Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киргизстан: расстрел демонстрации

  • Тенгиз Гудава

Участвуют депутат парламента Киргизстана Адахан Мадумаров и сотрудник Киргизской службы Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава:

Трагические события имели место в Киргизстане 17 и 18 марта. Во время демонстраций протеста в Джалал-Абадской области республики отряды милиции особого назначения открыли огонь по демонстрантам. Пять человек погибли, десятки получили ранения. В ходе вспыхнувших беспорядков получили ранения и сотрудники ОМОН. Причинен значительный материальный ущерб.

Вот общая схема развития событий:

5 января - в Джалал-Абаде арестован депутат киргизского парламента Азимбек Бекназаров. Его обвиняют в превышении служебных полномочий 7-илетней давности. Оппозиция убеждена, что истинные причины ареста Бекназарова - политические, так как он резко критиковал президента Акаева за передачу спорных территорий Китаю и требовал его импичмента. Сразу же, вслед за арестом Бекназарова начинаются митинги протеста в Джалал-Абадской области, откуда родом Бекназаров, и в Бишкеке, где в голодовке протеста принимает участие до 500 человек.
11 марта в районе Токтогул Джалал-Абадской области начинается суд над Бекназаровым, одновременно в области нарастают акции протеста. 19 марта должен быть оглашен приговор в отношении Бекназарова, поэтому со всей области в Токтогул и районный центр Кербет идут колонны демонстрантов, собираясь устроить пикеты. 17 марта такой колонне, идущей в Кербет, преграждает путь ОМОН: в результате столкновения - трагический исход.

Обсудим эту ситуацию. В беседе принимают участие:

По телефону из Бишкека - депутат киргизского парламента Адахан Мадумаров. Со мной в студии - мой коллега, сотрудник Киргизской службы Радио Свобода Нарын Айып.

Вопрос в Бишкек, депутату Мадумарову. 5 человек расстреляны милицией особого назначения - это происшествие из разряда сверхчрезвычайных. Какова реакция властей на это происшествие? Заведено уголовное дело по этому факту? Какие приняты меры?

Адахан Мадумаров:

По официальной информации -заведено уголовное дело по факту. На следующий день вечером президент выступил по киргизскому телевидению и всю вину свалил на оппозицию. К этому трагическому событию привело именно молчание со стороны официальной власти, особенно, президента, он является гарантом Конституции и прав человека, но он упорно молчал. Более того, в ходе визитов в ряд европейских стран и до этого в нашей республике он заявлял, что вот эти требования, объявление голодовки - это политический экстремизм. То есть, всю вину я как депутат парламента возлагаю на власть, лично президента Кыргызской Республики как гаранта Конституции. Потому что мы с самого начала обращались от имени палаты законодательной к президенту, генеральному прокурору -изменить лишь меру пресечению, не закрывать его как злостного особо опасного преступника, мы берем на себя поручительство, что Бекназаров будет посещать и не будет мешать ходу следствия. Но категорическим образом игнорировалось наше требование и привело к тому, что мы имеем в республике.

Тенгиз Гудава: Господин Мадумаров, три человека погибли от огнестрельных ранений в голову, двое - от огнестрельных ранений в живот. То есть, о случайных пулях разговора быть не может. Кто отдавал приказ стрелять?

Адахан Мадумаров:

Я в понедельник утром, когда мы потребовали министра внутренних дел и генерального прокурора, председателя службы национальной безопасности, я первым делом задал министру внутренних дел господина Акматалиеву этот вопрос - кто отдал приказ "огонь на поражение"? На что он сказал, что "я лично как министр не отдавал и не собираюсь отдавать такие приказы". По непроверенной информации, местные жители говорят, что приказ был отдан прокурором района.

Тенгиз Гудава:

Нарын Айып, хочу заострить внимание на таком факте: убийства эти были не в одно время, и в не одном месте. То есть, было, как минимум, было два события расстрела, два раза ОМОН открывал огонь: один раз 17 марта (тогда погибли первые 4 человека), а другой - в ночь с 18 на 19 марта во время новых столкновений в селе Кербен, где погиб 23-летний Эльдар Уметалиев - пуля попала ему в голову. Нарын, как это можно объяснить?

