Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хитрый референдум Аскара Акаева

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: депутат киргизского парламента Адахан Мадумаров, директор независимой телерадиостанции "Алмаз" в Бишкеке Рустам Кошмуратов, сотрудник Киргизской редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава: 2 февраля в Киргизии должен состояться Референдум о принятии новой Конституции страны. Это событие вызывает целую бурю эмоций в киргизском обществе. Характерно в этом смысле Заявление лидера неправительственной общественной организации "Гражданское общество против коррупции" Толекан Исмаиловой:

"Тревога!

Обращение к гражданам Кыргызстана и международной демократической общественности.

Референдум без демократии в Кыргызстане.

Дорогие коллеги, друзья, мы сегодня должны быть реалистами. Как подчеркивают известные политики, гражданские лидеры суверенного Кыргызстана, демократия в опасности. Все позитивные инициативы и конкретные шаги представителей оппозиции гражданских лидеров, большинства членов конституционного совещания, широкой общественности Кыргызстана по реформированию нынешней планово-клиентской авторитарной системы путем подготовки проекта закона об изменении Конституции Кыргызской республики оказались напрасными. Власть вновь продемонстрировала, что она далека от народа и его желаний. Этому свидетельствует факт открытого игнорирования конкретных предложений по изменению системы через референдум. На референдум выносится проект, подготовленный учеными под патронажем власти и выгодный власти".

Это заявление Толекан Исмаиловой, по-моему, отражает настроение киргизской оппозиции сегодня.

По телефону из Бишкека в беседе участвуют - депутат киргизского парламента Адахан Мадумаров, директор независимой телерадиостанции "Алмаз" в Бишкеке Рустам Кошмуратов, со мной в пражской студии Радио Свобода - сотрудник Киргизской редакции Нарын Айып.

В чем причина такого крайне негативного отношения оппозиционных сил к предстоящему референдуму? Этот вопрос я адресую депутату Адахану Мадумарову.

Адахан Мадумаров: Во-первых, сама процедура проведения референдума до сих пор точно у нас не установлена. Действующая Конституция, статья первая, пункт пятый, гласит: да, некоторые вопросы могут выноситься на референдум. Однако, порядок проведения референдума в Конституции четко расписанный определяется конституционным законом, то есть, законом о референдуме. Такого закона нет. Есть старый закон от 1991-го года, который после принятия новой Конституции от 5 мая 1993-го года, как, соответственно, противоречащий Конституции, этот закон считается утратившим свою силу. На основании этого я в пятницу подал в Конституционный суд представление, они приняли, что указ президента о проведении референдума - это незаконно или неконституционно. Если новая редакция Конституции, то отчет будет браться со дня принятия новой Конституции, то есть, де юре президент получает возможность... Как бы этот сценарий мы проходили в 1994-м году. Они говорили, что после принятия Конституции, поправок - это новый срок, то есть, практически первый срок президента, они сказали, не будет считаться первым сроком. Вторым вопросом президент ставит себя лично, не президента, а себя - хотите ли, чтобы Аскар Аскаевич Акаев до декабря 2005-го года продолжал выполнять обязанности президента Кыргызской республики? Спрашивается - для чего? Зачем? Так и так в законе о введении в действие Конституции второй раздел гласит: до окончания срока полномочий парламента, судей, других органов, которые были избраны, естественно, президент - в первую очередь - будут оставаться и будут продолжать выполнять свои обязанности. Но он отдельным вопросом включает самого себя. То есть, полностью Конституция, начиная от первой статьи до последней статьи, переписана экспертной группой.

Тенгиз Гудава: Вопрос Нарыну Айыпу: скажите, почему сейчас проводится референдум по изменению основного закона страны? Чем вызвана эта дата, почему именно сейчас, не позже?

Нарын Айып: За последние несколько месяцев в Кыргызстане было очень много акций протеста и были даже созданы организации за отставку Акаева, которые собирали подписи и собрали очень много. Получалось как бы, что массы не верят президенту и требуют его отставки. Получается, что в этот момент нужно что-то такое сделать, чтобы повернуть все это наоборот. И вот сейчас, если примут эту новую редакцию Конституции - по ней выборы в парламент от политических партий отменяются, а в действующем парламенте есть депутаты от партий.

Тенгиз Гудава: То есть, выборы только по мажоритарной системе?

Нарын Айып: Да, только по мажоритарным округам. Второй вопрос референдума - согласны ли вы, чтобы Акаев оставался до конца своего срока? Получается, все, если народ скажет на референдуме "да", то получается, по новой Конституции, все эти партии, весь этот парламент - они незаконны, и единственный законный человек, который должен обладать властью - это только президент.

Тенгиз Гудава: Скажите, вот у меня рождается вопрос: значит ли это, что с 2005-го года начинается новый отчет всех сроков президентских?

