Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказские хроники


Олег Кусов:

Российско-чеченские переговоры прервались, фактически не начавшись. Кому выгодна война на Северном Кавказе?

"Сегодняшняя ситуация в республике может устраивать только тех, кто на этой войне делал и продолжает делать головокружительную карьеру, кто на этой войне накапливает финансовый капитал, кто боится ответственности".

Археологи пытаются спасти оставшиеся на Северном Кавказе древние курганы.

"За годы советской власти и сейчас, прежде всего, когда появилась у нас техника, все эти курганы подвергались самым ожесточенным уничтожениям нашими колхозами, совхозами, строительными организациями".

На Кавказе издревле соседствуют различные этносы и религии. Одним из уникальных народов региона являются таты.

"Таты-иудеи, таты-мусульмане и таты-христиане, таты-всегорцы. Их на планете 400 тысяч, говорят практически все на татском языке".

Российско-чеченские переговоры прерваны. Москва потребовала от лидеров чеченского сопротивления приступить к разоружению отрядов. Диалог принял характер ультиматума. Вице-премьер правительства Ичкерии Ахмед Закаев считает, что российские власти упустили реальный шанс прекратить войну на Северном Кавказе.

Ахмед Закаев:

Российская сторона на сегодняшний день не имеет определенного плана решения этой проблемы, то есть завершения начатой им античеченской кампании. Видимо, изначально взятое направление на окончательное решение чеченского вопроса претерпело крах, а нового решения у руководства России нет. Мы сделали конкретные предложения, которые могли бы, на наш взгляд, способствовать прекращению военных действий и развитию политического диалога.

Немедленное прекращение боевых действий; второе - это немедленное прекращение так называемых "зачисток" - это условия, после выполнения которых можно начать диалог.

Имея такую ситуацию в республике, говорить о переговорах не приходится. И поэтому мы со своей стороны обязались, что если эти акции будут прекращены, то со стороны чеченцев нападения на военные колонны и нападения на места дислокации российских войск тоже будут приостановлены. Вот это могло бы дать нам шанс начать диалог. Но, к сожалению, к этому, я понял, российское руководство не готово. Сегодня эти акции продолжаются, и ничего кроме отчуждения народов Чечни и России эти "зачистки" не дают. Мы просто обречены жить рядом. Чем раньше мы остановим пропасть отчуждения наших народов, тем лучше для обеих сторон. Нет неразрешимых за столом вопросов, их не существует между чеченцами и Россией.

Олег Кусов:

Ахмед, по-вашему, кому сегодня принадлежит Чечня? Я имею в виду и территорию, и людей.

Ахмед Закаев:

Пытаются создать впечатление, что Чечня раскололась на промосковскую и на масхадовскую, это под собой не имеет основания. Мы эти этапы уже проходили. Это было с 91-го года, когда в Знаменске создавали штабы, насаживалась промосковская администрация в первую войну с 94-го по 96-й год. Даже сымитировали выборы, и был избран глава республики Доку Завгаев. И чем это закончилось?

Сегодня Россия наступает на те же грабли, хотя они постоянно заявляют о том, что они не будут повторять прежних ошибок. Нет такой ситуации, которую можно было бы назвать расколом чеченского общества. Последние события в Чечне, уже вторая античеченская военная кампания убедила всех чеченцев, что они обречены на создание своего государства. Даже те, которые питали какие-то иллюзии о возможности совместной жизни с Россией, они ее потеряли. Та номенклатура, хозяйствующие субъекты, они настолько сомневаются в том, что это может иметь долгосрочную перспективу, что они обеспечивают наши подразделения, финансами обеспечивают, продовольствием обеспечивают.

Кто контролирует вообще ситуацию в республике? В общем-то, ее никто не контролирует. Наши бойцы сопротивления контролируют там, где они есть, а федералы не контролируют даже то место, где они находятся. Сегодняшняя ситуация в республике может устраивать только тех, кто на этой войне делал и продолжает делать головокружительную карьеру, кто на этой войне накапливает финансовый капитал, кто боится ответственности. Я уверен, что с момента наступления перемирия, ситуация может перейти в правовую плоскость, вот чего больше всего эти люди боятся. Если это перейдет в правовую плоскость, то необходимо будет нести ответственность за те преступления, которые совершены в республике.

Олег Кусов:

Президент России, сам намекнувший о мирных инициативах в Чечне, вдруг поменял свою позицию. Не создается у вас впечатление, что он находится под влиянием военных?

Ахмед Закаев:

Я могу сказать лично свое мнение, что Путин сегодня несамостоятелен принимать решения по Чечне. Потому что те, кто на этой теме, на чеченской войне привели его к власти, он от них абсолютно зависит.

