Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказские хроники


Олег Кусов:

Российские военные, по мнению правозащитников, перешли в Чечне к новой тактике. Они пытаются вынудить мирных жителей приступить к борьбе с чеченскими вооруженными отрядами. В этих целях мирные жители подвергаются террору, против них действуют так называемые "эскадроны смерти".

"Умники, вы знаете, умники с огромными погонами спрашивают: а почему местное население бандитов не берет? Я говорю: а как ему брать, чем им брать, что они должны сделать, чтобы взять этого бандита?".

Ислам остается на Кавказе одной из господствующих религий. По мнению ученых, кавказские народы были обращены в мусульманство благодаря усилиям арабов, турков и персов. Долгое время ислам соперничал на Кавказе с христианством и язычеством. Например, ингушам пришлось выбирать между этими религиями на протяжении двух столетий.

"Не бывает быстрой смены одной религии другой религией. У ингушей, может быть как этнографического характера диковинного, в горах жречество сохранялось и в 50-е годы 19-го века".

Спецоперация российских военных в чеченском селении Старые Атаги привела к гибели нескольких местных жителей. Военные заявили, что все погибшие являлись представителями вооруженного формирования, некоторые из них были ликвидированы в ходе перестрелки. В ответ жители Старых Атагов организовали в Грозном митинг протеста. Выступившие на нем жители селения отрицали связь пострадавших с отрядами чеченского сопротивления.

В ходе обсуждения спецоперации в Старых Атагах из уст московских и чеченских наблюдателей прозвучали и другие мнения. По словам депутата Государственной думы России Асланбека Аслаханова, среди убитых были как вооруженные чеченцы, так и мирные жители. К этому приводят так называемые "зачистки". Асланбек Аслаханов считает, что эта форма борьбы с вооруженными чеченцами выбрана ошибочно. Спецслужбам необходимо поменять тактику, приступить к проведению адресных операций. Так называемые "зачистки", по мнению депутата, носят характер бессмысленной мести.

Асланбек Аслаханов:

Что такое "зачистка"? Это преступная акция, и сам термин "зачистка" - это уголовный термин. Нет его нигде в лексиконе, ни в одном уставе вооруженных сил, министерства и так далее, не существует его. Если это проверка паспортного режима, пускай мне назовут одно государство в мире, где в течение недели или двух недель проводилась проверка паспортного режима. Армада приходит, которая окружает эти села с несчастными жителями, где по периметру стоят солдаты, как правило. Это бессмысленная месть. Неизвестно, кто заложил фугас, но фугас взорвался. Ближайшее село от взрыва этого фугаса подвергается репрессиям, начинаются "зачистки". В каждом селе бандит известен, проводите с ними спецоперацию, что же вы мирное население третируете? Для мирного населения в этой республике наступил ад.

Олег Кусов:

По мнению экспертов, российские военные пока не намерены отказываться от практики так называемых "зачисток". Они якобы служат своеобразной тактикой запугивания мирных жителей, попыткой обратить их гнев на бойцов чеченского сопротивления. Это говорит о том, что российские военные в Чечне не в силах самостоятельно справиться с противником.

Асланбек Аслаханов:

Трошин, другие, когда мы беседовали: "вот почему ваши бандитов всех не повяжут?". Я говорю: "да у них нет сил и возможностей! Бандитов, и тех, которые разъезжают в масках, их много слишком, бандитов с обеих сторон. Чем они будут валить их, вилами, лопатами? Как они будут до зубов вооруженных бандитов задерживать?".

Раньше, при режимах было это очень сложно: житья не давали, мародерство, воровали людей. Но можно было себя защитить, потому что в каждом доме было оружие, и все эти бандиты прекрасно знали: сунешься туда в дом, можешь получить такой заряд свинца, что мало не покажется. А сейчас этого нет. Умники с огромными погонами, спрашивают: а почему местное население бандитов не берет? Чем им брать, что они должны сделать, чтобы взять этого бандита? И уже местные жители не верят ни во что. Они не верят ни федеральным властям ни на йоту, не верят нынешней чеченской администрации ни на копейку, и не верят тем, которые им независимость и свободу принесли. Они ни во что не верят. И любой человек, который принесет мир, прекратит их страдания, даст возможность работать, будет для них самым уважаем человеком.

