Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги выборов в Армении. Открытое письмо Елены Боннер и Владимира Буковского

  • Тенгиз Гудава

Участвует директор Армянской редакции Радио Свобода Грайр Тамразян. Приводится Открытое письмо на имя президента Соединенных Штатов Джорджа Буша Елены Боннер и Владимира Буковского.

Тенгиз Гудава: В этом выпуске две темы: во второй части мы познакомим вас с открытым письмом на имя президента США Буша двух известных российских правозащитников Елены Боннер и Владимира Буковского.

А пока - о состоявшихся президентских выборах в Армении.

Во втором туре выборов 5 марта победу одержал действующий президент Роберт Кочарян. Он набрал 67 с половиной процентов голосов избирателей. У представителя оппозиции, лидера Народной партии Армении Степана Демирчана - почти в два раза меньше голосов. Оппозиция не признала результатов выборов и намерена оспорить их в судебном порядке, а также продолжить проведение акций протеста. Со мной в студии директор Армянской редакции Радио Свобода Грайр Тамразян.

Грайр, вы были в Армении, в Ереване, все время этих драматических, многослойных, многоступенчатых президентских выборов. Первый вопрос: ваши субъективные ощущения от этих выборов - были они справедливы, свободны?

Грайр Тамразян: Однозначно я могу сказать, что эти выборы не были справедливыми и свободными. Согласно наблюдателям, выборы не соответствовали международным стандартам.

Тенгиз Гудава: Я помню, в свое время международные наблюдатели сделали вывод о выборах в Армении, вы сейчас мне подскажете, о каких конкретно выборах шел разговор...

Грайр Тамразян: 1995-й год, парламентские выборы.

Тенгиз Гудава: Да, 1995-й год, парламентские выборы - свободные, но несправедливые.

Грайр Тамразян: Они имели в виду то, что несправедливые в том отношении, что тогда Левон Тер-Петросян закрыл "Дашнак Цутюн", партию оппозиционную, и 14 газет. То есть, оппозиционная партия не имела возможности участвовать в выборах. В конкретном случае фактически все партии, все оппозиционные силы имели право участвовать в этих выборах, в этом отношении было нормально. Другое дело, что оппозиция не имела равных возможностей выступать по телевидению, по средствам массовой информации, особенно электронным. В Армении есть 6 телеканалов, которые фактически все контролируются, так или иначе, прямо или косвенно, правительством.

Тенгиз Гудава: То есть, независимых нет?

Грайр Тамразян: Нет, в Армении, фактически, независимых или оппозиционных электронных масс-медиа нет. Другое дело - газеты. Газеты есть, и оппозиционные, и проправительственные. Но все эти 6 телеканалов критиковали в своих новостях оппозицию однозначно, и в то же время в очень розовых тонах представляли деятельность нынешнего президента.

Тенгиз Гудава: Скажите, Грайр, значит, вот эта неудовлетворенность от выборов, а у меня складывается впечатление, что у армянского избирателя осталось именно такое ощущение - неудовлетворенность, какой-то дискомфорт от этих выборов, видимо, этот дискомфорт, в первую очередь, наверное, связан не с самим голосованием, а с тем, что ему предшествовало, вся подготовительная кампания. Которая, кстати, как мы знаем, составляет суть выборов?

Грайр Тамразян: Люди очень были злы, потому что им общественное телевидение - люди поддерживают это телевидение, то есть, платят налоги, и вы представьте себе, что это общественное телевидение показывает только Кочаряна в очень позитивных тонах - президент встречается с лидерами, с другими, он уже дважды встречался в этот период с Путиным, поехал в Киев, встретился с Кучмой, потом он в Германии, встретился с Шредером, все это, как вы знаете, влияет на избирателя, но дело не в этом. Дело в том, что эти демонстрации, на которых я сам был, два дня они не показывали эти демонстрации - общественное телевидение. То есть, они показывали в ночном выпуске, и, как вы знаете, наблюдатели тоже очень сильно критиковали, США тоже выступили с сильной критикой. Основное их заключение - то, что было очень много нарушений. Вбросы в избирательные урны после того, как это было все закрыто. После 8 часов даже продолжались вот эти вбросы. Поэтому и у части населения, которая поддерживала Демирчяна, у них недоверие к этим результатам. Сейчас они подали в Конституционный суд, и мы посмотрим, что будет дальше.

Тенгиз Гудава: Тем не менее, Грайр, вы согласитесь со мной, что почти с полной убежденностью можно сказать, что Конституционный суд, видимо, признает эти результаты?