До тех пор, пока ему не удастся разбить эту команду, эту партию войны, он никогда не сможет завершить войну в Чечне. И он к следующим президентским выборам придет именно с войной.

Олег Кусов:

"Бесконечный хаос на Кавказе" - статья под таким заголовком опубликована в немецкой газете "Зю Дойче Цайтунг". "Армия Москвы действует в Чечне жестко, но вряд ли Путину удастся разрешить конфликт в мятежной республике силой", - таков основной тезис газеты.

"Масхадов оказался настоящим бандитом. Два года его так называемого медленного правления опустошили Чечню больше, чем последующие два года террористической операции", - заявил российский министр по Чечне Владимир Елагин, комментируя истечение срока официальных полномочий свободно избранного президента республики.

Эти суровые слова (кроме всего прочего) несправедливы. Да, Масхадов развалил экономику Чечни, не смог предотвратить новую войну, но это несравнимо с теми тотальными разрушениями и массовыми грабежами, которые принесла Чечне российская армия. Жестокие действия силовых структур подорвали отчасти легитимные стремления России положить конец хаосу на Северном Кавказе. Как российские средства информации, так даже и члены правительства и военные не раз говорили о том, что солдаты в Чечне не столько воюют с повстанцами, сколько грабят. Срок полномочий Аслана Масхадова несколько дней назад истек с формальной точки зрения, исходя из даты его выборов в 97-м году в соответствии с тогдашней конституцией Чечни. Москва, впрочем, и так не признает его с самого начала второй кавказской войны в октябре 99-го года.

Кремль уже давно организовал в Чечне промосковскую администрацию. Российское правительство обещает провести там выборы, но не называет конкретных дат. После 11-го сентября и молниеносной поддержки президентом Путиным американцев в войне с террором, критика Западом действий России в Чечне приутихла, но в мире сейчас о недовольстве нарушениями прав человека опять заговорили громче. Многие представители международного сообщества не считают Масхадова террористом. Об этом во время своей последней поездки на Кавказ заявил Верховный комиссар ООН по проблемам беженцев Рут Любберс. Такой же точки зрения придерживаются и США. Внешнеполитический представитель Масхадова Ильяс Ахмадов был вновь принят Госдепартаментом, что вызвало возмущение российской стороны. Московские дипломаты утверждают, что Америка использует в борьбе с международным терроризмом политику двойных стандартов. Но легитимным представителем интересов чеченского народа, единственным возможным партнером для переговоров Масхадова считают не только американцы. На последнем заседании ПАСЕ по Чечне присутствовал посланник повстанцев Ахмед Закаев, его приняли в МИД Франции, а также в Великобритании. Неприятные вопросы относительно Чечни пришлось выслушивать во время своего визита в Париж президенту Путину. В целом в России реагируют крайне болезненно на все, связанное с войной в Чечне. Прежде, чем финансируемая Конгрессом США радиостанция "Свобода" начала вещание на языках народов Северного Кавказа, уже появились первые угрозы. "Если передачи американской радиостанции будут поддерживать чеченских сепаратистов, радио лишат лицензии", - заявил в интервью представитель Кремля Сергей Ястржембский. Это высказывание выглядит неадекватно на фоне того, что к вещанию на чеченском американская радиостанция еще не приступала. Война идет уже больше двух лет, но российская армия так и не добилась масштабных успехов, после которых могло бы начаться восстановление республики.

В соседней Ингушетии по-прежнему живет 150-180 тысяч беженцев в условиях, которые Верховный комиссар ООН по беженцам назвал постыдными для России. Повстанцы несут значительные потери, но их сопротивление не сломлено. Практически каждый день происходят диверсии или нападения на автоколонны или блокпосты. В виду того, что шансы на скорую победу невелики, Кремль все-таки оставляет в резерве открытой возможность переговоров с Масхадовым".

Олег Кусов:

После победы Валерия Кокова на президентских выборах в Кабардино-Балкарии местные власти приступили к фактической расправе над оппозицией. В этой северокавказской республике устанавливается режим, близкий по своему характеру к авторитарному. Это происходит при молчаливом согласии федерального центра. Корреспондент Радио Свобода Владимир Долин, побывавший в Кабардино-Балкарии, пытается ответить на вопрос: почему такое положение вещей выгодно Москве?

