Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутат Мадумаров. Часть 2

  • Тенгиз Гудава

Участвуют депутат парламента Киргизии Адахан Мадумаров и сотрудник Киргизской службы Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава: Адахан Мадумаров - независимый депутат законодательного собрания Киргизского парламента - Жогорку Кенеша, известен своей критикой политики президента Аскара Акаева. На этом основании депутата Мадумарова считают оппозиционным, и даже одним из лидеров оппозиции. Сам Адахан Мадумаров против такой классификации не возражает.

Ему 38 лет. Родился в селе Курша в Узгенского района Ошской области. Окончил исторический факультет Тверского государственного университета. Еще будучи студентом создал и возглавил движение "Келькель" - "Возрождение", был членом студенческого совета при представительстве Киргизской Республики в Москве.

Потом стал одним из самых популярных ведущих киргизского телевидения, его программы отличались публицистической заостренностью и критическим подходом к действиям властей.

Две недели назад Адахан Мадумаров посетил штаб-квартиру Радио Свобода в Праге и я, с моим коллегой из киргизской редакции Нарыном Айыпом взяли у него интервью.

В первой части этого интервью Адахан Мадумаров определил свою политическую ориентацию, как "трезвый консерватизм". Вот цитата из его выступления: "Создавая что-то новое, созидая, отрекаться от старого невозможно". По мнению Адахана Мадумарова, нельзя было в спешном порядке демонтировать колхозный строй в республике, что по его словам, равносильно "насильственной коллективизации наизнанку".

Китайскую модель считает наиболее эффективной. Считает, также, что западные советники президента Акаева - советники от МВФ и Всемирного Банка - способствовали превращению президента из мягкого либерала в авторитарного правителя.

Теперь позвольте перейти к записи нашей беседы. В студии Радио Свобода на вопросы сотрудинка Киргизской редакции Нарына Айыпа и мои отвечает депутат киргизского парламента Адахан Мадумаров.

Адахан Мадумаров: Оппозиция это зеркальное отражение власти. Или наоборот, власть это зеркальное отражение оппозиции. Какова власть, такая и оппозиция. Поэтому в нормальных цивилизованных государствах они друг друга воспитывают, друг друга контролируют, шельмуют, но в нормальных человеческих рамках. А у нас ни того, ни другого, к сожалению, пока нет.

Нарын Айып: Вот эта борьба между властью и оппозицией уже длится каждый год, непрерывно, и получается, из этой борьбы никакой пользы никому, ни народу, ни власти, ни оппозиции. Это просто из-за того, что ни власть не может победить оппозицию, ни оппозиция не может победить власть, или что-то более серьезное?

Тенгиз Гудава: Насколько я понимаю, господин Мадумаров имеет определенный оптимизм в том плане, что что-то созревает, где-то на уровне корней травы, как говорят, правильно я вас понимаю?

Нарын Айып: У меня есть еще такое маленькое добавление к вопросу: вот в 2002-м году, когда произошли в марте Аксыйские события, народ очень жестко поднялся против власти. Затем в сентябре был даже марш на Бишкек, и получилось, нет лидеров, которые бы могли бы повести за собой, из этого извлечь что-то...

Адахан Мадумаров: Брать на себя ответственность...

Нарын Айып: А получилось, что народ без лидера уже ничего не может. Их достаточно загнать в какую-то болотистую местность, вот этот марш, и все на этом все закончилось.

Адахан Мадумаров: К сожалению, есть доля правды в том, о чем говорил господин Нарын Айып. Я не согласен с тем, что не оказалось лидера, который мог бы взять на себя ответственность. Ведь слово "лидер" очень ответственное. Скажем, брать на себя такую ответственность, это, наверное, и в мой адрес тоже в какой-то степени будет упрек, поскольку одним из тех, которые могли бы брать на себя ответственность и повести народ за собой, видимо, видели и меня...

Тенгиз Гудава: И видят.

