Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Кмара или Розы по-грузински" - фильм Олега Осетинского

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава: Я не большой любитель передавать кино по радио, а радио, скажем, по азбуке Морзе.

Но документальный фильм Олега Осетинского "Кмара или Розы по-грузински", недавно вышедший на грузинский экран, обладает своеобразной пластикой, позволяющей выразить его разным творческим языком. Так, симфония Бетховена ложится на движения революционный масс, трель дудуки и саламури сообщает о горестях народа: - впрочем, пусть сам фильм и его автор говорят о себе.

"Вот такую Грузию подарил нам Бог, а такую оставил нам Шеварднадзе. Вот результаты его правления: за чертой бедности 60% населения, пенсия 7 долларов, стипендия студентам 5 долларов, но ее еще никто никогда не выплачивал. Производство прекратилось, народ вымирал или убегал. За последние 12 лет население Грузии уменьшилось на миллион человек, на четверть народа".

Тенгиз Гудава: Об Олеге Осетинском написано слишком много и порой слишком размашисто. "Олег Осетинский - живая легенда российской культуры" - это из одной из статей. Вот передо мной в пражской студии Радио Свобода живая легенда. Олег Евгеньевич, могли бы вы представить слушателям биографию свою?

Олег Осетинский: Биография проста: родился 9 июля 37 года в городе Свердловске, ныне Екатеринбург, история пошла вспять. Я "рак", естественно, по месяцу, а по году "бык". Так что такое странное сочетание, скажу вам прямо. Дальше все очень просто: переезды, ленинградская блокада, переезд в Москву, переезд в Среднюю Азию, скитания. Отец дважды раненый. В 46 году возникает, становится одним из фаворитов Сталина экономических, направляется в Главсеверморпуть. Золото Магадана. Сажали в тюрьму, два раза освобождают. Моя судьба проста: 12 раз исключали из школы за хулиганство, антисоветскую пропаганду, выпуск антисоветской газеты "Одесские новости". Скитание по Сибири, некоторая маленькая тюрьма. Дальше борьба с советской властью, сумасшедшие дома, угрозы, исключения из Союза. И первый принятый полнометражный сценарий в 59 году в самом престижном кинообъединении у Михаила Ромма. Дальше такая трудная страшная жизнь была, бесконечно все вырезалось, закрывалось. Однако, я сделал 16 фильмов, вернее, сделали режиссеры по моим бедным несчастным сценариям.

Тенгиз Гудава: Фильм, о котором мы сегодня будем говорить, сделали вы, вы режиссер, автор.

Олег Осетинский: Мне надоело калечить, я буду сам калечить свои сценарии.

Тенгиз Гудава: Я же сказал, что слишком много вас. И все-таки, какое событие определило вашу судьбу, одно, ключевое?

Олег Осетинский: Любовь - обычная вещь, раньше, по крайней мере. У меня был товарищ - великий грузинский прозаик и великий кинодраматург, автор 20 фильмов, в том числе легендарного фильма "Первая ласточка" о футболе. И 29 марта он умер. Я продлевал его жизнь, сколько мог, лекарствами и хорошей датской водкой, присылая ему из Москвы. Я с тех пор езжу на могилу уже десять лет 29 марта. В этот раз я прилетел 29 марта почтить память моего великого недооцененного друга Левана Чалидзе, у которого на могиле я поставил плиту, на ней было написано так: "Писал по-русски, жил по-грузински". Я приехал и увидел, что эта плита исчезла. Скажу честно, я был потрясен. И тут меня в таком состоянии заметила женщина, ее звали Нино. Она меня поддержала морально. Я познакомился со священником отцом Михаилом, он мне подарил крестик с изображением святой Нино. Вечером я познакомился с Нино Бурджанадзе таинственными судьбами, а на следующий день познакомился с Мишей Саакашвили и не улетел никуда, остался. Был потрясен событиями, которые происходят по телевизору и атмосферой совершенно новых молодых людей в правительстве. Остался, плюнул на все, сделал знаменитое интервью, которое называется "Шеварднадзе всегда обманывал Путина", оно было напечатано в газете "Известия" 6 апреля. И получил предложение снять фильм о том, что происходит в Грузии. Мне сказали только, что денег у нас нет, мы не можем платить за фильмы, Грузия бедная. Я сказал: "О чем вы говорите? Из любви к Грузии я сделаю с удовольствием бесплатно".