Владимир Долин:

Утром 17-го января к редактору газеты "Родина адыгов" Валерию Хатажукову явился оперуполномоченный управления по борьбе с организованной преступностью майор Вячеслав Сакмышев. Он предложил журналисту проехать в управление. Валерий Хатажуков попытался было возразить, но майор пригрозил вызвать группу отряда быстрого реагирования - СОБР. Пришлось подчиниться. В управлении Хатажуков провел весь день, но так и не сумел выяснить, что же стало причиной интереса к нему борцов с организованной преступностью. Днем позже его опять навестили милиционеры, и снова редактор провел день в управлении. На этот раз разговор состоялся. Валерий Хатажуков вспоминает.

Валерий Хатажуков:

Наконец-то мы встретились с начальником управления. Состоялся такой разговор, он больше напоминает разговор застольный, чисто такой кавказский застольный разговор. Давайте, ребята, жить хорошо, давайте жить мирно и так далее. С такой иронией: посмотрите, что получилось, что случилось, и вообще чем вы собираетесь заниматься дальше, как бы подразумевая, что вряд ли ваша газета еще раз выйдет.

Впоследствии я узнал, что этому управлению была поставлена такая неформальная задача - ни в коем случае не допустить, чтобы вышел еще хотя бы один номер газеты до окончания инаугурации и так далее. Чтобы никто не посмел испортить праздничное настроение.

Владимир Долин:

Но 25-го января в день инаугурации Валерия Кокова, избранного президентом Кабардино-Балкарии, свежий номер "Родины адыгов" появился в столице республике Нальчике. Газета ставит под сомнение результаты голосования, объявленные Центризбиркомом республики.

И СОБР пошел в атаку. 26-го января в квартиру брата Валерия Хатажукова (к тому времени редакция газеты была изгнана из арендованного помещения) ворвался майор Сакмышев в сопровождении собровцев в масках. Хатажукова вместе с братом доставили в управление, туда же отвезли экземпляры газеты, которые милиционеры обнаружили в квартире. Валерию Хатажукову объяснили, что его задержание и конфискация газет вызваны тем, что в одной из публикаций номера милиционеры усмотрели призывы к свержению государственного строя в Кабардино-Балкарии. Отвечать на вопросы ретивых борцов с крамолой Хатажуков отказался.

Валерий Хатажуков:

Я говорю: пускай со мной говорит работник прокуратуры, если это так, ФСБ, если есть там такие вещи. И если у них действительно есть ко мне какие-то вопросы - адвоката моего сюда! Вот только на этих условиях мы будем говорить. Держат меня там, туда якобы должен прийти человек из прокуратуры. До восьми часов продержали, не пришел никто, сказали: все, уходи, ты свободен.

Владимир Долин:

Я не нашел в последнем номере "Родины адыгов" экстремистских призывов, зато в ней перечисляются многочисленные нарушения в ходе выборов. 186 протоколов о нарушениях избирательного законодательства подтверждают информацию газеты. Я сам видел многочисленные пачки бюллетеней, изъятые сторонниками оппозиции при попытках их вброса в урны. Излишне говорить, что все эти бюллетени были за действующего президента. Но большинство вопиющих нарушений на избирательных участках зафиксировать не удалось. Почему - рассказывает лидер республиканского отделения "Союза правых сил" Хасан Ахметов.

Хасан Ахметов:

То, что произошло на самих выборах, там наши люди участвовали, в виде наблюдателей, и то, что они рассказывают, это удивительные вещи, что происходило. Это был полный беспредел. Нашим людям просто выкручивали руки, и это делали именно те, кто должны были следить за законностью, милиция. Когда одни выкручивали, другие кидали пачки в урну. Вот такие выборы прошли у нас.

Владимир Долин:

Как происходил подсчет голосов, рассказывает фермер Бетал Яганов, наблюдатель от кандидата на пост президента генерала Мухаммеда Батырова.

Бетал Яганов:

Бюллетени просто проставили, и стопками закинули. Это реально было видно, когда мы вытащили из урны, на стол высыпали это все, и оттуда должны по одному бюллетеню выйти, а там такие кипы. Гора бюллетеней лежит, и в упаковке лежат.

Владимир Долин:

Недоверие к институту выборов угрожает интересам федерального центра на Кавказе, куда больше чем приход власти оппозиции в Кабардино-Балкарии. Тем более что главное требование оппозиционеров - выполнение российских законов в республике. Если у оппозиции не остается легальных возможностей для политической деятельности, то на смену умеренным политикам могут прийти радикалы. Но теперь Яганов не верит, что выборы могут что-либо изменить в жизни республики.

Бетал Яганов:

Путем честного выбора - можно изменить, по-другому никак. Брать оружие в руки и идти - это нереально, это абсолютно ненужно. Но поскольку честные выборы здесь невозможно провести, я думаю, что так и будем жить, получается так. Хочешь, не хочешь, никуда не денешься.

