Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конференция ОБСЕ "Избирательные стандарты и обязательства"

  • Тенгиз Гудава

15 и 16 июля в Вене, во дворце "Хофбург" состоялась Конференция ОБСЕ "Избирательные стандарты и обязательства" - дополнительная встреча по человеческому измерению. Тема широкая и глубокая, в ней легко утонуть, но нас интересовал такой островок, как Центральная Азия. "Избирательные стандарты" в этом регионе плохо сочетаются с "избирательными обязательствами" - и уже тут, в самом заглавии Конференции - коллизия, сумбур и нестыковка.

Я не буду вдаваться в обширную теоретическую базу, на которой базировалась Венская конференция ОБСЕ: тут обилие витиеватых документов и фраз о необходимости соблюдения избирательных норм. Но опять-таки это юридическое изобилие никак не состыковывалось в сознании с элементарным отсутствием в Центральной Азии свободных выборов.

В ближайшие год-два в регионе должны состояться парламентские и президентские выборы и повсеместно ожидается фарс с переизбранием вечных президентов, переизбранием карманных парламентов, переизбранием правящих кланов. В этом смысле Венская конференция была интересна для нашей передачи.

По телефону из Вены: координатор программы СНГ Международной лиги прав человека, США, Питер Залмаев; президент Коалиции "Демократия и гражданское общество", Киргизстан, редактор газеты "Демократ", Эдиль Байсалов; и узбекский оппозиционный журналист, один из лидеров партии "Бирлик" Анвар Усманов.

Первый вопрос Питеру Залмаеву, как представителю одной из старых, известных организаций правозащитных и, конечно же, представителю страны, где избирательные стандарты, обязательства на достаточно высоком уровне находятся. Питер, расскажите, пожалуйста, о самой конференции, какая задача стояла перед этой конференцией и какими средствами она решалась?

Питер Залмаев: Задача перед участниками конференции стоит в очередной раз - осветить основные обязательства Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в отношении выборов. Как вы знаете, в нашем регионе, в Средней Азии, грядет целый ряд выборов и парламентских, и президентских. Именно в контексте этого региона, мне кажется, очень важно сейчас взглянуть еще раз на те обязательства в отношение выборов, которые подписали члены-участницы ОБСЕ.

Тенгиз Гудава: Среди выступавших достаточно высокопоставленные чины, как из самой организации ОБСЕ, также из разных стран. Например, Александр Вешняков - председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, потом Де Форест Блейк Суарес - председатель Комиссии по содействию выборам в США и так далее. Питер, честно говоря, я не очень понимаю, что может сказать Вешняков в плане электоральных стандартов. Стандарты в России более-менее понятны. Жанр конференции мне непонятен. Это дипломатический форум или это академический симпозиум, где научно нужно было определить, что такое выборы, как их проводить, или это правозащитное мероприятие?

Питер Залмаев: Вы знаете, здесь лебедь, рак да щука, мне кажется. Имеет место и первое, и второе, и третье. Разные силы, в том числе вы назвали господина Вешнякова, хотят направить эту конференцию в свое русло. Как вы догадались, наверное, что касается Российской Федерации и стран Содружества, к сожалению, уклона на правозащитный аспект не делается, и скорее имеет место стремление перевести в академическое, дипломатическое русло. Как вы знаете, недавно в ходе саммита стран Содружества был принят очень жесткий документ, обращенный постоянному совету ОБСЕ, в котором критикуется политика ОБСЕ, направленная на освещение правозащитного вопроса, как говорится в этом документе, в ущерб других направлений ОБСЕ, экономического направления и направления по безопасности. Мне кажется, в этом контексте в этой конференции мы тоже видим такое нежелание, к сожалению, восточных стран ОБСЕ, стран бывшего Советского Союза заниматься вплотную этими вопросами и четко, честно и откровенно отвечать на серьезно поставленные вопросы. А вопрос стоит такой, что до сих пор в странах Средней Азии за последние годы независимости не было полностью честных и справедливых выборов. И от этого факта убежать невозможно. В этом контексте Международная Лига прав человека сегодня проведет брифинг, где будут присутствовать и Анвар Усманов и Эдиль Байсалов, где мы будем говорить о всех тенденциях, о всех течениях, происходящих в этом регионе в контексте предстоящих президентских и парламентских выборов.

