Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия возвращается?

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: депутаты парламента Кыргызстана Алишер Абдимомунов и Алевтина Проненко, корреспондент Радио Свобода в Бишкеке Замира Сыдыкова, сотрудник киргизской редакции РС Нарын Айып.

Тенгиз Гудава: На этой неделе с большой помпой открылась российская военно-воздушная база в киргизском городе Кант. На это мероприятие прибыл президент России Владимир Путин, министр обороны Сергей Иванов и много других высокопоставленных чиновников России. Мы сейчас постараемся обсудить это событие. Со мной в пражской студии Радио Свобода сотрудник киргизской редакции Нарын Айып, а на мониторе у нас материал, подготовленный Замирой Сыдыковой в Бишкеке. Мы будем слушать этот материал и по ходу дела комментировать. В передаче участвовали депутат киргизского парламента, председатель комитета по международным делам Алишер Абдимомунов и депутат парламента Алевтина Павловна Проненко.

Итак, я включаю репортаж Замиры Сыдыковой.

Замира Сыдыкова: Заместитель секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Олег Чернов сказал, что идея открытия российской военной базы принадлежит президенту Киргизии Аскару Акаеву, и делается это в рамках Организации договора о коллективной безопасности, как авиационная компонента коллективных сил быстрого реагирования. Президент России Владимир Путин уже здесь, в Бишкеке, сказал, что российская военная база нужна, прежде всего. Кыргызстану для сохранения безопасности.

Владимир Путин: Создавая этот авиационный щит здесь, в Кыргызстане, мы намерены укреплять безопасность в регионе, стабильность, которого является все более ощутимым фактором, влияющим на развитие международной ситуации. Авиабаза в Канте станет воздушной гаванью сформированных в рамках ОДКБ коллективных сил быстрого развертывания на центрально-азиатском направлении. Инициатором размещения авиабазы именно здесь, на территории Кыргызстана, выступил президент республики Аскар Акаевич Акаев.

Замира Сыдыкова: Владимир Путин здесь, в Бишкеке, сказал, что с открытием российской военной базы даже запоздали на несколько лет. Что имел в виду президент России? Помнится, в киргизском парламенте два года назад шли достаточно полемичные дебаты по размещению в Киргизии американской военной базы, теперь открывается российская. Мы хотели бы представить мнение депутата парламента, председателя комитета по международным делам Законодательного собрания, Жогорку Кенеша, Кыргызской республики Алишера Абдимомунова.

Тенгиз Гудава: Нарын, но прежде, чем передать слово депутату кыргызского парламента, у меня возникает вопрос. Как было сказано, инициатива создания базы в Канте исходит от президента Киргизии Аскара Акаева и в рамках коллективных сил безопасности СНГ. А почему все-таки чисто российская эта база, СНГ не упоминается? Все-таки, это база СНГ, или России?

Нарын Айып: Наверное, все упирается в первую очередь в финансы. Официально она может называться какой угодно, но раз финансируется полностью со стороны России, то и российские военные, российские начальники имеют, наверное, полное право называть ее российской, так же как базу в аэропорту Манас называют американской, хотя она на самом деле база международной антитеррористической коалиции.

Тенгиз Гудава: Понятно. Послушаем, что говорит депутат.

Алишер Абдимомунов: Если два года тому назад авиационная база коалиционных сил членов НАТО образовалась, то она была продиктована общим решением ООН о борьбе с терроризмом и решением нашего государства предоставлять инфраструктуру и воздушное пространство, информацию разведывательного характера для борьбы с терроризмом, исходящим с территории Афганистана. Это нормально, я считаю. После этого случая то, что на нашей территории внутри республики образованы еще несколько центров по борьбе с терроризмом, считаю, это неадекватно, так как страны, они с различными политическими и геополитическими интересами, в нашем регионе это может грозить какой-то нестабильной ситуацией в республике и вообще в регионе. Это центры, у которых различные точки зрения к борьбе с терроризмом. Вообще, к терроризму они относятся по-разному. Что они имеют в виду под терроризмом? С учетом этого я всегда говорил: и веник один раз в год стреляет, и тем более, если там центры по борьбе с терроризмом размещены на территории одной республики, и здесь они будут работать и выполнять требования своей страны, сотрудники этих центров, то здесь единой политики, например, нет, единого понятия о борьбе с терроризмом нет. Согласованной тоже платформы нет по данному вопросу. Все это создает, будет создавать объективные условия для конфронтации на нашей территории и эскалации напряженности в регионе.

Тенгиз Гудава: Вот, Нарын, такая странная с моей точки зрения фраза, что это построение базы будет создавать эскалацию напряженности в регионе - как бы вы это прокомментировали?

