Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Смена правительства в Казахстане

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Участвуют: заведующий идеологическим отделом казахстанской партии ОТАН ("Родина") Албан Балгимбаев, а также сотрудники Казахской службы Радио Свобода Ержан Карабек и Мерхад Шарипджан.

Тенгиз Гудава:

28 января утром подал в отставку премьер-министр Казахстана Касымжомарт Токаев, и, по Конституции Казахстана, ушло в отставку все правительство. Политического кризиса в западном понимании этих слов, однако, в степной республике не произошло и уже к концу дня президент Назарбаев назначил (а парламент утвердил) нового премьер-министра - Имангали Тасмагамбетова, бывшего вице-премьером, курирующим социальный блок. А тремя днями позже к присяге был приведен новый кабинет министров, состоящий на 80 процентов из прежнего состава. Вот, казалось бы, и вся история.

Но, как у всего на Востоке, у этой истории есть своя витиеватая предыстория, которая намного интереснее.

Тему обсуждают: Из Алма-Аты - заведующий идеологическим отделом пропрезидентской партии ОТАН ("Родина") Албан Балгимбаев. Со мной в студии - сотрудники Казахской службы Радио Свобода Ержан Карабек и Мерхад Шарипджан.

Прежде всего, предлагаю послушать официальное заявление уже экс-премьера Касымжомарта Токаева по поводу своей отставки, с которым он обратился к президенту Назарбаеву:

Касымжомарт Токаев:

Уважаемый Нурсултан Абишевич! Пришло время моей отставки. В связи с этим я хотел бы сказать Вам следующее. В 1992-м году Вы пригласили меня в казахстанское Министерство иностранных дел на должность заместителя министра. С тех пор я неизменно пользовался Вашим расположением и поддержкой. Благодаря Вам я получил возможность работать в течение пяти лет во главе внешнеполитического ведомства, а в самое последнее время - возглавлять правительство Казахстана. У меня нет иных чувств, кроме искренней благодарности. Как человек, изучавший мировую политическую практику и историю, считаю Вас выдающимся государственным деятелем, который в новых исторических условиях повел за собой страну по непроторенному пути независимости и суверенитета... Наступило время прихода новых людей с новыми идеями и подходами, пришло время уступить им место. И это вполне естественно, если исходить из незыблемости президентской власти. В связи с отставкой просил бы Вас, уважаемый Нурсултан Абишевич, направить меня на дипломатическую работу. Заверяю Вас в том, что остаюсь преданным Вам и постараюсь в меру сил оказывать дальнейшее содействие в реализации Вашей политики, нацеленной на обеспечение безопасности и благосостояния нашей страны. С неизменным уважением - тут стоит моя подпись, - Астана, 28 января 2002-го года.

Тенгиз Гудава:

Каковы истинные причины отставки премьер-министра Касымжомарта Токаева? - Вопрос в Алма-Ату господину Албану Балгимбаеву.

Албан Балгимбаев:

Мы, во-первых, находимся на новом этапе посткоммунистической трансформации. Общество при всех издержках, недостатках, ошибках прошедшего десятилетия сумело решить задачи первого этапа и вступило во вторую стадию демократических преобразований. Второй момент: в обществе и структурах власти, как мне думается, все более четко осознают необходимость усиления социальной функции государства. Отставка правительства, если смотреть глубинно, связана с тем, что на новом этапе требуются новые подходы, неординарные шаги и нестандартные решения. Об этом говорил и сам экс-премьер-министр - что требуются в связи с этим и новые люди, которые имели бы новые подходы. Как раз необходимость усиления социальной функции государства потребовала и определенных кадровых изменений.

Тенгиз Гудава:

Насколько я понял, все объясняется именно словами экс-премьера Токаева, который сказал: "Пришло время моей отставки, появляются новые люди с новыми идеями". Но согласимся, что все-таки достаточно редко действующие премьер-министры, президенты и так далее соглашаются, что они устарели и настало время новых идей. Я теперь хочу спросить у моих коллег - так ли уж прямо можно принять эти слова экс-премьера Токаева что он осознал необходимость смены людей? Ержан Карабек?