Олег Кусов:

На фоне так называемых "зачисток", по мнению депутата Аслаханова, все чаще и чаще встречаются случаи мародерства со стороны среднего и младшего состава.

Асланбек Аслаханов:

Я говорю, проверьте, когда оттуда по окончанию шести месяцев выезжают, контейнеры проверьте, машины, вагоны, что они везут? Вы пройдите по воинским частям, спросите, откуда у них гарнитуры, мебель, аппаратура, откуда у них все это? У двух господ-генералов, которые выезжали туда два года назад, их задержали работники РУБОП, у них изъяли огромное количество денег, ювелирных изделий. Как они нашли это? Море вопросов, на которые мы не можем получить ответ.

Олег Кусов:

По фактам гибели жителей селения Старые Атаги прокуратура Чечни возбудила четыре уголовных дела. Военнослужащие обвиняются в превышении должностных полномочий во время проведения спецоперации. Однако эффективность работы чеченской прокуратуры у многих наблюдателей вызывает сомнения. Этот вывод они делают на основании попыток прокуратуры расследовать другие дела. Говорит член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов:

Чрезвычайные полномочия, фактически данные силовым структурам, требуют такого же усиления полномочий контролирующих органов. Иначе у нас получается, как всегда в условиях бесконтрольности: и фальсификации, и злоупотребления, и все, что угодно. А в целом преступления, поскольку здесь о человеческих судьбах идет речь.

Олег Кусов:

Председатель правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов убежден, что роль прокуратуры Чечни намеренно принижена военными, стремящихся избавиться от контроля над своими действиями.

Олег Орлов:

В целом есть попытки со стороны прокуратуры противостоять этому валу преступлений. Но для этого у них нет возможностей, действительно они наталкиваются на жесткое сопротивление со стороны силовиков. На мой взгляд, органам прокуратуры в Чечне явно не хватает четкой и внятной поддержки из Москвы.

Олег Кусов:

В то же время бесконтрольность военных, по мнению правозащитников, приводит к массовым расправам над мирным населением, к случаям внесудебной казни.

Александр Черкасов:

Формально в Чечне действуют обычные органы власти, действуют обычные следственные органы. Людей пытают, люди исчезают после пыток. Видимо, военные считают, что обычное следствие не эффективно. Они, видимо, свято верят, что личное признание под пыткой - это единственный способ добыть информацию, что внесудебная казнь - единственный способ реализовать правосудие. Такая убежденность, что простые методы эффективны, такая тоска по старому времени, когда все решалось просто, когда ставили к стенке, она и есть реальный развал государственной власти. И "эскадроны смерти" это те, которые разрушают Российское государство в Чечне в большей степени, нежели боевики, нежели отряды сопротивления, нежели террористы.

Олег Кусов:

Так называемые "эскадроны смерти", убеждены наблюдатели, преследуют цель посеять страх среди мирных жителей, вынудить их отвернуться от бойцов чеченского сопротивления. Ведь не секрет, что многие мирные чеченцы оказывают посильную поддержку бойцам продуктами питания, медикаментами и вещами.

Олег Орлов:

"Эскадронами смерти" мы называем некоторые организованные структуры, которые действуют внутри силовых ведомств на территории Чеченской республики. Структуры, которые действуют незаконно, фактически параллельно официальным следствию, правосудию, которые творят тайно и следствие, и осуществляют то, что они, видимо, считают правосудием. Внутри каких ведомств действуют эти структуры, трудно сказать. По всей видимости, вполне очевидно, что такие структуры существуют в центре в Ханкале. Об этом говорит существование целого ряда захоронений, найденных у Ханкалы, людей, которые до этого, в разное время, кстати, были задержаны в разных местах Чечни. Утверждают многие, мы не можем это никак подтвердить, что в данном случае речь идет о спецназе ГРУ.

