Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Маленькое казахское экономическое чудо

  • Тенгиз Гудава

Участвуют: директор Департамента налично-денежного оборота Центрального банка Казахстана Дауренбек Мажитов, директор Казахской службы Радио Свобода Мерхад Шарипджан и сотрудник Казахской службы РС Ержан Карабек.

Тенгиз Гудава: Несмотря на неблагоприятное положение с правами человека и общедемократическими нормами в Казахстане, эта республика добилась относительно хороших экономических показателей.

Экономика Казахстана - в центре внимания этого выпуска.

По телефону из Алма-Аты - Директор Департамента налично-денежного оборота Центрального банка Казахстана, профессор, доктор экономических наук Дауренбек Мажитов.

В пражской студии Радио Свобода - мои коллеги, директор Казахской службы Мерхад Шарипджан и сотрудник той же службы Ержан Карабек.

По данным рейтинговой компании "Moody's investor services", оценивающей способность страны выполнять свои кредитные обязательства, инвестиционная отдача назарбаевского Казахстана на два пункта выше, чем тот же индекс России, и выше, чем доходность инвестиций в некоторых американских городах, таких, как Трэнтон, Нью-Джерси и Буффало, штат Нью-Йорк. Таково сообщение оппозиционного, я подчеркиваю, оппозиционного сайта "Евразия". То есть, Казахстан - безусловный лидер по западными инвестициям в СНГ. Кроме того, он лидер по экономическому росту - приблизительно 10 процентов в год. Казахстан также на пороге признания его Западом страной с рыночной экономикой. Мой вопрос господину Мажитову: в чем причина такого успеха, а то, что это успех, как мы видим, не отрицает даже оппозиция?

Дауренбек Мажитов: Я думаю, что есть несколько моментов этого действительного роста экономики. Во-первых, это стабильность, которая в экономике и вообще в целом в стране существует. Во-вторых, это хорошая законодательная база, которая создает определенную защитную линию для привлечения иностранных инвестиций. Но, с другой стороны, мы знаем, что в последние годы темпы привлечения инвестиций в Республику Казахстан немножко замедлились. Но это не говорит о том, что период инвестиций как бы остановился. Почему? Потому что в последние годы идет активное освоение уже привлеченных инвестиций в Республике Казахстан. Это обычное состояние экономики, когда привлеченные инвестиции работают на экономику Казахстана и дают определенные свои результаты. Поэтому снижение, некоторое снижение инвестиций в последние годы в Казахстане, я считаю, это как бы закономерный экономический процесс. И, в-третьих, на мой взгляд, это создание рыночных инфраструктур в Республике Казахстан. Стабильная банковская и финансовая система в Республике Казахстан. И появились институты, которые определяют инфраструктуру рынка - это финансовый рынок, это страховой рынок, это банковский рынок, поэтому инвесторы без оглядки и без опаски как раз инвестируют в Республику Казахстан.

Тенгиз Гудава: Стабильная экономика и правовая база - эти причины привел господин Мажитов, но говорят очень часто о более примитивных, простых вещах - что Казахстан богат нефтью, богат энергоносителями, и это часто приводят в качестве основной причины повышенного интереса западной экономики к Казахстану. Но, Мерхад, в Туркменистане тоже много газа, и в России много нефти, однако, Запад не очень спешит туда с инвестициями...

Мерхад Шарипджан: Я согласен совершенно с господином Мажитовым. Особенно в начале независимости законы, которые были приняты, они действительно работали на интересы инвесторов, а зачастую инвесторы освобождались от налогов, и другие льготные были моменты, которые привлекали инвесторов. Инвесторам отдавалось гораздо большее предпочтение, чем в России, я бы сказал, и вот это дает свой результат, и я опять же согласен с господином Мажитовым, когда он говорит, что деньги, которые вошли в экономику страны, стали работать, и работают успешно. Один из простых примеров - это то, что сегодня, особенно в последние полтора годы, цены на квартиры в основных городах Казахстана подскочили невероятно, только потому, что люди получили возможность брать ипотечные кредиты. И они работают, люди покупают квартиры, очень похоже на западную структуру - заключают контракты с банками, банки дают им ссуды, люди покупают, иногда роскошные, даже очень, по западным меркам, квартиры, потому что строительство жилого комплекса сегодня напоминает сильно то, что происходит в странах Восточной и Центральной Европы, в той же Алма-Ате или Астане. То есть, люди как-то почувствовали, что именно инвестиции начали работать, хотя, конечно, они могли бы работать и еще лучше.