Тенгиз Гудава: Спасибо. Вопрос Эдилю Байсалову: выступала ли на Венской конференции делегация Кыргызстана?

Эдиль Байсалов: Нет, еще не выступала. Только что сегодня выступала делегация Узбекистана, которая в ответ на вчерашнее выступление нашего коллеги Анвара Усманова попыталась опровергнуть его тезис о том, что не все в порядке в Узбекистане с регистрацией политических партий. В том числе и представитель Центральной избирательной комиссии Узбекистана очень подробно рассказала о разных семинарах, конференциях, собраниях, которые в настоящее время устраиваются в Узбекистане в связи с подготовкой к декабрьским выборам, и призвала страны ОБСЕ активно участвовать в процессе проведения выборов в Узбекистане.

Тенгиз Гудава: Понятно. Тогда Анвару Усманову зададим вопрос. Недавно правительство США приостановило предоставление финансовой помощи Узбекистану из-за несоблюдения последним элементарных прав человека и демократических норм, в частности, именно из-за отказа в регистрации оппозиционных или, скажем, неправительственных независимых организаций. Так что, я не знаю, какие доводы приводила делегация Узбекистана в ответ на ваши доводы, но, тем не менее, этот факт у нас налицо. Скажите, какие вы аргументы высказали в ходе вашего доклада на конференции?

Анвар Усманов: Я, во-первых, отметил эту тенденцию к тому, что администрация президента Каримова пытается поставить выборный процесс под свой контроль, и от выборов к выборам эта тенденция усиливается. В данном случае налицо интерпретация закона о политических партиях только в свою сторону. Этот закон нарушается, и мы имеем много фактов, мы об этом говорили, кстати, и в прошлые наши выступления по Радио Свобода. Но, самое главное, удивительно: вот сегодня председатель избирательной комиссии сказал о том, что якобы правильно отказано. Дело в том, что Министерство юстиции не отказало, а взяло среднюю формулировку, чем уже нарушен закон. То есть Министерство юстиции или должно отказать или зарегистрировать. Оно и то, и другое не сделало. Хотя бы это элементарно должно насторожить председателя избирательной комиссии. Однако, человек, не владеющий обстановкой, соответственно, вводит такой форум в обман, это же обман элементарный участников конференции.

Тенгиз Гудава: О регистрации или не регистрации, точнее, таком серединном положении именно оппозиционной узбекской партии "Бирлик" говорил Анвар Усманов.

Анвар Усманов: Опасная тенденция, которая сейчас в Узбекистане. Команда Каримова пытается приучить народ Узбекистана именно к этим недемократическим выборам. Но мы хотим и кричим: "А король-то голый!". Господа, посмотрите же наконец, что творится в Узбекистане. В конце концов, когда-нибудь будет элементарное выполнение Копенгагенского соглашения о том, что Узбекистан взял на себя то же самое обязательство демократически проводить выборы? Но король-то голый.

Тенгиз Гудава: В данной ситуации, я думаю, Анвар, партия "Бирлик", о которой вы сейчас говорили, я все-таки подозреваю, что именно эта партия выступает в роли того младенца, который сказал, что король-то голый.

Мой вопрос Питеру Залмаеву: мы говорим - избирательные законы, мы говорим - Копенгагенский документ, где приведены эти законы и стандарты и обязательства электоральные, избирательные. Скажите, Питер, вкратце можно перечислить основные электоральные избирательные законы? Я имею в виду то, что есть Копенгагенский договор 90-го года, где перечислены избирательные стандарты и обязательства, теме которых была посвящена конференция в Вене. Согласитесь со мной, что если нет простых законов избирательных, если это какая-то крючкотворная тягомотина, то забудьте, эти выборы будут проходить без всяких законов, никто не будет разбираться в этих сложностях, скажем так.

Питер Залмаев: Я сейчас вам не могу привести полностью список этих обязательств. Тем не менее, должен сказать, что интересно было выступление представителя Российской Федерации, который именно критиковал эти обязательства, назвав их пространными, слишком общими и не имеющими отношения. И позволяющими миссии наблюдателей ОБСЕ трактовать и интерпретировать те или иные выборы в той или иной стране по-своему, вне зависимости от политической воли того или иного представительства ОБСЕ в этой стране. Наоборот как раз был сделан призыв детализировать эти обязательства, сделать их более четкими, что мне показалось достаточно ироничным в контексте того, что было выступление представителя Российской Федерации.

