Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иссык-Куль, Курултай, Демократический кодекс

  • Тенгиз Гудава

Над выпуском работала в Бишкеке Замира Сыдыкова, участвуют вице-премьер Кыргызстана Курманбек Осмонов и президент "Фонда развития демократии" Толекан Исмаилова.

Тенгиз Гудава: В последних числах августа, накануне празднования 120-ой годовщины независимости Кыргызстана на берегу Иссык-Куля прошел второй всемирный Курултай киргизов - форум этнических киргизов, проживающих в различных уголках мира. Событию этому киргизские власти уделили немало внимания и причина ясна: курултай должен быть принять и конечно принял так называемый "Демократический кодекс".

В прошлом выпуске программы "Центральная Азия" мы говорили о документе, принятом в Узбекистане и озаглавленном "Национальный план" - имеется в виду план борьбы с пытками в пенитенциарных учреждениях. В относительно либеральном Кыргызстане создали свой супердокумент - "Демократический кодекс", нечто среднее между "моральным кодексом строителя коммунизма" и узбекским "национальным планом". Подробности в материале, подготовленном в Бишкеке Замирой Сыдыковой:

Замира Сыдыкова: Власти Кыргызстана решили использовать этот форум и включили в повестку дня принятие Демократического кодекса, документа, который вызвал неоднозначную реакцию среди общественности, ряда политических партий, неправительственных организаций, СМИ, который, по-моему, не имеет аналогов в других странах. О том, что это за кодекс, какие цели он закладывает, мы сейчас побеседуем с вице-премьером Кыргызстана Курманбеком Осмоновым:

Курманбек Осмонов: Появлению вообще идеи создания Демократического кодекса предшествовал... Или, скажем так, эта идея - тоже плод коллективных размышлений. Как вы знаете, сначала президент образовал Общественный совет демократической безопасности, состоящий из представителей всех трех ветвей государственной власти, представителей неправительственных организаций, средств массовой информации, различных политических партий. Основным предназначением Общественного совета демократической безопасности являлась выработка мер, которые позволили бы упреждать общественные конфликты, вырабатывать меры, предотвращающие общественные конфликты. Все-таки вот те события, которые произошли у нас в республике в последние годы, в частности, Аксыйские события, власти и многие политические силы натолкнули на мысль о создании какого-то общественного совета. Назвали так - Общественный совет по демократической безопасности. Но не столь важно, как будет называться этот общественный орган, а важно то, что он объединяет представителей всех политических сил, средств массовой информации и призван вырабатывать меры на предотвращение общественных конфликтов. И вот, одним из путей решения этой проблемы после бурных обсуждений появилась идея выработать своего рода Демократический кодекс. Помните раньше, был "Моральный кодекс строителя коммунизма", хотя по объему очень небольшой, но довольно емкий. Вот, что-то аналогичное...

Мы задались целью: каким будет этот документ? Если это будет кодексом, сводом законов в прямом смысле, в прямом юридическом смысле, то его нужно принимать через парламент и придать статус закона, за неисполнение которого установлена ответственность и так далее. Но мы все-таки склонились к тому, что этот документ должен носить такой общественно-нравственный характер. И этот документ должен содержать в себе все лучшее, стать своего рода сгустком и нашего национального законодательства, конституционных положений, норм международного права, в частности, от Всеобщей декларации прав человека, от Пакта о политических и гражданских правах, о правах различных социальных слоев и групп населения, женщин, детей, и так далее. В то же время, это должно быть максимально приближено к менталитету нашего народа, то есть, задались той целью, чтобы мы могли учесть наши национальные традиции, наши национальные устои культуры, быта в Кодексе, и мы попытались образовать вот такой некий симбиоз всех вот этих ценностей. Конечно, необъятное объять невозможно, но такая попытка предпринята. Тоже пошли по схеме, что сначала выработали концепцию Демократического кодекса, тоже опубликовали в печати. Мы не рассчитывали, честно говоря, получить такое большое количество откликов, и по концепции Демократического кодекса, да и по самому Кодексу тоже. Конечно, были высказаны различные мнения, от сильной критики до такой сильной, скажем, похвалы. Были, конечно, умеренные такие высказывания, умеренные суждения по поводу Демократического кодекса. Нам удалось выработать вот такой документ, носящий общественно-нравственный характер и внести на Курултай, и принять. Документ сейчас Курултай тоже поручил все-таки еще раз пересмотреть, посмотреть, в основном, конечно, приняли, но там есть в переводе на киргизский язык такие погрешности редакционного характера. грамматического характера, вот, устранением неточностей, ошибок мы сейчас занимаемся, члены Общественно-демократического совета по безопасности, ну и это будет служить, конечно, своего рода настольной книгой.

