем, там мы чеченцы. Почему? Потому что в России тоже людям трудно жить.

Наталья Нестеренко: Казаки с чеченцами вместе с 16 века, рассказывает Валентина Сергутина. Несмотря на войны и конфликты, говорит она, объединяет их одно - любовь к родине и предкам. И никакое праздничное застолье никогда не обходится без лезгинки и казачьей песни.

XS
SM
MD
LG