Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бесконечное дело Буданова

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава беседует с президентом Психиатрической Ассоциации Чечни Мусой Дальсаевым.

Тенгиз Гудава: В Ростове-на-Дону подошел к концу один из самых сложных и противоречивых судебных процессов - по так называемому "делу Буданова". 25 июля должно быть оглашено решение суда. Напомню суть дела: в ночь с 26-го на 27-е марта

2000-го года полковник российской армии Юрий Буданов во время допроса задушил 18-летнюю чеченскую девушку Эльзу Кунгаеву. С тех пор длится уголовное дело против российского полковника по обвинению его в превышении служебных полномочий, похищении и предумышленном убийстве чеченки Кунгаевой. Состоянием аффекта объясняет защита Буданова его преступное деяние: несколько подчиненных Буданова погибли в результате снайперского огня противника. Состояние "аффекта" переросло в тезис о психической невменяемости полковника и соответственно - его неподсудности. Недавно состоялась шестая психолого-психиатрическая экспертиза, признавшая Юрия Буданова вменяемым, с определенными оговорками. В работе экспертизы принимал участие частный гость нашей программы - президент Психиатрической Ассоциации Чечни доктор Муса Дальсаев.

Муса, почему так много этих экспертиз, в чем причина неспособности или невозможности для психиатров в итоге прийти к какому-то одному мнению?

Муса Дальсаев: Первоначальная лабораторная экспертиза не пришла к окончательным выводам в силу того, что, с ее точки зрения, необходимо было стационарное обследование и вынесение соответствующего заключения. И таковая экспертиза в Новочеркасске состоялась, и было вынесен заключение, что по двум эпизодам, там не только убийство было в этот день, но инкриминировалось Буданову то, что он избил своего лейтенанта и похитил Эльзу Кунгаеву, и совершил убийство. Вот три эпизода, которые вменялись ему, и вменяются до сих пор. Так вот, по двум эпизодам, кроме убийства, он признавался вменяемым, по эпизодам, связанным с убийством, по заключению Новочеркасской психиатрической больницы он считался ограниченно вменяемым, но вменяемым. Таким образом, вроде бы уже была основа для вынесения судебного решения, но по каким-то причинам вновь потом возникла необходимость проведения экспертизы, поскольку стороны имеют право инициировать, и, в конечном счете, прошла после этого целая череда экспертиз. До нашей очередной, шестой, экспертизы, была проведена пятая, порученная Министерству здравоохранения Российской Федерации. Это министерство создало комиссию. Минздрав России организовал комиссию судебных экспертов, в числе которых были ведущие специалисты Российской Федерации, академики, очень уважаемые люди, не только в России, но и в мире, они пришли к заключению, что Буданов невменяем по всем эпизодам, и в том числе и процессуально недееспособен, то есть, не может отвечать за свои поступки и действия, и не может защищать себя в судебном процессе. Это была предшествующая экспертиза. Но государственный обвинитель инициировал пересмотр этого дела, связанный именно с заключением судебных психиатров, поскольку, с его точки зрения, при проведении экспертизы и при вынесении соответствующего заключения было учтено, в основном, только то, что говорил сам Буданов. То есть, в основу легли сведения, которые сообщались самим Будановым, и недостаточное внимание было уделено тем материалам, которые приводились потерпевшей стороной.

Тенгиз Гудава: Скажите, Муса, вот эта шестая экспертиза - она чеченская, это чеченские психиатры?

Муса Дальсаев: Нет, конечно. Шестая экспертиза была проведена после того, как сторонам была предоставлена возможность предлагать психиатров, экспертов, которые им известны. И эта комиссия - она фактически была как бы сборной комиссией по Российской Федерации. Туда приглашались специалисты всеми сторонами. Количество экспертов оказалось девять, из Чечни был один эксперт, это я...

Из записи сделанной на заседании суда по делу Юрия Буданова: Что касается моего присутствия здесь, я.. .Нет, Ваша честь, под пули лезть, офицер... Мне это неинтересно. Ну, как вы можете эксперту, вот он с ним беседует, как вы можете рассказать, как, зачем объясните?.. Поэтому я и говорил всем экспертам, я нормальный, понимаете, я нормальный, хотя это не я, но я нормальный, отправьте меня в зону....