Сам Кодекс не предусматривает, конечно, какую-то установленную законом ответственность. Но, скажем, вы хотите задать вопрос, что будет, если этот кодекс будет нарушен с чьей-то стороны. Это, скорее всего, вызовет, просто-напросто, может вызвать общественное порицание. Конечно, не повлечет ни административной, ни, тем более, уголовной, гражданской, материальной, какой-либо другой ответственности. Это, я уже сказал, будет носить характер вот морально-нравственный, этический, это как бы сама общественность, сама какая-то часть народа может, ну, просто в пределах, как говорят у нас, ограничиться обсуждением, в пределах обсуждения только. Если закон содержит прямые, императивные, обязательные предписания, неисполнение которых может повлечь ответственность, установленную законом, вплоть до уголовной, то здесь те же ценности морально-нравственного порядка, значит, заложены именно в таком смысле. Конечно, я не стану отрицать и того, что многое из того, что заложено в Демократическом кодексе, заслуживает дальнейшего развития в виде принятия отдельных законов.

Замира Сыдыкова: Или дополнений в существующие законы?

Курманбек Осмонов: Или внесения изменений и дополнений в существующие законы. Но это право законодателя, сам Демократический кодекс не устанавливает каких бы то ни было прямых предписаний, которые обязывали бы какую-то ветвь государственной власти вносить изменения, вносить коррективы в свои нормативно-правовые акты.

Замира Сыдыкова: Господин Осмонов, вы еще к тому же в недавнем прошлом судья Конституционного суда республики. Не принижаем ли мы каждый раз Конституцию, расширяя законодательную базу страны все новыми и новыми законами, кодексами, повторяя нормы уже существующие? К примеру, в США, на которые мы очень любим ссылаться, очень малая Конституция, и за 200 лет только одна была поправка - Билль о правах. Мы же совсем недавно опять провели референдум по дополнениям к Конституции. Теперь вот еще и принятие Демократического кодекса?

Курманбек Осмонов: Когда мы сравниваем свою Конституцию с Конституцией других стран, нужно, прежде всего, исходить и принимать во внимание то, что мы находимся в совершенно другой правовой плоскости, и совершенно у нас другая вообще политическая система. В Америке почему такая Конституция, долго живет, более 200 лет, и о правах человека повлекло внесение нескольких, где-то порядка 20 поправок, в Конституцию - это главным образом связано с совершенствованием закона о правах и свободах человека, и главным образом это связано с техническим прогрессом. Все-таки за 200 лет Америка тоже продвинулась намного. Но когда я говорю о различии правовой и политической системы, прежде всего. я имею в виду, что Конституция Америки в себе содержит такие общие постулаты. общие нормы общечеловеческих ценностей. Наша же политическая система и наша правовая система, как и во всех постсоветских странах, они носят более регулятивный характер, в том числе и Конституция тоже. Наша Конституция носит конкретно регулятивный характер. Есть нормы, принципы, и есть конкретные нормы, регуляторы общественных отношений между государственными органами, между государством и людьми. В нашей Конституции установлены права и обязанности, права и свободы человека, права и обязанности гражданина, и каждой ветви государственной власти посвящены соответствующие главы и разделы Конституции. То есть, характер нашей Конституции такой регулятивный. Он регулирует.

Замира Сыдыкова: Тем не менее, он еще требует как бы дополнительной законодательной базы, да?

Курманбек Осмонов: Да. Конституционные положения, они должны быть развиты уже в других законах, в конституционных законах, это законы порядком выше, чем простые, органические, текущие законы. Законы подразделяются на те категории, о которых я уже сказал: конституционные, органические, текущие, простые законы. Есть и специальные законы, которые регулируют узкую какую-то сферу деятельности. Поэтому, коль Конституция носит регулятивный характер, и в то же время содержит общие нормы и принципы, то, конечно, с развитием общества, с развитием человеческой цивилизации вообще, мы иногда приходим к такому этапу, натыкаемся на такие обстоятельства, которые вынуждают нас вносить какие-то коррективы в Конституцию, в наши законы. Поэтому существует наш законотворческий орган в виде парламента. Основное его предназначение - это законотворческая деятельность. Законы, они постоянно требуют совершенствования, изменений, дополнений, хотя, конечно, слишком увлекаться изменением основного закона, Конституции тоже не следует. Но иногда складывается такая политическая обстановка, такие обстоятельства складываются, в которых, ну, без изменения, без внесения изменений и дополнений в Конституцию не обойтись. Если меняется, допустим, структура парламента, то, естественно, надо изменять Конституцию, если меняется структура судебной ветви власти, естественно, потребуются внесение изменений в Конституцию.