Тенгиз Гудава: Да, это иронично. Тем не менее, я бы, пожалуй, солидаризировался с этим выступлением. Давайте спросим господина Байсалова: как вы считаете, вот эти стандарты и обязательства должны быть элементарными, простыми, понятными каждому человеку, участвующему в выборах, то есть любому избирателю или они все-таки должны быть сложные, понятные только каким-то адвокатам и прочее?

Эдиль Байсалов: Ничего сложного в Копенгагенском документе, который был принят в 90-м году, нет. Там содержатся основные принципы и призывы, которые известны уже, допустим, начиная с ооновской Декларации прав человека 48 года или в тех же международных пактах ООН. То есть это принцип легитимности власти о том, что всякая власть в демократическом обществе должна быть основана на воле большинства, на признании права голоса за всеми без исключения, равного права голоса, тайны голосования, принципа сменяемости власти, принципа свободы агитации. То есть ничего сложного в Копенгагенском документе нет.

Но, действительно, сейчас сложилась такая ситуация, когда на одном фоне группа западных стран пытается детализировать Копенгагенский документ с тем, чтобы все-таки эти обязательства более конкретизировать и делать их более обязательными. То есть, действительно, сейчас сложилось такое понимание как у группы западных стран, так у группы во главе с Российской Федерацией, что Копенгагенский документ не то, чтобы себя изжил, но то, что страны ОБСЕ готовы к Копенгагену-2, как называется такой документ. И, действительно, нынешний семинар посвящен этому обсуждению - в каком направлении будет развиваться этот документ. Но в то же время есть большие опасения у демократического сообщества, скажем так, у группы развитых демократических государств, что, открыв этот документ для изменений, можно потерять много ценного, которое содержится в этом документе. Мы сейчас выступаем за то, чтобы текст был напрямую более детализировано указан и усилен. Но в то же время опасаемся, что, открыв этот текст для ревизии, мы можем потерять то ценное, которое мы получили в 90-м году.

Тенгиз Гудава: Вот скажите, господа, отсутствие свободы слова - разве это недостаточное условие и недостаточный фактор отсутствия нормы в избирательном процессе? Без свободы слова могут ли быть нормальные демократические и справедливые выборы? Вот, например, Россия, а это, кстати, эталон со странами Центральной Азии, в России на днях на НТВ закрыли программу с названием "Свобода слова" (очень смысловое название, кстати), не осталось не единой независимой передачи, нет свободы СМИ. Вот в таких вакуумных условиях возможно ли проведение нормальных демократических, справедливых, свободных выборов?

Анвар Усманов: Дело в том, что после моего небольшого выступления я говорил с работниками аппарата ОБСЕ, и все они сетовали на то, что, якобы, понимаете, довольно трудно, это вмешательство в суверенное государство. На что я сказал: свобода слова - это тот самый аргумент. Конечно же, отсутствие свободы слова - в Узбекистане это особенно ощущается. Президент Каримов даже лично как человек, это его личностное качество, не переносит любой критики СМИ. Это есть особенность человека этого. И, тем более, местных СМИ. Поэтому о свободе слова вообще невозможно говорить, это уже основание для того, чтобы признать выборы недемократичными. Но, однако же, мы закрываем. Вся беда в том, что многие западные страны, в том числе, я не хочу говорить в данном случае об ОБСЕ, и многие международные организации подходят к Узбекистану с двойными стандартами. То есть, с одной стороны, они слегка могут пожурить Узбекистан, но, с другой стороны, действовать в каких-то соглашениях. Вот эта политика двойных стандартов и привела к абсолютно автократическому режиму в Узбекистане.

Тенгиз Гудава: Спасибо. Питер Залмаев, господин Байсалов рассказал о коллизии, в которой находится фактически Копенгагенский документ о стандартах и обязательствах в области избирательного процесса. То есть, с одной стороны, этот документ опасно открывать для реформирования, так как можно спокойно можно выхолостить суть его, с другой стороны, эта суть слишком неконкретна сегодня, размыта. Есть опасность просто растворить в многословии, в разговорах необходимость какие-то нормы соблюдать. Скажите, на этой конференции в Вене критика звучала каких-либо стран, каких-либо конкретных избирательных процессов?

