Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Премия Сахарова - политзаключенным: Феликс Кулов, Батыр Бердиев, Мухаммед Бекджанов, Галымжан Жакиянов

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: киргизская журналистка Замира Сыдыкова, лидер оппозиционного движения Кыргызстана Топчубек Тургуналиев, координатор киргизской оппозиционной партии "Ар-Намыс" Эмиль Алиев, казахская журналистка Розлана Таукина, узбекский журналист Сергей Яшков, корреспондент Института по освещению войны и мира Галима Бухарбаева.

Тенгиз Гудава: Недавно Европарламент выдвинул четыре кандидата из Центральной Азии на соискание Премии Сахарова за 2003 год. Все четверо - политические заключенные, и как сказано в заявлении Европейского парламента, они отмечены "за достижения в области борьбы за демократические изменения, свободу слова и верховенство закона в своих странах".

Имена номинантов:

Феликс Кулов - Киргизстан, бывший вице-президент республики, бывший губернатор, в 2000-м году был приговорен к семи годам заключения (позже срок увеличили до десяти лет) после того, как он объявил, что выставит свою кандидатуру на президентских выборах в том же году.

Батыр Бердиев - Туркменистан, был приговорен к 25 годам лишения свободы с связи с вменяемым ему участием в попытке вооруженного нападения на кортеж Ниязова 25 ноября 2002-го года. Члены семьи и его друзья обеспокоены его ухудшающимся здоровьем; другие опасаются, что он уже скончался.

Мухаммед Бекджанов - Узбекистан, бывший журналист и член оппозиционной партии "Эрк", был арестован в марте 1999-го года и был приговорен к 15 годам по обвинениям, которые считаются политически мотивированным возмездием его брату, Мухаммеду Салиху, оппозиционному лидеру и бывшему кандидату в президенты, находящемуся ныне в изгнании.

Галымжан Жакиянов - Казахстан, бывший губернатор Павлодарской области, был приговорен к 7 годам лишения свободы по обвинению в злоупотреблении служебным положением вскоре после того, как он стал одним из основателей оппозиционного движения "Демократический Выбор Казахстана" (ДВК).

Другими номинантами на Премию Сахарова за 2003-й год являются Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан и штатные сотрудники ООН, погибшие во время взрыва в штабе ООН в Багдаде в прошлом месяце. Премия, оцениваемая в 50 000 евро, будет вручена в декабре на официальной церемонии в Европейском парламенте.

Замира Сыдыкова в Бишкекском бюро Радио Свобода провела "Круглый стол" на эту тему. В беседе участвовали: Топчубек Тургуналиев, лидер оппозиционного движения Кыргызстана,

Эмиль Алиев, координатор киргизской оппозиционной партии "Ар-Намыс", по телефону из Алма-Аты журналист, политический обозреватель Розлана Таукина, по телефону из Ташкента - Сергей Яшков, журналист "Правды Востока" и корреспондент Института по освещению войны и мира - Галима Бухарбаева.

Замира Сыдыкова: Топчубек Тургуналиевич, нас сравнивают, Кыргызстан все время сравнивают с Узбекистаном, Туркменистаном, другими странами, что наш климат значительно лучше. Тем не менее, такой международный институт, как Европейский парламент, все-таки, присуждая это звание, эту премию защитника прав человека, политического заключенного, еще раз подтверждает, что уже доверия к нашей власти нет. Это такой укор нашей власти. Так ли это?