Владимир Долин:

Действующий президент Валерий Коков набрал более 87% голосов. Но собственный рекорд четырехлетней давности ему превзойти не удалось. Тогда в ходе безальтернативных выборов за Валерия Кокова проголосовало 99% избирателей. Наверное, поэтому после выборов на сторонников оппозиционных кандидатов обрушились репрессии.

Валерий Хатажуков:

После окончания выборов, буквально на следующий день по всей республике прокатилась самая настоящая волна репрессий. Людей, которые были близки к оппозиционным кандидатам, их увольняют, преследуют. Например, начальник штаба Батырова полковник милиции Алибалов уволен. Один из членов штаба, родственник Батырова, директор торгово-закупочной базы, его буквально обложили, обыскали дом. Ему прямо объявили, что он должен закрыть все свои дела. Вот так можно привести не один пример.

Владимир Долин:

Увольнениями дело не ограничилось. К сопернику Кокова федеральному судье Чегемского района Руслану Мурачаеву продолжают обращаться люди, пострадавшие от действий милиции уже после выборов.

Руслан Мурачаев:

Недавно ко мне обратился один старик, он сказал, что двоих молодых людей в одном из отделов внутренних дел, куда их пригласили, их избили только за то, что они поддерживали во время предвыборной кампании кандидата в президенты Батырова.

Владимир Долин:

Валерий Коков управляет республикой 11 лет. За это время он неоднократно проявлял способность договариваться с оппозицией. Многие оппозиционеры начала и середины 90-х сегодня работают вместе с ним, в том числе и одни из лидеров балкарского движения Хусейн Чеченов, возглавлявший правительство республики. Но, кажется, сегодня Валерий Коков не склонен прибегать к дипломатии в отношениях со своими оппонентами, и режим с авторитарными тенденциями постепенно превращается в тоталитарный, при котором невозможна какая-либо критика властей, а независимая пресса просто-напросто отсутствует. Это можно считать управляемой демократией, но Руслан Мурачаев думает иначе.

Руслан Мурачаев:

У нас эта республика называется, но ничего республиканского в методах правления у нас нет. У нас ханское, я даже сказал бы, паханское правление.

Владимир Долин:

В Москве нарушений избирательного законодательства в Кабардино-Балкарии не замечают, как не замечают многих других нарушений федеральной конституции и законов. Руслан Мурачаев недоумевает.

Руслан Мурачаев:

Я даже в мыслях не хочу допускать, что Москва дала добро президенту Кокову, чтобы он силовыми методами справлялся с оппозицией, которая для этого никаких поводов не давала. В то же время, к сожалению, складывается впечатление, что если не будет лишних головных болей, если на отдельных, в первую очередь на кавказских окраинах России не будет что-то подобия того, что случилось в Чеченской республике. На все остальные нарушения федеральные власти закрывают глаза.

Владимир Долин:

Похоже, Кремль перешел к новой политике на Кавказе. Эта политика наместничества, но только наместниками Кремля в регионе отныне будут не назначенные федеральным центром чиновники, а представители местной элиты. Взамен на безоговорочное послушание Москве им будет предоставлена полная свобода действий в отношении своих граждан или, скорее, подданных. Но только подданные все же хотят быть гражданами, гражданами России. Руслан Мурачаев считает, что ситуация в республике выходит за рамки внутренних дел Кабардино-Балкарии и Российской Федерации.

Руслан Мурачаев:

Если даже на федеральном уровне мы не добьемся желаемого результата, мы обратимся в международный суд. Пусть Европа знает, пусть весь мир знает, как это проходит в России, в субъектах Российской Федерации, и насколько там правопослушны люди, стоящие у власти.

Владимир Долин:

У оппозиции в Кабардино-Балкарии остается надежда на Страсбургский суд по правам человека. Но вряд ли обращение в высокий суд оппонентов действующего президента республики будет способствовать укреплению авторитета России на мировой арене.

Олег Кусов:

Северный Кавказ во все времена привлекал внимание археологов. Перешеек между Черным и Каспийским морями таит в себе немало свидетельств прошлого. На Предкавказской равнине особую ценность для исследователей представляют древние курганы. Их сравнивают с египетским пирамидами. Рассказывает заведующий отделом археология североосетинского краеведческого музея Петр Козаев.