Тенгиз Гудава: То есть этот фильм возник стихийно, на революционном порыве, можно сказать?

Олег Осетинский: Я просто увидел Саакашвили и был настолько потрясен, смятен и восторженно влюблен мгновенно в этого гиганта, то ли Дон Кихота, то ли Робин Гуда, мощного, невероятного, длинноногого, шагающего так быстро, что за ним никто не угонится. И это стало причиной. Дальше, конечно, глаза не стали такими романтическими, я стал думать. Но фильм вышел, какой он есть.

"30 лет правил Грузией Эдуард Шеварднадзе. 30 лет. При нем в народе пели эту песню: "Шеварднадзе, ты погубил Грузию. За кусок хлеба мы нанимаемся, как продажная женщина. Бедных крестьян оставили ни с чем. С великой Россией разорвали цепь дружбы. Были мы грузинами, сделали из нас уродов. Человек человека не жалеет. Пропала наша Грузия, остались нам только мечты".

Олег Осетинский: Я снимаю уже второй фильм о том, как Грузию сделать цветущей.

Тенгиз Гудава: Исходя, видимо, из вашего же постулата: "Грузия - это шкатулка с золотом, ее золото - природа и культура. Грузия должна стать раем, туристическим раем". В газете "Свободная Грузия" такой подзаголовок интервью с вами.

Олег Осетинский: С этим многие спорят. Один директор винодельческого завода сказал мне: "Грузия должна строить самолеты". Я спросил его: "А ты сам в этот самолет сядешь?". Он долго думал. Мы оставили эту тему открытой. Другой мне сказал, что в Грузии 5% мировых запасов марганца, нужно бросить все и копать марганец.

"Утром 22 ноября тбилисцы организованно, без драк и пьянок, начинают стекаться на Площадь Свободы к мэрии. В 14.00 число участников митинга достигает 70 тысяч. Штаб Саакашвили принимает решение: одна часть людей пойдет к резиденции Шеварднадзе, а другая к зданию парламента. Очень грамотно, тактически. Но вот смотрите: 16.00 Шеварднадзе приезжает в свой парламент и флегматично зачитывает стандартное приветствие. Он спокоен, ему кажется, что все под контролем. Он и не представляет себе, что происходит за стенами парламента.

И вот в 16.10 в зал заседаний наконец прорывается Михаил Саакашвили с красной розой в руках. Они кричит Шеварднадзе: "Уходи! Уходи в отставку!". Но Шеварднадзе не уходит, а продолжает монотонно бубнить. И его слугам удается еще раз вытолкнуть Саакашвили из зала. Народ на площади бушует. Но... Но хватит слов, смотрите, смотрите сами, как была разыграна эта шекспировская драма по-грузински".

Тенгиз Гудава: Музыка Бетховена, Пятая симфония Бетховена, "революция роз", эти несколько минут в парламенте Грузии, которые потрясли мир, во всяком случае, мир постсоветский точно потрясли. Вот все это вкупе, все это в фильме присутствует. Наш слушатель слушает, хотя он не видит. Между тем, музыка, музыкальный ряд и, скажем, движения все этой и толпы, и отдельных личностей, и того же Миши Саакашвили, который как танк врезался в парламент - это все создает ощущение порыва сплошного, революционного, правда, порыва.