Топчубек Тургуналиев: Да, вы правы. С одной стороны, во всех этих странах нет политической статьи, ни в Конституции, ни в одном из законов. Я помню очень хорошо, и вы помните, в 1992-1993-м годах, когда мы разрабатывали проекты новой Конституции, которая была принята 5 мая 1995-го года, этот же президент Аскар Акаев категорически возражал, чтобы в Конституции или законах были политические статьи. Это мне напомнило то, что отец всех народов и стран Иосиф Сталин в 1927-м году категорически возражал и исключил эту статью, но затем, как вам известно, во все советские времена косили политических оппонентов, диссидентов по 58-й статье, там было свыше 20 пунктов, и эти пункты были самые страшные. Именно Акаев был инициатором первых политических гонений. Возьмем 1994-й год, август, это была первая атака против свободы слова, когда была закрыта газета "Свободные горы". Вторая атака была сделана против вашей газеты "Рес Публика", вы были дважды осуждены. Затем уже десятки, сотни людей по политическим мотивам, а именно из-за того, что эти люди защищали и стояли за свободу слова, за мирные собрания, за свободу передвижения, за свободу политических ассоциаций, за то, чтобы были справедливые и свободные выборы, как в парламент, так и в президенты... Кулов стал жертвой, прежде всего, авторитарного режима, из-за того, что он оказался пока что единственным, кто вышел из этой команды, написав открыто и опубликовав 26 апреля 1998-го года заявление, что он не согласен с проводимой Акаевым политикой. Этого было достаточно. Правители такого режима всегда очень мстительны, жестоки, и с тех пор они каждый раз находят самые невероятные мотивы, хотя они говорят, что Тургуналиев, Кулов, Сыдыкова, все эти - ни что иное, как уголовники, это ярко выраженные политические мотивы были, потому что Кулов сказал, что не согласен и вышел из этой команды. Из такой команды выйти - это смерти подобно. Войти очень трудно, а выйти тем более. Во-вторых, он стал одним из самых ярких политических лидеров оппозиции. Наконец, Акаев и его команда побоялись, что авторитет Кулова настолько возрос, особенно в те годы, в 2000-м году, если бы был допущен Кулов к президентским выборам, то если бы состоялись хотя бы на 80 процентов справедливые выборы, то победа Кулова была бы неизбежна. Вот самые главные причины, из-за которых Кулов до сих пор сидит в тюрьме. Поэтому Европарламент, мне кажется, сделал очень смелый шаг. Вы знаете, что в последние месяцы политические лидеры Европы и США один за другим утверждают о том, что они будут настаивать, чтобы в 2005-м году были демократические, справедливые выборы, чтобы Акаев прекратил всякие манипуляции с общественным, в том числе международным мнением.

Замира Сыдыкова: Эмиль Тургудулович, расскажите пожалуйста, как партия "Ар-Намыс", которую возглавляет Феликс Шаршенбаевич Кулов, восприняла эту информацию, эту радость, эту весть?

Эмиль Алиев: С большим воодушевлением. Я скажу, что для членов партии "Ар-Намыс", для наших сторонников, для большинства граждан Киргизстана это явилось подтверждением правильности выбранного курса, и то, что они поддерживали партию в такие трудные времена, для них это явилось еще большим толчком к тому, чтобы продолжать нашу партийную работу. Говоря о ситуации с тем, чтобы Феликса Кулова выдвинули на такую высокую, я скажу, очень авторитетную международную премию, тем самым международное сообщество подчеркнуло, как оно оценивает ситуацию в Киргизстане. Если они и гражданина Туркмении, гражданина Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана выдвигают на эту премию, то они оценивают ситуацию так же, как в Кыргызстане, так и у Туркменбаши. Слова, может быть, только разные. У них "Рухнама", а у нас "Демократический кодекс". Но в остальном все одинаково. У них президент и у нас президент. Где-то чуть-чуть больше или чуть меньше не бывает. Тюрьма от этого лучше не становится, если по-другому называется или больше дают говорить. Самое главное - лучше смотреть на факты, и международное сообщество, сначала Государственный департамент США, а вслед за ним и Европарламент подчеркнули эту ситуацию, и нужно сказать, что с этим, наверное, международное сообщество поворачивается лицом к диктаторским режимам, и будет принуждать их, чтобы они выполняли взятые на себя ранее обязательства. Феликс Кулов действительно достоин этой награды.

Замира Сыдыкова: Скажите, а как сам Феликс Шаршенбаевич отреагировал на это известие?

Эмиль Алиев: Он был удивлен, был приятно удивлен тем, что международная общественность поддерживает его, и для него, наверное, это скрашивает те дни, которые он проводит в заключении.

Замира Сыдыкова: А есть надежда на то, что он выйдет в ближайшее время?