Ержан Карабек:

Казахстанский феномен политической жизни сложился таким образом, что премьер-министры задерживаются на своем посту, как правило, не дольше двух лет. В условиях посткоммунистического тоталитаризма частая смена правительств, частая смена министров, частая смена глав областных администраций является для первого руководителя одним из способов удержаться на своем посту. Я думаю, речь идет просто об очередной ротации.

Тенгиз Гудава:

Мерхад Шарипджан, Касымжомарт Токаев "прославился", в кавычках, может быть, тем, что в ноябре прошлого года отказался зарегистрировать партию "Демократический выбор Казахстана", в связи с чем в ноябре мы имели правительственный кризис. Сейчас он уходит. Значит ли это, что методы запрета тоже уходят в прошлое, и "Демократический выбор Казахстана" получает "зеленый свет"?

Мерхад Шарипджан:

Случай этот обычен и необычен одновременно. Все началось, как мне кажется, в ноябре, и особенно накалилось в середине ноября, когда противостояние между группой молодых казахстанских политиков, возглавляемых бывшим уже акимом или губернатором Павлодарской области Галымжаном Жакияновым и Рахатом Алиевым - зятем президента Назарбаева, который в то время был, не много, ни мало, вторым человеком в КНБ - Комитет национальной безопасности, бывший КГБ. В результате вот этих подковерных закулисных игр Рахат Алиев - зять - попал в немилость и был убран с этой должности, ушел на должность заместителя командующего личной охраны президента. С этой должности он был смещен уже в январе, опять же, его сегодняшнее нахождение мало известно, об этом никто не говорит.

Что же касается молодых политиков, то все они были уволены со своих постов, включая Галымжана Жакиянова. Их уже прозвали "младотюрками" Казахстана, которые образовали этот ДВК - "Демократический выбор Казахстана". Большие события произошли 19 января, когда "Форум демократических сил" Казахстана организовал огромнейшую и мощнейшую демонстрацию протеста, какой еще не было в истории современного независимого Казахстана. Когда со всех краев и весей Казахстана собрались люди, по 30-40 человек с каждой области, и около тысячи человек, говорят - 800-900, некоторые говорят - тысяча, собрались в центре Алма-Аты и требовали отставки правительства, и открыто критиковали Назарбаева. И вот тут-то интересный момент: Назарбаев "снизошел" до того, что ответил на эту демонстрацию своей, проназарбаевской, пропрезидентской. Это случилось буквально в субботу. А второго февраля и молодежь Казахстана, и представители проназарбаевских, проправительственных партий собрались в центре Алма-Аты, и у нас были сообщения о том, что многие студенты вузов и других учреждений, где задействована молодежь, были силой согнаны туда. То есть, опять же был такой советский, силовой метод. И, не много, ни мало, Ескендир Хасангалиев - величина казахстанской культуры, я бы его назвал "Казахским Френкелем", лично пел песни, чтобы привлечь внимание алма-атинцев. То есть, противостояние дошло до такого момента, и на этом фоне отставка Токаева необычна.

Тенгиз Гудава:

То есть, противостояние, насколько я понял, президентской власти Назарбаева и его окружения, и неких "младотюрков" молодых, как говорится, предпринимателей и группы членов правительства, то есть, людей, тоже приближенных к Назарбаеву...

Мерхад Шарипджан:

Я бы еще отметил такой момент: на фоне всего этого какие-то проблемы внутри клана. Рахат Алиев - зять Назарбаева - непонятно, с кем он и как он. Дело в том, что эти "младотюрки" были против него, против Рахата, и в то же время между Рахатом и его тестем - президентом Назарбаевым - прошли какие-то трения. Но какие трения - мы об этом можем только спекулировать. На сегодняшний день ничего неизвестно, но видно, что что-то необычное происходит в верхних эшелонах власти в Казахстане.

Тенгиз Гудава:

Понятно, Мерхад, я полностью согласен с вашим определением, что произошло что-то весьма заурядное и обычное, и в то же время незаурядное и необычное. Мы мало понимаем эту ситуацию, поэтому обратимся в Алма-Ату к господину Албану Балгимбаеву - как бы вы прокомментировали эту ситуацию? Может, прояснили бы ее? Что происходит?