Петр Козаев:

Насколько сегодня известно, это индо-иранцы. Здесь появляются создатели майкопской культуры, они сразу же начинают строить земляные насыпи над могилами своих вождей. Размеры самые различные, они могут достигать иногда ста метров в диаметре и десятки метров в высоту. Наравне с нашими курганами, которые чаще всего округлые, была такая традиция сооружения длинных курганов. Дело в том, что создатели майкопской культуры, когда пришли сюда к нам на Северный Кавказ, то это была только часть этих племен. А другая часть уходит в Египет, и там начинается строительство пирамид. Между пирамидами и курганами есть прямая взаимосвязь. Поэтому неудивительно, когда Растунов в районе осетинского селения Брут наткнулся на осетинские пирамиды. То есть земляные пирамиды ступенчатые, достаточно высокие, но оплывшие, конечно. С годами, веками, тысячелетиями они оплыли. Такой момент имеет место.

Уточню, что ступенчатые пирамиды являются более ранними, чем пирамиды с ровной поверхностью. Древнейшие пирамиды в Египте это ступенчатые.

Олег Кусов:

Курганы скифско-сарматского периода Кавказа это, как правило, усыпальницы знати.

Петр Козаев:

Подкурганные захоронения предполагают не только, собственно говоря, центральное погребение, из-за кого делается этот курган, и даже не только тех, кого хоронили вместе с ним - прислугу разную, жертвоприношения совершали. Когда совершали обряд погребения, там, царя скифского хоронят. Вокруг него по кругу под этой земляной насыпью оказывалось иногда несколько сот коней, расположенных четко по кругу. И там делают захоронения огромного количества лошадей. Эта традиция нашла отражение в нартовском эпосе Осетии. Во время тризны поедали мясо коней, а шкуры набивали соломой, по кругу курганной земляной насыпи устанавливали столбы, на эти столбы насаживали животом этих коней, их чучела, лицом против часовой стрелки. Когда венчали на царство, то вокруг царя, сидящего на троне, обводили коней по движению солнца. Это венчание на царство. А когда венчали на смерть - отправляли в страну мертвых умершего вождя, предводителя, царя, то движение коней обозначало совершенно противоположную сторону, посвящаемых коней обводили в противоположную сторону.

Обычно под курганами оказываются еще погребения. То есть в разные эпохи впускали, хоронили в курганах, сделанных задолго до этого, бедноту, для которых отдельные курганы никто не собирался делать. И более поздние умершие обычно также составляют, представляют для нас значительный интерес, они дают представление о других народах, живших после погибшего вождя.

Олег Кусов:

Археологам удавалось отыскать в курганах немало уникальных предметов быта, оружия и драгоценностей.

Петр Козаев:

С одной стороны, бывает керамика, украшения различные, предметы труда и, само собой, оружие. Кроме этого на определенном этапе, когда уже появляются доспехи, например, в скифо-сарматский период, то панцири уже чешуйчатые и прочее. Вот эти чешуйки сохраняются, многие защитные предметы для воинов. Материал, из которого изготовлено, обычно самый различный, драгоценные камни там, драгоценный металл бывает, керамика, отчасти сохраняется дерево в более поздних материалах. Предметы из камня, камни различные. Металл - бронза, медь, драгоценный металл и изделия из железа, это уже железный век. Сосуды бывают изумительные. Надо сказать, что в эпоху ранней бронзы, когда сюда переселяются носители майкопских традиций, они приносят с собой традиции и достижения культуры переднеазиатской цивилизации, поэтому их посуда, которую они единственные на Кавказе в тот период изготовляли на гончарном круге, она резко отличается от окружения. Конечно, их предметы, их материалы они более совершенны. Состояние превосходное, посуда бывает просто изумительная. Обжиг у них великолепный. Формы различные.

Волей судьбы мне посчастливилось найти самый драгоценный сосуд на Кавказе, принадлежащий этой культуре. Этот сосуд ритуальный, это не обычная посуда, и поэтому этот сосуд изготовлялся методом ручной лепки, то есть он, несмотря на то, что вся остальная посуда, в том числе и посуда, которая находилась в том же самом погребении, этот сосуд изготавливался вручную. На нем изображение древних божеств, которым осетины продолжают молиться по сегодняшний день.

Олег Кусов:

Заведующий отдела археология североосетинского краеведческого музея Петр Козаев убежден, что дальнейшие раскопки курганов на Предкавказской равнине могут дать уникальные результаты, но только в том случае, если ученых не будут опережать "черные" археологи. Курганы подвергаются невиданному разграблению, поскольку их содержимое при выгодной реализации способно обеспечить расхитителям безбедную жизнь на многие годы.

Петр Козаев:

Материалы, которые мы можем оттуда достать, они могут украсить фонды любого музея мира. Я могу назвать коллекцию Баграта Виссарионовича Техова по кубанской бронзе.