Олег Кусов:

Примыкающие к России северные районы Грузии остаются наиболее неспокойными в этой стране. Ось грузинской нестабильности проходит по Абхазии, Южной Осетии и Панкиси. Ситуация в Панкисском ущелье по-прежнему вызывает опасения как в Тбилиси, так и в Москве. По последним данным, в Панкиси проживают около восьми тысяч чеченских беженцев, среди которых есть часть и бойцов вооруженных отрядов. В ближайшее время грузинские власти намерены провести перерегистрацию чеченских беженцев. Официальный Тбилиси не отрицает, что среди беженцев находятся и вооруженные чеченцы, но более точными сведениями об их присутствии грузинские власти якобы не располагают. Министр по делам беженцев Грузии Валерий Вашакидзе исключает любые насильственные действия в отношении чеченских беженцев.

Валерий Вашакидзе:

Неконтролируемые миграционные процессы, потому что очень многие переходят через тоннель, у нас только прошлогодние данные. Зарегистрировано по данным 2001-го года до восьми тысяч беженцев. Грузия является государством, подписавшим Женевскую конвенцию 1951-го года о беженцах и протокол 1967-го года, поэтому мы не смогли не принять наших соседей. Но пребывание здесь беженцев и всю помощь гуманитарную берут на себя именно международные организации. Если речь идет о репатриации, репатриация обязательно должна быть на добровольной основе, иначе это представляется невозможным, потому что международное право не дает другой выход. Когда мы говорили о репатриации, мы подразумевали, что репатриация будет основана на добровольной основе. Ни один беженец не будет отсюда депортирован, потому что этого не позволяет международное право.

Олег Кусов:

Валерий Батуев на днях посетил Панкисское ущелье, он рассказывает о своих впечатлениях. На примере Панкисского ущелья хорошо видны внутренние противоречия чеченского общества. Сегодня здесь наметились разногласия между приверженцами радикального и традиционного ислама. Эти разногласия присутствовали в чеченском обществе и накануне второй военной кампании, но неуклюжие действия российских военных почти свели их до минимума, объединив чеченцев против себя.

Валерий Батуев:

В Панкисском ущелье шесть сел, в которых живут около семи тысяч кистинцев, осетин и грузин. Самое крупное из этих сел - Дуиси. Это село было основано чеченцем Дуи еще в начале 19-го века. Чтобы попасть в Дуиси, надо преодолеть шесть грузинских блокпостов. Но журналистам без спецразрешения в ущелье невозможно попасть. Поэтому мне пришлось выдвигаться в Дуиси ночью, идти вброд через горную реку Алазани. В Дуиси две мечети. Одна старая, построенная чеченцами суфийского ордена Кадырия в 1888-м году, и вторая совсем новая. Но пожилые кистинцы в новую мечеть не ходят, говорят, что это ваххабитская мечеть. Ее строили религиозные радикалы, беженцы из Чечни. В 1999-м году, когда в село вместе с беженцами из Чечни прибыли и представители нового религиозного течения ислама, обстановка сразу накалилась. Кистинцам не понравилось, что молодые бородатые люди из Чечни стали призывать их вернуться к чистому исламу, отказаться от адатов-обычаев, от исполнения религиозного ритуального танца "зиккер" и от посещения могил предков. "Как сегодня можно вернуться в средневековый ислам?", - вопрошает пожилой кистинец. "В Коране, - говорит он, - не написано об исламских общинах джамаатах, они навязывают нам джамааты и назначают там командиров". Эти люди в Чечне создавали шариатские суды, судьи, молодые люди, били стариков палками, а это противоречит и чеченским, и кистинским обычаям. Но противостояние, возникшее между представителями традиционного и нового ислама, уже пошло на спад, так как многие религиозные радикалы уже ушли из села. В Дуиси действует Совет старейшин, в который выходят и старейшины из числа чеченских беженцев. Тех, кто занимается воровством скота или наркотиками, по словам председателя Совета старейшин Ваха Маргашвили, вызывают в суд, но провинившиеся приходят туда не всегда. Поэтому старейшины обращаются к их родителям, говорят, чтобы их сын больше не занимался этим, иначе его сдадут в грузинскую полицию. Кстати, по утверждению старейшин, преступлениями на территории Панкисского ущелья занимаются в основном местные кистинцы и грузины, и криминала здесь не так много. По улицам Дуиси ходит много бородатых мужчин в камуфляже, при себе у них не было оружия. Они отказывались общаться с журналистом. Местные кистинцы говорят, что это не боевики, что в селе боевиков вообще нет, а камуфляжную форму здесь носят только потому, что это очень удобная форма одежды, мол, ее не надо часто стирать и гладить. К тому же камуфляж стоит намного дешевле, чем хорошая одежда. Дети беженцев, как и их родители, о России высказываются не очень дружелюбно и не хотят возвращаться на свою родину, пока из Чечни не уйдет последний российский солдат.