Замира Сыдыкова: А кто будет подписывать Демократический кодекс?

Курманбек Осмонов: Демократический кодекс - он никем не будет подписываться, просто будет обозначено, что данный кодекс внесен на рассмотрение второго всемирного Курултая киргизов и принят на втором всемирном Курултае киргизов.

Замира Сыдыкова: Но иностранные киргизы участвовали на Курултае как гости. Их голосование, или их поощрение этого Демократического кодекса никак не может засчитываться, поскольку не им жить по законам нашей страны.

Курманбек Осмонов: Приглашенные - как гости, а принимали, надо полагать, Демократический кодекс приняли все сообща делегаты, от всех регионов Кыргызстана.

Тенгиз Гудава: На вопросы Замиры Сыдыковой отвечал вице-премьер республики Кыргызстан Курманбек Осмонов... Замира Сыдыкова в Бишкеке продолжает тему.

Замира Сыдыкова: Несмотря на то, будем считать, взвешенное обоснование, которое сделал сейчас вице-премьер республики Курманбек Осмонов по Демократическому кодексу, надо все-таки сказать, что этот документ вызвал серьезную озабоченность среди общественности и неоднозначную реакцию. Тему обсуждения продолжит президент "Фонда развития демократии" Толекан Исмаилова:

Толекан Исмаилова: Мы считаем, что он не принят, почему? Потому что всемирный Курултай киргизов - это не народ Кыргызстана, и Курултай не имел права и полномочий принимать какие-то определенные документы, регламентирующие нашу дальнейшую жизнь. Поэтому мы считаем, что это, может быть, тоже было какой-то злой шуткой. И я думаю, что окружение президента тоже опять, как он сам говорит, подвели его. И, конечно, сам формат Кодекса, и само его содержание, он, конечно, очень смешной. Почему? Потому что, когда читаешь его, даже там есть не то, что смысловые, но даже орфографические ошибки. И самое страшное, что он идет вразрез с международным Пактом о гражданских и политических правах граждан. Поэтому он вразрез идет даже с той неполноценной Конституцией, которая была принята после референдума, без демократии. И поэтому я думаю, что это просто был такой инструмент для того, чтобы подчеркнуть, как некоторые участники из России сказали, "эпоху Акаева". То есть, этот инструмент должен был помочь ему именно после всех этих трудностей и проблем, каким-то образом показать, при содействии международных гостей, в том числе и киргизов, которые уехали и живут в других странах, что есть поддержка не только внутри страны, но и международная. Но это было опять же смешно, и я думаю, что цели, которые ставились перед этим Курултаем, как многие эксперты, политики и депутаты Законодательного собрания говорят о том, что этот Курултай был смешон тем, что даже список участников был настолько проэкзаменован и прошел через определенную цензуру, чтобы туда попали только люди, которые поддерживали или просто были безразличны к тому, чтобы сказать альтернативное свое какое-то видение. Поэтому очень грустно, что не было представителей оппозиции, которые могли бы рассказать, что-то сделать хорошее для этого Курултая.

Страшно, я думаю, что сейчас начнутся требования со стороны простых граждан, уязвимых граждан, которые стоят за чертой бедности, и я думаю, что активные граждане, инициативные граждане, правозащитники сейчас должны требовать от депутатского корпуса, от правительства нынешнего: откуда взялись такие большие деньги, откуда они пришли? Если мы говорим о продвижении реформ, если мы говорим о том, что мы должны платить долг внешний, около 2 миллиардов долларов, и действительно Кыргызстан находится в очень больших долгах, и он должен отвечать международному сообществу по результатам, что он сделал, и поэтому мы должны требовать открытости и прозрачности, откуда были эти деньги, насколько пострадал бюджет и что можно было бы сделать. Поэтому результаты Курулатая, особенно по Демократическому кодексу, многими журналистами. правозащитными организациями не воспринимаются, потому что в демократическом государстве работает Конституция, в демократическом государстве работают законы, которые принимаются парламентом, и все решения - мне иногда странно, что до сих пор наши чиновники, даже мне кажется, не понимают вот политику гражданского участия в процессе принятия решений.