Питер Залмаев: Как всегда в этот раз тоже критика, все критические заявления все равно были адресованы на страны Содружества - это Белоруссия, это страны Средней Азии. Здесь Анвар и Эдиль могут добавить от себя.

Эдиль Байсалов: Я хотел бы вернуться к дискуссии о необходимости реформы институтов ОБСЕ. Вы знаете, дело в том, что ирония заключается в том, что тот вопрос, который был поставлен группой стран СНГ во главе с Российской Федерацией неделю назад, когда они сказали, что ОБСЕ не нуждается в реформе, и пока не произойдет реформ, необходимо смотреть, что это в духе "холодной войны" и так далее, эта система себя уже изжила. Вся ирония заключается в том, что правозащитные организации, и мы давно критикуем консенсусный принцип, который был заложен в основание ОБСЕ, он уже давным-давно себя изжил. Действительно, "холодная война" давным-давно закончилась и есть большие вопросы к этой организации, когда она даже не может применить московский механизм в отношении Туркменистана. Это просто издевательство не просто над ОБСЕ, забудем про эту организацию, вообще под силой и мощью стран демократического Запада. Нужна ли нам эта организация, если ничего нельзя поделать в отношении такого гнусного нарушителя принципов не то, что ОБСЕ, даже ООН, Декларации о правах человека? Поэтому мы видим эту иронию. И на самом деле, не только в ревизии Копенгагенского документа заключается весь вопрос, вообще всей системы, в том числе и консенсусного принципа принятия решений.

Сегодня с утра я выступал на пленарном заседании и вкратце рассказал о том, что в Кыргызстане после того, как прошлый цикл выборов 2000 года признан нечестным, несправедливым, несвободным, действительно, произошел более-менее положительный прогресс. Нынешний кодекс о выборах, последние изменения были приняты зимой этого года, содержат очень много важных положительных моментов, в том числе, например, исключающих возможность излишнего вмешательства административной власти, исключения кандидатов или избранных депутатов со стороны судебной власти. Там было очень много раньше возможностей для судебной власти вмешиваться, такие возможности сейчас ограничены. В кодексе о выборах очень детально расписан процесс целого дня выборов, очень детально, подробно для того, чтобы исключить всякие интерпретации со стороны недобросовестных членов избирательной комиссии. И в следующем цикле выборов мы уже увидим прозрачные ящики для голосования, новый современный тип кабинок для голосования. И совсем недавно председатель Центральной избирательной комиссии согласился с тем, что для соблюдения принципа "один избиратель - один голос" необходимо в Киргизстане ввести маркирование несмываемыми чернилами избирателей. То есть это очень важный прогресс. Я пытался донести это до сообщества ОБСЕ.

Дело в том, что ни в коем случае вот та усталость, то, что надоело, Центральная Азия имеет такую тенденцию, что автократические режимы, тем более, выступают с такими заявлениями, что, якобы, оставьте нас в покое, не говорите нам про демократию и права человека, помогайте нам материально. То есть на фоне всех этих заявлений, на фоне всей этой усталости мы призываем все-таки страны ОБСЕ обратить внимание на Кыргызстан и не применять для регионального подхода. Действительно, мы сейчас говорим очень серьезно и ответственно: в Кыргызстане есть ситуация для свободных и справедливых выборов.

Тенгиз Гудава: Главное, что касается Кыргызстана, я думаю, это то, что президент Аскар Акаев заявляет и пока не отвергает самого себя, что он не будет участвовать в президентских выборах. Это, правда, сенсация на таком региональном уровне. Впервые мы будем иметь в Центральной Азии ситуацию, когда не продлевается всеми правдами и неправдами срок президентских полномочий.

Господа, у меня такой вопрос: кстати, участвовала ли в работе конференции делегация Туркменистана?

Анвар Усманов: Я не видел.