Грайр Тамразян: Ну, вы знаете, в таких странах конституционные суды никогда радикальных решений против особенно правительства не принимают, особенно, если мы знаем, что все эти судьи назначаются президентом.

Тенгиз Гудава: То есть, был использован так называемый административный ресурс президентом Кочаряном на всю свою мощность и само это, мне кажется, мы немножко выходим за рамки именно армянских президентских выборов, повсеместно используется на всей территории бывшего СССР, и само это уже есть нарушение принципа справедливости выборов. Ну, хорошо, вот Роберт Кочарян - он выходец из Нагорного Карабаха и, видимо, пришел к власти на гребне такого, назовем это национализмом, когда считалось, что Роберт Кочарян символизирует единство армянского и арцахского народов, и он как бы поведет Армению к каким-то светлым далям. Привел ли он Армению к чему-то лучшему, по сравнению с тем, когда он приходил к власти после Левона Тер-Петросяна?

Грайр Тамразян: Несомненно.

Тенгиз Гудава: Какие плюсы?

Грайр Тамразян: Плюсы, я скажу, видно наглядно. Если ты поедешь в Армению, ты сам увидишь, что определенные сдвиги в экономике, инфраструктура намного лучше сейчас, дороги, сервис, 24 часа электричество - это роскошь для кавказских государств сейчас. И даже Армения экспортирует электричество в Грузию.

Тенгиз Гудава: А за счет чего эта проблема решена в Армении?

Грайр Тамразян: Во-первых, введена в строй атомная электростанция, почти 40 процентов электроэнергии производится на ней, кроме того, очень жесткий режим использования электричества, почти каждый житель в зданиях имеет индивидуальный счетчик, если ты не заплатил - выключают свет, и все здание лишается электричества. Поэтому очень жесткая дисциплина. Кроме того. 12 процентов экономического роста было в прошлом году в Армении. Самый высокий рост среди стран СНГ. Но, как говорит один эксперт Всемирного банка, это парадокс, армянский рост-то высокий, а благосостояние народа не повышается. Я думаю, это парадокс, присущий всем странам СНГ. Нищета вот больше 50 процентов у нас.

Тенгиз Гудава: Какая средняя заработная плата в Армении?

Грайр Тамразян: 30-40 долларов приблизительно.

Тенгиз Гудава: А цены?

Грайр Тамразян: Ну, цены невысокие, но они поднимаются. Коррупция очень высокая в Армении. Люди очень недовольны этим. Социальная несправедливость была самым главным мотивом у избирателей, которые голосовали против Кочаряна.

Тенгиз Гудава: Все-таки, у Кочаряна, при всем при том, есть несомненные плюсы, которые он, видимо, тоже использовал в ходе своей избирательной кампании. Теперь поговорим о феномене Демирчяна, вначале это был феномен отца Демирчяна. Он был единственный из коммунистических руководителей трех закавказских республик, который не вернулся к кормилу власти, но возвращался очень ярко, пока его не остановили - не убили. По странной символике его дело продолжил сын Степан Демирчян, что это за личность, что за феномен и что за идея?

Грайр Тамразян: Отец его оставил добрую память. Вы знаете, ностальгия, бывший Советский Союз, во времена его отца люди жили хорошо. В постсоветский период, когда он вступил в политику, довольно-таки удачно очень вступил, и тоже был очень популярен, он был спикером парламента. Кстати, он тоже на выборах 1998-го года вышел во второй тур с Кочаряном, но он тоже по официальным данным проиграл. Вот сын уверен, что отец тогда тоже выиграл у Кочаряна, как сейчас он уверен, что он выиграл. Но Степан Демирчян - довольно-таки молодой парень, я думаю, что он никак не связан с коммунистическими идеями. Вот, если мы будем смотреть его окружение, то мы увидим, среди его близких соратников Вазген Манукян, первый премьер Армении, либерал, прозападно-настроенный политик, другой - Шаваш Кочарян, тоже один из основателей партии Манукяна, тоже либеральная партия, и Раффи Ованисян - он, как вы знаете, был первым министром иностранных дел Армении, американец, американский гражданин, он недавно только стал гражданином Армении и хотел, кстати сказать, участвовать в этих президентских выборах, но ему не дали.

Тенгиз Гудава: Сын известного ученого...

Грайр Тамразян: Ученого Ричарда Ованисяна... Я бы сказал, вот эти трое - они довольно умелые политики, очень толковые, если у Демирчяна пока еще нет опыта политического, то у его окружения довольно-таки хороший опыт.

