Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Парламентский перебор в Казахстане

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава: Казахстан - это не Туркменистан и даже не Узбекистан. Тут какая-то демократия предполагается. Поэтому результаты прошедших парламентских выборов внушают изумление: либо партийная семья президента Назарбаева достигла триумфа, либо достиг триумфа, увы, механизм подтасовок на выборах.

Выборы в нижнюю палату казахстанского парламента - Мажилис - проходили в два тура 19 сентября и 3 октября. В итоге, 77 мест Мажилиса распределились следующим образом:

Первое место - партия Назарбаева "Отан" ("Отечество"), - 42 места, второе место про-назарбаевский блок с романтическим названием АИСТ - Аграрно-индустриальный союз трудящихся - 11 мест, третье место - партия дочери Назарбаева Дариги "Асар" - 4 места. Иными словами, пьедестал принадлежит партиям отца, дочери и их садовника:

В парламент был избран единственный оппозиционный кандидат - от умеренно-оппозиционной (в чем-то аналогичной российскому СПС) партии "Ак жол" ("Светлый путь"), в состав которой входят крупные бизнесмены и госчиновники. Этот депутат - Алихан Байменов - участник сегодняшней передачи. Но прежде чем передать ему слово, я сообщу, что к оппозиционным силам в Казахстане принадлежали четыре партии: самая оппозиционная, не зарегистрированная, с лидером, Акежаном Кажегельдиным, заочно осужденным и вынужденным жить в эмиграции РНПК (Республиканская Народная Партия Казахстана). Наиболее оппозиционная из существующих в Казахстане - "Демократический выбор Казахстана" (ДВК), лидер которой Галымжан Жакиянов сидит в тюрьме. Исторически оппозиционная - Компартия, она объединилась с ДВК - и этот сенсационный дуэт провалился, был провален - как угодно. И, наконец, "Ак жол" - очень умеренная оппозиция - один депутат.

Мы все силы приложили, чтобы пригласить в эту передачу представителя триумфаторов - президентских и пропрезидентских партий - увы, без успеха. Посему придется обсуждать итоги столь феноменальной победы Назарбаевской власти без главных героев выборов.

В беседе участвуют: один из лидеров партии "Ак жол" - Болат Абилов, депутат парламента от партии "Ак жол" Алихан Байменов и сотрудник Казахской службы Радио Свобода - Ержан Карабек.

Господин Байменов, в парламент прошел только один представитель партии "Ак жол" - это вы, господин Байменов. А до выборов "Ак жол" заявлял, что получит порядка половины мест в парламенте. Почему такая гигантская разница между словами и результатом?

Алихан Байменов: Мы и до выборов, накануне заявляли о том, что мы рассчитываем взять 30-35% по партийным спискам. И мы заявляли о том, что около 15-17 наших кандидатов имеют реальные шансы пройти по одномандатным округам. По нашим данным, которые основываются на результатах социологических опросов и предварительной обработки протоколов по ряду округов, мы набрали 35-37% по партийному списку. Вы сейчас апеллируете официальными данными Центризбиркома, которые мы считаем, не соответствуют реальному волеизъявлению граждан.

Тенгиз Гудава: Господин Абилов, тот же вопрос, который мы задавали господину Байменову. Почему получилось так, что многие ждали от партии "Ак жол" достаточно хорошего результата, большого количества депутатов в парламенте, а получился всего один депутат?

Болат Абилов: Мы считаем, что здесь больше вопросов к власти. Дело в том, что мы не признали эти выборы, они полностью были сфальсифицированы, они были признаны нашей партией несвободными, несправедливыми и нечестными. То есть на всех этапах выборного процесса были нарушения. Особенно то, что касается равного доступа к СМИ, его не было обеспечено. Мы не могли ни один билборд повесить в Казахстане, мы не могли разместить свою рекламу во многих СМИ до выборного процесса. А что касается конкретно результата, то мы уверены были, что по партийным спискам мы набрали больше, чем партия "Отан", партия президента. Эти выборы для меня лично стали показателем, что за Назарбаевых не хотят голосовать, ни за партию "Отан", ни за партию "Асар", которую возглавляет дочь президента. То есть все результаты - это результаты фальсификации. 60%, может быть, больше, меньше, вряд ли такие результаты были. По нашим расчетам, мы получили где-то 35-40, "Отан" 30- 35, "Асар" 7-8%, АИСТ 3-4%. Демократические силы в общей сложности, если включать ДВК и КПК, мы набрали за 50%. Это говорит о том, что общество хочет перемен, общество хочет реальных преобразований демократических. А то, что в последние годы особенно глава государства заявлял о реформах, о честных выборах, это не оправдалось. Власть не готова к честным выборам, что и подтвердили прошедшие выборы. Поэтому одно место - это результат грубых фальсификаций.