Адахан Мадумаров: Да, и видят. Я бы мог брать на себя ответственность, но власть настолько непредсказуема, если бы повести до конца, а я не привык останавливаться на полпути, а надо довести до логического завершения, тогда настолько непредсказуема власть, они запросто могут, поскольку к нам попали очень секретные материалы - главнокомандующий дает задание: полностью вооруженные силы переходят в режим 01 БГ - боевая готовность - и были такие попытки передислокации спецвойск в Бишкек. А представляете себе, у человека, у которого внутри сидит страх, он способен на все. Представляете, если бы вся вот эта техника приводилась бы в движение, и около 800 человек лицом к лицу столкнулись с до зубов вооруженными подразделениями, и тогда я не исключаю такую возможность, что через некоторое время этот же народ мог бы успешно обвинить руководителей, которые брали на себя ответственность вести их до конца. То есть, нам удалось избежать очень трагических случаев, последствий, которые могли бы иметь место, если бы мы столкнулись лицом к лицу. Но это бесследно не проходит, это наложило определенный отпечаток, это еще одна искра, это возмущение, и я это увидел, когда встречался с избирателями, я увидел, они уже теперь ничем, не перед кем не будут бояться. То есть власть постоянно закаливает и готовит общество, это закономерный исторический процесс.

Тенгиз Гудава: Адахан, все-таки возвращаясь к личности Аскара Акаева, не предпринимали ли вы, ваши сторонники, единомышленники, оппозиция парламентская, усилий убедить этого человека в чем-то? На уровне аргументов, логики, не прибегшая даже к политической борьбе и, тем более, уличным демонстрациям, были ли такие случаи, чтобы вы пытались в чем-то его убедить словесно?

Адахан Мадумаров: Его трагедия в том, что, видимо, он понимает, что происходит и, видимо, знает, что надо делать, но ему не позволяет делать, то, что мы ему подсказываем или советуем, его окружение, поскольку это означает крах его окружения. В августе 2002-го года, когда я лицом к лицу очень долго, достаточно долгое время, разговаривал с президентом, я в это время находился на Иссык-Куле, и три дня подряд, у меня не было желания встречаться с ним, после трех дней настоятельных просьб я приехал в Бишкек и достаточно продолжительное время имел беседу с ним. Я тогда в открытую все ему говорил, возможно, намного жестче, чем сейчас говорю. Проблема его семьи, проблема, чем занимаются его дети, чем занимается супруга, что на местах любая маломальская должность продается и покупается. Он сделал вид, признался: "Да, к сожалению, у нас это есть". Я тогда задал второй вопрос: "Если вы все это знаете, почему вы не действуете, почему не решаете". Я тогда у него в глазах увидел бессилие. Он, скорее всего, превращается в марионетку в руках той кучки, которая управляет и заправляет, и диктует, и претворяет в жизнь - это олигархи. Пусть это не в масштабах России в эпоху Ельцина, но для Кыргызской Республики есть олигархи, которые защищают свои личные, меркантильные интересы. Вот они и диктуют, и определяют дальнейшую политику.

Тенгиз Гудава: Вы знаете, Адахан, вы, как историк, наверное, знаете лучше меня, что это весьма распространенный случай, когда правители, власть имущие оказывались заложниками своего окружения. Это, можно сказать, даже человеческая трагедия на уровне этого человека. В самом деле, уже трудно сказать, что он лично хотел бы сделать, в частности, уменьшить эту, и правда, чудовищную, коррупцию. Правда, по недавним сообщениям было раскрыто, какие-то невероятные цифры коррупции среди правоохранительных органов и судебных органов, то есть, если суд такой уж продажный, то это, конечно, уже ни на что не похоже, и республика не придет ни к чему хорошему. Вот такой вопрос касается отношений Киргизии и России: надо сказать, что в Москве, в Кремле Аскара Акаева, несмотря на все слабости и минусы, любят, почитают, считают, что он сугубо промосковский политик, удобный для Москвы, государственным языком русский сделал, и прочее. А с другой стороны, и сотрудничество двух этих наций, как вам представляется, оно достигает должного уровня? Чтобы в этой области России и Киргизии можно было бы сделать? Делает ли все правительство Кыргызстана?