Тенгиз Гудава: Ну, если ипотечный кредит развивается, то это развивается именно доверие к финансовой системе, прежде всего, и это тоже положительный показатель. Ержан Карабек, ваше мнение, в чем причина успеха экономики Казахстана?

Ержан Карабек: Тенгиз, вы очень правильно сказали: это показатель доверия к финансовой системе Казахстана, вообще к экономике Казахстана. И мне кажется, во множестве этих положительных прогнозов большая степень все-таки доверия. Все-таки это аванс, который выдается Казахстану. Это определенная надежда, допустим, только азиатский банк развития предполагает, что ВВП Казахстана в этом году вырастет на 7-8 процентов. Это очень большой показатель, но Казахстан в предыдущем году имел еще больший рост ВВП. Один из главных факторов, которые отмечают многие эксперты, и оппозиционные, и правительственные - наличие очень больших запасов нефти и других природных ископаемых. Здесь также очень велика роль успешно реформированной банковской системы Казахстана, которая еще с 1993-го года, с момента появления тенге, плавно и поступательно совершенствовалась. Однако, и официальные эксперты, и руководители Национального банка выражают беспокойство тем, что качество кредитного портфеля в последние годы не растет. Очень большое количество привлеченных кредитов из-за рубежа, и насколько это оправданно - это тоже вопрос времени. Например, казахстанские крупнейшие банки уже инвестируют в России, казахстанские банки уже завоевывают пространства Кыргызстана, Белоруссии, однако, это все происходит за счет внешних заимствований, в первую очередь, не сколько за счет основного капитала собственно банков. Так же есть такой показатель, как совокупный внешний долг Казахстана, он уже превысил 15 миллиардов долларов, в то же время, когда ВВП составляет едва ли 22 миллиарда долларов. То есть, показатель внешнего долга на душу населения тоже высокий. Это все составляет доверие будущим действиям правительства Казахстана.

Тенгиз Гудава: То есть, не совсем все так уже безоблачно, но что в качестве главного плюса вы хотите выделить - все-таки пока доверие сохраняется, и как бы авансом даются и эти инвестиции, и эти статусы всевозможные. Мы возвращаемся к господину Мажитову: вице-президент упомянутой нами рейтинговой компании "Moody's" Джон Аттоншифер отметил разумную макроэкономическую политику президента Назарбаева. Ну, вероятно, Нурсултан Назарбаев не решает все экономические вопросы своей страны. Для этого нужна команда экономистов, менеджеров, но, видимо, эта команда неплохая, а главное работает в благоприятной атмосфере. Господин Мажитов, как работает казахстанская экономика, если это можно популярно изложить? И кто управляет ею, как?

Дауренбек Мажитов: Как любое суверенное государство, Казахстан имеет соответствующие институты, в Казахстане работает эффективное правительство, центральный банк в лице Национального банка, и другие институты, которые прямо или косвенно регулируют экономику, в соответствии тем требованиям, которые сейчас как бы сложились. Ну, я хочу сказать, что некоторые оппоненты, вот из Туркменистана, сказали, что именно нефть и газ, нефть особенно, которая является основным достоянием благосостояния Республики Казахстан, да, оно имеет определяющее значение, но, с другой стороны, в отличие от некоторых других стран, именно те поступления, которые у нас имеются от реализации нефти, идут на формирование Национального фонда. Что значит Национальный фонд - это Национальный фонд, который формируется и управляется Национальным банком, и определяется в определенной части в доверительное управление иностранным компаниями. Вот этот Национальный фонд в случае какого-то экономического неблагополучия или кризиса будет играть роль стабилизирующего фактора. Поэтому по некоторым, по аналогам некоторых других национальных нефтяных фондов - Дубая, Норвегии, и так далее, другие страны, мы создали себе Национальный фонд, поэтому сейчас, я думаю, что все поступления, которые не необходимы для реализации внутренних наших проектов, все остальные направляются на формирование Национального фонда. А значение этого Национального фонда - это будущее. В нашем случае - вы знаете, это невозобновляемые запасы, нефть и газ, но в последующем от этих, скажем, нынешних поступлений будет строиться взаимоблагополучие будущего поколения и экономический рост экономики нашего государства. Но, вы знаете, среднемесячная заработная плата в республике Казахстан за 2002-й год была 20,5 тысяч тенге. В разных регионах, к сожалению, эта средняя заработная плата складывается по-разному.

