Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дагестан - исламские вопросы (часть 2)

  • Тенгиз Гудава

Успех грузинских спортсменов на Олимпиаде

Наша главная задача сейчас - как можно больше сохранить людей. Это первое и главное. Вытащить детей - второе. А дальше уже вести переговоры, что они будут требовать. Что - мы пока не знаем, не говорят.

За целую ночь к нам никто не вышел. Эта информация нам не нравится. Там же дети наши.

Захотят уехать, уйти отсюда - дать им дорогу. Ходят слухи - в Дагестан. А сейчас, если штурм будет - это будут жертвы.

Штурмовать, вы думаете, недопустимо?

Нет, они взорвут детей.

Тенгиз Гудава: Последняя серия терактов, очевидно связанная с проблемой Чечни, вновь приковало внимание к проблеме терроризма вообще и исламского терроризма в частности. Еще одно обстоятельство следует выделить: боевые действия - если подлые террористические вылазки можно назвать боевыми действиями, - все чаще перекидываются на соседние с Чечней регионы: было нападение на Ингушетию, теперь вот захват школы в Беслане, Северная Осетия. Это говорит о том, что у терроризма нет границ и нет фронта борьбы с ним, а также о том, что сопредельные Чечне республики Северного Кавказа подходят под плацдарм для террористических атак. Нет в этих республиках или слаб в этих республиках заслон терроризму, хотя казалось бы, тут вовсю должен действовать принцип "оранжевой" и "красной" степени опасности, принятый в США.

Дагестан - одна из земель такой опасности, я бы сказал, в ракурсе более фундаментальном, идеологическом, что в данном случае означает опасность религиозной радикализации, превращения ислама в политизированный, воинствующий, идейный фундамент терроризма.

"Дагестан - исламские вопросы" - вторая и заключительная часть беседы, которую ведет наш махачкалинский корреспондент Магомед Мусаев с дагестанским ученым-исламоведом Махачем Мусаевым.

Махач Мусаев: Если говорить о некоторых, как одна из причин очень большого влияния на умонастроение молодежи радикальных идей, исламских, то можно отметить и культурный вакуум, который существует в Дагестане. У нас в Дагестане богатая национальная культура, которая, к сожалению, нынче заброшена. Недавно вышло постановление о прекращении преподавания национальных языков во многих дагестанских школах. Это вызвало, например, у большой группы населения, которую мы называем интеллигенция, резкое неприятие. Этот вакуум, который создан и продолжается его создание, вакуум национальной культуры, отсутствие национальной культуры, непривнесение его в массы - это отрицательно влияет на общую ситуацию в Дагестане в плане мира. Имеется в виду, что многие, как бы испытывая недостаток национальной культуры, совершенно резонно отождествляя исламскую культуру с национальной, приходят именно в ислам.

Магомед Мусаев: Более чем семисоттысячный аварский народ не имеет ни одной школы на родном языке. И практически сокращается все. По существу национальные языки, в том числе аварский язык находится под запретом, ни телевидения, ни радио. Выброшена на задворки национальная жизнь даже в тех селах, где все аварское население, практически нет никакой национальной культуры. То есть аварский язык в сильнейшем загоне. Когда мы говорим о Прибалтике, что там существуют проблемы национальных русских школ, то в Дагестане это вопиющая проблема. Эту нишу, мне кажется, заполняют исламские радикалы. А в целом власти, мне кажется, боятся проявления национальных чувств. Нельзя сказать, что всегда национальные чувства нездоровы. Есть проблемы у аварцев, есть проблемы у кумыков, есть проблемы у ногайцев. Почему народ должен эти проблемы не видеть и не замечать, в том числе особенно в городах, где идет процесс русификации? Люди чувствуют это, видят это, и это способствует радикализации.

Махач Мусаев: В определенной степени, наверное, да. Могу сказать, что у большой части Дагестана, в частности, у интеллигенции вызывает возмущение то давление, которое идет на национальную культуру. В частности, все достижения, которые можно назвать достижениями советской власти, когда были созданы предпосылки для развития национальной культуры, радиовещания, газеты. Что бы ни думали о советской власти, я в принципе к советской власти отношусь не очень положительно, скажем так, но все же в плане национального строительства, национального развития были сделаны определенные положительные моменты. В настоящее время, где есть преподавание национальных языков? Только в сельских школах, если я не ошибаюсь, два часа в неделю родные языки и то в начальных классах. Я знаю, что это очень мало. Во многих городских школах были созданы национальные классы, то есть они проходили предметы, как факультативные. Во всех, если я не ошибаюсь, махачкалинских школах они были. В настоящее время преподавание факультативных предметов родных языков не финансируются, по крайней мере, намерение не финансировать было. На Гостелерадио урезаны программы на национальных языках в передачах.