Адахан Мадумаров: К сожалению, все это бутафория. То, что вы говорите, что Россия почитает его, любит - у России нет другого выхода. Если завтра придет другой человек, с этим человеком, скорее всего, будет Россия налаживать отношения намного теснее и ближе, и теплее, чем с Акаевым. Потому что и в России знают, что это абсолютно непредсказуемый человек, поскольку он до обеда, возможно, будет партнером для Цзян Цземиня, до ужина он может быть прекрасным собеседником для России, а ночью может творить свои дела с Америкой. В этом смысле я думаю, что президенты стран СНГ достаточно хорошо изучили личность президента Киргизской Республики и очень осторожно относятся к нему. А то, что русский язык сделал официальным языком, это не заслуга господина Акаева, это заслуга парламента. Но, к сожалению, мы не можем состязаться с его эмиссарами. Его эмиссары преподносят все, что лучшее, что это плоды труда господина Акаева, а все, что негативное - парламента или оппозиции. Или мне непонятно, после так называемого покушения на Ниязова на следующий день прилетает секретарь Совета безопасности господин Рушайло и делает заявление, что Россия готова оказывать всяческую помощь в борьбе против террористов. Россия в последнее тоже научилась иметь двойные стандарты. Горе от ума - это вечная тема.

То, что для России, особенно для президента Путина - я понимаю его желание, его стремление, чтобы все страны СНГ имели бы такого президента, который жестко мог бы стоять на своих позициях и на тех условиях, на которых они договорились, он бы тоже этого хотел, но кто даст этих президентов? Ему приходится сейчас вести борьбу, у него уже, по-моему, третий фронт: внутри СНГ бардак, развал, сам факт игнорирования всеми президентами стран Центральной Азии киевского саммита, это тоже о многом говорит, и сближение России и Белоруссии, и на этих условиях... Диктовка, скажем, с Запада. Поскольку Збигнев Бжезинский великолепно описывает нынешнюю геостратегическую, геополитическую ситуацию в своей книге "Великая шахматная доска", это точь-в-точь соответствует нынешним реалиям, которые у нас происходят. Но теперь вопрос, кто может стать конструктором, кто может стать архитектором? Поэтому я в сегодняшнем "Круглом столе" призывал и тех оппозиционеров Узбекистана, Казахстана, Туркменистана или Таджикистана, и в Российской Федерации - объединяться. Если мы говорим, я знаю позиции оппозиционно настроенных политических партий Казахстана, вот у нас намного больше, скажем, стремления к интеграции, не на словах, а на деле. Я недавно во время своей последней рабочей поездки в Москву открыто заявил, можно сказать, что бросил вызов этим мелким удельным князьям, которые хотят править. Каждый хочет стать престольным князем в рамках СНГ, но этого не будут. Этого не получится. Поэтому надо интегрироваться на примере вот Евросоюза.

Тенгиз Гудава: Вы говорите об интеграции оппозиции, допустим, что необходимо объединяться, объединять усилия и силы киргизских оппозиционеров, казахстанских, узбекских и так далее. Я эти призывы слышу со всех сторон. Ни разу не слышал ни одного слова или намека против, кто бы не хотел этого. И, тем не менее, воз, как говорится, и ныне там. Были какие-то попытки создания, ни к чему особо важному они не привели. Все-таки, как бы вы мыслили рамки этой интеграции, скажем, демократической оппозиции, демократической альтернативы тем режимам, которые существуют сегодня в Центральной Азии?

Адахан Мадумаров: В ближайшее время после долгого разговора наконец-то удается сейчас открыть в Бишкеке международный печатный дом. Это будет типография, международная, там могут публиковаться и печататься журналисты Казахстана, Узбекистана, Туркменистана и Таджикистана, и Российской Федерации. Я понимаю, реально смотрю на вещи, Россия в этом не нуждается, но наши соседи очень остро нуждаются в этом. Я думаю, что мы должны учредительную конференцию провести где-то в середине или к осени этого года, я хочу выступить с такой инициативой: учредительная конференция всех демократических сил Центральной Азии. Я думаю, надеюсь, нам удастся провести такого рода конференцию именно в Бишкеке. И все демократические институты, все политические партии, демократического толка мы должны учредить одну газету, которая распространялась бы на территории Центральной Азии. Ведь что думает оппозиция Казахстана - для нас не совсем понятно. Какие наши взгляды - для них непонятно. Ведь вот этот вакуум, недостаток информации, все больше разделяет все эти демократические силы.

Тенгиз Гудава: Адахан, а на каком языке вы бы планировали выпуск этой газеты?