Тенгиз Гудава: Мерхад, если можно создать благоприятный климат в экономике, то почему режим президента Назарбаева не может договориться с оппозицией, и создать такой же благоприятный климат в общественно-политической сфере, и главное: почему и как возможны нарушения прав человека, такие, как дела Аблязова, Жакиянова и Сергея Дуванова, на фоне экономического, относительного опять же, но все-таки процветания?

Мерхад Шарипджан: Дело в том, что вопрос более политический, чем экономический, дело в том, что и Мухтар Аблязов, и Галымжан Жакиянов, и тот же Акежан Кажегельдин, который сегодня является главным оппозиционером и находится за рубежом, вынужден находиться за рубежом, Аблязов, и Жакиянов находятся в местах не столь отдаленных, все они были экономистами и являются экономистами. Мы знаем, что Кажегельдин был одним из успешнейших бизнесменов Семипалатинской области, прежде, чем стал премьер-министром. Галымжан Жакиянов стоял у истоков экономики независимого Казахстана, как раз все эти кампании, корпорации "Астана Моторс" и другие, "Аксепт", все это молодые ребята, которым сегодня по 40-45 лет, они все это делали, но вот наступает тот момент, как у Бабеля - "где начинается городской голова и где заканчивается Беня Крик", - вот то же самое: где заканчивается экономика и где начинается политика? Вот здесь вот ясно, что сегодняшние основные ведущие политики, стоящие у власти, вышли из среды экономистов и бизнесменов, в основном. Вот, кстати, показатель очень интенсивный, потому что именно Назарбаев был первым президентом, который имел экономического советника - иностранца, американца южнокорейского происхождения, и именно фокус на экономику, на экономистов сыграл определенную роль, а потом, когда уже эти молодые ребята созрели и стали более независимыми, чем от них ожидалось, конечно, начинается политика, и уже хочется контролировать не только уголь Семипалатинской области, но и нефть, и все остальное, но сегодня мы знаем, что нефть контролируется кланом Назарбаевых, нравится нам это, или нет. Его зять Тимур Кулибаев контролирует и разработку нефти, и ее транспортировку, и все остальное. Поэтому здесь уже интересы межклановые. Я бы сказал, конфликт интересов между финансовыми группами, которые представлены различными кланами и группировками, что немножко напоминает Россию, вот когда мы говорим об империи Березовского, Гусинского, как это все столкнулось с интересами Путина, и чем это закончилось. В общем, здесь больше политический вопрос, чем экономический, но опять же надо отметить, что при всем при этом экономика работает, показателем является то, что сегодня уже количество нелегальных иммигрантов из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана выросло очень сильно. Это так называемые гастарбайтеры, которые стараются приехать в Казахстан и работать нелегально или легально на табачных плантациях, хлопковых плантациях и на других участках микроэкономики, так скажем. Когда мы берем у них интервью, они говорят: "Я получаю три доллара в день, здесь, в Казахстане, а в Узбекистане я получал три доллара в месяц - есть разница - поэтому я здесь". Поэтому тут вещи такие - если мы будем рассматривать это в аспекте политики - это одно, а если в аспекте экономики - совершенно другое.

Тенгиз Гудава: Да, это дело сложное, и, видимо, не совсем, а может и никак не связана нефтяная экономика с демократическим устройством страны, вспомним хотя бы Саудовскую Аравию, где монархия и главная религия - ваххабизм. Ержан, тот же вопрос, хочу только его немножко утяжелить, добавить: вот соседний Казахстану Кыргызстан занимает, по данным международных экономических институтов. одно из первых мест по уровню коррупции. А как обстоят дела с этим злом в Казахстане? Как-то нельзя представить себе, что буквально рядом процветает коррупция, а в Казахстане все в ажуре, тем более, что сейчас проходят такие громкие дела, как дело Гиффена, или "Казхагейт". Как все это отражается на экономике Казахстана, имидже? Очевидно, вопрос-то понятный - плохо отражается, но в какой мере коррупция все-таки участвует, или не участвует в экономике Казахстана?