Магомед Мусаев: Получается так, что, выхолащивая национальную культуру в Дагестане, официальные власти не замечают или не понимают то, что это открывает дорогу исламскому фундаментализму. Это с одной стороны. Люди, не знающие или безразличные к национальной культуре, они охотно берут на вооружение чужое, забывая о своем собственном. Второе: часть людей начинают с симпатией относится к исламским радикалам в той форме, что нам не нужна русификация, нам не нужна ассимиляция. Мы хотим быть теми, кем мы являемся. Есть там такая связь?

Махач Мусаев: Я могу привести слова Расула Гамзатова: "Кто стрельнет в прошлое из пистолета, в того будущее выстрелит из пушки". То есть сейчас, когда придается забвению национальная культура, это в будущем может сказаться отрицательно. Можно привести пример басков. Тогда, когда басков, знающих свой родной язык стало 25%, к 60, если я не ошибаюсь, годам, то возникли радикальные националистические организации, которые решают свои национальные проблемы военным путем.

Вернусь к началу вопроса и отмечу такой момент, что в Дагестане, например, это очень ярко прослеживалось с начала 90-х годов. Всячески пытались, видя подъем национального сознания, всячески пытались любовь к своему родному, к своей национальной культуре забить. То есть всем говорили: вы не аварцы, вы не даргинцы. Говорить об этом не интернационально, это неправильно. И всем внушали мысль, что мы общая одна-единая нация - дагестанцы. А в то же время так получилось, что национальное было забито и подавлено, а общее, как дагестанцы, оно не было поднято. Эта аналогия есть в мире. Тот же Иосиф Брос Тито в Югославии хотел сделать югославинов. Если вспомнить аналогии, которые мы проводили между Дагестаном, Таджикистаном, Узбекистаном, общее есть и в клановости. В Дагестане это национальности, в крупных национальностях - это определенные кланы, общины. То же самое есть в Узбекистане, то же самое в Таджикистане. И в борьбе этих мафиозных клановых групп многие находят как бы нишу свою именно в наднациональном. А наднациональное - это религиозное, а религиозное - это, естественно, в этих условиях - это ислам. Начало 19 века в Дагестане, когда шла российская имперская экспансия Дагестана, когда шли колонизационные процессы и военные завоевания, в условиях, когда политическая элита, существовавшая тогда, оказалась неспособной организовать сопротивление. Но когда народные массы общее население жаждало остаться свободным, идеология населения была облечена в религиозную оболочку.

Тенгиз Гудава: Прежде чем продолжить выпуск - рубрика "Азербайджан":

Хасан Ага: Высший совет Исламской партии Азербайджана осудил бомбардировки коалиционными силами шиитских святынь в Наджафе, Кербеле и Самарре. Азербайджан - единственный член антииракской коалиции из числа мусульманских стран, да еще с преобладанием шиитского направления ислама. Поэтому Исламская партия Азербайджана требует не только вывода оккупационных войск, но и призывает меджлис рассмотреть вопрос об отзыве азербайджанских военных из Ирака. "Участие азербайджанских военных в оккупационной политике США, которые оказывают поддержку армянским агрессорам, противоречит национальным интересам Азербайджана", - говорится в заявлении партии. Тем временем Иран намерен потребовать от организации исламской конференции реакции на "преступления оккупантов в Ираке".

У генсекретаря Исламской партии Азербайджана Руфшана Ахмедлы практически нет сомнений в том, что реакция Организации Исламской конференции на запрос Ирана коснется и Азербайджана. ОИК до сих пор неоднократно выступала в поддержку Азербайджана, осуждая агрессию Армении. "Глава государства и члены правительства должны серьезно задуматься о возможных последствиях. Присутствие наших военных в составе оккупационных сил недопустимо", - заявил Руфшан Ахмедлы в интервью бакинской газете "Эхо". Он также отметил, что, исходя из соображений справедливости, некоторые немусульманские страны уже приняли решение о выводе своих войск из Ирака. "Если и Азербайджан решится на такой шаг, это вовсе не означает, что мы должны отказываться от сотрудничества с международной коалицией в таких вопросах как борьба с терроризмом. Просто то, что происходит в Ираке, никак не назовешь борьбой с террористами".