Тенгиз Гудава: Спасибо. На минуту прервем нашу бесед для следующей информации:

Команда реформаторов, превратившая умирающую экономику Казахстана в сильнейшую из экономик стран Центральной Азии, осудила вчера прошедшие в стране парламентские выборы как вопиющее мошенничество.

Тенгиз Гудава: Газета "Вашингтон Пост".

Реформаторы, лидеры оппозиционной партии "Ак жол" (Светлый путь") призвали посадить, по их мнению, принимали участие в подтасовке выборов, от главы аппарата президента Нурсултана Назарбаева и дальше вниз по иерархической лестнице.

Тенгиз Гудава: Господин Байменов, "Ак жол" выступил с требованием привлечь к ответственности всех лиц, виновных в подтасовках на выборах, включая президента Нурсултана Назарбаева. Будет ли настаивать партия "Ак жол" на этом требовании?

Алихан Байменов: Вы в первой части совершенно правы, мы выступили с требованием. Но что касается главы государства, мы в политическом заявлении сказали, что в части обеспечения конституционных прав и свобод граждан, так как это не было исполнено, а это входит в его должностные обязанности, мы говорим о недоверии к нему. В то же время мы сейчас собираем фактические материалы и обобщаем, анализируем, подаем в суды разных инстанций иски как по отдельным округам о непризнании итогов, так и в целом по всем выбором.

Ержан Карабек: Скажите, господин Байменов, ваш конкурент партия "Асар", возглавляемая дочерью президента Далигой Назарбаевой, также заявляла, что займет не менее половины мест в парламенте. Однако партия "Асар" также владеет нынче только одним мандатом, как и ваша партия "Ак жол". Как вы думаете, почему так получилось?

Алихан Байменов: Мы не говорили о том, что наш конкурент партия "Асар". "Асар" - это виртуальный проект, который рассчитан больше на маргинальные слои электората. И то, что этот проект не сработал, является позитивным фактором. Все же это показывает, что наше общество, у народа формируются устойчивые предпочтения, которые не могут быть размыты интенсивной обработкой такими проектами.

Тенгиз Гудава: Спасибо. Господин Абилов, у меня к вам вопрос: Государственный департамент США осудил парламентские выборы в Казахстане, как не соответствующие международным нормам и вместе с тем признал наличие ряда положительных моментов. Среди них такие, как прозрачные урны и электронное голосование. Как бы вы охарактеризовали такую позицию Государственного департамента?

Болат Абилов: Мне хочется сказать, что прозрачные урны, которые впервые были применены на выборах в парламент, это предложение партии "Ак жол", мы на нем настаивали, и власть вынуждена была согласиться с этим предложением. В внесенном правительством проекте его не было, это предложение партии "Ак жол". Что касается электронного голосования, то наша партия сразу выступила категорически против. Мы считаем, что на данном этапе, когда доверия к власти, нет доверия к выборам, вводить новую электронную систему нецелесообразно. Так как она была закуплена без соответствующего проведенного тендера, без выбора, напрямую у Белоруссии. А мы знаем, Белоруссия вряд ли может похвастаться какими-либо достижениями в демократии, особенно выборной. Поэтому мы были против электронных голосований и наши предположения оправдались. Очень много было нарушений с электронным голосованием связанных, то есть фактически люди не знали, как голосовать. Путаница со штрих-кодами, путаница с приборами для голосования. Так что, мы считаем, электронное голосование себя не оправдало, и я бы не сказал, что это прогресс. Не было списков, то есть масса нарушений, во многом власть сама была ответственна за это. Поэтому мы как партия заявляем, что электронное голосование пока преждевременно.

Тенгиз Гудава: Господин Байменов, это одно место вам принадлежит. Вы один представитель оппозиции, представитель партии "Ак жол" в парламенте. Говорят, что один в поле не воин. Что вы собираетесь делать в одиночку в парламенте?