Албан Балгимбаев:

Вообще-то говоря, требуется оптимальное соотношение рыночного и социального аспектов деятельности государства и, следовательно, такая команда, такие люди, которые могли бы это на данном этапе так реализовать. Мне думается, в этом плане фигура нового премьер-министра является как раз той компромиссной фигурой, которая способна, не впадая в крайности, обеспечить вот это оптимальное соотношение. Выбор поэтому, на мой взгляд, является очень правильным, удачным.

Тенгиз Гудава:

То есть, вы хотите сказать, что сейчас в политике казахстанского правительства намечается такой социальный крен? Эта политика будет более социально ориентированной? Это вы хотите сказать?

Албан Балгимбаев:

Да, но без абсолютизации этого социального крена в ущерб, скажем, рыночным отношениям. И требуются такие люди, которые бы на данном этапе, на данном уровне развития - социального, экономического и политического - могли бы более или менее адекватно обеспечить вот это социальное соотношение. Такой фигурой, на мой взгляд, как раз является новый премьер-министр.

Тенгиз Гудава:

Звуки демонстрации, организованной в минувшую субботу сторонниками президента Назарбаева, в противовес демонстрации его политических оппонентов:

Мы - молодежь Казахстана, мы - Муниципальное движение Талапкер - выступаем в поддержку нашего президента Нурсултана Абишевича Назарбаева!

Сегодня отдельные политиканы говорят о том, что "мы выступаем от имени народа". Я думаю, что никто не имеет права кроме всенародно избранного президента выступать от имени народа. Только президент, только парламент может выступать от имени народа. Поэтому отдельная кучка людей, которые набили свои карманы и хотят сегодня диктовать, что у нас нет демократии - я думаю, что они глубоко ошибаются.

Тенгиз Гудава:

Какую роль играет во всем этом, может быть, скрытая, непонятная борьба внутри политической верхушки? Вопрос Ержану Карабеку.

Ержан Карабек:

Господин Балгинбаев не случайно сказал, что фигура Имангали Тасмагамбетова является компромиссной фигурой. Сами аналитики оппозиции, я имею в виду радикальную оппозицию, утверждают, что правительство Тасмагамбетова будет последним правительством Нурсултана Назарбаева, что президент Назарбаев вытащил из колоды самый сильный туз, и что именно этот туз должен обеспечить, если не разгром оппозиции, то хотя бы внесение сумятицы в ряды этой оппозиции. Здесь надо обратить внимание на такой феномен казахстанской жизни, хочу подчеркнуть, именно казахстанской жизни, потому что в рамках Центральной Азии в других республиках нет такого явления, как "младотюрки". Так называемые младотюрки появились на политической сцене лет восемь назад, когда правительство Акежана Кажегельдина лакомые куски казахстанской экономики раздало иностранным компаниями, среди них зачастую оказывалось много псевдоиностранных компаний. Растущий молодой бизнес, бизнес, конечно, делали дети, партийной элиты, племянники - в Казахстане появился такой термин "экономика племянников"... Чтобы найти компромисс между своим кланом и интересами экономики, президент Назарбаев допустил в свое время этих "племянников" в государственную власть. И эти "племянники" со временем окрепли, и они использовали нахождение на государственной службе для упрочения своего бизнеса, и здесь уже появляется новая модель, еще, наверное, не описанная политологами, когда внутри правящей элиты происходит столкновение между естественным ростом национальной буржуазии и, скажем так, "хулиганскими" действиями членов семьи. Мы знаем что такое явление, как зять, есть и в Узбекистане, есть и в Грузии, есть в Азербайджане. Правда, Ислам Каримов изгнал уже своего зятя не только из семьи, но и вообще из Узбекистана. Президент Сапармурат Ниязов изгнал своего сына, потому что он ревнует...

Тенгиз Гудава:

Мятежные родственники...

Ержан Карабек:

Да... Здесь по спирали происходит уже третье явление, когда президенты ревнуют власть к своим ближайшим родственникам. И в Казахстане сейчас непонятно, где "гроза оппозиции" Рахат Алиев...

