Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня - жажда жизни (продолжение)

  • Тенгиз Гудава

Дневник Натальи Нестеренко

Тенгиз Гудава: Во вторник Алу Алханов официально вступил в должность президента Чечни. Церемонию инаугурации посетили различные гости, но не представители ОБСЕ и Совета Европы, не признавшие легитимность чеченских выборов. Где-то все далеко это от насущных потребностей рядового гражданина Чечни. Далек Беслан с его кровавой баней, устроенной совместно террористами и горе-антитеррористами. Далеки горы, где ходят своими тропами - то ли параллельными, то ли расходящимися - Шамиль Басаев и Аслан Масхадов. С ними сцепились кадыровцы - те же бандиты, только наизнанку - и они далеки от мирного чеченца. Далеки чеченскому народу Москва и Кремль с их все укрепляющейся вертикалью. Далеки Европа и Америка, критикующие Кремль за нарушения прав человека в Чечне, но не в состоянии предложить политическое решение, ибо уже не ясно с кем можно и нужно вести переговоры. Все далеко сегодня от простого чеченца или нечеченца, живущего на этой многострадальной земле.

Близки только тяготы каждодневного существования - трудности, свойственные отсталым народам каких-то островов и атмосфера ни войны - ни мира, атмосфера ни жизни - ни смерти, атмосфера подозрительности и депрессии, которая нескончаемой ночью опустилась на чеченскую землю.

Наш корреспондент Наталья Нестеренко недавно вернулась из Чечни. Предлагаем ее дневник. Жажда жизни - продолжение.

Наталья Нестеренко: Абдула Абубакаров один из немногих отцов в Чечне, кто растит и воспитывает детей сам. С должной скромностью он рассказывает о своей жизни, опуская голову, будто виноват в случившемся. Вот уже четыре года как Абдула живет один с детьми. В 2000 году он потерял свою жену, тогда на руках осталось четверо детей, младший из которых не мог еще самостоятельно ходить, а старший до сих не понимает, за что убили его маму.

Абдула Абубакаров: Она поехала в город забрать детские вещи и посмотреть квартиру. Она была на девятом месяце беременности. Ее остановили русские солдаты, с тех пор она исчезла. Прошло месяца четыре, и мы ее нашли в подвале убитой. Три огнестрельных ранения были, два в грудь, одно в затылок. Я ходил в прокуратуру, судился - бестолку. И по сегодняшний день.

Наталья Нестеренко: От квартиры Абубакаровых остались только одни стены, да скромное имущество из одной кровати, старого паласа да двух деревянных ящиков для хранения вещей. Остальное сгорело во время бомбежки. Семья живет из милостыни у чужих людей, пустивших их на время. Месячный доход Абубакаровых - четыре с половиной тысячи рублей. Это сложенные вместе пенсии по потере матери, плюс периодическая продовольственная помощь Датского совета по беженцам. Абдула говорит, что о новых покупках и не мечтает, ведь главное - накормить детей.

Абдула Абубакаров: Если пенсию получаю, с месяца на месяц хватает. Чтобы одеть, обуть, конечно, не хватить. Одеть, обуть мне приносят общественные организации, продуктами и деньгами помогли. Главное, их накормить, остальных проблем даже и нет.

Наталья Нестеренко: По данным Министерства труда и социальной защиты населения Чеченской республики, детей полусирот насчитывается 28 тысяч человек, сирот в Чечне больше полутора тысяч. Все они находятся на попечении у своих родственников. Зайнаб Гашаева, руководитель правозащитной организации "Эхо войны", считает, что в больших чеченских семьях такие дети оказываются самыми бесправными. Зачастую они не получают самого необходимого.

Зайнаб Гашаева: Они не учатся, они голодные, они не получают полноценного образования, полноценного здоровья. И в этом случае, конечно, они вырастают неполноценными, ущемленными детьми. Они как бы растут сами по себе. В основном это уличные, беспризорные дети. Когда у этих же, например, у дяди или у тети есть дополнительно свои собственные дети, они забирают еще двух-трех и обычно не раздают, то эти дети ущемлены и в отношении образования, и в отношении питания. Воспитание детей в чеченских семьях идет от старшего к младшему. Старший может сказать младшему, и младший выполняет. Вы понимаете, что такое пять, шесть, семь, восемь, до десяти детей в семье? Это такая нагрузка идет на самых младших детей. Считайте, что это бесплатная рабсила, детская рабсила, и никто не может никак это оспаривать. Потому что все благодарны тому, что эти родители или бабушка, дедушка их взяли на попечение.