Олег Кусов:

Бывший министр обороны Грузии Тенгиз Китовани сегодня находится за пределами своей родины, в Москве он проходит курс лечения. Наш корреспондент Русико Никурадзе побеседовала с Тенгизом Китовани. Мнение Тенгиза Китовани интересно еще и потому, что он остается в оппозиции нынешним властям Грузии.

Русико Никурадзе:

В России начинают развиваться новые отношения с Абхазией и Южной Осетией. И почти одновременно в Тбилиси Томаз Назаришвили буквально вчера сделал заявление, назвал новые адреса проведения антитеррористической операции - Сухуми, Туварчели и Автхара, где, по его словам, скрываются чеченские террористы. У вас, как человека военного, не складывается ощущение, что никакой операции в Панкисском ущелье на самом деле не будет, что война начнется в Абхазии?

Тенгиз Китовани:

Что они находятся на территории Абхазии, - это блеф чистой воды, террористов пока нет. Но они находятся в Панкисском ущелье. Естественно, что я и говорил два года назад. Тогда никто не обращал на это внимание, но в конце концов выяснилось, что Китовани прав, и правду говорит. Я обращался у нас в отдел, указывал, где они находятся, сколько их человек, где они оружие прячут, все отлично знал. Но тогда нужно было Шеварднадзе, чтобы там никого не было, якобы там все тихо-мирно. Но в конце концов мы знали, что они находятся там.

Русико Никурадзе:

И вы сейчас утверждаете, что грузинские власти просто вас не послушались тогда?

Тенгиз Китовани:

Не послушались. Если бы они послушались меня два года назад, такого хаоса в Панкисском ущелье не было бы. Потому что нельзя находиться на чужой территории с оружием в руках, это уже опасно для государства, - вот что я говорил. Поэтому я в то время и предупреждал, говорил, что они перегнали где-то около трех тысяч машин. Шеварднадзе выступил один раз и сказал, что он знает, что там никого нет, но если Китовани хочется туда ехать, пусть проедет и убедится сам. Я взял и поехал в Панкисское ущелье. Естественно, я их видел.

Русико Никурадзе:

Сегодня российские военные аналитики утверждают, что Шеварднадзе готовит себе преемника, который должен вернуть Абхазию и Южную Осетию в лоно Грузии. И именно для этого президенту Грузии так необходима маленькая победоносная война. Вы согласны с этим?

Тенгиз Китовани:

Преемника он будет готовить, будет за него бороться, чтобы оставить его за себя. Видите, здесь была политическая ошибка допущена и российской стороны. Россия не смогла или не хотела вернуть Грузии Абхазию и Осетию. Она, напротив, боролась, чтобы как-нибудь разубедить Грузию. Этого у них не получилось. И поэтому Шеварднадзе нашел другой выход. Очень больным вопросом стали для российских политиков американцы, которые могут вернуть и реально могут вернуть в Грузию и Осетию, и Абхазию. Просто русские проморгали.

Русико Никурадзе:

Я не могу вас не спросить по поводу самоубийства секретаря Совбеза Грузии Саджая. В Москве ходят разные версии, часто упоминается во всей этой трагической истории ваше имя.

Тенгиз Китовани:

Я не был в то время в Тбилиси, я знаю, что Саджая хотел уйти в отставку из-за разногласий с политикой Шеварднадзе. Естественно, Саджая оставался прорусским политиком, хотя по заказу Шеварднадзе он писал совсем другую концепцию. Политика допустила очень много ошибок.

Русико Никурадзе:

Вы человек военный, вы готовы к бою?

Тенгиз Китовани:

Без моего присутствия ни одной войны не было в Грузии.

Русико Никурадзе:

То есть вы морально готовы к этому. Как, по-вашему, сложится ситуация в Грузии в ближайшее время?

Тенгиз Китовани:

В ближайшее время народ уже не может терпеть коррумпированных людей. Грузия уже сейчас очень подошла близко к гражданской войне.