Практически, эта коллекция раскопана на одном могильнике. А таких могильников в Осетии десятки, если не сотни. То же самое курганы, я повторяю, на сегодняшний день в Осетии еще несколько тысяч курганов совершенно спокойно можно видеть. И чем мы быстрее начнем эту работу, тем больше удастся спасти для науки, для человечества, для культуры, для будущих поколений. Потому что все это уходит, все это уничтожается.

В зависимости от того, кто похоронен, насколько богат был тот человек, которого хоронили, делают и саму погребальную яму. Соответствующим образом, оформляют ее, покрывают. И земляная насыпь своими размерами всегда четко может говорить о том, что здесь более значительная личность была погребена, во всяком случае, по своему имущественному цензу.

Археология в Осетии вообще практически стоит на мертвой точке, но даже те небольшие наши попытки что-то раскопать и так далее, они уже говорят о том, что осетинские курганы очень богаты, они могут рассказать, вернее, дать ответ на любой вопрос. В том числе, я абсолютно уверен, что на нашей территории мы можем найти письменные материалы, письменность даже не только для эпохи позднего железа или поздней бронзы, но даже для ранней бронзы. Просто настолько мало мы работаем, настолько мало мы изучаем нашу территорию, что из того мизера делать какие-то выводы пока невозможно. Но сам уровень, например, развития майкопской культуры, он уже заставляет надеяться на письменность. И вот эти рисунки, которые обнаружены, они также свидетельствуют о том, что народ, обладавший таким искусством, он не мог не писать.

Олег Кусов:

Однако уникальные памятники древнейших времен уничтожались и нерадивыми современными чиновниками.

Петр Козаев:

У нас территория буквально изобиловала курганными погребениями. Вся равнинная территория Северной Осетии переполнена была. Но дело в том, что за годы советской власти и сейчас, когда появилась у нас техника, трактора появились мощные, все эти курганы подвергались самому ожесточенному уничтожению нашими колхозами, совхозами, строительными организациями. И сегодня на территории Северной Осетии не осталось даже нескольких процентов от того количества курганов, которое было, допустим, в начале 20-го века. И вот эти курганы сегодня с каждым днем сокращаются самым неумолимым образом, их число сокращается. И, тем не менее, сегодня на территории республики несколько тысяч курганов еще можно спокойно назвать. Они обычно возвышаются на полях, и опытный глаз легко может уловить даже самые маленькие курганы. В республике еще сотни курганов, которые превышают высотой несколько метров. Конечно, это ценнейший материал, это богатейший материал, который надо изучать.

Олег Кусов:

Путешественников и исследователей Кавказа прошлых веков окрестности гор Машук и Бештау привлекали прежде всего обилием целебных минеральных вод. Благодаря уникальным водам здесь были построены города Пятигорск, Кисловодск, Железноводск и другие населенные пункты. Можно сказать, что воды определили судьбу этого края. Они в этих местах уникальны, но не только воды.

Любопытно, но гораздо меньше в 19-м веке русские исследователи уделили внимание другой особенности этих мест - лечебным грязям. Например, в самом заметном романе 19-го века о кавказских водах - в "Герое нашего времени" Лермонтова, можно прочитать про "водяное общество", однако ничего не говорится об уникальном озере Тамбукан, расположенном вблизи Пятигорска.

Многие жители российских городов ради него преодолевали даже в те времена сотни километров. На живописное целебное озеро люди обратили внимание давно. Есть сведения, что еще в конце 14-го века завоеватель Тамерлан лечил волшебной грязью больную ногу. Кабардинцы в более поздние времена устраивали здесь приспособления для принятия целительных ванн. Если бы в окрестностях Пятигорска или Кисловодска не оказались минеральные воды, то они все равно стали бы известны благодаря озеру Тамбукан.

Лада Леденева:

Так уж повелось, что левый берег озера русский, правый - кабардинский. Загадочный и жутковатый Тамбукан поражает своей необычностью с первого взгляда. Даже в безветренную погоду его поверхность кажется черной - так хорошо виден сквозь толщу воды лежащий на дне слой целебной грязи. Вода в озере настолько соленая, что утонуть в ней практически невозможно, даже вытянувшись по стойке смирно. В "Книге победы Шафардзина и Ядзи" говорится, что, став лагерем в Биштаке, так называлось Пятигорье, Тамерлан принимал лечебные ванны и грел больную ногу волшебной грязью. В 1709-м году на берегах Подкумка разыгралось сражение черкесов во главе с Мозарбеком Тамбиевым со вторгшимися в Пятигорье, где жили пятигорские черкесы, крымско-турецкими войсками. По имени князя Тамбиева, древнего кабардинского родоначальника, который сложил голову и похоронен в районе озера, образовано название Тамбукан, что означает "приют для Тамбия". В 1717-м году Петром Первым на Кавказ был отправлен доктор Шабер. Ему поручались поиски в государстве ключевых вод и целительных грязей, которыми можно пользоваться от болезней. Тамбукан впервые научно описан в 1773-м году под названием Тамби, хотя исторически есть более ранние данные. Кабардинцы, а, точнее, кабардинские черкесы, уже в отдаленные времена знали о целебных свойствах минеральных вод многочисленных источников и грязей Тамбукана.