Тенгиз Гудава: Запись сделана во время суда над Будановым - подсудимый отказывается участвовать в процессе. Запись некачественная, мы ее даем, чтобы как-то передать атмосферу суда:

Муса, скажите пожалуйста, вы пришли к какому-то решению очевидно?

Муса Дальсаев: Вот эта комиссия из девяти человек как бы разделилась на три группы. Одна группа, шесть человек, другая - два человека, и третья группа, как оказалось, я один по диагнозу. Так вот, все эти девять экспертов пришли к заключению, что Буданов вменяем, но шесть из них пришли к выводу, что он ограниченно вменяем, а три остальных, включая вашего покорного слугу, пришли к заключению, что он вменяем по всем эпизодам.

Тенгиз Гудава: Скажите, а что такое "ограниченно вменяем", эта формулировка освобождает человека от ответственности за преступление?

Муса Дальсаев: Формулировка "ограниченно вменяем" - это формулировка суда, а эксперты говорят о том, что он мог, не в полной мере, но мог осознавать свои поступки и контролировать их. На основании этого существует так называемая статья 22 Уголовного Кодекса Российской Федерации, которая позволяет суду привлекать к уголовной ответственности, но учитывать при этом, что он мог не в полной мере осознавать свои поступки, но, учитывая, что он все-таки мог осознавать, суд может в связи с этим несколько изменить меру наказания.

Тенгиз Гудава: То есть, смягчить меру наказания?

Муса Дальсаев: По времени - да, но по сути своей такой человек уйти от уголовной ответственности не может. Мое же заключение также соответствует последнему, только мы чуть-чуть отклонились в плане диагноза, в одной из рубрик диагноза, которая говорит о том, что эти расстройства, которые имеются у Буданова, я их квалифицирую как связанные с тем, что он оказался в стрессовой ситуации, вызванной судебно-следственным процессом, тем, что его разоблачили, а вот на период, когда он совершал эти действия, он был в полном здоровье психическом, и осознавал, и контролировал в полной мере свои поступки. В этом только и разница, собственно говоря.

Тенгиз Гудава: Северо-Кавказский окружной военный суд, заседания которого проходят в Ростове-на-Дону, не раз удалял подсудимого из зала заседания, ввиду неадекватного поведения последнего. Буданов был известен резким характером, вместе с тем это был хороший боевой полковник, имеющий множество и взысканий и наград. Защита требует освобождения Юрия Буданова от уголовной ответственности и направления его в психбольницу на лечение. Прокурор затребовал 12 лет лишения свободы. Сторона потерпевшей Эльзы Кунгаевой говорит о более существенном наказании: 25 июля свое последнее слово скажет суд.

Муса Дальсаев: Сейчас как раз у суда есть целая палитра заключений, которые считаются в принципе равновеликими, и они не могут квалифицироваться, что вот это заключение является, скажем, Института психиатрии имени Сербского, главным, а другое - второстепенным. В процессуальном плане они все одинаковы. Я хочу подчеркнуть, что здесь не умаляется роль ни одного профессионала, ни одного психиатра, который участвовал в экспертизе. Конечно, само по себе такое количество экспертиз говорит о том, что где-то в какой-то мере, может, появляется какая то нерешительность. Но, с другой стороны, сегодня, поскольку у суда, как я сказал, есть достаточное количество результатов, и суд может опереться на любое из этих заключений, дальнейшие экспертизы, я думаю, вряд ли будут уже проверены и назначены. Но это, в конечном счете, конечно, дело суда.

Тенгиз Гудава: Муса, вы хорошо изучили этого человека. Едва ли кто либо, может, знает его так, как вы знаете его психиатрический и психологический портрет. Скажите пожалуйста, что это за человек, какое он оставил впечатление каковы черты этого человека, как получилось так, что он совершил это преступление?