Эмиль Алиев: Ну, если философски говорить, то это не те времена, когда на всю жизнь сажали. То, что в ближайшее время выйдет, это зависит уже от нас от международного сообщества, которое поддерживает, и которое заставить должно власти Кыргызстана, чтобы они приняли по этому политическому делу, приняли решение. Нет у нас в Кыргызстане политических статей, поэтому формально президент говорит, что Феликс Кулов не политический узник, но были бы такие статьи, наверное, они бы осудили, и не только его, но и многих из нас.

Тенгиз Гудава: Елена Боннер, вдова академика Сахарова направила в Европарламент письмо: "Уважаемые члены Европейского Парламента, - пишет Елена Боннер. - Я приветствую решение Европейского Парламента номинировать политических заключенных Центральной Азии на получение Премии Сахарова за 2003-й год.

Я бы хотела выразить свою поддержку Батыру Бердыеву (Туркменистан), Мухаммаду Бекджанову (Узбекистан), Феликсу Кулову (Кыргызстан) и Галымжану Жакиянову (Казахстан). Эти люди являются политическими заключенными. Они были лишены свободы за то, что они встали в оппозицию действующим авторитарным режимам и выступили в защиту развития демократии в регионе. Все они были лишены права на справедливый суд, доступ к адвокату и посещения членов семей. Я верю, что вручение Европейским Парламентом Премии Сахарова за 2003-й год этим людям станет не только признанием их заслуг в деле защиты демократических ценностей, но также защитит их от произвола и пыток, и ускорит их освобождение. Елена Боннер Бостон, 23 сентября 2003-го года".

Замира Сыдыкова: Сейчас у нас на проводе журналист и политический обозреватель Розлана Таукина. Я хотела бы задать вам такой же вопрос, какой задавала своим коллегам из Кыргызстана, о том, какая реакция была среди общественности, правозащитников, демократов вашей страны на ту премию, которой Европарламент удостоил одного из ваших политических лидеров Галымжана Жакиянова, который был заключен на 7 лет по обвинению в злоупотреблении служебным положением и является одним из основателей оппозиционного движения "Демократический выбор Казахстана". Я хотела бы, чтобы вы немножко рассказали нам о Галымжане Жакиянове, о том, где он находится, как себя чувствует, какую реакцию, какое впечатление вызвало подобное известие у вас?

Розлана Таукина: Дело в том, что известие о том, что Галымжана Жакиянова представили к такой награде, очень высокой, премии Сахарова, оно, конечно, взбудоражило демократическую общественность, не скажу все население, потому что у нас население такое перманентное, то очень активное, то очень пассивное. Поэтому большинство его соратников, те, кто интересуется политической жизнью страны, они восприняли это известие, как подтверждение того, что он действительно является политическим заключенным. Значит, этот человек действительно страдает за свои политические убеждения. Галымжан Жакиянов - молодой человек, которому вот 40 лет, высокий, стройный, очень хорошо говорит на трех языках, в совершенстве владеет английским, казахский язык у него очень красивый, с поговорками, с пословицами, с притчами он разговаривает, на русском языке он тоже говорит также грамотно, потому что окончил московский институт, МВТУ имени Баумана. Сам он является кандидатом экономических наук, очень много работал в структурах, высших эшелонах власти, в том числе губернатором Павлодарской области. И посажен он, прежде всего, не только потому, что он являлся одним из основателей движения "Демократический выбор Казахстана", но и потому, что из всех был наиболее смелым и не побоялся назваться лидером этого движения. Именно после того, как он стал лидером этого движения, и началось вот такое давление, фабрикация судебных дел на него. Конечно. эти дела развалились в судах, вся страна видела, что это подлог, потому что он злоупотреблял служебным положением в том, что смог отстоять и сохранить заводы в каких-то сельских районах и сохранить рабочие места, продав этим же рабочим этот завод за меньшую цену, как думало государство. У него есть очень маленький ребенок, пять лет младшему сыну, который нуждается в отцовской опеке... Он болен. Мы знаем, что в последнее время именно власти Казахстана сделали все, чтобы в колонии он заразился туберкулезом.