Нарын Айып: Многие западные обозреватели и газеты также пишут, что начинается новая "Большая игра" в Центральной Азии, наподобие той большой игры между Россией и Великобританией XIX века, и действительно это несколько странный случай, что на расстоянии 50 километров друг от друга две базы, западная и российская, причем они постоянно говорят, что друг другу не противоречат, и в то же время постоянно повторяют, что эта западная база коалиции, она временная, а россияне - они пришли в Кыргызстан навечно. Сами вот эти разговоры создают напряжение, и я думаю, что скрытые очень большие напряжения будут. Некоторые даже шутят и говорят: теперь Кыргызстану осталось только китайскую базу открыть для полного счастья, и я думаю, вот напряжение все-таки, наверное, есть.

Тенгиз Гудава: Нарын, вот две базы, в Манасе и в Канте, вы только что, отвечая на первый вопрос, сказали, кто платит, имени того эта база и будет. Вот российская база - платят россияне. Но скажите, россияне платят за аренду?

Нарын Айып: Нет.

Тенгиз Гудава: И вот так же, как американцы, они платят, или есть различия?

Нарын Айып: Американцы платят за все. За аренду, за каждый взлет-посадку самолета в аэропорту Манас - 7 тысяч долларов. Россия за аренду не платит. Кыргызстан предоставляет аэропорт в Канте и всю его инфраструктуру бесплатно. Кроме того, Кыргызстан берет на себя все коммунальные услуги. Россия только тратит деньги на модернизацию. Она на восстановление аэропорта в Канте потратила около 3 миллионов долларов. На модернизацию, говорят, уйдет еще около 10 миллионов долларов, и в год на содержание базы, говорят, также около 5 миллионов будет тратить. Тут вопрос в чем - и Кыргызстан, и Россия являются членами этого договора о коллективной безопасности, и получается как бы база совместная, и часть расходов берет на себя Кыргызстан, часть - Россия, но фактически база российская.

Тенгиз Гудава: Продолжим прослушивание:

Алишер Абдимомунов: Возвращаясь к присутствию российских войск на нашей территории, то в 1998-м году, будучи депутатом, я был против того, чтобы российские войска, пограничные и другие, покидали нашу территорию. Выступая, я говорил, что Россия не должна уходить из нашего региона, и исторически, и политически, и геополитически, и для стабильности в нашем регионе. Я вижу одну только причину, что может для России это правильно, она должна находиться рядом там с таким государством, как США, и его союзники, политика ее должна быть рядом с тем, чтобы быть в курсе событий, где-то постараться повлиять, где-то совместно, где-то изучать, где-то получать информацию, где-то с ними о чем-то торговаться.

Замира Сыдыкова: То есть, вы все-таки считаете, что это чисто политический шаг со стороны России - открытие здесь военной базы? К тому же, на мой взгляд, в самих объяснениях, скажем, по целесообразности открытия российской базы сами россияне говорят, что угроза исходит от Афганистана. Но как мы видим и, как мы знаем, уже два года стоит авиабаза "Ганси", которая как раз работает именно в этом направлении. Фактически происходит дублирование, тем более, что мощности российской военной авиабазы, они совершенно как бы ограниченны и не имеют всех тех ресурсов, которые имеются на американской базе.

Тенгиз Гудава: Нарын, Замира задает вопрос, и у меня тут тоже возник вопрос того же порядка, чуть-чуть иначе я его бы сформулировал. Все время говорится, что база в Манасе, американская - временная база, в Канте российская - навечно. В то же время, цели и той, и другой баз одинаковы - борьба с терроризмом. Имеется в виду, видимо, терроризм, исходящий из Афганистана. Так вот, при одинаковой причинности появления этих баз, почему такая асимметрия, что одной базе статус временной придается, а второй - вечной, как бы вы это объяснили?

Нарын Айып: База в аэропорту Манас была создана действительно для борьбы с терроризмом в Афганистане. Если там победят террористов, то формально причин держать там военнослужащих не останется. В Канте база создается как какая-то часть вот этих коллективных сил быстрого реагирования, есть договор о коллективной безопасности между Кыргызстаном, Россией, Арменией, Белоруссией, Таджикистаном, Казахстаном, и получается, эта база в Канте может существовать столько, сколько будет существовать этот договор о коллективной безопасности. И главное различие между этими двумя базами: если международная база в аэропорту Манас - она действительно для борьбы с терроризмом, то здесь кроме борьбы с терроризмом она еще для защиты Кыргызстана и всех этих членов Договора о коллективной безопасности. Независимо от террористов или других опасностей.

Тенгиз Гудава: От внешних врагов.

Нарын Айып: Да.

