Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня: выборы без выбора

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава: 29 августа в Чечне состоятся внеочередные президентские выборы, вызванные убийством предыдущего президента Ахмада Кадырова несколько месяцев назад. Сама эта предпосылка говорит о далеком от нормы статусе предстоящих выборов: они пройдут на фоне насилия, отсутствия мира и свободы, на фоне фактически неугасшей войны. На фоне и при участии страха. Соответственно, нет у данных выборов спецификаций, характеризующих нормальные выборы: нет партийного плюрализма, нет равенства кандидатов, нет свободы слова, нет элементарной безопасности и элементарного уровня жизни. Под вопросом сама жизнь.

Репортаж Натальи Нестеренко, недавно вернувшейся из Чечни.

Наталья Нестеренко: На полуразрушенном пятиэтажном здании в центре Грозного рабочие приколачивали огромный плакат с изображением Владимира Путина, пожимающего руку кандидату в президенты Чечни Алу Алханову на фоне исторической чеченской башни и московского Кремля. Глядя на плакат, одна из женщин, стоявших в очереди за денежными пособиями по безработице, воскликнула: "Это не выборы, а игры в демократию". Именно так жители Чечни называют нынешнюю избирательную кампанию. Население республики уверено в том, что президентом будет тот, кого назначит Владимир Путин. Победа Алу Алханова очевидна. Некоторые знаковые личности, такие как Аслаханов, не пожелали баллотироваться, подтвердив тем самым, что чеченские политики крайне зависимы от Кремля. А нескромные персоны из семерки претендентов на пост президента так и не смогли заинтересовать Москву, считает главный редактор газеты "Грозненский рабочий" Лема Турпалов.

Лема Турпалов: На этот раз политики, те, кто собирался в какой-то степени выдвинуться в президенты, они уже убедились, что без какого-то учреждения в Кремле лидером в Чечне стать невозможно. Из зарегистрированных семи кандидатов более-менее известен только Алу Алханов, и то благодаря той кампании, которая в последние месяцы развернута, остальные фигуры бледно выглядят, неизвестны. То есть теперь ясно, что Алханова соперника нет. Поэтому никто не собирается тратиться на избирательную кампанию. Просто по накатанной дороге, ради галочки эти шесть фигур зарегистрировались, но серьезной избирательной кампании не разворачивают. Социологический опрос, который проводится в республике, показывает, что подавляющее большинство населения знает, что за кого бы они ни голосовали, президент республики известен уже.

Наталья Нестеренко: Опросы журналистов грозненского телевидения показали, что у чеченского народа давно сложилось устойчивое представление о желаемом образе президента. Он должен быть политиком, строителем, но никак не представителем силовой структуры. Выбор Москвы, по мнению домохозяйки Зуры, которая ищет своего брата, пропавшего после задержания на милицейском посту первого августа этого года, расходится с ее личным.

Зура: Когда Джохар Дудаев пришел, тоже говорили - он человек военный. Надо, чтобы человек хорошим экономистом был, чтобы хозяйственником был. Джохар Дудаев пришел - война, и до сих пор не остановилась. Алу Алханов тоже военный человек, он смотрит по-своему на этот мир, по-военному.

Наталья Нестеренко: В штабе главного кандидата Алу Алханова не прилагают особых усилий для создания видимости агитации. Основной пиар, считает сотрудник штаба Зарема, идет из Москвы. Зарема уверена, что президентом Чечни несомненно станет Алу Алханов. По ее мнению, чеченцам не нужен президент, который войдет в конфронтацию с Кремлем и даст повод для третьей войны.

Зарема: Алханов сегодня в нашей обстановке - это требование дня. На повестке дня самое главное - это вопросы безопасности. И только он, наверное, может это сделать. Алханов мне импонирует в том смысле, что он за все эти годы, десять лет он не менял позицию, он всегда был против этой "революции". Он всегда имел одну позицию. Он очень смелый человек, нигде не отсиживался. Свои идеи он защищал, ставя на карту свою жизнь. Если он человек самостоятельный, уважающий свое имя, то он не будет управляем. Это не имеется в виду Кремль, конечно, без поддержки Кремля у нас просто такая ситуация, что мы сами не выдюжим. А если он будет управляем отсюда ниточками, то конечно... Об Алханове сегодня пока создается благоприятное впечатление.