Нарын Айып: Как захочет власть. Если они захотят, чтобы Акаев баллотировался дальше в президенты, они скажут, что да, новый срок, все предыдущие сроки не надо считать. Если они так не будут считать, то будет оставаться по-прежнему.

Тенгиз Гудава: Понятно, теперь мой вопрос Рустаму Кошмуратову. Скажите, видимо, разные есть мнения в киргизском обществе, общество, можно сказать, расколото в этом смысле, ну, это, наверное, хорошо, так и должно быть, для этого и проводятся референдумы обычно во всем мире, скажите, Рустам, как СМИ участвуют в этом сложном процессе? Есть ли возможность каждой стороне, каждому мнению быть представленным в средствах массовой информации?

Рустам Кошмуратов: Сейчас правительственные СМИ, это гостелевидение, радио, правительственные газеты - очень активно ратуют за проведение референдума. Вице-премьер-министр, все министры, вся тяжелая артиллерия задействована. Лично сам Аскар Акаев сейчас объезжает всю республику и постоянно выступает по государственному телевидению. Государственное телевидение покрывает почти всю территорию республики. Если мы говорим о независимых средствах информации, они все локализуются в Бишкеке. Как правило, в других районах или областях - не достигает сигнал, или нет газет. Средства массовой информации независимые, если мы возьмем - они активно критикуют идею референдума. Но самое интересное, что вот, если я живу в Бишкеке - население полностью аполитично. Людям все равно, они не верят ни власти, ни оппозиции, они, даже если референдум будет 2 февраля проведен, я уверен, что многие горожане просто не пойдут на референдум, а власти это нужно. Я помню референдум 1996-го года, когда я жил в Октябрьском районе Бишкека, и там было написано потом, что 96 процентов населения проголосовало, я многих опросил - ну, никто не ходил, а цифра - 96 процентов по городу Бишкеку, и так далее. То есть, я думаю, что итоги референдума предопределены.

Тенгиз Гудава: Господин Мадумаров, можно ли расценивать, этот референдум как атаку властей на оппозицию? Если это так, что побуждает власти Бишкека ужесточить свою позицию в вопросе соблюдения демократических норм?

Адахан Мадумаров: Это можно расценивать не только, как атаку власти против оппозиции, я бы сказал, это атака власти против собственного народа, потому что они очень долго тренировались, само движение за отставку Акаева и реформу, оно как раз испугало, она страшным образом испугало. Когда я разговаривал с президентом, я говорил: 80 процентов населения, давайте съездим в любой район, 80 процентов населения, то есть, 80 человек из 100 скажет, чтобы ты ушел сегодня. Он ухмыльнулся, ухмыляется и говорит, что, возможно, это так. Что надо делать? Вот Нарын Айып совершенно прав в том, что легитимизировать свою власть, свое нынешнее состояние - тогда, значит, все вот эти политические партии, вся оппозиция, которая будет требовать его отставки, скажет, вот референдум подтвердил мои полномочия, это высшее волеизъявление народа. Кошмуратов 1996-й год напомнил мне, я тоже в Октябрьском районе жил, я где-то в шестом часу подходил к урнам референдума для голосования подхожу, значит, за меня подпись стоит, и говорят: вы проголосовали. Как это, как это может быть? Проголосовал кто-то, говорят, возможно, жена подходила. Говорю - жена с маленьким ребенком дома, она не выходила... А в дальней глубинке до сих пор не то, что новый проект Конституции - старой Конституции они в руках никогда не держали, и как они могут полностью Конституцию проголосовать одним ответом - да, или нет. То есть, власть исключительно на сегодняшний день рассчитывает только лишь на, как говорится, рапорты, все акимы, все губернаторы, будете устраивать социалистические соревнования, кто больше процентов обеспечит.

Тенгиз Гудава: Хитрым я называю предстоящий 2 февраля референдум потому, что ярче двух поставленных в нем вопросов читается стремление президента Акаева продлить свои президентские полномочия, по нынешней конституции истекающие в декабре 2005-го года. Судите сами: в августе Акаев создает Конституционное Совещание для, как он "сенсационно" заявляет, передачи части президентской власти парламенту, то есть, демократизации страны. В Совещание вводят представителей оппозиции, например, участника нашей беседы депутата Адахана Мадумарова, и демократические силы ликуют. Изменения в Конституции выносятся на всенародное обсуждение и уже ликует весь народ. Но 2 января этого года Аскар Акаев создает Экспертную комиссию, призванную резюмировать все народные пожелания в тексте новой редакции Конституции. Первое - состав Экспертной комиссии - сугубо проакаевский, и никакой оппозицией тут не пахнет. Второе - чудодейственным образом народные пожелания превращаются в нечто такое, о чем народ не подозревал. Иными словами, народные чаяния превращаются в чаяния президента Аскара Акаева! В бешеном темпе, уже 13 января объявляется о референдуме 2 февраля, и на референдум выносят два вопроса: Первый - понятный - "Согласны ли вы с новой редакцией Конституции?", и второй вопрос - загадочный - "Согласны ли вы, чтобы Аскар Акаев оставался президентом до декабря 2005-го года?" Странность второго вопроса в том, что Акаев и так бы оставался президентом до указанного срока, и никто это не оспаривал. Зачем же вопрос?