Сразу после того, как объявили о том, что Жакиянова представили к премии Сахарова, у нас в стране начались провокации. Потому что КНБ тут же организовало показ, в котором будто бы Жакиянов сломлен, что он оступился, что теперь он предлагает идти на эти компромиссы. Депутаты нашего движения, в том числе Зауреш Баталова, которые съездили, навестили его в колонии, приехали оттуда и передали дословно слова Галымжана Жакиянова, который сказал: "Я тверд духом, я не поддаюсь ни на какие провокации, ничего я не подписывал", - и все, что устроило КНБ, является, конечно, провокацией, чтобы дискредитировать его. Дело в том что все больше, во-первых, растет рейтинг его в нашей стране, как политика, как человека, который остается тверд в своих убеждениях, и продолжает, в общем-то, идеи собственного движения, но и как человека, который становится конкурентом нынешнему президенту. И вот именно эта мысль, наверное, больше всего заботит наши власти, которые пытаются его дискредитировать.

Замира Сыдыкова: Как сама-то власть вообще отреагировала на такой жест со стороны Европарламента в адрес политических оппонентов нынешнего вашего режима Назарбаева, который, в общем-то, считался достаточно ярким лидером Центральной Азии?

Розлана Таукина: Совершенно верно. Я думаю, что власти всей Центральной Азии, они все занервничали, потому что представлено 5 ярких личностей, и все эти личности уже состоялись в политике в какой-то степени, но все они являются заключенными. Это говорит о том, что власть деспотична, и, на самом деле, она не терпит никаких оппонентов рядом с собой. Более того, они даже не хотят думать о том, что кто-то может конкурировать вместе с ними. Это, во-первых, это вот нервность. С другой стороны, идет замалчивание в прессе официальной этой новости. Я не знаю, как в декабре месяце, когда действительно произойдет награждение, но уже то, что господин Кулов, господин Жакиянов, представители Туркмении, представители Узбекистана - все они стоят на одном уровне с Кофи Аннаном с экспертами, которые погибли в Ираке, и я думаю, что это все вместе поднимает политических оппонентов на такой высокий уровень, что заставляет их сильно нервничать. Я думаю, что провокации против Жакиянова - это как раз ответ на нервозность существующей власти.

Замира Сыдыкова: Сейчас мы находимся на связи по телефону с Ташкентом. С нами будет говорить Сергей Александрович Яшков, журналист газеты "Правда Востока", и я хочу задать вам, Сергей Александрович такой вопрос. Вы знаете, что в конце сентября Европарламент выдвинул одного из политических заключенных из Узбекистана, Мухаммеда Берджанова, бывшего журналиста и члена оппозиционной партии, который был арестован в марте 1999-го года и приговорен к 15 годам лишения свободы, по обвинениям, которые считаются политически мотивированными, к премии имени Сахарова. Какова реакция?

Сергей Яшков: Да, кто-то знает, но большинство людей даже не предполагает, что это за человек, кто это такой, за что он находится в местах заключения. Включая большинство журналистов, поскольку подавляющее большинство журналистов также не имеет ни доступа к Интернету, где эта информация появилась, естественно, этой информации нет и в масс-медиа Республики Узбекистан. Поэтому я думаю, что ни ликования, ни радости, ни сожаления, ни каких иных чувств это сообщение вызвать не может, потому что эта личность - в силу сложившегося информационного вакуума личность Берджанова большинству граждан Узбекистана вообще неизвестна.

Замира Сыдыкова: Ну что ж, спасибо большое, Сергей Александрович. Галима Бухарбаева, я хотела бы вообще узнать об этом человеке, чтобы немножко вы рассказали, в каком он сейчас положении находится, потому что он уже четыре года сидит в заключении?