Наталья Нестеренко: На время летних каникул трое детей Абдулы гостили у своих родных в селе. В Грозном оставалась с отцом младшая Раиса. Впрочем, девочка редко покидает отца. В прошлом году она бросила школу из-за неуспеваемости, чтобы помогать по хозяйству. Абдула говорит, что давно свыкся со своим образом жизни.

Абдула Абубакаров: Вначале учил их, сейчас времени не бывает даже. За время отлучки следить было за ними кому? Старшие самостоятельные уже. Уже даже просишь, чтобы женились. Ему скажешь - подметай или полы помой. "Не буду". Это у нас не положено. Я не могу никак заставить, и младшую дочку заставляю.

Наталья Нестеренко: Зару Темирбулатову из Курчалоевского района Чечни в детской республиканской клинической больнице в Грозном узнают сразу. Уже несколько лет врачи пристально наблюдают за здоровьем ее дочки. Глядя на Малику, и не подумаешь, что ей 12 лет. Маленькая, хрупкая девочка с бледным лицом напоминает вялый цветочек. У Малики врожденный порок сердца. По данным Министерства здравоохранения Чечни, более трехсот детей страдают этим заболеванием. Как рассказал Хасан Гадаев, начальник Отдела материнства и детства Минздрава Чечни, число больных растет с каждым годом.

Хасан Гадаев: Увеличилось количество детей с врожденными аномалиями в 1,1 раза. Заболеваемость детей превышала в 1,1 раз по сравнению с соответствующим показателем предыдущего года. При теологической структуре младенческой смертности в 2003 году удельный вес аномалии развития составил 23,2%, тогда как по Южному федеральному округу 22,9%. Значит, намного выше, чем по региону. 10,5% из инвалидов - это с такой патологией, с врожденными пороками сердца.

Наталья Нестеренко: Причины роста числа больных для чеченских специалистов очевидны - это низкий уровень жизни, многолетние стрессы. А отсутствие специальных лабораторий, которые могли бы выявить заболевание еще в утробе матери, только пополняет количество больных.

Хасан Гадаев: У нас очень неблагоприятная экологическая обстановка в республике - социальная напряженность, стрессовый синдром, в этой среде протекает и беременность. Первые три месяца беременности воздействие таких неблагоприятных факторов сказывается при закладке важных органов, в том числе и сердечно-сосудистой системы. У нас нет перинатального центра. Если бы был перинатальный центр, мы могли внедрить такое современное медицинское обследование, как эхокардиографию плода, то мы могли бы, наверное, установить диагноз и можно было бы своевременно прервать беременность. Количество таких детей было бы намного меньше.

Наталья Нестеренко: По словам ординатора кардиологического отделения детской клинической больницы Эльвиры Абубакаровой, каждый день к ним поступают от трех до десяти детей, страдающих пороком сердца. Из них половина нуждается в обследовании и дальнейшей операции. Чеченские специалисты вынуждены направлять детей на лечение в Пятигорск или Москву. Кардиоревматологическое отделение в Грозном так и не восстановлено, а в детской клинической больнице не хватает специалистов.

Эльвира Абубакарова: Если у меня кардиографа нет в отделении, о каких высоких материях можно говорить? Идешь в лабораторию, в чем проблема? Проблема в том, чтобы реактивы или устарели или еще что-то. Извините, я уж копалась, копалась, и реактивы у вас нормальные, и то, и то. Эти пробирки должны промываться проточной водой. Проточной воды нет. Санитарка три ведра поднимает наверх, это же все равно не проточная вода, если целая больница сдает анализы. Ну пять она наверх принесет. Знаете, о чем я как кардиолог мечтаю? Мечтаю просто и прошу помочь, чтобы выучили у нас двух-трех врачей на УЗИ сердца, эхокардиографию делать и два-три аппарата. Вы не представляете, это было бы такое великое дело, такой прогресс был бы для нашей кардиологии детской. А сейчас на всю республику два человека имеют три ставки для того, чтобы делать УЗИ сердца.