Олег Осетинский: Да, вы сказали удивительную вещь - слово "порыв". Дело в том, что я эту сцену видел по телевизору в первый день приезда, она меня поразила, но меня замучила ее недосказанность. Там было видно, как толпа идет туда, налево, направо, кто-то что-то кричит, и все это просто документальный репортаж. Я стал думать, что сделать, чтобы обнажить шекспировскую масштабнейшую суть этой сцены, когда кончается одна эпоха, начинается другая? Из-за зала выводят Шеварднадзе, но надо сделать это художественно, образно, чтобы эта сцена была не просто документальной, она еще была масштабно выраженной эмоционально. Я два или три дня думал над этой сценой, проворачивал в мозгу всю музыку, которую я слышал в своей жизни, у меня, слава богу, абсолютная память. И в 6 часов утра закричал: это же финал первой части Пятой симфонии Бетховена, где после модуляции начинается кода. Я увидел, что эти четыре с половиной минуты, абсолютно точно прокрутил в мозгу под эту музыку и оказалось, что все совпало. Я в 6 утра разбудил свою секретаршу, чудесную женщину, она разбудила всех, кого смогла. Мы примчались в студию, выяснилось, что нет пластинки с Пятой симфонией Бетховена. В час дня ее наконец нашли где-то под Тбилиси, привезли, поставили с того момента, который я указал, и выяснилось, что я ошибся на сотую долю секунды. Мы ее переставили, и оказалось, что все события, все, что произошло на сцене - это предвидел Бетховен. И он писал музыку, озвучивая эту великую сцену. Там даже Саакашвили, когда в конце поднимает руку, он поднимает ее точно в кульминации.

Тенгиз Гудава: И чай он тоже выпивает, как бокал, как рог грузинского вина, тоже под эту музыку.

Олег Осетинский: Чай он выпивает уже после музыки. Я немножко замедлил это движение, когда пьет чай Шеварднадзе, и это стало вином. Он медленно выпил вино до конца, вино революции.

Тенгиз Гудава: Спорно это с чаем. Многие сказали, что это какой-то атавистический признак - выпить чай поверженного.

Олег Осетинский: В эту секунду человек не думает, это было в невероятном порыве. Он, конечно, не думал, что делает.

"Все, о чем мы говорили, свершилось, эта страна уже наша, мы победили!"

Тенгиз Гудава: Прежде чем продолжить рассказ о фильме Олега Осетинского - короткая рубрика Хасана Ага

Хасан Ага: В Баку закончился судебный процесс над активистами Организации Освобождения Карабаха, объединяющей ветеранов карабахской войны. Вопреки ожиданиям общественности, что активистов отпустят сразу после окончания процесса из зала суда на свободу, судья приговорил всех шестерых к различным срокам тюремного заключения. Наибольший срок - 5 лет лишения свободы - получил лидер Организации Освобождения Карабаха Акиф Hаги. Еще 4 активистов приговорены к 4, а один - инвалид первой группы Фиpидун Мамедов - к 3 годам тюремного заключения.

С 22 по 24 июня в Баку проходила подготовительная конференция по планированию многонациональных учений НАТО Cooperative Best Effort-2004. По приглашению руководства НАТО в ней участвовали и офицеры вооружённых сил Армении - полковник Мурад Исаханян и старший лейтенант Арам Ованесян. Это была уже вторая конференция по планированию учений НАТО в Азербайджане. Власти Азербайджана воспрепятствовали участию армянских военнослужащих в первом мероприятии. Однако личные переговоры руководства НАТО с главой Азербайджана привели к тому, что двое армянских офицеров на этот раз смогли получить въездные визы в посольстве Азербайджана в Грузии.

Активисты Организации Освобождения Карабаха попыталась дважды сорвать конференцию в поисках двух армянских офицеров. Вот что рассказал газете "Эхо" заместитель председателя ООК Фирудин Мамедов: "Когда мы ворвались в зал конференции, некоторые участники очень испугались и даже попытались выбежать. Они боялись, что мы можем войти в зал со взрывными устройствами и подорвать их. Организаторам пришлось остановить работу конференции на 10 минут. Но этим дело не закончилось. Потому что через пять минут после выдворения нам удалось повторно ворваться в конференц-зал и вновь прервать мероприятие", - сказал он. Из-за акции ООК мероприятие прервалось на 25 минут, и этот инцидент будет отражен в докладе НАТО.