Тенгиз Гудава: На телефонной линии из Москвы - первый заместитель Председателя Комитета по международным делам Государственной Думы Леонид Слуцкий.

Со мной в студии - мой коллега Андрей Бабицкий и чеченский журналист Шарип Асуев.

Господин Слуцкий, мало кто говорит о предстоящих 29 августа в Чечне президентских выборах как о настающих выборах. Алу Алханов назначен Кремлем, говорят, а 29 августа будет только шоу по приданию этому назначению характера народного избрания. Вы согласны с таким мнением?

Леонид Слуцкий: Я с этим мнением не согласен, хотя, полагаю, что такого рода высказывания, безусловно, предопределены самой историей президентских выборов в Чечне. На предыдущих выборах, выборах Ахмада Кадырова, таких высказываний было тоже значительное количество. Но следует иметь в виду, что выдвижение кандидатов идет, исходя из их реального авторитета в Чеченской республике. И при всех критических высказываниях на предыдущих выборах в адрес Кадырова, мало кто оспаривал, что нет другого харизматического, бесспорно авторитетного у различных слоев чеченского общества, у различных тейпов человека, который мог бы возглавить республику и сравниться здесь с Ахмадом Кадыровым. В данном случае выдвижение кандидатов идет значительно более широким фронтом. Многие кандидаты реально рассчитывают на серьезные результаты вплоть до выборов. Я не могу сказать, что Алханов в данном случае назначен Кремлем. В данном случае президент заявил о поддержке Алханова. Если в данном случае автоматически отождествлять это с назначением его Кремлем, на мой взгляд, это неверно.

Тенгиз Гудава: Скажите, какой смысл вкладывает Москва, федеральный центр в выборы президента в Чечне? Ведь была возможность просто назначить своего человека. Вопрос идет о сохранении имиджа такого понятия как выборы. Все-таки в Чечне не полностью восстановлен мир, мягко говоря.

Леонид Слуцкий: Это полномочный представитель президента, это не глава администрации. Сам институт президентства, президентской власти подразумевает выборность. И у нас уже есть, хоть и небольшая, и, к сожалению, трагическая, но история президентских выборов в Чечне, которая должна быть, безусловно, продолжена в том же русле. Поэтому ни о каком назначении речи быть не могло.

Тенгиз Гудава: Скажите, как при помощи Алу Алханова или другого избранного президентом человека Москва планирует решить чеченскую проблему? Вообще, как вам видится эта проблема, чеченская проблематика?

Леонид Слуцкий: Мы должны для себя определить, что есть чеченская проблема. Ведь в Чечне сегодня дети растут в обстановке, когда почти в каждой семье есть убитые и раненые. Война сегодня ликвидируется реально на территории республики, хотя до окончательной ликвидации еще далеко, достаточно боевиков бродит по горам и так далее. Но война перекочевывает в души людей, и она в них останется надолго. И вот из душ человеческих удалить войну - это и есть смысл той чеченской проблемы, которая на годы останется, которую не решить никаким директивным способом. И здесь нужно быть не просто выбранным или назначенным президентом, а подлинным лидером чеченского народа. Надеюсь, что тому, кто будет избран на этих выборах, удастся реально стать и лидером, выборы это покажут, и с той самой войной в душе, о которой я сказал, попробовать побороться, хотя это очень непросто.

Тенгиз Гудава: Господин Слуцкий, насколько я понимаю, Ахмад Кадыров делал ставку на силу. И борьба за души, как вы говорите, за в душе шла только через применение силы. Это ли планирует Москва, это ли планирует федеральный центр продолжать в Чечне в виде нового президента?