Адахан Мадумаров: На русском языке.

Тенгиз Гудава: И распространяться будет по всем республикам Центральной Азии?

Адахан Мадумаров: Да.

Тенгиз Гудава: Хорошо, в Киргизии относительно либеральный режим, он все-таки остается таким самым либеральным в Центральной Азии. Потому-то, видимо, и открывается типография не где-либо, а в Бишкеке. Насколько я понимаю, активную роль в этой типографии собираются играть казахстанские оппозиционеры, и распространяться эта продукция должна в Казахстане, а президент Нурсултан Назарбаев не очень рад такой перспективе, мягко говоря. В разговоре с нами в "Круглом столе", который мы записывали на Радио Свобода буквально неделю тому назад, советник президента Аскара Акаева Джанузаков сказал, всем нам ясно было слышно, что Аскар Акаев в 2005-м году сложит свои полномочия и не собирается баллотироваться на новый президентский срок. Допустим, это так, новые президентские выборы и будет новый президент, вы примете участие в этих президентских выборах, будете баллотироваться? И приблизительно какой вы видите расклад в этой ситуации, в отсутствие Акаева, скажем? Не может же его жена или его семья стать президентом.

Адахан Мадумаров: Я так понимаю, я вот это заявление Болота Чыныбаевича, я бы советовал вам сохранить. Это очень ценное заявление, поскольку мы такие заявления очень много раз слышали. И если, конечно, все будет так, как они говорят - дай Бог. Если этого не будет, эту запись вы можете озвучить через два с половиной года. Причем он не только советник президента. Он - начальник отдела по обороне и правоохранительным органам, то есть, он курирует всю правоохранительную систему. А что касается президентских выборов - дай Бог, чтобы они состоялись в срок, чтобы никаких катаклизмов в нашей республике не было, наша главная задача сейчас - сохранить стабильность. Если власть нечто такое из ряда вон выходящее не придумает опять-таки на свою голову, как они умело это делают, то я думаю, все будет идти своим чередом, и на этих выборах, просто, если я не буду принимать участия, народ не простит, и больше я не смогу оправдываться какими-либо причинами. Просто, когда я встречаюсь, очень часто, и в 2000-м году буквально заставляли, поскольку уже пора, как говорится. Но я вынужден был тогда собрать пресс-конференцию и дать такого рода ответ, что я не люблю царапаться, я люблю бить, как говорил маршал Суворов. А "бить" - в условиях киргизской демократии - это невозможно, это царапаться. В 2005-м году, независимо от того, будет Акаев принимать участие, или нет, я твердо и решительно настроен принимать участие в этих выборах, поскольку я не могу бесконечно ждать, что, возможно, другой человек, более достойный, придет и будет делать то, что мы требуем. Устал ждать, придется взяться за дело самому, как говорится, пусть это звучит несколько банально, но - будем принимать участие.

Тенгиз Гудава: Говорил независимый депутат Законодательного собрания Киргизского парламента - Жогорку Кенеша - Адахан Мадумаров. И последнее: 17 марта - годовщина трагических событий в Аксыйском районе. 17 марта 2002-го года в Аксыйском районе произошло столкновение демонстрантов, направлявшихся в районный центр в знак протеста против ареста их депутата Азимбека Бекназарова, с органами безопасности. Депутат Азимбек Бекназаров, кстати, при активной поддержке депутата Адахана Мадумарова, резко критиковал президента Аскара Акаева в связи с передачей Киргизией Китаю целого ряда спорных приграничных территорий. Переговоры об этих территориях шли в тайне от парламента, и у оппозиционных депутатов возникли серьезные опасения в их легитимности. Азимбек Бекназаров был арестован под надуманными предлогами, а его сторонники в Аксыйском районе вышли на мирную демонстрацию, навстречу которой были выдвинуты наряды милиции. В ходе столкновения погибли пять демонстрантов и несколько десятков мирных граждан получили ранения различной степени тяжести.

Несмотря на заверения властей о расследовании этих событий и наказании виновных, до сих пор никто не был привлечен к ответственности, что не снимает напряжения в упомянутом районе и во всей Киргизии. В Аксыйском районе на 17 марта намечено проведение митинга-реквиема.

XS
SM
MD
LG