Галима Бухарбаева: Мало кто в Узбекистане вообще знал, что Мухаммад Бекджанов был осужден в 1999-м году. Сам процесс над Мухаммадом Салихом и его братом, лидером партии "Эрк", он широко освещался в местной официальной прессе, это было осенью, в ноябре 2000-го года. А то, что три его брата за год до этого процесса были осуждены - практически никто об этом не знал, если бы не журналисты, работающие на иностранную прессу. Мухаммеда Бекджанова я первый раз встретила в июле 2003-го года, и эта встреча произошла в колонии "Сангород". Это колония-больница, где содержат заключенных, которые заболели. И Мухаммад Бекджанов туда попал где-то в марте, находился там, уже к нашему приходу к нему уже где-то 4 месяца, и поэтому, в принципе, он выглядел более-менее нормально. Единственное, что может, конечно, люди, которые его знали раньше, его видели, были тоже такие журналисты, коллеги, они сказали, что он, конечно, очень постарел. И что я видела - это такие очень грустные, очень печальные глаза. Конечно, он не мог с нами быть абсолютно откровенным, да и просто-напросто не хотел рассказывать, снова переживать все те кошмары, через которые он прошел в момент своего ареста. Но Мухаммад Бекджанов, в отличие от других его братьев, которые тоже были арестованы, он действительно был одним из активных членов партии "Эрк" и являлся издателем газеты "Эрк", которая печаталась еще в начале 90-х. Потом эта газета продолжала печататься за рубежом тоже, до 1995-го года, как он нам сам рассказал. И он, уехав на Украину, продолжал публиковать свою газету там. Но где-то уже с 1995-го года, он говорит, что в 1995-м году, когда он приехал на Украину, он где-то полгода выпускал эту газету, а потом прекратил, и, в принципе, с того момента совсем отошел от политики, занимался бизнесом. Когда вот в 1999-м году в Ташкенте прогремели взрывы, как говорит Мухаммед Бекджанов, он не мог и допустить, что эти взрывы могут иметь отношение к нему, и что он будет скоро арестован и потом уже экстрадирован в Узбекистан. И потом он сказал, что это было для него абсолютной неожиданностью, но, тем не менее, 15 марта он был арестован украинскими властями и затем передан в Узбекистан.

Замира Сыдыкова: Хотя, на самом деле, он не находился даже в Ташкенте в это время?

Галима Бухарбаева: Нет. Хотя он уже с 1995-го года жил на Украине. И вот в 1999 м году были взрывы, через 4 года после того, как он покинул страну, его арестовали и передали в Узбекистан. В августе 1999-го года состоялся судебный процесс, который проходил в закрытом режиме, журналисты туда не допускались, но адвокаты, которые - я помню, мы стояли у здания суда, ждали постоянно выхода их адвокатов, чтобы они нам рассказали, что там происходит. И адвокаты, конечно, говорили о том, что сама версия, которую выстроило обвинение, по поводу организации этого теракта, была очень какой-то наивной и даже глупой. Они якобы хотели купить машину марки "Нексия", нанять сто ребят, чтобы они захватили власть в Узбекистане. Но доказательств как таковых, конечно же, не было. Все опиралось только на какие-то косвенные доказательства. Зато подсудимые свидетельствовали о том, что к ним применялись очень серьезные пытки. Тем не менее, Мухаммад Бекджанов был осужден на 15 лет лишения свободы. И вот первые два года, как он говорит, для него нахождение в тюрьме было просто адом. Когда он попал в колонию в Жаслыке, это Каракалпакия, одна из самых удаленных от центра тюрем в Узбекистане, колоний, там ему сломали ногу. До такой степени били, что у него сломалась нога, но никто ему вообще не оказал помощь, в течение года его нога постепенно срасталась, и сейчас он, наконец, нормально ходит. Он сказал, что я не хочу вспоминать о том, как меня били, я хочу просто сказать, что из-за этого я болен туберкулезом, и то, что он не слышит на одно ухо, это все следствие того, как к нему относились.

Тенгиз Гудава: Мухаммед Бекджанов (Узбекистан), Галымжан Жакиянов (Казахстан), Феликс Кулов (Кыргыстан), Батыр Бердыев (Туркменистан). Имена соискателей на премию Сахарова в 2003 году.

Мы сегодня не рассказали про туркменского диссидента Батыра Бердыева, приговоренного к 25 годам тюрьмы. О нем будет отдельная передача.

XS
SM
MD
LG