Леонид Слуцкий: Ахмад Кадыров был президентом в то время, собственно, оно еще не до конца закончилось, когда нужно было вести борьбу с терроризмом на территории республики, борьбу с массовой кровью, с похищениями людей и так далее. Без применения силы, к сожалению, обуздать подобную силу, как терроризм, невозможно. Что касается борьбы за победу над войной в человеческой душе, это, знаете, последовательное действие, которое подразумевает, что война будет ликвидирована как бы в реалиях.

Безусловно, сегодня задача президента Чеченской республики - координировать усилия по окончанию борьбы с терроризмом, по удалению террористов, боевиков с территории Чеченской республики. И уже затем аккуратно, мягко, конечно, это и сейчас надо вести, нужно бороться за людей, над тем, чтобы озлобленность, над тем, чтобы там война, которая, безусловно, осталась в душе, когда она задела семьи, откуда эти люди вышли, когда многих близких родственников убили, похитили и так далее, с этим предстоит еще очень и очень долго работать. Ведь вспомните: после Второй Мировой войны, Великой Отечественной войны для наших народов, народов бывшего Советского Союза, у нас еще очень долго, причем в условиях жестокого режима, режима Сталина, еще были украинские националисты, они прятались в схронах вплоть, если я не ошибаюсь, начала 60 годов. И здесь нам сегодня уже удалось очень многое сделать. Удалось эффективно проводить контртеррористическую операцию. Сегодня бандформирования и уже давно разрознены, не имеют единого центра координации. У нас ликвидирована последняя палатка на территории не только Чечни, но и соседней Ингушетии. Многие пытаются обыгрывать, правозащитные организации в том числе, что ликвидированы принудительно. Ничего подобного, кто не захотели уезжать из Ингушетии, им предоставлено жилье в Ингушетии. Докладчики Совета Европы, которые там побывают на днях, сумеют в этом еще раз убедиться. Но ни одна страна за последнее десятилетие, я не занимаюсь агитпропом, я говорю объективно, не выходила из гуманитарной катастрофы так быстро и эффективно, как это сделано в сегодняшней России. Естественно, еще масса нерешенных проблем и в этой области, и с этим тоже предстоит работать будущему президенту Чеченской республики. Поскольку еще много городков временно перемещенных лиц на территории республики. Это те, кто вернулся, кто сейчас начинает получать компенсацию за утраченное жилье, кто потом будет это новое жилье строить. Безусловно, первые годы сейчас будут неизбежно годами строительства. Сейчас Москва начинает восстанавливать центральную часть Грозного. И новому президенту предстоит быть не президентом-воителем, а, простите за невольную рифму, президентом-строителем. Это строительство не только строительство в реалиях, так же, как и победа над войной в реальной жизни, а и строительством нового уклада, нового понимания своей земли, народа и человеческой души.

Андрей Бабицкий: Леонид Эдуардович, я все-таки боюсь, что картина, нарисованная вами, далека от реальности. И хочу пояснить, почему, одновременно это будет и вопросом. Этим летом вооруженное подполье Чечни продемонстрировало такую силу, которую не обнаруживало за все четыре года войны. Убит президент Кадыров, захвачена Ингушетия, несколько дней назад до трехсот моджахедов действовали в Грозном и так далее. Такого количества диверсионных акций не было ни за один год с самого начала войны. Вы говорите о том, что президенту предстоит стать строителем. Вооруженное подполье активизировалось необычайно, соответственно, нужны неадекватные меры. Вы сами утверждали, что без ответного насилия с мятежниками справиться не удастся. Соответственно, следующему президенту придется быть не столько строителем, а воителем и воителем куда более грозным и свирепым, нежели Ахмад Кадыров. Не так ли?

Леонид Слуцкий: Строитель или воитель? Я не думаю, что здесь будет или то, или другое. Да, Андрей, действительно, можно говорить о возросшей активности боевиков. Но когда наступает агония, то и боевики, в данном случае боевики, и те, кто за ними стоит и финансирует, стараются необычайно активизироваться, чтобы сохранить утраченное влияние. И первые цели здесь, безусловно, - это президент, захват территории, захват людей там, где это возможно сделать. К сожалению, Ингушетия не была готова к последней вылазке боевиков. Если не принимать адекватных мер, то подобные ситуации при всем том, что это страшное будет высказывание мое, в частности, они будут повторяться. Потому что боевики сегодня, действительно, находятся в агонии и им, действительно, необходимо показать себе, тем, кто их поддерживает и населению, что они на самом деле еще представляют силу, с ними необходимо считаться и это, действительно, реальная угроза сегодняшнему режиму в Чеченской республике и, я думаю, законному режиму Чечни в составе Российской Федерации. Поэтому, конечно, эти факторы и президенту Чечни, и федеральному центру, и всем, кто находится в республике будут учитываться.