Русико Никурадзе:

В Грузии прошли слухи, что вас ищут, хотят объявить в розыск. Это соответствует действительности?

Тенгиз Китовани:

Почему? Что я натворил такого? Я здесь три месяца, никто не искал, а вдруг стали меня искать? Полицейские выдумки.

Олег Кусов:

О некоторых событиях, нашедших отклики в кавказской прессе, расскажет Ольга Кантемирова.

Ольга Кантемирова:

Как сообщает азербайджанская печать, президент Гейдар Алиев подписал указ о помиловании 89-ти заключенных, среди которых несколько человек считаются политическими заключенными. Среди помилованных активисты партии Народного фронта, бывший министр национальной безопасности, депутат парламента Азербайджана. Как пишет бакинская газета "Зеркало", трое помилованных заключенных оказались из списка парламентской ассамблеи Европы. Список этой влиятельной международной организации состоял всего из 17-ти человек, 13-ть из них остаются в застенках. Продолжает отбывать пожизненное наказание в Азербайджане и лидер так называемой Талыш-Муганской автономии Гумбатов.

В соседней Армении объявлена амнистия в связи с 1700-летием провозглашения христианства в этой стране. На свободу, как сообщает местная печать, вышли тысячи осужденных и находящихся под следствием человек, среди них помилованы шестеро из 11-ти человек, арестованных в связи с расстрелом в парламенте Армении в 1999-м году.

На днях в Тбилиси подписан договор о строительстве газопровода Баку-Тбилиси-Эрзрум. Строительство газопровода, протяженностью 1050 километров, предполагается завершить в 2004-м году. Как сообщает армянская газета "АЗГ", прорабатывается проект строительства газопровода Ирак-Армения. Президент Армении Роберт Кочерян заявил на страницах газеты, что Армению с Ираном связывает не одна сотня лет торгово-экономического сотрудничества. "Но, - по его словам, - серьезного военного аспекта в наших отношениях не существует".

Чечня по-прежнему остается основным поставщиком сырья для подпольных нефтезаводов юга России. Об этом пишет газета "Северный Кавказ". Крупное предприятие по незаконной переработке нефти обнаружено сотрудниками правоохранительных органов Северной Осетии. Вблизи границы с Ингушетией располагалось производство, на котором перерабатывалось в сутки до сорока тонн чеченской нефти. В емкостях милиционеры обнаружили 54 тонны мазута, 74 тонны сырой нефти, более 66-ти тысяч литров дизельного топлива и свыше 54-х тысяч литров бензина. Как утверждают оперативники, на нелегальном предприятии перерабатывалась нефть, похищенная с нефтепровода и с природных месторождений Северной Осетии и Ингушетии, пишет региональный еженедельник "Северный Кавказ".

Олег Кусов:

В газете "Нью-Йорк Таймс" опубликован материал под заголовком "Российские солдаты убивали мирных граждан в Чечне". С содержанием газетной статьи познакомит Ольга Писпанен.

Ольга Писпанен:

"Российские солдаты убивали мирных граждан в Чечне", - утверждает дезертир. Капитан Андрей Самородов, офицер связи 21-й бригады ВДВ России дезертировал в ноябре 1999-го года, отправив свою жену и двух детей в одну из деревень, находящейся на территории России. Сам он отправился в Мексику. Доехал на автобусе до американской границы, перешел вброд реку неподалеку от Лоредо и сдался удивленным американским пограничникам. По словам Самородова, он вступил в конфликт с недисциплинированными новобранцами из неофашистских группировок, служившими в его подразделении. Он сорвал свастику с формы некоторых из них и сообщил вышестоящему командиру о незаконных попытках этих солдат подстрекать военнослужащих к убийствам мирных граждан. Но, по словам офицера, командование не отреагировало на его доклад, ему стали угрожать расправой. Однажды, рассказывает Самородов, он стал свидетелем казни мирных чеченских жителей прямо на обочине дороги. Он вмешался, и был арестован другим офицером, руководившим расправой. Самородова под охраной отправили в его подразделение, избили и вновь пригрозили убить. Самородов, которому сейчас 40 лет, признает, что относится к чеченцам с предубеждением, но, несмотря на это, он считает убийство мирных граждан преступлением. По его словам, он возмущен падением дисциплины в вооруженных силах. Самородов считает, что самая серьезная угроза для дисциплины в армии исходит от неофашистской партии "Русское национальное единство". Основанная в 1990-м году Александром Баркашовым, эта партия была запрещена в Москве из-за ее откровенно фашистской и антисемитской ориентации. Члены этой партии наводнили военные части, дислоцированные вокруг Чечни, а некоторые группы РНЕ активно действуют на юге страны. Около 400 таких "русских витязей" в 1999-м году поступили на службу в 21-ю бригаду ВДВ, где служил капитан Самородов, а также в 101-ю бригаду внутренних войск. Это было как раз в то время, когда российская армия приступила к операции против чеченских повстанцев, вторгшихся в соседний Дагестан, и которых обвинили в причастности к взрывам жилых домов в российских городах. "У Андрея были серьезные проблемы с представителями "русских витязей", поступившими на службу в его подразделение, - заявил Блац, говоря о своем подзащитном. - Он с отвращением относился к тому, что он называл фашизмом".