Системная грязедобыча ведется на тамбуканском озере с прошлого века. Очищенная от посторонних включений грязь, обогащенная разными экстрактами и настоями трав флоры Кавказа, накладывали на лицо женщины кавказского Пятигорья черкешенки. Опыт использования отбеливающего и очищающего действия лечебной грязи на кожу лица и тела женщины до их пор передают из поколения в поколение. Местные жители на берегах этого озера лечат болезни кожи и опорно-двигательного аппарата, гинекологические заболевания и нарушения обмена веществ. Грязь тамбуканского озера применялась как ветеринарное средство для лечения кожных заболеваний лошадей, овец и крупного рогатого скота. Всех недугов, от которых избавляет тамбуканская грязь, и не перечислишь. Достаточно сказать, что она содержит в себе все элементы таблицы Менделеева, и эффект от такого лечения очень высок.

Олег Кусов:

Озеро Тамбукан не вошло в число официальных достопримечательностей Кавказских Минеральных вод, на которые организовывали экскурсии отдыхающих. Очевидно потому, что и без него хватало в этом крае природных чудес. Когда чудес вокруг слишком много, их перестаешь даже замечать. Именно такое состояние, как правило, переживает человек, оказавшийся впервые в уникальных местах Северного Кавказа. Любопытно, что на Северном Кавказе проживают представители почти всех крупных религий. Есть даже коренной кавказский народ, исповедующий иудейство - дагестанские таты. Это малочисленный народ. Таты живут в основном в южном Дагестане, в горах и на каспийском побережье, а также в Азербайджане и некоторых других странах. По последним данным, сегодня татов в мире насчитывается около четырехсот тысяч человек, но на исторической родине, в Дагестане, их примерно в десять раз меньше. Два века назад татов было гораздо меньше, но они не ушли от внимания путешественников и военных. Из Махачкалы рассказывает Тимур Джафаров.

Тимур Джафаров:

Интересно, что уже в 18-м веке российские путешественники и военные, побывавшие в этих краях, отметили, что живущие здесь иудеи бытом своим мало чем отличаются от других горцев. Занимаются они в основном садоводством, виноградарством, ковроткачеством и торговлей. Некоторые правители Дагестана в те времена заставляли носить иудеев на одежде желтые звезды для того, чтобы мусульманин случайно не осквернил себя рукопожатием с ним. В то же время иудеи находились под защитой властей, которая иногда принимала своеобразные формы. Так правитель Кайтага, небольшого феодального образования на юге Дагестана, издал указ, по которому мусульманин, убивший иудея, должен был наполнить серебром кожу покойного и отдать ее правителю. Путаница с определением "тат - горский еврей" обострилась уже во времена советской власти и продолжается до сих пор. Спасаясь от антисемитизма советских властей, часть горских евреев стала называть себя татами, а в 70-е годы, когда был разрешен выезд в Израиль, начался обратный процесс. Доходило до того, что даже в паспортах родных братьев в графе "национальность" могли быть занесены разные данные. Иногда бывали и смешные случаи. Старожилы дагестанского радио помнят ссору между двумя приятелями, которая переросла в потасовку прямо в вахтовом автобусе. Один из них был записан татом, другой евреем, и предметом спора стал вопрос: кто из них настоящий потомок сынов Израиля, а кто просто примазался?

Сегодня ситуация несколько потеряла свою остроту, однако в сознании многих, если не сказать большинства дагестанцев, слова "тат" и "горский еврей" до сих пор остаются синонимами. А то, чего не могут добиться ученые, уже давно сделано на обиходном уровне: представляющих этот этнос мусульман в народе называют татами, а иудеев горскими евреями. Причем, первые живут в основном в селах, а вторые в городах.

Олег Кусов:

Действительный член Академии медицинских наук профессор Борис Нувахов родился в городе Дербенте, но историей культуры своего народа он интересуется на протяжении всей жизни.

Борис Нувахов:

Таты-иудеи, таты-мусульмане и таты-христиане, таты-всегорцы. Их на планете четыреста тысяч, основное население - это азиатские республики и восток. Процентов 20-25 - это Дагестан, Азербайджан. Говорят практически все на татском языке. И горцы-таты - это малочисленная народность, очень интересная, богатая своими обычаями, своей культурой, своей литературой.