Тенгиз Гудава: Прежде, чем продолжить выпуск - рубрика "Азербайджан", ее подготовил Хасан Ага.

Хасан Ага: 5 октября в Страсбурге открывается осенняя сессия ПАСЕ, которая кроме прочего должна будет дать оценку степени выполнения Азербайджаном своих обязательств перед Советом Европы.

Ранее ПАСЕ приняла резолюцию, обязывающую власти Азербайджана принять ряд кардинальных мер в области соблюдения прав человека. В частности она касалась требования о пересмотре дел лиц, в уголовном преследовании которых имели место политические мотивы, потому сами осуждённые были признаны ПАСЕ "политзаключёнными".

В течении этого года Президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал ряд амнистий по которым большинство лиц из списка "политзаключённых" вышли на свободу.

Глава азербайджанской делегации депутат Милли меджлиса Самед Сеидов обратил внимание на то, что "в программе осенней сессии отдельный вопрос по так называемым политзаключенным в Азербайджане уже не стоит". Сеидов напомнил, что Милли Меджлис также принял закон "Об общественном ТВ", "и естественно, он будет рассмотрен и учтен в СЕ. Хотя ещё остаются открытым вопрос об альтернативной воинской службе. "Я не думаю, чтобы у нас возникли очень существенные проблемы с обязательствами на этой сессии, хотя обсуждения предстоят серьезные",- сказал Сеидов.

В связи с предстоящим обсуждением доклада мониторингового совета ПАСЕ правозащитная организация "Репортеры без границ" обратилась в Совет Европы с призывом "строго осудить" Азербайджан за нарушение свободы прессы.

"Мы призываем ПАСЕ строго осудить инертность властей Азербайджана на фоне систематических нарушений свободы СМИ", - отмечено в обращении "Репортеров без границ" на имя президента ПАСЕ Питера Шидера.

"Нападавшие на журналистов в ходе беспорядков во время выборов в октябре 2003 года должны быть наказаны, также как и те, кто напал на двух оппозиционных журналистов в июле 2004 года", - сказано в заявлении. Власти обязаны осудить эти акции и сделать все возможное, чтобы положить конец атмосфере безнаказанности, которая царит в стране в течение последнего года, говорится в послании.

Однако и в самом докладе глав Мониторингового комитета ПАСЕ Андреаса Гросса и Андреаса Херкеля отмечается, что "в Азербайджане не гарантированы такие фундаментальные права, как свобода выражений и собраний". Авторы документа отмечают, что ситуация в сфере свободы слова ухудшилась. Суды регулярно штрафуют газеты на огромные суммы за оскорбление госчиновников или лиц, близких к властям. Журналисты остаются объектами "мистических репрессий" и власти не в состоянии определить виновных. "Эта страна должна покончить со своими старыми привычками и начать все заново. Необходимо отказаться от преград "гейдаризма" и культа личности покойного президента, которые могут мешать свободе выражений", отмечено в докладе.

Наталья Нестеренко: Четвертый Грозненский микрорайон мало чем отличается от других районов города - скелеты домов, груды развалин, в некоторых уцелевших стенах свои признаки жизни - ночью огоньки, днем разноцветное белье на балконах. Моя спутница, бывшая жительница Грозного, Мария, глядя на свой микрорайон, в котором родилась и выросла, после десяти лет миграции с тяжелыми от слез глазами тихо и немного цинично замечает: "Строили на совесть. Зачем они так старались? А, может быть, знали, что город будет разрушен, вот и не постояли за качеством, чтобы мы помнили". Мне вспомнились обещания грозненских властей превратить город в одну из самых фешенебельных столиц, застроить зданиями повышенной этажности. Только вот в обещания в республике мало кто верит. Дорога в микрорайон на фоне разрушенных многоэтажек сплошь усыпана импровизированными торговыми палатками. Кое-где жители района отремонтировали пробоины первых этажей и открыли магазинчики. Большой спрос на итальянскую обувь и одежду. Там, где до войны были детская поликлиника, библиотека и универмаг, одни голые стены. За восстановление жизненно важных объектов ответственна власть. Недавно правительство России сообщило о дополнительном транше, который поступит в Чечню в этом году. Впрочем, это пока лишь планы, которые не внушают жителям Чечни большого оптимизма. "Все восстановительные работы Чечни по большому счет - фикция, - считает Руслан, житель Третьего микрорайона. - Грозный по-прежнему в руинах". Руслан уверен, что проблема в недостаточном финансировании республики.