Я не пытаюсь просто в чистом виде поддерживать позицию президента России, и позиция президента в чем-то может иметь перегибы. Хотя в данном случае я не могу утверждать о каких-то серьезных перегибах в отношении Чечни. Я сейчас считаю, что все, что делается в Чечне, делается рационально. Безусловно, у президента будут сложности. Но говорить о том, что ему предстоит более воителем, чем строителем, я бы заранее такое предсказывать не стал. Думаю, что у нас есть все шансы для обратного. Разумеется, то, что будет построено, может быть разрушено в том случае, если не обеспечить нормального режима безопасности в республике. Поэтому, безусловно, президент будет этим заниматься.

Шарип Асуев: Господин Слуцкий, резкое заявление президента Грузии, вам не кажется, что оно в свою очередь было спровоцировано заявлением не жителя Чечни Рамзана Кадырова, а заявлением первого вице-премьера одного из субъектов Российской Федерации, который заявил, что он готов вести пять тысяч чеченцев в Южную Осетию, и человека, которого через день после этого принял президент России?

Леонид Слуцкий: Отвечу на ваш вопрос, Шарип. Я не исключаю, что подобным заявлением Рамзана Кадырова президент Грузии был несколько, скажем мягко, обеспокоен. Военное присутствие с нашей стороны порождает адекватную реакцию у грузинской стороны. Но, если посмотреть выступление Рамзана Кадырова, то речь идет не о том, чтобы создать потенциал с нашей стороны для будущего военного противостояния, а именно речь идет о силах, которые во всем мире полагаются в таких ситуациях называть миротворческими. Я думаю, вы тут со мной согласитесь: Рамзан Кадыров говорил о своем личном видении, о своей личной готовности. Для того, чтобы это было сделано, как раз нужна, по крайней мере, санкция президента России. И подобной санкции, мы знаем с вами, Кадыров и, возможно, другие потенциальные миротворцы, я говорю без кавычек, их можно добавить в кавычках или без кавычек миротворцы, не получили. Сегодня позиция и президента, и МИДа России, и парламента России в пользу консультаций. Но если эти консультации, исходя из возможного худшего, не приведут к разрешению конфликта, если военное присутствие, которое приведет к крови, начнется с грузинской стороны, мы должны будем некоторым образом, наверное, вы тоже со мной согласитесь, адекватно реагировать, чтобы спасти жизни граждан России. Будет это Кадыров, или будет Иванов, Петров, Сидоров, дело в том. Дело в том, как, используя и чеченский опыт, Шарипу это, наверное, близко, избежать масштабного кровопролития на территории этих спорных самопровозглашенных республик, в первой очередь Южной Осетии.

Тенгиз Гудава: Я благодарю участников беседы: заместителя председателя Комитета по международным делам российской Государственной Думы Леонида Слуцкого, сотрудника Русской службы Андрея Бабицкого и чеченского журналиста Шарипа Асуева.

Наталья Нестеренко: Нынешние выборы население Чечни называет повторением сценария прошлых. При этом чеченские социологи прогнозируют малую активность избирателей. Процент участников избирательных кампаний от выборов к выборам резко снижается. Более того, общения кандидата, как правило, не выполняются. В целом, считает Лема Турпалов, такая политика порождает в чеченском обществе только апатию.

