Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Съезд беженцев из Абхазии

  • Тенгиз Гудава

Программу из Тбилиси ведет Юрий Вачнадзе. Участвуют: вице-спикер парламента Грузии Вахтанг Колбая и заместитель председателя комитета по внешним сношениям грузинского парламента Гамлет Чипашвили.

Юрий Вачнадзе:

Тема сегодняшней передачи - съезд беженцев из Абхазии. Свыше 11 тысяч беженцев из бывшей автономии заполнили 15 февраля вместительный зал Дворца спорта в Тбилиси. Столь представительный форум не собирался ни разу за прошедшие со дня окончания военного конфликта в Абхазии годы. Почему подобный съезд прошел именно сейчас, в середине февраля 2002-го года? Причин много, но главная состоит в том, что чаша терпения обездоленных, лишенных нормального крова и элементарных средств к существованию людей переполнилась. Семилетний переговорный процесс урегулирования абхазского конфликта не дал до сих пор никаких результатов. Беженцы, а их свыше 200 тысяч, разуверились в том, что мирные переговоры в том составе и в том формате, в котором они проводились до сих пор, дадут им возможность вернуться в родные края. В этом смысле назначение Эдуардом Шеварднадзе лидера аджарской автономии Аслана Абашидзе своим личным представителем в грузино-абхазском переговорном процессе, возможно, могло бы вывести переговоры из тупика. Ведь Абашидзе известен своими связями с Россией и нормальными отношениями с руководством абхазских сепаратистов. Именно об этом говорил на съезде его организатор, руководитель Лиги беженцев из Абхазии, член абашидзевской парламентской фракции "Возрождение" Борис Какубава. Он констатировал, что политика Шеварднадзе по вопросу урегулирования абхазского конфликта оказалась неэффективной и безрезультатной. Как бы предвидя подобную оценку собственной деятельности, грузинский президент, несмотря на приглашение, на съезде не появился. Зато присутствовало правительство и руководство парламентом. Съезд выразил единодушную поддержку Аслану Абашидзе, его новой миссии, можно сказать, выдал ему мандат доверия. Говорит заместитель председателя комитета по внешним сношениям парламента Грузии Гамлет Чипашвили. Наша беседа состоялась во время краткого перерыва в заседании парламента.

Гамлет Чипашвили:

Это очень мудрое решение, потому что с 1992-го года Аслан Абашидзе все время говорил о том, что военным способом вопросы Абхазии решить нельзя. Аслан Абашидзе - это тот человек, который имеет очень хорошие отношения с фактической властью Абхазии, и кроме этого, у него очень хорошие отношения с руководством Российской Федерации. Исходя из этого, можно ожидать большего, чем от тех переговорщиков, если можно так выразиться, от тех людей, которые принимали раньше участие в этом деле. Хотя, как президент выразился, все они и дальше будут принимать участие в решении этого вопроса. Это министр иностранных дел, министр по особым поручениям и те страны, которые принимали и принимают участие в урегулировании абхазского вопроса. Единственное, что меня смущает - есть силы, которые создают какие-то препятствия. Аслан Абашидзе недавно побывал в Москве, встретился с министром иностранных дел Российской Федерации господином Игорем Ивановым - просто тот факт, что первая встреча вместо намеченной часовой беседы продлилась три часа - это о чем-то говорит. Это говорит о том, что проблема очень серьезная, во-первых, и во-вторых, Российская Федерация готова выслушать Аслана Абашидзе. Сейчас никаких съездов, никаких чрезвычайных парламентских заседаний по этому поводу, никакой другой активизации дипломатической - не дипломатической - не должно быть. Потому что все они будут мешать Аслану Абашидзе вести нормальные переговоры с Российской Федерацией и, конечно, в первую очередь, с абхазской стороной, с фактической властью. То есть, если не будут мешать Аслану Абашидзе - он готов сделать все для того, чтобы объединить всю Грузию.

Юрий Вачнадзе:

Доверие, выраженное аджарскому лидеру, было практически единственным решением съезда. Накопившиеся за годы проблемы, связанные с абхазским конфликтом, так и не нашли никакого отражения в итоговом документе. Среди них будущее российских миротворческих сил в зоне конфликта. Вспомним, что решение грузинского парламента о немедленном выводе российских воинских подразделений было практически дезавуировано Эдуардом Шеварднадзе, оставившим россиян на границе на реке Энгури еще на 6 месяцев. В то же время, грузинская сторона была вынуждена согласиться с последней резолюцией совета безопасности ООН о выводе своих воинских частей из контролируемой Грузией верхней части Кодорского ущелья. Там впредь будет осуществляться патрулирование, иначе говоря, мониторинг грузинскими, абхазскими и ооновскими наблюдателями. Правда, эта же резолюция обязывает абхазскую сторону вести переговоры с грузинской стороной о разграничении политических полномочий между Сухуми и Тбилиси. Однако, учитывая то, что самопровозглашенная Абхазия, пользуясь поддержкой России, постоянно игнорирует решения ООН, многие в Грузии, и в первую очередь - значительная часть беженцев - имеют все основания не доверять лидерам сепаратистов и их покровителям. Как впоследствии выяснилось, об этом собирались говорить на съезде, но не получили слова представители студенчества а также руководитель партизанского движения Рузген Гогохия, председатель "Партии национальной независимости" Ираклий Церетели, лидер партии "Звияд-Просветитель" Лейла Цомая. Их негативное отношение к политической фигуре лидера Аджарии определялось тем, что имя Аслана Абашидзе в Грузии чаще всего отождествляется с российским влиянием. Кроме того, нельзя не сказать, что не все беженцы из Абхазии поддержали идею проведения съезда и принятые им решения...