Олег Кусов:

Ислам занимает в духовной сфере Кавказа одно из главенствующих положений. Одними из первых на Северном Кавказе мусульманство приняли народы Дагестана. Наш корреспондент в Махачкале Тимур Сулимов подготовил материал о том, как в Дагестан приходило мусульманство.

Тимур Сулимов:

Советская историческая школа преподносила процесс исламизации Средней Азии и Кавказа, в частности Дагестана, как фактор скорее реакционный. Считалось, что религиозные мотивы были лишь подовом, ширмой, перекрывающей арабские, а позднее турецкие и иранские завоевания. В последние годы наметилась другая тенденция. Теперь многие ученые (в пику своим предшественникам) утверждают, что становление ислама вообще, и на Восточном Кавказе, в частности, происходило исключительно мирным путем, и если лилась чья-то кровь, то это была кровь мирных проповедников-миссионеров. Однако и в советское время, и сегодня были и остаются историки, которые не придерживаются такого однозначного взгляда на этот процесс. Один из крупнейших ученых, непредвзято изучающих историю ислама в Дагестане, это доктор исторических наук, профессор Амри Шихсаидов. По его мнению, утверждение ислама в Дагестане протекало в два условных этапа. Первый этап охватывает период с первой половины 7-го и до середины 10-го века и полностью связан с появлением на Кавказе арабов. За несколько десятилетий, подчинив своему влиянию огромную территорию от Индии до Испании, с мечом в одной руке и Кораном в другой, принесли они исламский призыв на западный берег Каспия и наткнулись здесь на почти трехсотлетнее сопротивление, оказанное им местными жителями, горцами-язычниками, христианами и хозяевами прикаспийской низменности хазарами-иудеями. В середине 7-го века еще при жизни халифа Умара, одного из сподвижников пророка Мухаммеда, арабам без боя покорился Дербент, по-арабски "Ворота ворот". С тех времен сохранился текст договора, подписанный арабским полководцем Абдурахманом ибн Рабия с правителем города шахом Баразом, по которому жителям Дербента предоставлялась безопасная жизнь и имущество, если они не будут выступать против мусульман. А горожане, вступившие в войско халифата, вообще освобождались от всех повинностей. Именно с этих пор Дербент стал опорой мусульман в Дагестане. Сюда переселялись арабские семьи из Палестины, Сирии и Джальвиры. Отсюда же арабы пытались распространить свое влияние на остальной Дагестан. Следуя правилам "священной войны", изложенных еще Мухаммедом, завоеватели предлагали своим противникам условия: или принять ислам миром, или покориться силе. Однако, несмотря на военную мощь халифата, за три века арабской экспансии ислам распространился лишь на одной пятой территории Страны гор и ограничивался территорией Южного Дагестана и частью прибрежной полосы - от Дербента до современной Махачкалы. К началу 10-го века с распадом халифата закончился первый этап исламизации Дагестана. А в республике до сих пор живут люди, называющие себя сиидами, потомками пророка. Второй этап, по классификации Шахсаидова, охватывает период с 10-го до 16-го века. К этому времени арабов сменили другие завоеватели - персы и тюрки. Они тоже были мусульманами, однако именно при них на первый план выходит геополитические, а не религиозные мотивы экспансии. На то же время приходится расцвет суфийских орденов. Их члены, бродящие проповедники-дервиши, сделали для утверждения новой религии наверное даже больше, чем все полководцы вместе взятые. Они селились среди местных жителей, перенимали их обычаи и язык и проповедовали. Тогда же большая часть мелких дагестанских правителей осознали стабилизирующую роль новой религии, поняли, что идеология ислама прекрасно служит для укрепления государственной власти. Неслучайно, что именно феодальные владения в Дагестане быстрее и легче, в отличии от вольных сельских общин, включались в орбиту исламского влияния. Тем не менее, несмотря на то, что уже в 18-м веке Дагестан считался одним из мировых центров мусульманской культуры, процесс утверждения ислама здесь растянулся почти на тысячу лет. Считается, что дагестанцы стали больше мусульманами чем язычниками только в середине 19-го века при имаме Шамиле, который огнем и мечом устанавливал шариат на подвластной территории. Но это уже совсем другая история.