Муса Дальсаев: Изначально говорить о том, что у Буданова были какие-то психические отклонения - это исключается. Другое дело - когда ситуация, связанная с войной, она откладывает отпечаток на душевную жизнь человека, на его психическое состояние. Это был март месяц, когда его полк уже находился в резерве. Они собирались отправляться в место своей дислокации на территории Российской Федерации, в Гусиноозерск, поэтому такой стрессовой ситуации, которая могла бы привести к каким-то психологическим срывам, на тот момент я тоже не наблюдал, хотя, другие эксперты считали, что то, что было связано с боевыми действиями в январе, сказалось на нем, это так называемое посттравматическое стрессовое расстройство. Но в силу того, что после пережитого острого стресса в январе он уехал домой в отпуск, вернулся, и, в принципе, никаких отклонений со стороны поведения не наблюдалось у него, за исключением некоторых усилений, скажем, раздражительности и жесткости, они не выходили за рамки невротических расстройств.

По показаниям жителей села Танги, военные посещали это село и осуществляли разног рода "зачистки", которые - с точки зрения руководства самого Буданова в лице генералов Герасимова и Вербицкого он не должен был вообще посещать село, то есть, там налицо нарушение и превышение полномочий. Он не имел права посещать село. Это не входило в его компетенцию. Он не должен был осуществлять "зачистки", и так далее. Это свидетельство того, что военные пользовались безнаказанностью, совершали разного рода действия. И еще следует отметить, что 26 марта - день выборов президента Российской Федерации, может, благодаря стечению такому обстоятельств это и стало достоянием гласности.

Много людей, которые совершали такого рода действия, остались вне поля зрения правоохранительных органов. Поэтому я в данном случае в большей мере думаю о том, что если бы предавали гласности подобного рода случая, и люди обращались бы с заявлениями, чтобы такие деяния были наказаны, или стали известны всем, может, и ситуация была бы несколько иная.

Кстати говоря, о полку Буданова и атмосфере, которая там царила: я должен сказать, что из характерологических особенностей его профессиональной деятельности был такой момент: 11 раз он был наказан в дисциплинарном порядке, в течение предшествующего года, за то, что в его полку был очень большой удельный вес, в том числе и нарушений, связанных с дедовщиной, высокий уровень травматизма, связанный с дедовщиной. Хотя было и очень много, около 37, благодарностей, поощрений, но эти 11 дисциплинарных взысканий говорят о том, что все-таки в воинской части не царила атмосфера такая, которая могла бы создавать условия для того, чтобы люди общались между собой не на языке насилия.

Тенгиз Гудава: Понятно, брутальная ситуация была. Мой вопрос такого характера: в Чечне идет уже давно партизанская война. Это война, конечно же, без правил, нападения и удары исподтишка, и прочее. Такая ситуация сама по себе не может вызвать сильного психического расстройства, в котором, собственно говоря, человек может совершить определенные преступления, сама ситуация партизанской войны?

Муса Дальсаев: Вы имеете в виду в данном случае у Буданова?

Тенгиз Гудава: Да, ведь, как я понимаю, его адвокаты в качестве одного из оправдательных моментов приводят то, что Буданов потерял несколько своих людей из-за снайперских атак.

Муса Дальсаев: Дело в том, что Буданов в качестве защитной версии действительно выдвигает такое обоснование, что, якобы, потерпевшая Эльза Кунгаева была снайпершей. Но по материалам уголовного дела, в том числе и по заявлению замкомдива, Буданов, когда в январе месяце на высоте 958 потерял своих сослуживцев, он испытал стресс, вызванный вот этой гибелью своих сослуживцев, но к началу февраля, где то 31 января-1 февраля максимум эта ситуация была для него разрешена. Из плена уже был вызволен труп его сослуживца, все погибшие были похоронены, вопрос со снайперами, как заявил сам Буданов, по словам замкомдива, тоже был разрешен. Хотя, из того числа погибших - 22 -7 человек,по заявлению замкомдива, погибли из-за халатности, или каких-то ошибок, не связанных с боевыми действиями. На самом деле, это был единственный такой период, когда ему пришлось испытать этот стресс. Это не были выстрелы, так скажем, исподтишка. Это не была тогда партизанская война в том смысле, как сейчас. Это был период - как раз острый период для населения, для военны, когда шла, в общем-то, продвигалась армия по территории Чечни, население на тот период как раз находилось в большем страхе, и оно не имела возможности тогда оказывать такое сопротивление, как сейчас, в рамках партизанской войны, о которой вы говорите.