Лема Турпалов: Население относится к этим выборам, к любым выборам в Чечне достаточно апатично. Дело в том, что все обещания, начиная с референдума к выборам, ни одно обещание, начиная от президента Российской Федерации, кончая мелкими чиновниками местного пошиба, не выполнены до конца. Вообще в последние годы во всей России апатия какая-то. Впечатление бывает, что самый худший вариант коммунистических времен возвращается. Вы помните хорошо, как в последнее время голосовали: голосуют, не голосуют, все равно 99% было. Люди туда шли для галочки, для того, чтобы в буфете что-то купить. Понимали, что это не выборы.

Наталья Нестеренко: Абдула Бугаев, кандидат исторических наук, участник всех выборных кампаний, ныне директор некоммерческого образовательного учреждения. Себя он называет бойцом-одиночкой. В прошлую кампанию Абдула Бугаев по количеству набранных голосов занял после Ахмада Кадырова второе место. На этот раз особых иллюзий он не питает, верит скорее в свое поражение, чем в победу. Уважает своего соперника Алу Алханова, но считает, что его рейтинг растет прежде всего за счет использования административных ресурсов.

Абдула Бугаев: Власть на 150% использует ресурс для того, чтобы ее ставленник формально был провозглашен лидером республики. Давайте обратимся к программе передач республиканского телевидения. Под рубрикой "Крупным планом" минут 15 Алу Алханов дает интервью, как председатель общественного совета, мне говорят. Потом устраивается телемост Москва-Грозный. Если вы помните, я требовал живого эфира для кандидатов. Говорят, невозможно. А когда я говорю: как же так, вы устроили телемост Москва-Грозный? Они говорят - это была запись. Значит обманывают людей, телезрителей, избирателей. Снова говорят: да это не кандидат выступал, это выступал Алханов. Так я говорю: покажите тогда в эфире рядом со мной кандидата в президенты Алханова Алу Дадашевича.

Наталья Нестеренко: Главный кандидат в президенты Чечни в очередной раз подкупает своими громкими обещаниями выдать до конца этого года оставшимся гражданам компенсации за утерянное имущество и жилье. А между тем более 20 жителей пункта временного размещения беженцев Октябрьского района Грозного обратились с письменным требованием в правительство Чеченской республики выплатить им положенные деньги до 29 августа. В противном случае беженцы намерены объявить голодовку и бойкотировать выборы. Уже два года они не перестают обивать пороги чиновничьих кабинетов, пытаясь добиться справедливости. Созданный общественный совет по контролю за восстановлением хозяйства, социальной сферы и выплаты компенсаций гражданам под руководством Алу Алханова, по мнению жителей пункта временного размещения, только пополняет список аферистов и дают по-прежнему процветать системе пресловутых "откатов".

Мужчина: Сейчас столько комитетов создали для того, чтобы с людей выжимать. Одну справку принеси - сто рублей отдай, другую принеси - сто долларов дай. Сейчас общественный комитет создали, в этот комитет я пришел на прием, мне принимающий говорит: "Знаете, мы тоже такие же люди, у нас нет таких больших прав. Нам не платят". Значит это намек: соберите, нам сделайте, мы будем ездить, ходатайствовать. Так и происходит, замкнутый круг.

Мужчина: Там очень хитро построена система, чтобы из не обвинить, прямо не требуют взятки, но и документы не пропускают. А ходят посредники, которых специально наняли, и предлагают 35% и 50%. Если не разрушен - 50%, если разрушен - 35%. Я знаю одного человека, который три раза с одной квартиры взял компенсацию.

Наталья Нестеренко: Тем временем важнейшей проблемой предстоящих выборов остается безопасность. В период предвыборной кампании в республике велись дополнительные меры по охране общественного порядка. По решению руководства военной комиссии запрещен въезд автотранспорта в Грозный с 23 часов до 6 утра. На чеченских дорогах действуют дополнительные милицейские патрули, контрольно-пропускные пункты, которые более тщательно проверяют автотранспорт. Заместитель министра внутренних дел Ахмед Докаев отметил, что на охране 430 избирательных участков будут задействованы свыше 15 тысяч сотрудников МВД. Однако заверения властей никак не влияют на настроение жителей Грозного. В последнее время они спешно покидают столицу и выезжают в другие районы республики, опасаясь начала масштабных военных действий.

XS
SM
MD
LG