Беженец:

Аслан Абашидзе - весьма возможно, наилучшая кандидатура для участия в переговорном процессе, но ситуацию он не изменит. Элементарно, власть, которая не может решить вопросы пенсий и снабжения электроэнергией, не сможет решить абхазскую проблему.

Беженка:

Этот съезд не имеет никакого смысла, те суммы которые Аслан Абашидзе потратил на его проведение, лучше было бы раздать нуждающимся, которые фактически живут на улице.

Беженка:

Я хочу сказать от лица народа, плотью от плоти которого являюсь: если бы мы знали, что Борис Какубава заправляет этим съездом - мы бы сюда не пришли. Мы не хотим слушать ругань в адрес нашего правительства, не хотим слушать ложь, не хотим быть стадом овец, которое использует в своих целях.

Юрий Вачнадзе:

И все-таки, основная масса аудитории, собравшейся в тбилисском Дворце спорта, приняла свое решение, искренне надеясь на то, что Аслан Абашидзе может активизировать переговоры и ускорит начало процесса безопасного возвращения беженцев в родные места, в Абхазию. Это был, можно сказать, крик души. Вот что говорит по этому поводу вице-спикер грузинского парламента, сам беженец из Абхазии Вахтанг Колбая:

Вахтанг Колбая:

Я уроженец Гальского района, это тот регион, где находятся миротворческие силы, район на стыке Самегрелии и Абхазии. У меня там могила моих предков. Отец и мать, единственный брат похоронены там. За это время, пока я здесь нахожусь в статусе беженца, я потерял близких мне людей, близких по крови - дядю, тетю, супруга моя потеряла очень близких людей, и счет их продолжается. Я потерял моих соседей, ребят, с которыми я ходил в школу, играл в футбол. Из моего ближайшего соседского окружения 22 близких мне людей уже нет. Вы понимаете, земля она сама по себе, без людей - она ничто, если у тебя нет родных, близких, к которым ты возвращаешься, то с таким же успехом можно жить в Голландии в Никарагуа, в арабских эмиратах. У нас ментальность немного другая - у грузин, у кавказцев - и я иногда думаю, что будет со мной, если я умру здесь и меня будет невозможно похоронить в Галии рядом с моими близкими? И возможно ли, что при таком стечении обстоятельств дети мои будут помнить о том, чем жили мы, где родились наши родители, мои и моей супруги, что меня связывает с этим краем?.. Грузия на своем веку, в своей истории теряла очень много территорий, и никто не вспоминает о них сегодня. А ведь, когда их теряли, была надежда, что их вернут. Не стало этих людей - не стало проблемы. Не станет беженцев, возможно, проблема останется, но эта боль будет притуплена. И я несу в себе эту боль. Я носитель, как и другие 200-250-300 тысяч человек, эта боль напоминает каждый день людям мира сего, чтобы они помнили об этой боли. Эта боль во мне. Я иногда затушевываю ее в силу моего положения. Я лучше, чем другие беженцы, живу, в силу своего статуса, и это тяжелым камнем, и ответственностью лежит на мне.

Юрий Вачнадзе:

По собственному признанию Вахтанга Колбая, его положение во стократ лучше, чем у его товарищей по несчастью. Кроме психологических проблем, о которых он говорил, простые люди - беженцы из Абхазии - вынуждены ежедневно решать тяжелейшие финансовые и бытовые вопросы.

Вахтанг Колбая:

Есть настороженность, о которой практически никто не говорит, что потуги Аслана Абашидзе окажутся напрасными в силу того, что конфликт настолько стал таким глубинным, что уже даже позиция лидера автономной республики, которая должна быть сбалансирована с позиций другой автономной республики в едином государстве, не сможет дать положительных результатов. Поскольку сегодня в Сухуми уже привыкли или привыкают к мысли о том, что они постепенно становятся субъектом международного права, что они уже несколько лет проводят независимую от Грузии политику, направленную на членство в международных структурах.

Юрий Вачнадзе:

Господин Колбая, в переговорном процессе сейчас принимают участие министр иностранных дел Грузии, министр по особым поручениям, группа стран, генсек ООН, теперь Аслан Абашидзе включается в переговоры - не создаст ли это некоего параллелизма?