Но я еще раз подчеркиваю, что потерпевшая Эльза Кунгаева по посмертной психолого-психиатрической экспертизе которая была проведена, никак не могла оказывать такого сопротивления, которым Буданов объясняет, что происходило на момент убийства ее, то есть, если, например, он говорит, что она оказывала очень жесткое сопротивление, оказалась очень сильной, что он ее уличил в том, что она является боевичкой, снайпершей - это фабула, которой вообще мало кто доверял, но в данном случае там ничего такого близкого нет. Это нереально. Такое, по материалам уголовного дела, вряд ли могло быть.

Тенгиз Гудава: Муса, вот у Буданова - у него семья, дети, какова история вообще жизни, гражданской, скажем Буданова?

Муса Дальсаев: Он очень положительно характеризуется и его сослуживцами, руководством, близкими. Он, как семьянин - нормальный человек, который заботился о своей семье, да и сейчас он очень беспокоится о своих близких, поэтому таких никаких аномальных явлений со стороны Буданова в его мирной жизни нет. Двое детей, сын и дочь, жена. Полноценная семья, сестра, мать и отец, правда, мать отец и сестра живут на Украине, а сейчас туда переехала и жена. Раньше в Гусиноозерске, в воинской части, Буданов жил с семьей, семья была полноценная и, находясь на территории Чечни, он ежедневно звонил домой, и, со слов сестры и жены, для сестры он всегда был защитником, для жены - хорошим семьянином, у них, за исключением мелких бытовых проблем, никогда не возникало серьезных проблем, связанных со взаимоотношениями. Поэтому, с точки зрения обыденной, бытовой жизни - вполне нормальный человек.

В полку у Буданова сам Буданов, полковник, и два его заместителя, два подполковника, привлекаются к уголовной ответственности за время пребывания в Чечне. Один из его заместителей - Беленко - за убийство своего же солдата. Другой - Федоров - за то, что он избивал Багреева, лейтенанта, и даже норовил укусить его за бровь. И все это происходило 26-го числа, после того, как они днем отмечали, день рождения своей дочери Буданов отмечал, употребили спиртное в этот день, день избрания президента Российской Федерации.

Тенгиз Гудава: Значит, 26 марта - день избрания президента России и день рождения дочери Буданова?

Муса Дальсаев: Да. И мотивом при совершении этого преступления - он говорил, что когда Эльза Кунгаева показала пальцем на ее фотографию и сказала, что она накрутит кишки ее на автомат, тогда он говорит, что он был выведен из себя.

Тенгиз Гудава: У вас какое впечатление создалось, Буданов раскаивается?

Муса Дальсаев: На этот вопрос он сказал, когда я спросил, "вы жалеете об этом", он сказал: "Да я об этом жалею, естественно".

Тенгиз Гудава: Между "жалею" и "раскаиваюсь"...

Муса Дальсаев: Есть ли у него какое-то покаяние в этом - в зале суда он открыто заявил Кунгаеву: "Я прошу, извините, я сожалею об этом", - он высказывал это. Что касается внутреннего покаяния - судя по некоторым репликам, которые иногда раздаются в зале суда, и оскорбительным выпадам в адрес родителей, я думаю, что этот процесс еще, наверное, ему нужно пережить.

Тенгиз Гудава: Говорил Муса Дальсаев - участник последней психолого-психиатрической экспертизы Юрия Буданова, президент Чеченской Психиатрической Ассоциации. Юрий Буданов содержится в шестиместной камере, где он находится один. В его распоряжении телевизор. 23 июля Юрий Буданов выступил с последним словом. Оно заняло меньше минуты. Буданов поблагодарил суд за терпение и напомнил, что он русский солдат, который 20 лет служил Родине и своему народу.

XS
SM
MD
LG