Руслан: Во всех средствах массовой информации прошумели и шумят - 60 миллиардов, говорят, за два-три года выделено. Где? Пусть те, кто говорят, покажут объекты. Здесь несколько зданий с косметическим ремонтом. Эти здания на конкурсах выбивали, под них деньги брали. В Грозном хоть одно здание за пять лет с начала войны построено? Хоть одно здание с фундамента взяли и построили? Нет. Театр не построен, больница не построена, аэропорт не построен, ничего не построено.

Наталья Нестеренко: Жара в обеденное время в Грозном не ниже 36 градусов. Вода только в пластиковых бутылках на рынке, из колонки пить опасно, поэтому грозненцы воду покупают. Цена на одно ведро колеблется от 75 копеек до рубля. Цистерны с очищенной одой приезжают несколько раз в неделю. Грозненцы знают, что эту воду очищает и привозит польская гуманитарная организация, значит больше доверия. У каждого горожанина в квартире как минимум десять десятилитровых ведер. Заместитель главного врача Центра Госсанэпиднадзора в Чеченской республике Мария Ижаева говорит, что весь город питьевой водой обеспечивают только 15 машин. Использовать воду из сунженского водозабора, который чудом уцелел опасно, говорит Мария Ижаева.

Мария Ижаева: Старосунженский водозабор практически сегодня функционирует. Но там полностью насосы не запущены, потому что если полностью эту воду подключат, затопят в микрорайоне все подвалы. Мы воду контролируем, но там дезинфекция не проводится, потому что, во-первых, отсутствует лаборатория, во-вторых, хлораторная. Только можно употреблять кипяченую.

Наталья Нестеренко: Недалеко от торговых палаток микрорайона на месте бывших зеленых газончиков каждые десять метров большая куча мусора - остатки сгнивших арбузов, дынь, винограда. Вокруг - рой мух. Стоит дурной запах, от которого тошнит. Пройти рядом, не прикрыв ладонью нос, невозможно. Жители соседних домов то и дело спорят с продавцами на рынке, призывая их соблюдать чистоту. Те же утверждают, что это дело службы по санитарной очистке города. Глядя на груды мусора, кажется, что служба давно не забредала в микрорайон.

Мария Ижаева: Никому никакого дела до мусора нет. Всем есть дело только захапать чужую территорию, как отхватить чужую землю, как в чудом дворе отхватить кусок. Почему проблема с мусором? Да поставили бы людям баки, чтобы им было, куда бросить мусор. А они не знают, они куда попало.

Наталья Нестеренко: На самом деле, говорит Мария Ижаева, помогает очищать город от мусора все та же польская гуманитарная организация. Однако ей не по силу справиться с объемом работы.

Мария Ижаева: Баки очень дорогие. Если во дворе каждого дома не будет находиться мусоросборник, пока мы не отрегулируем регулярный вывоз мусора, мы город не очистим.

Наталья Нестеренко: Недостаток качественной питьевой воды, грязный и разрушенный город - не самые главные проблемы в современной Чечне, говорили мне грозненцы. Куда важнее безопасность. В Чечне, как только садится солнце, люди прячутся в дома, закрываются на все засовы. Страх оказаться жертвой ночных зачисток и последующих исчезновений, кажется, навсегда стал ночным спутником чеченцев. Тысячи историй, столько же заявлений, жалоб, свидетельских показаний, хождение родственников по всем инстанциям в поисках хоть какой-нибудь информации о своих близких не заставляют власти призвать к ответу виновных.