Ержан Карабек: Уровень коррупции в Кыргызстане и Казахстане наверняка можно сравнивать. В Кыргызстане совсем нет нефти, всего лишь около одного миллиона тонн нефти они сами худо-бедно добывают, тем не менее, несмотря на мизерную нефть у них довольно-таки высокая по мировым масштаб коррупция. Правительство Казахстана борется с коррупцией, президент Казахстана борется с коррупцией, о коррупции говорится на всех уровнях власти. Президент Назарбаев уже несколько раз создавал всевозможные государственные структуры по борьбе с коррупцией, однако, коррупция неистребима.

Тенгиз Гудава: К сожалению, да, как мафия - вечна?

Ержан Карабек: Дело в том, что коррупция и экономика - явления, которые в Казахстане срослись, а сегодня мы говорим об успехах в макроэкономике, я хотел бы подчеркнуть успехи в макроэкономике, которые авансируют в ближайшем будущем возможные инвестиции уже в материальной экономике. Вот тогда можно говорить об эффективных результатах.

Тенгиз Гудава: Ержан затронул очень хороший вопрос. Макроэкономика Казахстана развивается, тут нет двух мнений. А как это влияет на повседневную жизнь граждан, рядовых граждан Казахстана? Даже мы говорим ипотечный кредит растет, но это, видимо, только маленький процент очень обеспеченных людей пока может всем этим пользоваться. Господин Мажитов, мой вопрос такого рода: говорят, что после военного успеха США и Великобритании в Ираке значение казахстанской нефти уменьшилось, так как Ирак обладает вторыми в мире запасами нефти после Саудовской Аравии. Чем это может быть чревато для казахстанской экономики? Не окажется ли это скромное, но все-таки небольшое казахстанское экономическое чудо мыльным пузырем? Какие средства есть предохранения?

Дауренбек Мажитов: Я не большой специалист в области так называемых нефтяных разработок и нефтяной политики, но я не думаю, что действительно те ресурсы, которые у нас имеются, и те запасы, которые у нас имеются, разведанные, действующие, и которые близко к разведанному, позволяют нам сделать вывод, что до 2050-го года нормальные разработки и добыча нефти в Республика Казахстан будут. Вы знаете, что природа так распорядилась с этими продуктами, что да, действительно, Казахстан входит в десятку нефтеразработчиков и экспортеров этой продукции, поэтому вот в ближайшие, скажем, 50 лет, или больше, Казахстан не будет испытывать какие-то недостатки или неудобства в реализации нефти и, соответственно, поступлениях за счет реализации указанной нефти. Да, крупные действительно месторождения и залежи нефти в Ираке, по оценкам, по средствам массовой информации, огромные, но неразведанные запасы и залежи, которые имеются в Казахстане, я считаю, что тоже. Из средств массовой информации мы видим, что в том же Западно-Казахстанском регионе, туда входят области Уральская, Атырауская и Мангышлакская, из года в год, из месяца в месяц находится какое-либо месторождение, новое месторождение с некоторыми, если не крупными запасами, то хотя бы средними, и так далее. А таких запасов по всей территории Республики Казахстан очень много.

Тенгиз Гудава: Господин Мажитов, вы упомянули, что средний доход гражданина Казахстана 20,5 тысяч тенге, 120 долларов приблизительно, все-таки это очень низкий показатель, какова тут динамика?

Дауренбек Мажитов: Смотря по сравнению с какими государствами, по сравнению с чем. Конечно, если сравнивать среднемесячные доходы, скажем, Западной Европы или Америки, это, конечно, низко, никто об этом не спорит. Но давайте будем сравнивать постсоветские страны, члены СНГ - мы находимся на втором месте после Российской Федерации, по среднедушевому доходу в целом. Вы сами сказали, что три доллара в месяц получают представители Киргизстана, Таджикистана, и так далее. Но все познается в сравнении. А мы сравниваем, и вы тоже может сравнивать с сопредельными государствами, которые расположены вокруг Республики Казахстан.

Мерхад Шарипджан: Я хотел бы добавить только одну вещь: все-таки сегодня микроэкономика Казахстана тоже работает, и это видно невооруженным глазом, особенно в Алма-Ате или Астане, видно, как стала разветвляться и приумножаться сфера обслуживания, частные магазины, бутики, очень высокого качества обслуживание, очень высокого качества услуги и товары, предлагаемые покупателям и клиентам, и я думаю, что это в принципе уже очень сильный показатель того, что экономика Казахстана идеи в авангарде, если мы будем сравнивать со странами, которые находятся рядом и начинали с той же точки отсчета в 1991-м году.

XS
SM
MD
LG