Тенгиз Гудава:

Понятно, опять же понятно так, весьма приблизительно, то, что происходит расслоение, происходит разделение на какие-то определенные группы влияния на верхушке политического Олимпа в Казахстане, тем более учитывая, что он базируется на очень богатой почве, полной нефти и всего прочего. Вот, Ержан, меня заинтересовал один пункт в ваших словах. Вы сказали, что правительство Акежана Кажегельдина раздало лакомые куски казахстанской экономики зарубежным фирмам. А эти "младотюрки" - это более такая националистическая группа? Или что они хотят противопоставить этому?

Ержан Карабек:

Так называемые младотюрки - это национальная буржуазия, которая выросла на монопольной торговле спиртными изделиями, скажем так...

Тенгиз Гудава:

Это уже не нефть, а нечто другое...

Ержан Карабек:

Да, они завозили автомобили, максимум, что им позволила власть в лице Назарбаева - торговать зерном, экспортировать зерно... Но национальную буржуазию, власть, я имею в виду президента Назарбаева, не допустила к нефти, не допустила к другим богатствам Казахстана, а Казахстан как клише называется "страной таблицы Менделеева". Цветными металлами ворочают иные дельцы, нефть в руках иностранных компаний. К нефти приблизился только второй зять Назарбаева Тимур Кулебаев, который монопольно транспортирует нефть Казахстана, то есть, нефть из Казахстана. Национальная буржуазия, младотюрки, которые у власти, они открыто требуют, чтобы власть поделилась с ними и нефтяным пирогом. То есть, им пришло время свое богатство, нажитое на простом бизнесе, защитить политическими методами, потому что раскол внутри семьи уже создал угрозу их богатству.

Тенгиз Гудава:

Мерхад, вот все-таки какова судьба этого "Демократического выбора Казахстана" - этой попытки сформировать то, что мы называем "младотюрками", в виде какого-то политического единства?

Мерхад Шарипджан:

Эта партия зарегистрирована. Но дело в том, что очень странные явления происходят внутри партии. Уже внутри партии происходит такой небольшой "раскольчик", я бы сказал. Некоторые представители этой партии заявили, что хотят создать партию "Акжол" - "Светлый путь". Основные фигуры, которые организовали ДВК - "Демократический выбор Казахстана" - пока в "Акжол" не вступили, что показывает, что тут что-то непонятное происходит. Тем более, что один из представителей ДВК уже вошел в новый кабинет вице-министром финансов - Кайрат Килимбетов. Другой момент: "Форум демократических сил Казахстана" который объединяет огромное количество оппозиционных партий, националистических, и казахских, и самое интересное, что и славянские националистические движения сегодня за Назарбаева, и вот эта поспешность объявления новых движений внутри ДВК, и то, что ДВК как бы не спешит войти ни в "Форум демократических сил", ни в "Объединенную оппозиционную партию", в которую входят три основных партии - партия Акежана Кажегельдина, партия "Азамат" и партия "Национальный конгресс"... Вот эта как-то их обособленность - сказать трудно. Или они хотят монополизировать оппозиционность - это тоже проблема казахской оппозиции, когда та или иная партия пытается доказать другим оппозиционным, так называемым, партиям, что она главнее, мощнее и является как бы основной оппозиционной силой... Поэтому будущее ДВК непонятно.

Тенгиз Гудава:

Итак, если резюмировать сказанное, то мы видим появление на политическом небосклоне Казахстана новой звезды - "младотюрков" или национальной буржуазии, которые все больше противостоят "племянникам и зятьям", то есть, клану или "семье" президента. Но по-прежнему, пока никакие "оппозиционные звездочки" не могут затмить на этом небосклоне "солнце" - власть Нурсултана Назарбаева. Удивительно, что эта власть ни разу не была подтверждена победой на демократических президентских выборах. В 1991-м году выборы были безальтернативными, в 1995-м году президентский срок был продлен на 5 лет, а выборы 1999-го года не были признаны мировой демократической общественностью. Так или иначе, срок президентства Назарбаева кончается в 2006-м году. Однако, он может быть продлен:

XS
SM
MD
LG