У Аминат Хамбулатовой от горя и мытарств взгляд подстреленной птицы. Уже несколько месяцев она пытается добиться справедливого наказания виновных в убийстве ее сына Тимура. Напомню, 18 марта этого года ее сын Тимур был похищен военными из собственного дома и жестоко убит. Родные нашли тело Тимура в моздокском морге со следами пыток и издевательств. Районный прокурор сказал, что Тимур умер от остановки сердца. Несколько месяцев Аминат добивалась результатов судебно-медицинской экспертизы, как единственной надежды для подтверждения факта убийства ее сына. Однако было возбуждено уголовное дело лишь по факту обнаружения трупа. В деле слово "пытка" вообще не фигурирует, а истязания произведенные над Тимуром, квалифицируются как "легкое причинение вреда здоровью". Говорит сотрудник правозащитного центра "Мемориал" Наталья Эстемирова.

Наталья Эстемирова: Они приходят к выводу, что погиб Тимур от сердечного приступа. Причем сердечный приступ якобы абсолютно не был связан с причиненными ему побоями, и они характеризуются как легкие телесные повреждения. Все, кто видел пленку, на которой это запечатлено, это настоящий шок. Тело парня багровое, страшные кровоподтеки, какие-то проколы на теле, следы укусов собак - все это видно. Все это квалифицируется как легкие телесные повреждения. Получается так, что этот молодой парень, который спортом занимался, который занимался тяжелой полевой работой, они вместе с матерью обрабатывали три гектара земли, сажали овощи, получается, что он был смертельно больным человеком. Но ведь он ни разу в больницу не обращался, ни одного обращения не зафиксировано. Теперь получается, что он умер чуть ли не от старости, от дряхлости.

Наталья Нестеренко: Несоответствует действительности и другой документ, в котором Тимура обвиняют в изготовлении самодельного взрывного устройства, которое, как сказано в документе, было найдено в доме у Хамбулатовых. Однако протокола изъятия, подписанного свидетелями и понятыми, в деле не значится. Да и быть не могло, говорит Наталья Эстемирова, потому что во время проведения обыска соседей, пытавшихся придти на помощь Хамбулатовым, угрозами отгоняли от дома. Есть и еще одна бумага: признание Тимура в том, что он изготовил взрывное устройство с целью продажи.

Наталья Эстемирова: Там очень интересный документ, подписанный его якобы рукой, где фактически признание в том, что он занимался такой деятельностью. Пишет не он, пишет явно следователь, что якобы было трудное, тяжелое семейное положение, и поэтому он огласился сделать взрывное устройство. Он не мог сделать взрывное устройство, да и нет доказательства никакого. Тем не менее, это пишут якобы с его слов, стоит его подпись. Но даже, я не графолог, но видно, что эта подпись явно подделана. Паспорт Тимура остался дома. Если его обвиняют в таком серьезном преступлении, почему же тогда его паспорт не забрали? И та подпись, которая стоит под этим документом, ее явно изображали, и очень грубо изображали, даже как-то непрофессионально.

Наталья Нестеренко: В начале июня Аминат Хамбулатова получила еще одну бумагу, подписанную начальником отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов безопасности и расследования преступлений террористического характера, где говорится об отказе возбуждения уголовного дела в отношении военных.

Наталья Эстемирова: Получили в ответ такую бумагу: "В отношении сотрудников ОФСБ РФ по ЧР и военнослужащих внутренних войск МВД Российской Федерации старшим помощником военного прокурора воинской части 20111 принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела". То есть фактически людей, которые забирали Тимура, вывели из-под уголовной ответственности. Но мы в своем заявлении тогда писали, мы не могли их впрямую обвинять, что они убили, мы просили, чтобы они были привлечены в качестве свидетелей, чтобы их допросили в качестве свидетелей. Ничего такого в этом документе нет.

Наталья Нестеренко: У Аминат есть еще двое детей. Каждый день она живет в страхе, что они могут оказаться очередными жертвами военных преступлений. По данным правозащитного цента "Мемориал", за 2004 год похищенными и впоследствии убитыми числятся 15 человек, пропавшими без вести 114. Всего похищенных и пропавших без вести в Чечне насчитывается более трех тысяч человек. Они пропадали из разных районов республики и при разных обстоятельствах. Истории похищений одинаковые: свидетели видели, как исчезнувших забирали военные, а многочисленные правоохранительные органы Чечни расписывались в своей беспомощности. Был человек и нет его, будто стерли из жизни, и никто не несет за это ответственность.

XS
SM
MD
LG