Оппозиционные партии Азербайджана крайне негативно отреагировали на решение суда. "Несправедливый судебный приговор в очередной раз продемонстрировал антинациональную сущность алиевского режима и его позицию в отношении карабахской проблемы", говорится в заявлении партии "Мусават". "Мусават" считает, что власти Азербайджана стремятся вывести карабахский вопрос из-под контроля народа и выполнить свои обязательства перед определенными кругами о подписании пораженческого мира.

A на открывшейся 1 сентября в Баку осенней сессии Милли Меджлиса решение суда активно критиковали даже проправительственные депутаты. Народная артистка СССР, Азербайджана и, кстати, Армении, депутат Зейнаб Ханларова считает виновными тех, кто "подстрекал" судью на неправильное решение. "У этих людей в жилах течет армянская кровь", - сказала Ханларова. Даже спикер Муртуз Алескеров заявил, что он поддерживает протест против приезда армян в Баку. "Однако, это - требование HАТО. И если мы рассчитываем на помощь HАТО в решении карабахского конфликта, то должны выполнить его", - сказал спикер.

Отозвались на это событие и правозащитники. "Сегодняшний приговор вынесен не людям, а Карабаху. Это согласие на оккупацию земель Азербайджана. Происходящее свидетельствует о невозможности защиты прав человека в Азербайджане", - сказала руководитель Бюро по правам человека Саида Годжаманлы. Директор Института мира и демократии Лейла Юнус считает, что "приговор говорит о том, что власти не знают, как освободить оккупированные земли. Приговор стал еще одним доказательством абсурдности высказываний Ильхама Алиева о патриотизме", - сказала правозащитница.

Тенгиз Гудава: К тому, о чём рассказывал Хасан Ага, добавлю, что учения в рамках программы "Партнёрство во имя мира" Cooperative Best Effort-2004 в Азербайджане были отменены Альянсом из-за нежелания Азербайджанской стороны допустить к ним представителей Вооружённых сил Армении.

Возвращаемся к фильму "Кмара или Розы по-грузински" и его создателю Олегу Осетинскому.

Олег Осетинский: Какие-то конфликты зреют, опять надо думать, кому выгодно, кто за это получает деньги. Мы с вами, конечно, не решим этих проблем. Я знаю, какие вы вопросы сейчас будете задавать - об Аджарии и Абхазии.

Тенгиз Гудава: Ну, фамилия Осетинский сегодня полна тысячи смысловых обертонов.

Олег Осетинский: Когда меня останавливают на улицах Тбилиси, на машине иногда, они говорят: "Вы что, североосетинский или югоосетинский?". Я говорю: "Я западноосетинский, я грузинский осетин".

Тенгиз Гудава: То есть вы свою причастность к Осетии чувствуете?

Олег Осетинский: Фамилия это польская. Но Сталин однажды, когда назначал отца заместителем и начальником магнитогорского строительства, сказал: "Что это у вас за фамилия Осятины? У нас в СССР Осятиных нет". Через час дрожащей моей маме принесли паспорт отца и ее с фамилией Осетинский.

Тенгиз Гудава: В таком случае вы правы - это западноосетинский.

Олег Осетинский: Сегодня на пути настоящего, глубокого какого-то объединения с западным миром, с западной ментальностью, с западными основами мы можем спасти и Грузию и весь цивилизованный мир, нам нужно объединяться. Объединяться прежде всего постепенно, мягко решать все вопросы с Абхазией, с Осетией. Потому что Звиад это начал, он отменил автономию и началась буря. Кому-то опять стало выгодно. Нужно делать осторожные шаги открытых жестов, открытой политики. Не надо решать политику на мелком уровне, надо только на уровне первых лиц.

Тенгиз Гудава: Вы, собственно говоря, мой вопрос предвосхитили. Я хотел задать: вы - Олег Осетинский, автор, сценарист таких произведений.

Олег Осетинский: Я попрошу меня не оскорблять, я - кинодраматург.