Тенгиз Гудава: Несомненно, и причем, что интересно, это люди отнюдь не коммунистического, я бы сказал, как раз другого полюса.

Грайр Тамразян: Это тоже очень удивительно, он собрал вокруг себя побольше таких людей.

Тенгиз Гудава: Да, прозападных и либеральных.

Грайр Тамразян: Да, и, кстати сказать, без этого я думаю, что ему не удалось бы собрать столько голосов. Одной фамилии только, Демирчян, я думаю, бы не хватило.

Тенгиз Гудава: То есть, не хватило бы чистой ностальгии по советским временам?

Грайр Тамразян: Да. Потому что люди смотрят, кто рядом с ним.

Тенгиз Гудава: Грайр, вот сейчас намечается некоторое улучшение отношений между Россией и Грузией в решении проблемы Абхазии. Так или иначе, видимо, в скором времени будет разблокировано движение по железной дороге, проходящей через Абхазию, и таким образом восстановится, даст Бог, железнодорожное сообщение между Ереваном через Грузию и Абхазию с Москвой. Это несомненный экономический плюс для Армении. С другой стороны, подобное решение проблем сепаратизма создает прецедент, по которому Россия, может быть, захочет так же решить проблему Карабаха с Азербайджаном. В этом плане для Армении минус. В совокупности - как вам представляется ситуация?

Грайр Тамразян: Я думаю, что да, может быть, у Москвы очень близкие отношения с Арменией, военные и политические, но я думаю, что Россия сейчас пытается установить и хорошие отношения с Азербайджаном, потому что это тоже очень важный регион для нее. И я думаю, что они могут, кстати сказать, вот что-то в таком роде, федерацию, что ли предложить и Азербайджану с Карабахом. Я думаю, что армянам это очень не понравится, но придет время, когда Россия начнет решать эти проблемы. Они тоже хотят участвовать в этих энергетических проектах. Большие компании российские - они тоже хотят.



Тенгиз Гудава: 10 марта на популярном Интернет-сайте FrontPage magazine.com было помещено Открытое письмо на имя президента Соединенных Штатов Джорджа Буша двух известнейших российских правозащитников - Елены Боннер и Владимира Буковского.

Предлагаем выдержки из этого Письма в переводе на русский язык. Перевод сайта Грани.Ру.

Елена Боннер и Владимир Буковский пишут:

"До того как начали падать бомбы, лишая нас времени спокойно поразмыслить, нам кажется естественным отойти в сторону и попытаться оценить общую картину развития событий. Нет, мы не присоединяемся к тем, кто стремится отговорить вас от военных действий в Ираке. Наоборот, мы думаем, что подобный шаг надо было сделать давным-давно, что иракский народ слишком долго страдает от зловещего режима Саддама Хусейна. Мы также не можем разделить пацифистские настроения, выраженные недавно многими миллионами демонстрантов.

Наш собственный опыт в условиях не менее губительного режима в Советском Союзе научил нас, что свобода является одной из тех немногих вещей в этом мире, за которые стоит бороться и умирать. И чем скорее мы это сделаем, тем лучше, поскольку подобные режимы, как вновь и вновь показывает история, не оставляют нам другого выбора, кроме как противостоять им и уничтожать их, так как они по своей сути являются деспотическими внутри и агрессивными внешне...

И почему так необходимо бороться за столь справедливое дело в союзе с государствами, которыми правят режимы, по существу не отличающиеся от режимов Саддама Хусейна и бывшего Советского Союза? Почему мы должны потворствовать чуть ли не уничтожению одних наций для того, чтобы освободить другие? Разве это не есть недопустимая плата за сомнительное преимущество, которое может дать такое союзничество?

Речь, конечно, идет о России. Вопреки общепринятому на Западе мнению, она не идет по пути демократии и рыночной экономики. Последние президентские выборы показывают вам, какого рода демократию создала для себя эта страна, где избиратели должны были выбирать между лидером коммунистов и полковником КГБ. Это есть выборы по-русски.

И КГБ победил. После десяти лет нерешительных, неуверенных попыток осуществить реформы, власть вновь была отдана в их руки, и они без промедления восстановили свою власть по всей стране, вместе со старыми символами Советского Союза, государственным гимном и Красным флагом в армии. Один за другим были закрыты последние независимые информационные издания. У нас не было политических заключенных в течение десяти лет; сейчас они у нас есть. Несколько человек уже сидят в тюрьме за высказывания против войны в Чечне, или против чинимого там произвола военных, или против загрязнения среды военными ядерными отходами. Чечня сегодня - это одна из гнойных ран на теле страны, где, по мнению многих международных наблюдателей, осуществляется настоящий геноцид маленькой беззащитной нации.