Питер Залмаев: Был на самом деле посол Кадыров, посол Туркменистана. Но, позвольте заметить, он базируется в Вене, он представитель страны в ОБСЕ. К сожалению, на всех других, как мы называем, тусовках, конференциях, даже на Парламентской ассамблее, где Лига была неделю назад и освещала туркменскую тематику с коллегами, не было туркменской делегации. Я должен просто согласиться с Эдилем Байсаловым, что, действительно, организация стоит на распутье. На мой взгляд, в течение двух лет, если ОБСЕ не определит четко, чем эта организация будет заниматься и как будет настаивать на своих обязательствах, в том числе в области прав человека, то она, к сожалению, изживет себя. Потому что у этой организации два важных момента: это очень жесткие обязательства, которые существуют, и одновременно консенсусный характер. И мне кажется, они, к сожалению, несовместимы.

Как показывает пример Туркменистана, который просто не подлежит никакому сравнению даже на постсоветском пространстве, принялся очень важный документ по Туркменистану, в этом документе отсутствуют механизмы его практического применения и обязательств Туркменистана выполнять те или иные рекомендации этого доклада. То есть на самом деле стоит вопрос об изживании этой конференции. Позвольте мне выразить надежду, что эта конференция по выборам, по крайней мере, не навредит и, может быть, даже поможет прояснить дальнейшее существование, дальнейшие планы развития этой организации. В частности, что касается очень важного вопроса о выборах.

Тенгиз Гудава: Конечно, любой опыт, даже отрицательный, полезен. Господин Байсалов, ваши впечатления общие о конференции?

Эдиль Байсалов: Мы говорили о лидерстве России. Действительно, господин Вешняков активно вчера выступал, распространен текст его доклада, где направления заложены. Очень любопытный процесс происходит. В 2001 году на саммите в Кишиневе Содружество независимых государств ведь тоже приняло конвенцию о соблюдении избирательных прав и там тоже даже текст гораздо жестче, чем в Копенгагенском документе. Но, как мы знаем, одно дело принять такой документ, совсем другое, когда Содружество независимых государств на каждые выборы, происходящие в странах-членах СНГ, присылает большую делегацию. И их цель в том, чтобы провести пресс-конференцию на следующий день после выборов, конечно же, признать выборы состоявшимися, легитимными, свободными, справедливыми. То есть мы тут видим, что, к сожалению, в нашем Содружестве независимых государств, хотя принимается очень много хороших документов, эти документы остаются все на бумаге.

Анвар Усманов: Конечно, ни о какой ревизии не может быть и речи. Я прекрасно понимаю, что ревизия просто отбросит ОБСЕ назад. Но дополнения, а, самое главное, продуманный механизм участия в выборах, то есть там, где ОБСЕ может как-то более реально не вторгаться, не влиять, а, самое главное, выполнять свои функции, я думаю, сейчас это одна из насущных проблем ОБСЕ. И если ОБСЕ не сможет выработать этот инструмент, я думаю, что ОБСЕ превратится в франкфуртскую говорильню.

И второй вопрос: дело в том, что, я понимаю, что нельзя конференцию ОБСЕ превращать в полемику или в перепалку. Но, тем не менее, я бы стоял за то, чтобы перед тем, как конференцию готовить, как это делает очень часто ООН, все же нужно поручить экспертам изучить хотя бы на данный момент, подготовить документ, который ориентировал бы участников конференции и страны ОБСЕ о складывающейся ситуации. Таких программных документов у ОБСЕ нет. А жаль.

Тенгиз Гудава: В завершение этого выпуска несколько слов: 18 лет назад в Вене также состоялась конференция по наблюдению за выполнением Хельсинкских соглашений. Хельсинкские соглашения, как известно, являются предтечей ОБСЕ. Так вот я хорошо помню ту конференцию: именно она стала отправной точкой для крушения коммунизма. Именно на той конференции западные страны смогли пригвоздить тоталитарный режим к позорному столбу и идеологически сокрушить СССР. Я хорошо помню ту конференцию, потому что в ходе ее был освобожден из Пермского политлагеря с другими диссидентами и был выслан на Запад и встречался в Вене с главой американской делегации Уорреном Зиммерманом. И я благодарил его за принципиальность и жесткость в отстаивании прав человека, а он благодарил меня и всех политзеков за то, что дали ему аргументы для критики. И мы поздравляли друг друга с победой.

18 лет прошло и многое изменилось. Увы, слишком многое.

XS
SM
MD
LG