Тенгиз Гудава: Послушаем, как ответил на вопрос Замиры Сыдыковой депутат

Алишер Абдимомунов:

Алишер Абдимомунов: Вы абсолютно правы. И здесь есть одна единственная опасность: это Афганистан, откуда исходят и терроризм, и всякие другие опасные для нашего региона процессы. И бороться с терроризмом с позиций Ганси, теперь уже с позиций Канта - не все понятно, не все сходится. Тем более, для того, чтобы бороться и поддерживать борьбы с терроризмом с позиций Канта, России придется уже раскошеливаться, уже если действительно хочет бороться... Я полагаю, что для того, чтобы бороться с терроризмом в Афганистане, это надо не только авиационную базу иметь, а иметь надо и другое. Информацию надо собирать. Надо быть способным реализовать полученную информацию, и не только путем самолетов вот этого летного свойства. Может, еще придется другие силы ввести. Все это говорит о том, что это больше походит на какие-то внешние действия, на фарс, чем на самом деле хотят бороться с терроризмом. Россия еще предвыборная. Россия хочет своему обывателю показать, что она еще остается сильной, способной защищать интересы России и россиян на дальних подступах, что не совсем соответствует действительности.

Тенгиз Гудава: Опять прервем на время депутата. Нарын, а Акаев, президент, не использует открытие этой базы в своих предвыборных кампаниях? Инициатива-то идет от него, как я понял?

Нарын Айып: Ну, внешняя инициатива возможно идет от Кыргызстана, но здесь, по-моему, главный игрок все-таки Россия. Потому что в последнее время Кыргызстан очень уж явно стал в фарватер России. Даже такой вопрос, как придание русскому языку официального статуса, это тоже было в интересах России, хотя инициатором был Кыргызстан. Дали русскому языку статус, а по некоторой информации на заседании Парижского клуба, когда Кыргызстан попросил снять часть долгов, против выступила Россия. И, чтобы смягчить позицию России, Кыргызстан немедленно придал русскому языку статус официального, задобрил Москву, после этого вопрос был решен, и очень много долгов Кыргызстана в Парижском клубе срезали. Здесь в Кыргызстане тоже, я думаю, правильно поняли намек, что надо России возвращаться на прежние позиции. Естественно поэтому понятно это рвение, стремление киргизского руководства называть этот визит Путина историческим, и все это выпячивать. Помпа вот эта вся. Политика Кыргызстана действительно меняется в последнее время в сторону пророссийской.

Тенгиз Гудава: Продолжим прослушивание депутата Алишера Абдимомунова:

Алишер Абдимомунов: База российская еще не работает, а пропаганда электронная, другая, СМИ и отдельные чиновники выступают, что эта база навечно. Искусство нашего главы государства будет заключаться в том, чтобы эти моменты учесть. Сбалансированное присутствие этих государств, и политическое, и военное - ради стабильности, ради развития в экономическом плане нашего государства. На это должны быть рассчитаны все эти отношения.

Тенгиз Гудава: Далее в материале Замиры Сыдыковой слова президентов двух, вначале Кыргызстана Аскара Акаева, а потом России Владимира Путина, и, видимо, запись сделана прямо на аэродроме - мы слышим рев самолетов:

Аскар Акаев: Что касается авиационной базы в Канте, которую мы только что открыли, она открывается на постоянной основе. Эта база будет авиационной компонентой сил быстрого развертывания на центрально-азиатском направлении в рамках Договора коллективной безопасности. Вы знаете, что было принято решение, чтобы в рамках Договора коллективной безопасности создать надежную, мощную систему по обеспечению стабильности и безопасности в нашем неспокойном регионе. И мы, кыргызстанцы, рады и горды тем, что и штаб-квартира сил быстрого развертывания находится в Бишкеке, и теперь очень важная компонента, авиационная компонента, будет размещаться здесь, в Канте. Мы сами видели, что здесь прекрасная инфраструктура для всех типов самолетов, и для истребителей, и для грузовых транспортных самолетов, поэтому она может играть такую многостороннюю роль. Но самое главное, говоря о задачах - задачи у данной базы такие же, как и у сил быстрого развертывания. Они разнообразны, они предусматривают превентивные меры, и обезопасить в случае появления, не дай Бог, каких-либо вызовов, угроз, терроризм, либо религиозный экстремизм, либо еще какие могут возникнуть угрозы, то эта база в рамках общей системы обеспечения стабильности, безопасности, она должна в долгосрочном плане обеспечивать стабильное безопасное развитие не только Кыргызстана, но и всех стран Центральной Азии. А это самый главный фактор для успешного социально-экономического развития нашего региона. Для Кыргызстана эта база - гарант нашего стабильного безопасного развития, с одной стороны, с другой стороны, и этим мы гордимся - продвинутость союзнических отношений Кыргызстана с Россией, что выразилось как раз в открытии авиационной базы в Канте. Спасибо!