Алихан Байменов: Я бы хотел уточнить, что это место принадлежит не мне персонально, это место принадлежит партии "Ак жол". Мы сейчас на стадии осмысления всего того, что случилось. Мы уже по первым итогам сделали заявление. Мы убедились, что, если говорить о тенденциях в обществе, то социальная база демократических сил расширяется, в обществе идут серьезные перемены, и общество готово к переменам в сторону демократизации политической системы, эти перемены востребованы. И это позитивный итог. Второй позитив, что мы убедились, что, несмотря на административное давление, несмотря на запугивание, угрозы и шантаж, уже в стране миллионы людей, которые, приходя к урнам, делают выбор осознанно, своим сердцем и выбирают демократические силы. Сейчас мы изучаем ситуацию, вместе другими силами демократическими продумываем варианты координации нашей деятельности. Что касается мандата, который партия "Ак жол" получила, то мы, несомненно, обсудим это во время работы пленума, съезда и примем решение.

Амиржан Касанов: Казахстан в 2004 году в очередной раз не прошел тест на демократичность.

Тенгиз Гудава: Амиржан Касанов, председатель исполкома оппозиционной Республиканской Народной партии Казахстана.

Амиржан Касанов: Нынешние парламентские выборы - это прелюдия, преамбула перед предстоящими президентскими выборами. И послушный ручной парламент нужен для возможной легитимизации президентских выборов, вплоть до изменения законодательства. Власть пришла к выборам, я бы назвал это позицией двуликого Януса, потому что, не изменяя своей репрессивной сути, когда наиболее принципиальные оппоненты Назарбаева оказались вне выборной кампании, я имею в виду в первую очередь представителей Республиканской Народной партии Казахстана и других оппозиционеров, которые не попали на выборы. В то же время власть решила показать свою псевдодемократическую сущность, сделав косметический ремонт выборного законодательства, зарегистрировав ряд демократических общественных организаций. Поэтому такой двуликий Янус у нас был накануне выборов. Что касается главных итогов, конечно, демократических сил есть реальные итоги, которые показывают, что провластные партии потерпели крах. И все цифры, которые уже озвучены, которым мы не доверяем, но они являются официальными, показывают, что в стране произошел раскол не только в обществе, среди населения, среди народа, тех, кто поддерживает демократические силы и тех, кто не поддерживает власть. В то же время произошел раскол и в так называемом близком окружении президента Назарбаева. Результаты по таким партиям, как "Асар", АИСТ и "Отан" позволяют делать такие выводы. Произошла радикализация так называемой мягкой оппозиции. Потому что та же партия "Ак жол", которая занимала достаточно конструктивную и умеренную оппозиционную позицию, она начала резко высказываться именно в адрес президента Назарбаева по итогам выборов. Потому что "Ак жол" увидел, что те слова, которые мы говорили в 99 году, они являются правдой, и просто невозможны честные выборы в Казахстане. И самый главный итог прошедших парламентских выборов, он один - миф о способности президента Назарбаева как главы политической системы, как руководителя режима личной власти, о том, что он способен на определенные демократические преобразования, этот миф, можно сказать, в очередной раз и, возможно, уже навсегда развенчан. Именно позиция Назарбаева как главного игрока со стороны власти на политическом поле, показала, что власть не хочет и не желает, и не будет делать демократические преобразования.

Тенгиз Гудава: Газета "Интернэшнл Херолд Трибьюн":

Выборы в Казахстане являются лишь последним по времени примером этого растлевающего явления в той части нашей планеты, где демократические реформы все время проскальзывают и дают задний ход.

Тенгиз Гудава: Государственный департамент США признал выборы в Казахстане несоответствующими международным стандартам. Вместе с тем в заявлении Государственного департамента отмечено как положительные элементы регистрация оппозиционных партий, введении прозрачных урн для голосования и изменение в выборном законодательстве.

Рашид Нугманов: Прозрачные урны, если невозможно проверить бюллетени, лежащие в прозрачных урнах, эта прозрачность ничего не дает.

Тенгиз Гудава: Известный казахстанский режиссер, один из лидеров казахской демократической оппозиции в Париже Рашид Нугманов.

Рашид Нугманов: Введение электронного голосования очень многих насторожило, потому что есть много сведений о том, что на местах людям прямо говорили: мы будем знать, за кого проголосовали, благодаря электронному голосованию, и у вас будут проблемы. Казахстан здесь не исключение, сейчас на всем постсоветском пространстве выборы предрешены. Я думаю, что выборы на Украине будут матрицей для других республик. Даже если сейчас Ющенко наберет 80% голосов, он проиграет. Потому что ту старую сталинскую науку по подсчету голосов наши руководители не забывают, а они очень ее хорошо прошли, а многие из них учились в партшколах.

Петр Своик: Власти настолько испугались избирателей, что просто инсценировали электоральный процесс.