Нарын Айып:

В нормальной логике это, наверное, трудно объяснить. После первых столкновений, возможно, власти Киргизстана думали, что на этом беспорядки прекратятся. Несколько министров, заместителей министров, заместителей генерального прокурора поехали в Ак-Суйский район, в центр этого района село Кербен, однако, народ собрался там, и они проводили пикеты протеста, и оглашение судебного приговора в отношении Бекназарова тоже затягивалось, не было принято никакого решения. 18-го должны были огласить, но в связи с этими событиями отложили, и ничего не происходило, и вечером толпа собравшихся, конечно, во-первых была недовольна тем, что убили четырех человек, и власти все равно их окружили, и ОМОН Действительно, противостояние было, и, наверное, уже у кого-то нервы не выдержали, возможно, со стороны собравшейся толпы произошли какие-то действия, на которые ОМОН таким образом ответил, но факт тот, что семь человек было ранено и один - Эльдар Уметалиев - погиб. Он был ранен смертельно, доставлен в больницу и там утром 19-го умер. Нормальной логикой я это не могу объяснить. Сразу же после первой крови нужно было принять какие-то срочные меры, однако, вместо того, чтобы это сделать, например, президент Акаев выступил вечером 18 марта по телевидению и обвинил оппозицию в организации и провокации этих беспорядков.

Тенгиз Гудава:

Не только президент, но и другие официальные лица выступили с крайне иррациональными объяснениями. Вот, например, анекдотическое объяснение кровавой драмы дал министр МВД Киргизии: он заявил, что ОМОН использовал боевые патроны из-за недостатка финансирования, дескать, милиции нечем было обороняться против разъяренной толпы: Уже не первый случай, когда антиправительственные коллизии происходят в Джалал-Абадской области. С чем это связано? Господин Мадумаров:

Адахан Мадумаров:

Это, в первую очередь, связано с тем, что очень тяжелое социально-экономическое положение в Джалал-Абадской области, не только в Джалал-Абадской, но и в Ошской, Баткенской областях. Очень тяжелое социально-экономическое положение, несмотря ни на какие повышения тарифов на электроэнергию, повышения тарифов за коммунальные услуги, транспортные расходы и расходы на некоторые виды продуктов первой необходимости, размер минимальной заработной платы ни на один сом не увеличился. Это приводит к массовому обнищанию народа. Более 80 процентов населения проживает за чертой бедности, вот это все привело к массовому недовольству. Поводом лишь является арест Бекназарова.

Тенгиз Гудава:

Господин Мадумаров, если быть точными, то "дело Бекназарова" унесло жизни не 5, а 6 человек - я напомню, что в ходе голодовки в Бишкеке 7 февраля этого года умер один из голодающих Шералы Назаркулов. Скажите, суд над Бекназаровым имел какой-либо резонанс в Бишкеке и в республике в целом?

Адахан Мадумаров:

В республике в целом и, в частности, в Ак-Суйском районе резонанс был, конечно, удручающий. В разных районах люди объявляли голодовки, выражали солидарность тем людям, которые объявляют голодовку в знак протеста против произвола со стороны власти, правоохранительных органов. И вот этот факт, что суд уже освободил его, изменил меру пресечения и тут же в сопровождении высокопоставленных чиновников МВД он доставляется в Ак-Суйский район - это лишний раз подчеркивает и доказывает, что у нас судебная система абсолютно зависимая и они будут делать то, что будут говорить сверху, в данном случае имеется в виду администрация президента Кыргызской Республики. Раз они позвонили, сказали: "Измени меру пресечения", - до этого они говорили, что никоим образом нельзя, ибо он обвиняется в совершении тяжкого преступления, мера пресечения не может быть изменена никоим образом, это не предусмотрено нашим законодательством, и один телефонный звонок изменил все законодательство Кыргызской Республики, и, более того, принято такое молниеносное решение - это говорит очень о многом. Думающие люди, понимающие в юриспруденции - они прекрасно понимают, в чем дело.