Однако Азербайджан даже не рассматривает вопроса о возможности вывода своего подразделения с территории Ирака. Напротив, последний визит в Баку главы Пентагона Дональда Рамсфельда многие наблюдатели связывают как раз с вероятностью увеличения числа азербайджанских миротворцев в этой стране. Ранее представитель госдепартамента США Адам Эрели назвал Азербайджан в списке стран, заявивших о невозможности сотрудничества с террористами. Из слов Эрели следует, что Азербайджан уже сделал официальное заявление о том, что он не собирается идти ни на какие уступки террористам, если его гражданам будет угрожать расправа. Комментируя это заявление, руководитель пресс-службы МИДа Митин Мирза сказал агентству "Туран": "В связи с участившимися терактами и захватами заложников в Ираке страны-члены многонациональных сил приняли совместное заявление. Этот документ осуждает терроризм и подчеркивает, что страны-члены многонациональных сил не пойдут на какие-либо уступки террористам и не отступят перед их угрозами". Документ не вносит никаких новых элементов в вопросы пребывания, увеличения или изменения статуса азербайджанского военного контингента в Ираке. Военнослужащие Азербайджана направлены в Ирак на добровольной основе и среди них имеются как солдаты срочной, так и сверхсрочной службы. Министерство обороны Азербайджана осведомлено об их положении. По мнению же генсекретаря Исламской партии Азербайджана Руфшана Ахмедлы, сделанное заявление не соответствует традиционным религиозным воззрениям азербайджанцев. "С точки зрения исламской этики, - сказал он, - нельзя оставлять в беде тех, кто попал в нее по вине своего государства. В нынешней ситуации, даже если Азербайджан был вынужден присоединиться к такому документу, он обязан, вопреки ему, помогать своим гражданам, попавшим в беду".

Тенгиз Гудава: В понедельник в Тбилиси состоялся народный митинг - нет, не "революция роз", но большое празднество по случаю успешного выступления грузинских атлетов на прошедших в Афинах олимпийских Играх. Две золотые и две серебряные медали - неплохой урожай для маленькой республики, переживающей нелегкие времена. На линии телефонной связи с нами - тбилисский корреспондент Юрий Вачнадзе и известный грузинский спортивный обозреватель Элгуджа Беришвили.

Юрий Вачнадзе: Тенгиз, вы правы, действительно, результаты олимпиады для Грузии можно считать весьма и весьма успешными. Дело в том, что на предыдущих олимпиадах, прошедших после распада СССР, грузинские спортсмены завоевали лишь 9 бронзовых медалей, и вот теперь в Афинах две золотые и две серебряные. В итоге 32 место по количеству медалей высшей пробы, при том, что в соревнованиях участвовали 202 страны. Грузия опередила такие страны, как Чехия, Дания, Аргентина, Израиль и так далее. Медалей могло быть гораздо больше, многие грузины добились побед под флагами других стран. Об этом говорил в минувшую субботу на приеме в Грузинском доме в Афинах президент Михаил Саакашвили. Пообещав создать хорошие условия для тренировок, он призвал покинувших Грузию спортсменов вернуться на родину. Между прочим одна из грузинских газет опубликовала на эту тему материал с выразительным заголовком: "Грузия - Мамелюки. Счет четыре-пять". Мамелюками исторически называли грузин, сражавшихся в армиях других стран. В давние времена, угнанные в Турцию, Иран, Египет, грузинские юноши формировались в выдающихся военачальников армий этих стран. Среди знаменитых мамелюков, например, можем назвать ширакского хана Ундиладзе, полководца Георгия Саакадзе и других. Нынешние мамелюки, в отличие от них, не были угнаны силой, они добровольно покинули Грузию, так как здесь не было никаких условий для нормального тренировочного процесса.