И вот тут Хитрость - новая редакция Конституции, в которой предусматривается однопалатный, в отличие от нынешнего - двухпалатного, парламент, поставит крест на нынешнем составе парламента. По логике этот самый крест должен был бы накрыть и президентскую ветвь власти: Однако, второй вопрос референдума выводит Аскара Акаева из под удара.

Просто и хитро.

Нарын, как я понимаю, все упирается в вопрос наблюдателей и в вопрос мониторинга предстоящего референдума, то есть, будут приглашены иностранные наблюдатели?

Нарын Айып: Власти объявили, что приглашают наблюдателей от любых международных организаций, но вопрос в том, что назначили референдум 13 января на 2 февраля - это 20 дней. За 20 дней ни одна серьезная организация не сможет подготовить соответствующих наблюдателей и отправить туда. Конечно, там есть миссия ОБСЕ, представительства других международных организаций. Они могут своих сотрудников на местах сделать наблюдателями, но все равно. без специальной хорошей подготовки это трудно будет сделать, и, наверное, специально это сделано так срочно. Многие юристы, другие специалисты говорят: ну, зачем такая срочность, спешность, но власти, если они, как говорил Высоцкий, "если чего решил, то я выпью обязательно".

Тенгиз Гудава: Вопрос господину Кошмуратову: Рустам, в какой мере события типа суда над Борисом Шихмурадовым и другими в Туркменистане подталкивают киргизские власти еще большему авторитаризму? Это такая прелюдия к пожизненному президентству, или возможности переизбираться вновь и вновь, так вот я еще раз повторяю, Рустам, в какой мере события, подобные тому, что произошло в Туркмении, подогревают эмоции властей?

Рустам Кошмуратов: Кстати, я хотел один факт упомянуть, Нарын, наверное, просто забыл: наша правительственная печать сообщила, что изготовление бюллетеней будет контролировать Служба национальной безопасности, которая подчиняется лично Аскару Акаеву. Бюллетени будут уничтожаться Центральной избирательной комиссией. Тут вопрос уже поставлен на поток. Второй момент: да, действительно в Бишкеке тщательно всегда отслеживают события в других центрально-азиатских республиках и учатся на ошибках других президентов. В этом референдуме есть такой интересный пункт, который касается полномочий президента, я сейчас не могу цитировать, но на память, что президента нельзя освободить, если он своим действием или бездействием причинит вред стране. Второй момент - всю личную и деловую переписку, которую вел Аскар Акаев за эти годы - она будет спрятана в его фонде, и никто не имеет права потом эту переписку без его согласия вскрыть. То есть, да, здесь готовятся к тому моменту, чтобы увековечить этот режим, и я считаю, что одной из причин увековечивания этого режима служит плохое экономическое положение страны. Страна катится вниз по экономике, соответственно, все элементы власти политические ужесточаются. То есть, малейший, кто начинает возражать, становится неугодным властям. А там, наверное, уже на очереди будут высылка из страны, заключение под стражу, набор огромен. Единственное: наша власть, она, конечно, не поступает, как Туркменбаши, не доводит до расстрела и так далее, но она действует такими же репрессивными методами в мягкой, так сказать, перчатке.

Тенгиз Гудава: Господин Мадумаров, российские средства массовой информации очень часто подчеркивают, что Киргизия в своей Конституции имеет пункт о государственном языке русском, что свидетельствует об особых отношениях Бишкека и Москвы. Это ставится в большой плюс Аскару Акаеву, и таким образом этот режим попадает под невольную защиту Москвы, создается такое впечатление. В какой мере сближение с Москвой гарантирует режиму Аскара Акаева прикрытие в его наступлении на демократию?