Владимир Путин: Я согласен полностью с тем, что только что было сказано президентом Кыргызской республики. Как вы знаете, Россия является членом международной антитеррористической коалиции и поддерживает усилия международного сообщества, направленные на борьбу с терроризмом в Афганистане. В этом контексте мы, безусловно, поддерживаем и деятельность наших партнеров по коалиции на территории среднеазиатских государств. Как точно, и совершенно конкретно сейчас сказал Аскар Акаевич Акаев, эта база, американская база, или точнее база международной коалиции, она создана для решения конкретной задачи борьбы с терроризмом в Афганистане и на время проведения этой операции. Повторяю, она выполняет важную задачу, но работает на экспорт с территории, в данном случае, Кыргызской республики. База, которую мы открыли сегодня, российская база, решает другую задачу, будет решать другую задачу: она будет обеспечивать безопасность самого Кыргызстана, будет обеспечивать безопасность всего региона, в котором находится, а регион достаточно большой, и, конечно, будет создавать благоприятные условия для борьбы с терроризмом на территории самой Российской Федерации. То есть, сейчас могу сказать, мы запланировали с Аскаром Акаевичем совместные учения, в рамках которых сюда будут переброшены значительные подразделения российских вооруженных сил, на следующий год. Одна база будет дополнять другую. Мы сотрудничаем с нашими американскими партнерами. В более широком масштабе уверен, абсолютно не сомневаюсь в том, что и здесь, в этом конкретном месте, мы будем сотрудничать так же эффективно, как и работаем вместе в международном масштабе. База в Манасе нацелена на решение задач в Афганистане, а российская база в Канте - на обеспечение безопасности самого Кыргызстана и киргизского народа, на обеспечение интересов стран ДКБ в зоне их ответственности, в том числе и России.

Тенгиз Гудава: Нарын, вот с усилием подчеркивается различие двух этих баз, а мне все-таки непонятно. База в Манасе, или Ганси, она для сугубо конкретной цели - борьбы с терроризмом, а база в Канте для защиты вообще, что это значит слово, "вообще"? От кого? Сегодня общепризнанный, единственный, пожалуй, существующий, видимо, такой враг, это терроризм. А вообще защита, если в рамках коллективных сил безопасности, но осуществляемая только Россией, не выглядит ли это, как восстановление Советского Союза? Аскар Акаев говорил о повышении уровня союзнических отношений. Но не повысился ли этот уровень до уровня союза?

Нарын Айып: Да, главное различие то, что и все российские средства массовой информации пишут, и политики говорят, что Россия возвращается на прежние позиции, и именно это самое главное отличие этих двух баз, что если база имени Ганси в Манасе, она была создана в связи с чем-то конкретным, то здесь российская база создается в связи с необходимостью расширения влияния России на прежние советские республики.

Тенгиз Гудава: Ну, вот так это, наверное, можно определить.

Замира Сыдыкова: Очень много говорилось в ходе визита Владимира Путина и о положении русских в Киргизии, о роли, месте русского языка, как официального, о том благоприятном климате, в котором они живут здесь. На самом ли деле это так? Каково вообще положение русских в Киргизии? На этот вопрос мы попросили ответить также депутата киргизского парламента Алевтину Павловну Проненко:

Алевтина Проненко: Положение русских здесь такое же, как и положение киргизов. Нищета, в общем-то, заедает всех. Если говорить о русских отдельно, то может небольшая проблема есть в том плане, что те, кто не смогли, старики, которые не могут выучить сегодня киргизский язык, если будут введены какие-то предполагаемые поправки в закон о русском языке, может, где-то в чем-то будет ущемление. Но сегодня это еще сказать нельзя, потому что пока этого нет. По Конституции у нас два языка государственных, это киргизский, официальный, и русский. Поэтому в этом плане, я считаю, проблем нет, и дети учат язык. И те, кто уезжают, они уезжают не из-за языка, а уезжают из-за бедности, которая здесь существует, из-за того, что перспективы детям мало. Я думаю, все это делается в рамках тех геополитических процессов, которые сейчас происходят в мире. Я думаю, что Россия, наконец, опомнилась, и она сделала то, что должна была сделать давным-давно. Это ее границы, это ее рубежи, и, прежде всего, с точки зрения охраны этих рубежей она давно должна была не выводить отсюда свои войска, а хотя бы сохранить, ну а сейчас усиливает свое присутствие.

Тенгиз Гудава: Нарын, вот такая фраза - "это ее границы, ее рубежи", - что, киргизские границы - это границы России, как это можно охарактеризовать?

Нарын Айып: К сожалению, надо отметить, что многие русские считали раньше и считают сейчас весь Советский Союз Россией, и все границы СССР границами России, и до сих пор границы СНГ они воспринимают, как российские границы. Это вот психологическая такая вещь.

XS
SM
MD
LG