Так вот счет четыре-пять отражает превосходство легионеров. Они завоевали три золота, одно серебро и одну бронзу. Если бы все эти медали засчитались Грузии, наша страна заняла бы 14 место в неофициальном командном зачете. Джарди Звиадаури под именем Илияс Илиадис завоевал золото по дзюдо для Греции. Александр Доктуришвили получил золотую медаль по греко-римской борьбе в весе до 74 килограмм для Узбекистана. Анна Дуганадзе блестяще победила в прыжках на батуте под флагом Германии. Георгий Цурцуми завоевал серебряную медаль по греко-римской борьбе для Казахстана. Тедо Музашвили в составе российской команды получила бронзовую медаль по дзюдо среди женщин. Интересная деталь: по жеребьевке они не встречались на предварительном этапе с грузинскими спортсменами. То есть помешать друг другу они бы не смогли, если бы были членами одной команды.

Так вот на призыв Саакашвили вернуться на родину уже откликнулся живущий и работающий сейчас в Польше известный грузинский тренер Вано Григуров. Он, кстати, житель Цхинвальского региона. Григуров дал согласие президенту Саакашвили вернуться на родину. Он воспитатель двух олимпийских чемпионов по штанге - Георгия Санидзе и выступающего под флагом Греции Кахи Кахиашвили. Михаил Саакашвили, учитывая ситуацию в Цхинвале, дал слово тренеру предоставить ему квартиру и все условия для спортивных тренировок в Тбилиси. Вот что сказал Саакашвили во время приема в грузинском доме в Афинах: "После победы Звиадаури в каждой кахетинской деревне будет построен борцовский ринг". Дело в том, что олимпийские чемпионы по дзюдо Звиад Звиадаури и его двоюродный брат и односельчанин Джарди Звиадаури, выступивший под фамилией Илиас Илиадис за Грецию, уроженцы кахетинского села Ахмед.

Вот некоторые подробности спортивной биографии Звиада Звиадаури: в детстве непоседливый ребенок часто ленился тренироваться в зале, предпочитая играть со сверстниками на улице. Однако усилиями старших братьев и первого тренера Звиада по дзюдо Абрамишивили удалось приучить мальчика к повседневным занятиям спортом. Главный тренер сборной Грузии Шота Хабарели, вы помните, мы видели его перманентно на экранах телевизоров, он страшно переживал все перипетии схваток, так этот Шота Хабарели уже в 17-летнем возрасте привлек Завиада Звиадауре к участию в стамбульском международном турнире. С этого времени, собственно говоря, и началось победное восхождение ахмедского юноши к олимпийскому пьедесталу.

В понедельник вечером в центре Тбилиси состоялось грандиозное празднество в честь победителей олимпиады. Звиад Звиадаури и Георгий Санидзе, которым как раз в тот день исполнилось 29 лет, получили из руки Бадри Патракацешвили конверты, в каждом из которых лежал чек на 400 тысяч лари. Это приблизительно по нынешнему курсу 220 тысяч долларов. К собравшимся на площади Свободы в Тбилиси с приветственным словом с балкона мэрии обратился президент Михаил Саакашвили. Празднество продлилось до глубокой ночи.

Тенгиз Гудава: Спасибо. Юрий Вачнадзе нас очень красочно и очень интересно ввел в курс дела, приятного для всех грузин дела. Теперь я хочу обратиться к Элгуджи Беришвили, известному грузинскому спортивному обозревателю, который был непосредственным свидетелем афинских событий. Господин Беришвили, вы были в Афинах на олимпийских играх, что запомнилось больше всего? Чем эти игры качественно отличались от других и отличались ли?

Элгуджа Беришвили: Прежде всего, конечно, мне запомнилась победа наших спортсменов, те медали, которые они смогли завоевать в Афинах. Если сравнивать с другими олимпиадами, конечно, Афины в принципе хорошо провели олимпийские игры. Это была для меня шестая олимпиада, так что у меня есть возможность сравнивать. Если на олимпийских играх транспорт хорошо работает, считается, что олимпийские игры удачно провели. Потому что все присутствующие, спортсмены и гости спешат, все время в цейтноте. В этом смысле все было нормально, значит игры хорошо реализовали. Есть люди, которые смотрят открытие и закрытие игр, из этого делают выводы. Я думаю, что это не самое главное, самое главное - спортивная часть, которая, по-моему, была на высшем уровне.