Если мы даже посмотрим хронологию, как принимался Демократический кодекс - он был такой спонтанный. Потом его опубликовали и потом его приняли. То есть, где те предложения, кто их анализировал? Мы же много предложений давали. Вы же помните, даже ведущие программы телевидения, как "Пирамида", "Моя столица", и очень многие государственные газеты собирали отзывы, предложения простых граждан, общественности, политиков. Я хочу сказать, где же они, где они их учли? Эта редакция, которая была очень смешной, с ошибками, и даже по-русски иногда очень трудно читать, потому что русскоязычные граждане тоже не понимают, даже смысла не понимают многих разделов этого Кодекса, и тем более он большой... И потом, что за документ, что он несет для нас? Хотя авторы, это доктора, кандидаты наук, говорят, что он очень полезный, но, в принципе, порекомендовали, сказали... Можно было бы сделать диссертацию, реферат, может, это действительно было бы в науке какое-то открытие, но для простых граждан он ничего хорошего не принес, и простые граждане не понимают, что это такое.

Замира Сыдыкова: Как я понимаю, Демократический кодекс все-таки не имеет законодательной базы, он носит только рекомендательный характер и общественно-порицательный, скажем так. То есть, если какие-то нормы морали и нравственности мы, граждане этой страны, из этого Кодекса не будем соблюдать, то общественность нас может порицать. В виде общественности представлен Демократический совет, которые был создан указом президента, отбирались, видимо, самые верные и приближенные люди, то же самое обстояло и с Советом по демократической безопасности. Вот и теперь эти две организации, как вы считаете, они будут подменять собой суд, или суды аксакалов, которые тоже в свое время пытались ввести в нашей стране? Что это за образование, и вообще, каким образом у нас в стране формируются подобные советы из общественности?

Толекан Исмаилова: Вы знаете, печально то, что многие граждане не понимают опасности всех этих инициатив от этого правительства. Потому что в нормальном демократическом государстве независимые суды решают все споры и конфликты, возникающие в обществе. Надо четко и ясно понимать, что в Кыргызстане семейно-клановая система, и она старается удержать свою власть, продержаться, и этот год, 2003-2004-й год, для них тоже очень важный. Почему? Потому что они отвлекают наше внимание от всех наших повседневных забот, хлопот, от нашей деятельности, даже вы чувствуете, что правозащитники, как пожарная команда, занимаются отстаиванием основных прав и свобод в Кыргызстане. И поэтому теперь уже нашли такой выход, я не знаю, кто им помог, чтобы натравить людей друг на друга, чтобы мы между собой теперь уже приводили себя в порядок и слушались аксакалов, и там было сказано, в Кодексе, что надо платить налоги, это святой долг гражданина, и поддерживать власть таким образом, хотя 80 процентов безработных в Кыргызстане. Даже есть вмешательство в семейные отношения членов Демократического совета, который будет приструнивать и за всем смотреть. И самое странное: я думаю, что это туркменская "Рухнама" в киргизском варианте, удобная власти, есть уже метод такой, что сами сельчане теперь находят образцовые семьи, и сами сельчане будут решать, какая семья образцовая. Вы понимаете, что это идет опять же узбекский вариант махалли, и это действительно, как вы говорите, феодальный строй. И это очень выгодно семейно-клановой системе: держать под контролем все, что движется, все, что дышит, и все, что не нравится им. То есть, все это подменяет и прокуратуру, и судебную систему. Очень страшно жить в этой стране.

Замира Сыдыкова: Вообще же складывается впечатление, что нынешний режим в Кыргызстане пытается подобными акциями по привлечению части гражданского общества к принятию государственных решений, в свою очередь, заручится поддержкой общественности. До сих пор они прибегали к крайним мерам, как судилище над политическими оппонентами, независимыми СМИ, НПО, и это, естественно, вызывало порицание со стороны международного демократического сообщества. Теперь, создав Демократический совет и приняв Демократический кодекс, власть как бы отдает эту функцию порицания инакомыслия избранным ею же гражданам, назначенным для этого указом президента, как вот уже говорил вице-премьер республики, что Демократический совет был создан по указу президента, и это дает возможность отвести от себя обвинения в преследовании оппозиции, независимых лидеров, СМИ, а затем уже, после создания такого псевдопаблисити, использовать уже непосредственно инструменты уголовной, гражданской, административной ответственности.

XS
SM
MD
LG