Тенгиз Гудава: Адвокат Петр Своик.

Петр Своик: На этих выборах участвовали исключительно подневольные бюджетники, еще пенсионеры и совсем небольшая часть нормальных людей тоже пришли на выборы, хотя и они понимали, что выборов в Казахстане уже нет, и все результаты делает власть. Вполне определено, что и в стане руководящих партий, а уж тем более между руководящими партиями и оппозиционными будет усугубляться раскол. "Асар" - это не папин проект, это дочкин проект и фактически против папы. Папа хорошо это понял и поэтому "Асар" на выборах, извините, кинули. А вообще парламент настолько капитально зачищен от присутствия хоть какого-то здорового элемента, это парламент б.у. в полном смысле слова. Весь политический процесс теперь будет идти мимо парламента. Парламент единственное, чем будет заниматься, - он на каждом заседании будет убеждать, что их честно выбрали. Политический процесс теперь будет идти вне парламента, и он, естественно, будет конфронтационным.

Тенгиз Гудава: Скажите, а что следует ожидать от предстоящих президентских выборов 2006 года, какая-то интрига будет сохранена?

Петр Своик: Вы знаете, сама логика того, что режим стремительно отказывается даже от видимости электорального процесса, подчеркиваю, даже от видимости электорального процесса, создает очень непростую ситуацию перед президентскими выборами. С одной стороны, наш президент настолько боится реальной конкуренции, что он будет бояться и выдвигаться на этих выборах. С другой стороны, никакой альтернативы там нет, потому что, если президент не будет выдвигаться, то любая кандидатура с той стороны окончательно рассорит, развалит, устроит войну между самими клановыми режимными группировками. С третьей стороны, если президент будет выдвигаться, то они вообще забудут даже о попытках международной легимитизации и просто будут отчаянно, что называется, делать результат всеми доступными им способами и недоступными тоже.

Тенгиз Гудава: Вопрос господину Абилову. Выборы президента Казахстана назначены на 2006 год. К тому времени Назарбаев будет у власти уже 17 лет и ему будет 66 лет. Что должно произойти, чтобы выборы 2006 года обрели хоть какую-то интригу, хоть какой-то смысл именно выборов, избрания?

Болат Абилов: Я думаю, что большая проблема в том, что наш глава государства сам был всю жизнь назначаем на должность. Вспомнить если историю, 80 год, он был избран секретарем ЦК нашей партии. В то время в США президентом был покойный господин Рейган. И вот сейчас 2006 год, в США в ноябре к выборам президентским готовится Джордж Буш-младший на второй срок, а у нас по конституции глава государства находится первый срок. Мы считаем, что оппозиция должна, объединившись, выдвинуть единого кандидата. Я думаю, что тогда будут выборы, достойные выборы, выборы будут конкурентными, хотя бы из двух кандидатов можно будет выбирать. Мы считаем, что общество готово к переменам. Достойных людей в стране очень много, если допустить всех, кто желает участвовать, особенно незаконно осужденный Акежан Кажегельдин, незаконно осужденный господин Галымжан Жакиянов, много других. Я считаю, что казахский народ достоин того, чтобы выборы прошли конкурентные, свободные, честные, о которых говорит не только президент, не только международное сообщество, но мы говорим, простые казахстанцы. Мы хотим честных выборов, хотим, чтобы власть спокойно, честно передавалась. Поэтому мы считаем, что должен быть один кандидат от объединенной оппозиции, тогда, я думаю, у нас у всех есть большая надежда, что страна поменяется после 2006 года.

Тенгиз Гудава: Я благодарю лидера партии "Ак жол" Болата Абилова и новоизбранного депутата парламента Казахстана от этой партии Алихана Байменова и обращаюсь с вопросом к моему коллеге Ержану Карабеку.

Ержан, Демократический выбор Казахстана, ДВК, харизматическая оппозиционная сила, партия младотюрков, как их называли. Собственно говоря, это та сила, от которой отпочковался "Ак жол". Лидеры этой партии ДВК Жакиянов и Аблязов, они политзаключенные, один бывший, один действующий. Эта партия почему-то объединилась с компартией и не прошла в парламент. Как это все можно объяснить?