Адахан Мадумаров: Я думаю, то, что русский язык стал официальным языком - это не заслуга Аскара Акаева. Между прочим, законопроект был внесен именно оппозицией. А то, что Путин сейчас, скажем так, поддерживает политику Аскара Акаева - это нехватка информации, во-первых. Во-вторых, это реальная ситуация, в которой проживает сейчас Российская Федерация. А практически сейчас Россия уже не та империя, поэтому Россия сейчас заинтересована хотя бы мало-мальски государства вернуть в свою сферу влияния. Таким образом, завтра придет после Акаева другой человек, и российская власть будет поддерживать точно таким же образом. Это испокон веков. Также двойной стандарт Соединенных Штатов Америки... Сам факт того, что вы сейчас говорили про Бориса Шихмурадов, про Ыклымова - когда сразу же после так называемого "теракта" против Туркменбаши прилетел тут же секретарь Совета Безопасности Рушайло и открыто заявил о том, что это пахнет международным терроризмом, и Россия будет всячески помогать Сапармурату Ниязову в борьбе против терроризма. Вот только что вот в телепередаче "Итоги" Евгения Киселева давали интервью Ыклымова, интервью Шихмурадова... Так что, у нас Кыргызстан ничем не отличается. Отличается лишь тем, наверное - у нас есть средства массовой информации и более менее независимые политики, все-таки они, не боясь, или положили свою голову на алтарь свободы, демократии, они говорят, в открытую говорят, этим и отличается. А так режим аналогичный. То, что сейчас Акаев будет в Ошской области, до этого побывал в некоторых других областях - самая большая угроза, самый большой нажим оказывает именно администрация президента. Сегодня вице-премьер Осмонов заявил с трибуны парламента о том, что если депутаты будут встречаться со своими избирателями и будут оказать прессинг или будут разъяснять ситуацию - тогда против них будут применены все меры. Это уже не шутка.

Тенгиз Гудава: И последний вопрос, я попросил бы коротко каждого ответить на него: Киргизия, как никто другой, зависима от западной экономической помощи, от западных инвестиций в ее экономику, от Запада, если говорить коротко. Нарын, скажите, вместе с тем, такие демарши, которые сейчас проводятся в Кыргызстане, едва ли способствуют сближению с западными демократиями, что это значит, что западные страны не связывают экономику с политикой властей в Киргизии, или что Аскар Акаев ведет рискованную игру?

Нарын Айып: Я думаю, западные страны не особо волнует ситуация в Кыргызстане, просто никто ее не замечает на мировой карте, и другой момент, что, несмотря на откат от демократии, на счастье всех режимов Центральной Азии появилась война с терроризмом, и западным странам необходимо иметь какие-то базы, и Кыргызстане предоставил такую базу. И после этого вся критика против всех этих деяний этих режимов, можно сказать, полностью прекратилась. И, прикрываясь вот этим новым сотрудничеством, расширяющимся сотрудничеством с западными странами, эти режимы сейчас делают все, что хотят.

Тенгиз Гудава: Адахан Мадумаров, ваше мнение.

Адахан Мадумаров: Я разделяю точку зрения господина Нарына Айыпа. Бюджет Киргизской Республики официально составляет около 300 миллионов долларов. Но вся вот игра глобальная пошла после так называемого "горного саммита", потом страны-доноры, то, что добились в размере 700 миллионов долларов помощи, более 40 процентов это безвозмездные гранты, вот провел такие жесты и тут же начал делать свое дело. В этом отношении двойные стандарты уже и политикам, и простому народу Кыргызстана - уже достаточно осточертели. Мы долго об этом говорили так, что Запад Кыргызстан как государство не интересует. Кыргызстан интересует именно в геостратегическом расположении. Вот, Центральная Азия - центр Азии, а центром Центральной Азии является Киргизская Республика.

Тенгиз Гудава: Рустам Кошмуратов, вы как считаете, на самом ли деле Западу безразлично то, что творится в Киргизии?

Рустам Кошмуратов: Я вот недавно прочитал высказывание министра обороны США Рамсфелда, и он интересную одну вещь сказал: что западные официальные органы очень сильно доверяют официальным сводкам других стран. У Аскара Акаева очень хорошо поставлена реклама внешняя жизни Кыргызстана. Я думаю, у него целый штат работает на имидж Кыргызстана, не секрет, что полностью все рекомендации Всемирного банка, МВФ Кыргызстан старается выполнять, и он ходит в примерных учениках у мировых институтов.

Тенгиз Гудава: Напомню, участниками беседы были - оппозиционный депутат киргизского парламента Адахан Мадумаров, директор независимой телерадиостанции "Алмаз" Рустам Кошмуратов и сотрудник киргизской редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Увы, пессимистическую картину нарисовали наши собеседники. В ее свете достаточно безнадежными выглядят готовящиеся против референдума акции оппозиции:

Из заявления лидера неправительственной общественной организации "Гражданское общество против коррупции" Толекан Исмаиловой:

"Мы предлагаем всем, кому дороги ценности демократии и будущее развитие Кыргызстана, следующее: гражданам не принимать участия в референдуме, в день референдума - закрыть двери и окна".

XS
SM
MD
LG