Тенгиз Гудава:

Вопрос господину Адахану Мадумарову - вы первый сообщили об избиении в заключении депутата Бекназарова. Это было 18 февраля, и вы заявили об этом в парламенте. После этого началась кампания против вас, и вас обвинили в дезинформации. Чем обернулась эта кампания для вас?

Адахан Мадумаров:

Во-первых, эта кампания - вот уже месяц продолжается в одностороннем порядке, шельмование через все средства массовой информации, имеется в виду государственные, правительственные средства массовой информации, особенно в этом преуспела национальная телерадиокорпорация, которая подчиняется исключительно президенту и его руководителю администрации, ее объявили его вотчиной как бы, личная телекомпания значит... Я, в первую очередь, опирался на ту информацию, что именно 18 числа утром по телефону сообщил, что они были у Бекназарова, два человека, тогда, когда они заходили к Бекназарову, Бекназаров им говорил о том, что люди в масках заходят, лицо не трогают, но по остальной части тела они иногда пытают и избивают его. Депутат уполномочен заявить об информации, имеющей общественное значение, опираясь на этот пункт, я сделал заявление в начале нашей сессии.

Тенгиз Гудава:

Нарын, я знаю, что и Радио Свобода попало под огонь правительственной критики в Киргизстане именно по этому эпизоду, благодаря этому сообщению господина Мадумарова об избиении Бекназарова...

Нарын Айып:

Когда 19 марта Азимбека Бекназарова освободили, наш корреспондент тут же, прямо там же в Токтогуле, прямо в здании суда взял у него интервью и спросил его, избивали его или нет, и Бекназаров ответил, что да, избивали. Однако, 19 февраля национальное телевидение показало видеозаявление Бекназарова, в котором он заявил, что его не избивали. На основании вот этого заявления Бекназарова стали обвинять Мадумарова, некоторых других депутатов, а также в том числе и Киргизскую службу Радио Свобода - Радио Азатлык в том, что они распространяют заведомо ложную информацию и поэтому должны быть наказаны, необходимо завести уголовные дела и так далее. Почти ежедневно правительственные средства массовой информации распространяли такую пропаганду. Азимбек Бекназаров объяснил то, что он не признал факт его избиения тем, что ему сказали, что сейчас в Ак-Суйском 12 руководителей этого района, все руководство района держит в заложниках местное население, и если он скажет, что его избивали, то их могут убить. И Бекназаров заявил, что он принял такое решение, чтобы не было крови, не убили этих местных руководителей - он пошел на ложь, на сокрытие этого факта, чтобы не допустить кровопролития. А сейчас он заявляет, что да, его там избивали.

Тенгиз Гудава:

Как видим, обвинения Радио Свобода в придумывании факта избиения в тюрьме Бекназарова - лишены какой-либо основы. Нарын, но опасность нависла не только над американским радио в Киргизии. Официальная оценка трагедии 17-18 марта такова, что виновата оппозиция, а именно председатель правозащитного движения Кыргызстана Турсунбек Акунов. Не начнется ли в Киргизии "охота на ведьм"?

Нарын Айып:

Я бы сказал, что охота давно началась, просто пока не достигла цели, и я думаю, не достигла цели, во-первых, потому, что оппозиция не виновата действительно в этих событиях, во-вторых - потому что власти Кыргызстана не совсем соответствуют своим должностям, своему предназначению и не могут делать, претворять в жизнь то, что они ставят своей целью. Я полагаю, что во всем, что произошло, виновата, в первую очередь, сама власть.

Тенгиз Гудава:

Депутат Азимбек Бекназаров - не просто депутат киргизского парламента, а председатель парламентского Комитета по законности и судебной реформе. Он резко критиковал президента Акаева за передачу части спорных территорий Китаю, в обход парламента, и говорил о возможности импичмента президента. Есть у Бекназарова единомышленники в киргизском парламенте? В политической элите страны? Вопрос в Бишкек господину Мадумарову.