Существует множество документально подтвержденных сообщений о так называемых зачистках, в ходе которых людей, целыми деревнями, отправляют в фильтрационные лагеря, пытают, убивают. Выживают только те, чьи родственники заплатили выкуп. Сегодняшнюю коррупцию в России не с чем сравнить в этом мире. Это уже не коррупция, а система, в которой КГБ (теперь именуемая ФСБ) руководит большей частью организованной преступности, рэкетом, торговлей наркотиками, торговлей оружием и заказными убийствами. Они превратились в некий преступный синдикат, нечто вроде знаменитого "Спектра" из "Джеймса Бонда".

И, несмотря на это, как только стала создаваться антитеррористическая коалиция, британский премьер-министр Тони Блэр, несомненно, после консультаций с Вашингтоном, отправился в Россию и приветствовал "вхождение на борт" этого нового союзника. Он выразил радость, что в этой войне Россия, наконец, будет в одном ряду с Западом, особенно, как он заметил, учитывая "огромный опыт России в борьбе против терроризма". Мы никогда не предполагали, что нам когда-либо придется услышать такие слова от ведущего западного политика. Это звучит почти также жестоко и позорно, как если бы мы сказали, что у Германии огромный опыт в обращении с евреями. Россия, в своем прошлом обличье Советского Союза, практически изобрела современный политический терроризм, возведя его в ранг государственной политики. Сначала, для контроля собственного народа, а затем с целью распространения своего влияния в мире.

Их "опыт" борьбы с мусульманским терроризмом еще более впечатляющий. Как вы без сомнения знаете, они десятки лет вооружали Саддама, снабжая его, среди прочего, биологическим оружием. Другая мусульманская страна, Афганистан, возможно еще более подходящий пример того. Умом мы практически не сомневаемся, что настоящее плачевное состояние этой страны, включая возникновение движения "Талибан", есть прямое следствие инспирированной Советским Союзом "апрельской революции" 1978 года в Афганистане, а после ее провала, советской оккупации 1979 года, которая дестабилизировала страну и повергла ее в кошмар 20-летней гражданской войны. Не этим ли опытом хочет воспользоваться Запад?

Но, разумеется, выше приведенное высказывание Тони Блэра - гораздо больше, чем бесчувственная глупость. Это заявление было призвано символизировать перемену в отношении Запада к поведению России в Чечне. До событий 11 сентября западная критика российского геноцида, пусть приглушенная и слабая, все-таки сдерживала российских правителей. Сейчас, после того как Россию сделали партнером в коалиции, никакого сдерживающего влияния уже не исходит. Более того, ныне провозглашают, что эта бессмысленная война по истреблению маленького народа - это опыт, который может быть использован Западом.

Если дело обстоит именно так, то как объяснить, что Слободан Милошевич все еще находится в тюрьме в Гааге? Если так рассуждать, то по справедливости его следует немедленно отпустить на свободу и наградить Нобелевской премией за мир, поскольку его "опыт в борьбе против мусульманского терроризма" в Боснии и Косово едва ли чем отличается от российского опыта в Чечне, за исключением того, что его достижения в этой области меркнут на фоне российских зверств.

Внезапно, западные правоохранительные агентства превратились в мальчиков на побегушках у КГБ, поскольку вынуждены арестовывать каждого, кого Москва назовет террористом, и начинать против них процедуру экстрадиции, даже если этот человек является известным официальным представителем законного чеченского правительства, как Ахмед Закаев. Если так будет продолжаться, то вы, господин президент, можете спокойно зачислить всех нас в ряды террористов: поскольку ваш новый друг господин Путин официально заявил, что каждый, кто поддерживает Чечню, является террористом, и мы все попадаем под это определение.

Нет ничего более опасного в войне идей, чем так называемый подход "реальной политики", который навлек на нас в прошлом так много несчастий. Разве не был Усама Бин Ладен побочным продуктом подобного "брака по расчету" в какой-то момент? Или Саддам Хусейн? И разве ваши новые "партнеры" такие, как Россия не продают секретно, даже теперь, военную технику (включая ядерные технологии) странам из "Оси зла"? Послужит ли это когда-нибудь уроком для Соединенных Штатов, или они будут и впредь продолжать создавать новых врагов, ведя борьбу с текущими врагами?"

Это были выдержки из Открытого письма Елены Боннер и Владимира Буковского на имя президента США Джорджа Буша. Письмо помещено на Интернет-сайте FrontPage magazine.

XS
SM
MD
LG