Тенгиз Гудава: Кинодраматург. Вашему перу принадлежат такие произведения, как "Михайло Ломоносов", "Звезда пленительного счастья", фильмы в достаточной мере патриотические, российские фильмы. Несомненно, вы чувствуете себя патриотом России. Грузия, уже понятно, относитесь к этой стране с большим пиететом, любовью и так далее. И отношения Грузии и России носят характер какой-то борьбы единства и противоположности, любви и ненависти. Путин и Саакашвили - в какой-то мере они похожи, правда, в какой-то мере совершено противоположные. Вот все время мечутся эти отношения между двух полюсов, то ли дружба и любовь, то ли это ненависть и война.

Олег Осетинский: Миша мне сказал еще в марте, что: "Я приехал к Путину, он меня принял очень холодно. Я его возненавидел с первой секунды. И думали, что беседа закончится минут через десять, но она длилась четыре часа. И я очаровался Путиным. Путин, мне кажется, стал мне верить. Мы решили верить друг другу". И вот я молю бога, чтобы то, что происходит на низших, средних уровнях, на уровнях сплетен, анекдотов, мелкой вражды, выгодно кому-то разжигать ненависть к России в Грузии, выгодно кому-то разжигать ненависть к Грузии в России. Но на уровне первых лиц, я уверен, сохраняется некое движение наверху двух душ друг к другу. Я надеюсь только на одно, что эти первые лица найдут в себе и ум, и способность друг друга выслушивать, и радушие. Только первыми лицами сегодня должна решаться судьба отношений очень непростая.

Тенгиз Гудава: Михаил Саакашвили, Миша Саакашвили, как его многие называют, как Джимми Картер - Джеймс Картер. В Грузии тоже, видимо, перешла эта традиция называть крупных личностей, крупных людей уменьшительными именами. Если снять розовые очки или очки "революции роз" и посмотреть на дело реально. Где-то давно в разделе "Юмор" я прочел такую юмореску: "Он - личность обещающая. Пора бы ему стать выполняющим". Миша Саакашвили, конечно, обещающий, у него много задатков, которые могут во что-то вырасти гигантское. В то же время много настораживающих моментов. Скажите, как вы его себе представляете?

Олег Осетинский: Кстати, я должен заметить, что Эдуарда Шеварднадзе никто Эдиком не называл. Тут дело в том, что это уменьшительное, оно ласкательное. Его пока безоговорочно любит 99% населения. Я спросил Мишу, он меня называет Олег Евгеньевич, он воспитанный человек, потому что я старый, а я называю его Миша, он так просил, я спросил: "А чего ты боишься больше всего?". Он сказал очень разумные слова: "Больше всего в жизни я боюсь прилипнуть к этому креслу и думать о нем, а не о своих обещаниях к избирателям". А воспринимаю я его так: я уже воспринимаю не так восторженно, "любовь нечаянно нагрянет", я сейчас вижу и просчеты, и ошибки, на мой взгляд. Но это следствие, на мой взгляд, того самого прекрасного, что в нем есть. Движет им беззаветная любовь к Грузии. За это многое всегда прощается. Хотя мы знаем недостатки и достоинства, и вот это несколько неудачных фраз по поводу русских туристов, это, конечно, мгновенный порыв. Я спросил у его жены Сандры: "Вы этого гиганта, гения любви, порыва, вы его по-голландски, по-европейски учите толерантности?". Она говорит: "Я только этим пять лет и занимаюсь. Но если бы он не был такой огненный, я бы этим не занималась".

Тенгиз Гудава: Кстати, не первый раз слышу такую мысль: жена из Европы, голландка, и она может несколько умирять грузинскую чрезмерную эмоциональность.

Олег Осетинский: Умирять можно только влюбленностью. Она влюблена. Он иногда говорит: "Я ученик Путина". Но, я считаю, он сейчас пошел дальше Путина. Путин немножко завис в своих реформах и откладывании реформ красивыми цветами, а Миша уверенно и сильно действует. Одна может быть ему поставлена в вину ошибка - обдумывать надо фразы перед тем, как их говоришь.

XS
SM
MD
LG