Ержан Карабек: Действительно, вы правильно заметили, партия "Ак жол" отпочковалась от этой партии. Накануне парламентских выборов эти две партии пытались, вернее, партия ДВК призывала партию "Ак жол" быть в едином блоке. Но партия "Ак жол" предпочла идти отдельным эшелоном. И со стороны оппозиции высказывались упреки, что лидеры этой партии, а партия "Ак жол" до последнего времени оставалась на так называемой позиции конструктивной оппозиции, в любое время может лидер этой партии уйти во власть. Так оно и случилось, один из сопредседателей этой партии Сарсимбаев неожиданно вернулся на пост министра информации, а потом временно ушел на период выборов. Наиболее активные, наиболее неравнодушные активисты партии ДВК упрекали партию "Ак жол" в возможном тайном сговоре с властями. Партия ДВК вместе с тем предпочла объединиться с коммунистами, но здесь есть двоякое измерение. Конечно, провластные политтехнологи моментально это дело обыграли, что какие же они демократы, если они совмещают в себе коня и трепетную лань, с большевиками в одной упряжке. Лидер коммунистов объяснял, что те советские большевики - это иные, а мы коммунисты, мы больше социалисты, но мы называемся коммунисты.

Тенгиз Гудава: Какова характеристика международных наблюдателей, в частности, ОБСЕ? Видимо, негативная - это сразу надо сказать. Но, скажем, по сравнению с прошлыми парламентскими или президентскими выборами, это негативность увеличилась, уменьшилась, осталась прежней?

Ержан Карабек: Нельзя сказать, что они такие же негативные, как были раньше. И ОБСЕ, и Европейский Союз отмечает в первых абзацах своих заявлений некоторое повышение, некоторое улучшение в выборном процессе Казахстана. И даже по поводу этого слова "некоторые" МИД Казахстана выступал с отдельным заявлением, они уточняли перевод этого слова. Потому что в некоторых русскоязычных текстах это прозвучало как "незначительные изменения". МИД Казахстана выступил незамедлительно, что можно только приветствовать, если министерство иностранных дел Казахстана, официальная Астана будет так чутко и оперативно реагировать. Они поправили, что в текст говорилось о некоторых улучшениях, некоторые улучшения в законе о выборах. Мы знаем, что закон о выборах был обновлен накануне нынешней кампании, так же там были некоторые изменения в части формирования избирательных комиссий, был обеспечен доступ активистов оппозиции к избирательным комиссиям. Но вместе с тем ОБСЕ и Европейский Союз отмечают, что эти выборы оставили место разочарованиям. Государственный департамент США обосновывался в своем заявлении на мнении ОБСЕ.

Тенгиз Гудава: Ержан, действительность казахстанская в плане демократизма, она, правда, разочаровывает, может быть, удручает, тут все зависит от того, что ожидать, что люди ждут, хотелось бы лучшего. Но если заглянуть в будущее, какие процессы, по-вашему, будут доминировать сейчас в пропрезидентском стане и какие в стане оппозиции? Согласимся, что и тот, и другой стан сейчас достаточно неоднородны.

Ержан Карабек: Мне трудно судить, что будет происходить в стане Астаны, скажем так. Как мы заметили в ходе нашей беседы сегодня с уважаемыми сопредседателями партии "Ак жол", в оппозиции Казахстана, очевидно, консолидации в ближайшее время не произойдет. Внутри оппозиции Казахстана все еще идет скрытая борьба за лидерство, скрытая борьба за первенство, быть первым в начинаниях или же выдвигать единого лидера, который будет вождем оппозиции. Даже после нынешних выборов, где оппозиция, безусловно, проиграла, такой широкой консолидации не происходит. Только отдельные неправительственные организации организовали так называемый Клуб кандидатов в депутаты.

Тенгиз Гудава: Извините, Ержан, я вас перебью. Господин Абилов сказал, что в качеств единого кандидата в президенты может быть назван Кажегельдин, Жакиянов?

Ержан Карабек: В том-то и дело, что это все слова. И, допустим, Акежан Кажегельдин в нынешней избирательной кампании ничем себя не проявил. Он не выступил ни с одним заявлением, ни с одной реакцией. Как ушел в далекое свое, так и его не слышно. Хотя его ближайшие сподвижники в Казахстане время от времени выдвигают его имя, называют имя Кажегельдина, как возможного лидера оппозиции. Но от него ничего не слышно. Партия "Ак жол" и Демократический выбор Казахстана конкурируют между собой, но все-таки лидеры партии "Ак жол" предпочитают быть в стороне от резких радикальных заявлений. И в верхушке этой партии почти все чиновники высшего ранга и, конечно же, они поддерживают свои неформальные связи с высшими госчиновниками. Конечно, там происходят все время какие-то кратковременные политические союзы до достижения каких-то обоюдных решений.

XS
SM
MD
LG