Олег Кусов:

Таты трудолюбивый народ, который с давних пор занимается рыбным промыслом, виноделием, садоводством.

Руслан Нувахов:

История татов на Кавказе начиналась еще со времен хазарского каганата. В начале 20-го века большинство татов исповедовало религию иудейскую. Как и горские евреи, как и другие народности, у них была своя религия. Они занимались всегда промыслами рыбными, они занимались садоводством, хорошо у них получались вина разного типа, виноградари. И я вам скажу, это народ-труженик. Таты в Палестине не жили. А в 49-м году, когда пошла речь о создании государства Израиль, от термина "таты", стали больше выпячивать слова "горский еврей", "еврей". Целеустремленно ставили себе задачу, частично народ выезжал. В жизни тату религия занимает действительно большое место. Тату-мусульман сейчас больше, потому что рождаемость у мусульман выше, чем у христиан и иудеев. Мусульмане и тату-иудеи чуть-чуть ближе, потому что мусульмане живут на северной части Дагестана, это Азербайджан, Куба. Куба - это родина известного Илизарова Гавриила Абрамовича. Я с ним дружил многие годы, я о нем написал книгу, так и называется - "Доктор Илизаров".

Олег Кусов:

Таты всегда себя считали частью дагестанского общества. Их культура претерпела значительное влияние соседних народов.

Руслан Нувахов:

Искусство, костюмы - все кавказские, то же самое, что у черкесских; то же самое, что у грузин. Все ходят в черкесках, патронташах, все в папахах. Это наши национальные костюмы. У нас восточная культура, танцы и песни все восточные. Вот, например, обряд замужества. Сейчас мы уже не воруем невест на лошадях. Родители знакомятся, берут молодого человека родители, скорее всего мать или отец, и с молодым человеком приходят в гости. Но это делается тогда, когда молодой человек уже увидел девушку где-то на свадьбе, говорит: вот эта девушка нравится. Приходят домой к родителям. Он имеет первый раз возможность с ними побеседовать. Она побеседует с ним. Взрослые садятся за стол. Если все это понравилось, и все хорошо, пришедшие в гости не должны ничего за столом кушать - значит свадьбе быть. А когда уже засватали - машину заказывайте, в ЗАГС приезжайте, только при выходе выплачивайте деньги. Сто, двести, пятьсот рублей отдаете, вам отдают невесту. Обратно вместе. Ленинские горы, если это Москва, университет. Если это Дербент - крепость, берег Каспийского моря. А потом к столу. Вот теперь вернемся к столу, что у нас на столе бывает. Закуска - пять-десять видов. Сперва овощи: репа, чеснок соленые, всякие травы, помидоры, огурцы, рыба нескольких сортов. Потом подается долма. Это может быть жаркое, это может быть шашлыки, это может быть плов, что угодно. Если это в Москве - от 50 до 200 человек, а если это в Дагестане, в Дербенте - от 100 до 500 человек и более. Зависит от того, насколько соседей много, друзей и улиц в этом городе. Приглашаются практически все близкие, все знакомые. Готовят классически вкусно. На кухне стоят женщины, на улице только мужчины. Шашлыки готовят только мужчины. А вот что в кастрюлю положить - это уже женщины. Если на свадьбе человек напьется, если он дебоширит, этого человека больше никто - ни сосед, ни друг на торжество не пригласит.

Олег Кусов:

Старшее поколение татов боится потерять свой язык, а, значит, и этническую самобытность. Академик Борис Нувахов с грустью говорит, что даже его дети предпочитают татскому языку другие, более распространенные.

Борис Нувахов:

Я возглавляю вот уже десять лет первый культурный центр Дагестана в Москве. Он называется Центр культуры Дагестана. Татские песни люблю, но почему-то наши ребята, песню я слушаю о Дербенте, они поют ее "мой родной, дорогой Дербент". Это прекрасная песня. Я говорю: переведите на татский! Перевести на татский не хотят, потому что молодежь уже татский язык не знает. У нас есть молодые композиторы, скрипачи в Москве, но, к сожалению, татский язык не все знают. Я вам скажу, многие семьи в Дербенте, в Махачкале заставляют учить татский язык. И дома разговаривают на татском. С супругой разговариваем на татском языке, а с детьми разговариваем на русском языке.

Олег Кусов:

О дагестанских татах рассказывал академик Борис Нувахов. Он считает, что на Кавказе представители различных этносов и религий во все времена находили общий язык, это и помогло сохраниться многим народам. Сегодня на Кавказе об этой особенности помнят, к сожалению, не все, поэтому он и является нестабильной территорией.

XS
SM
MD
LG