Вахтанг Колбая:

Я не считаю, что президент Шеварднадзе ошибается в том, что он не останавливается только на одной фигуре Абашидзе, а дает возможность, причем с подачи опять же официального Сухуми, другим чиновникам работать вплотную над этой проблемой и не исключает роль того же официального Совета Безопасности ООН, своих ближайших помощников... поскольку все-таки эта проблема находится в контексте российско-грузинских отношений, а без подключения этих основных политических фигур к этому процессу, только все оставить на произвол отношений двух субъектов государства, двух автономий - это было бы не совсем по государственному и, возможно, чревато какими-то последствиями, которые потом придется расхлебывать по большому счету.

Юрий Вачнадзе:

Батоно Вахтанг, Совет Безопасности ООН принял решение о выводе грузинских воинских подразделений из Кодорского ущелья - не будет ли брошено на произвол судьбы проживающее там грузинское население?

Вахтанг Колбая:

Кодорское ущелье само по себе - нижняя часть, а верхняя называется Дальским ущельем, но те, кто составлял этот документ, как и многие другие опусы - в этой части тоже была допущена ошибка, но сейчас ее очень трудно расхлебать. Тем не менее, сегодня вывод регулярных формирований, соглашение о котором мы подписали еще в 1994-м году - оно бьет нас, как говорится, по лицу. Хотим мы этого или не хотим, во всех этих официальных документах Совета Безопасности этот документ присутствует как основополагающий. Теперь, чья это вина - наших дипломатов, или за счет нашей слабой политической воли, но мы не можем уже изъять из обихода этот документ. Поэтому нарушать его - нам всегда будут ставить это в упрек. Поэтому, когда нам сказали, что вы не должны там держать официальные формирования Министерства обороны, это было воспринято в Грузии как оскорбление, как пощечина - я резче скажу, в силу того, что: почему Грузия, суверенное государство, не может держать свои войска, где ей заблагорассудится?! Но это эмоции и политические амбиции. Было ошибкой введение туда официальных формирований Министерства обороны. Можно было это сделать из числа пограничников, милицейских, так сказать, сил, чтобы не давать повода для разговоров. Но государство Грузия обязано, и в этом ее никто не упрекнет, создать условия для безопасного проживания находящихся там жителей.

Юрий Вачнадзе:

Батоно Вахтанг, число резолюций ООН по абхазскому вопросу, кажется, достигло 17. Но ни одну из них практически не выполняет абхазская сторона. Какова гарантия того, что нынешняя, последняя резолюция будет выполнена?

Вахтанг Колбая:

Абсолютно правильное замечание более того, все эти договоренности, которые подписывались с участием сторон и при непосредственном посредничестве международных организаций, начиная со 2 сентября 1992-го года и заканчивая последними договоренностями в июле 1993-го года - 1994-го года - они всегда нарушались. Россия обращает внимание только на пункты, которые являются обязывающими для Грузии, а те пункты, которые являются обязывающими для абхазской стороны, практически игнорируются. На съезде как раз был разговор об этом. Давайте мы проявим политическую волю, вернемся и проведем инвентаризацию всех этих соглашений. И в силу давности - есть такой термин юриспруденции, в силу невозможности исполнения всех этих решений давайте мы откажемся от них, в той части, где оно потеряло уже всякий смысл. Это носило сегодня императивный, категорический характер в выступлениях беженцев. Возможно, парламент в какой-то форме, когда будет рассматривать вопрос об Абхазии, вернется к этому вопросу.

Юрий Вачнадзе:

Господин Колбая, есть ли у вас надежда на разрешение абхазского вопроса в ближайшем будущем и что дал в этом смысле съезд беженцев?

Вахтанг Колбая:

Люди, которые пришли на этот съезд, может, ожидали чего-то большего, но в любом случае их нельзя в этом винить. Они разошлись с оптимизмом, я это абсолютно понимаю, без оптимизма, без веры нельзя вообще жить и существовать. Существовать можно, но жить нельзя. Я прагматично к этому отношусь. Сегодня - завтра реально вряд ли что-то будет. Не потому, что тот же господин Абашидзе что-то не доделает, что-то оставит про запас или не приложит максимальные усилия к этому процессу, а просто ситуация намного сложнее. И надо исходить из того, что предполагает Россия делать через возможности Абашидзе в Грузии и в этом конфликте конкретно.

Юрий Вачнадзе:

Говорил вице-спикер грузинского парламента Вахтанг Колбая. Можно соглашаться или не соглашаться с его оценками прошедшего в Тбилиси съезда беженцев из Абхазии. Но одно несомненно: выдача съездом мандата доверия Аслану Абашидзе на ведение переговоров по урегулированию грузино-абхазского конфликта, возможно, последний шанс мирного решения абхазской проблемы.

XS
SM
MD
LG