Адахан Мадумаров:

В первую очередь, я должен подчеркнуть, что Бекназаров является членом депутатской группы "Кыргызстан", где заместителем председателя этой группы являюсь я. Есть единомышленники. Их не большинство, конечно, в парламенте, в парламенте у нас разного рода депутатские группы есть. Наши единомышленники - их очень много, это народ Кыргызстана в целом. Мы считаем, что мы олицетворяем интересы народа Кыргызстана, а не узкой какой-то политической группировки, и тем более Белого Дома. Да, одной из главных причин является то, что президент безответственно начинает раздаривать земли, что касается Узенги-Куш - Китаю отдает, вначале был анклав Сох, он просто так протокольно отдает Узбекистану, это, естественно, вызывает негативную реакцию не только со стороны депутатов, но и со стороны народа. Не хочу я прогнозировать какую-то мрачную картину в перспективе Кыргызстана. Власть должна сейчас одуматься, пора им повернуться лицом к собственному народу, пора им выслушать то, что мы говорим им, пора им выслушать то, что требует от них народ, не бесконечно испытывать терпение народа. Мы несколько раз предупреждали - давайте, не нагнетайте обстановку, не испытывайте терпение народа без конца. Оно раз, в одно мгновение может лопнуть, может приобрести неуправляемый характер, но, к сожалению, вот таких людей показывают через киргизское телевидение и правительственные газеты, вот, мол, они экстремисты, мол, они - оппозиция - мешают работать и президенту, и правительству. К сожалению, шила в мешке не утаишь, и чем больше будешь закрывать глаза, что какой-то там орган у тела, организма человека болеет - приходится потом прибегать к ампутированию. Мне бы очень не хотелось, чтобы киргизская власть и президент дальше продолжали молчать, дальше продолжали закрывать глаза на те наболевшие проблемы, которые у нас есть сегодня.

Тенгиз Гудава:

Последний вопрос к Нарыну Айыпу: Нарын, депутат Азимбек Бекназаров так или иначе освобожден - под подписку о невыезде, дело не прекращено, но он освобожден и главное требование демонстрантов вроде бы выполнено. Можно ли сказать, что ситуация в Джалал-Абадской области и в Киргизстане в целом нормализуется?

Нарын Айып:

Конечно, внешне нормализуется, однако собравшиеся люди, которые встречали Бекназарова после освобождения, требуют, во-первых, найти виновных, наказать людей, ответственных за смерть невинных демонстрантов, за смерть того же Шералы Назаркулова, который умер, погиб во время голодовки протеста, и Бекназаров сам заявил, что будет контролировать это следствие и обязательно необходимо найти виновных, и, естественно, наказать. Как это - в мирное время?!... За все время правления Акаева никогда такого случая не было, чтобы ОМОН стрелял в мирных демонстрантов. Во-вторых, самая главная причина тоже не решена, из-за чего все это началось. Азимбек Бекназаров начал критиковать Акаева за то, что он втайне от парламента подписал два договора с Китаем, согласно которым 125 тысяч гектаров земли, территории Кыргызстана передается Китаю. Этот вопрос тоже до сих пор не решен, и правительство шло на всякие ухищрения, чтобы эти два договора ратифицировать. Второй договор, подписанный в 1999-м году, еще не ратифицирован, и даже правительство не дало полной документации по нему парламенту. По Конституции право менять границы Кыргызстана имеет только парламент. Президент Акаев никакого права не имеет в отношении изменения границ. Несмотря на это, он подписал эти два договора и даже не консультировался, не поставил в известность парламент. Когда парламент узнал о том, что такие договора существуют, началась кампания против парламента, против людей, которые об этом говорят, против журналистов, которые об этом пишут. Я думаю, пока эти вопросы не будут решены, трудно ожидать, что ситуация нормализуется.

XS
SM
MD
LG