Тенгиз Гудава: В чем причина успеха грузинских атлетов?

Элгуджа Беришвили: Причина успеха в первую очередь в таланте грузинских спортсменов. Вы, наверное, заметили, что мы не выступаем пока что в командных видах спорта. В этих видах есть у нас традиции, но пока мы не можем выбраться из предварительных отборочных соревнований. Что касается единоборств, то у нас есть особенные традиции. Конечно, традиции помогают, но это не главное. Самое главное - спортсмены, их трудолюбие, талант, не только спортсменов, но и тренеров тоже. В этом смысле на олимпийских играх все было нормально.

Тенгиз Гудава: Вы сказали, то в единоборствах грузинские спортсмены сильны. Это так. На фоне успеха грузинских дзюдоистов непонятно выглядит неудачное выступление грузинских борцов вольного и греко-римского стиля. Например, Эльдар Куртанидзе, чемпион мира, выбыл из борьбы в самом начале состязаний. В чем причина?

Элгуджа Беришвили: Не только Эльдар Куртанидзе. Вы правильно заметили, что наши борцы, вольники, греко-римская борьба, 12 человек всего выступило на олимпийских играх, из них только два борца смогли преодолеть предварительный барьер, остальные остались в первой группе в начале соревнований и закончили одной или двумя схватками. Это говорит о том, что команда в целом не была готова. О причинах сейчас трудно говорить. В принципе об этом будет дальше много разговоров, будут разбираться. Я думаю, что тренеры не досчитали. Пик спортсменов не попал на олимпийские игры. Они выиграли как-то бледно, не смогли в таких ситуациях, когда проигрывали, проявить агрессивность, желание борьбы и сдавали позиции. Это случилось и с Куртанидзе, он же выигрывал два-ноль, а потом непонятным нам причинам он сдал позицию, когда уже победа была очень близка.

Тенгиз Гудава: Господин Беришвили, как вы расцениваете призы президента Грузии Саакашвили ко всем грузинским спортсменам и тренерам, независимо от того, под каким флагом они сегодня выступают, вернуться в Грузию?

Элгуджа Беришвили: Я присутствовал на этой встрече в Афинах, где президент об этом говорил. Он говорил об этом на двух встречах. Все присутствующие встретили аплодисментами призывы нашего президента. Это очень важный шаг, это очень важное дело, потому что, как уже было сказано, многие грузинские спортсмены, не только те, которые выступали на олимпийских играх и побеждали, очень многие, я подсчитал где-то пятьдесят человек, это не конечная цифра, которые выступают под другими флагами. И если не все, то хотя бы половина из них если вернутся в Грузию, это будет очень большой для развития спорта в Грузии.

Тенгиз Гудава: Скажите, кроме призывов, создаются ли условия для такого возвращения, я имею в виду материальные условия?

Элгуджа Беришвили: Пока что все это слова. Но в принципе то, что случилось с Григуровым, я присутствовал в Тбилиси на встрече, когда президент позвал мэра города, позвал Григурова, там же буквально за минуту все было решено, что Григуров в центре города получит квартиру. Это уже конкретное дело. Если так будет продолжаться, другие спортсмены и тренеры посмотрят на это и, по-моему, вернутся в Грузию.

Тенгиз Гудава: И последний вопрос, господин Беришвили, он выходит немножко за рамки олимпийских игр. Все любители спорта, любители футбола, конечно же, помнят "Динамо" Тбилиси. Скажите, в каком состоянии эта команда? Может ли она возродиться? И вообще грузинские футболисты, среди них большинство этих "мамелюков", легионеров, которые выступают и в дальнем, и в ближнем зарубежье, есть ли какие-то подвижки в этом деле?

Элгуджа Беришвили: Для нас это очень болезненная тема. К сожалению, после распада СССР наши команды, включая и сборную, и клубные команды никаких реальных и ощутимых результатов пока что не смогли добиться. Ситуация такая: пока что эти клубы не встали на ноги. Это меньше всего должно касаться тбилисского "Динамо", потому что у него такой хозяин, что финансовых проблем у команды нет. Но есть другие проблемы - миграция футболистов. В командах каждый год основной состав меняется, это мешает играть стабильно. Если так будет продолжаться, никаких результатов мы не должны ожидать.

XS
SM
MD
LG