Олег Кусов:

Вслед за Дагестаном ислам стал утверждаться и среди других народов Северного Кавказа. В Ингушетии, Осетии, Балкарии, Карачаи проповедовали почти одновременно миссионеры как из числа мусульманского, так и христианского духовенства. Мусульманская вера сюда шла из восточных стран, христианская - из Грузии и России. Например, в Ингушетии православные миссионеры активизировали свою деятельность после прихода русских военных и путешественников. Об этом историческом периоде рассказывает ингушский ученый Тимурлан Муталиев.

Тимурлан Муталиев:

Появление в этой центральной части Северного Кавказа российских войск, а вслед за этим и российской администрации ингушами было встречено с облегчением. Потому что в коренных интересах ингушей было укрепление российского, русского влияния на Северном Кавказе. Численность нашего народа небольшая. Вместе с горными ингушами, ингуши, жившие на плоскости, едва ли превышали 20-25 тысяч человек. В любом обществе, в таких особенно ситуациях, религия уже напрямую соприкасается с политикой. И поэтому первые движения российской власти на Северном Кавказе были сопряжены с попытками распространить и укоренить здесь христианскую религию. Ингуши с христианством были знакомы через Грузию - не позднее, чем с конца 10-го, 11-го веков. И какое-то время они, безусловно, исповедовали христианство. Об этом свидетельствует и храм, сохранившийся до сегодняшнего дня в Ассинской котловине. Наверное, сохранение, вплоть до принятия ислама, некоторой христианской обрядности, почитание того же воскресного дня, держания поста и вообще уважительное отношение к тем же церквям. Но вместе с тем, надо сказать, что начавшаяся христианизация ингушей, мы можем даже точно дату назвать - с лета 1756-го года, была обречена на провал. Редкий из миссионеров, в основном они были представлены духовенством грузинским, редкий из миссионеров соответствовал в нравственном отношении своему сану. Это страшное дело, когда погружаешься в этот материал: пьянство, разврат, приписки, увод, как сейчас говорят, бюджетных денег, отпущенных на эту же самую христианизацию. Разумеется, отталкивало. Потому что даже после того, как ислам приняли ингуши, до сегодняшнего дня укоренилась и существует поговорка у нас: "Не делай того, что делает мулла, а делай то, что проповедует мулла".

Олег Кусов:

Исламские идеи стали появляться в Ингушетии со второй половины 16-го века. Но уже через два столетия они фактически утвердились среди ингушей.

Тимурлан Муталиев:

Со второй половины 16-го века процесс исламизации ингушей осуществлялся в основном из Кабарды и частитчно из Дагестана и Чечни, я полагаю, исторический материал об этом говорит. Во второй половине 18-го века, особенно к концу 18-го века, после того, как российские войска ушли с этой части Северного Кавказа, процесс исламизации, конечно же, ускорился. И уже к 1809-1810-му году, когда большая часть "плоскостных" ингушей переселилась к Назрани, то уже и выселившиеся из гор, несколько тысяч, их тоже приняли в ислам. Вот с этого времени исламская религиозная ориентация ингушей стала бесповоротной. Показательно, что у людей, имеющих мечеть, исповедующих ислам, повторную присягу на подданство Российской империи в 1810-м году генерал Дельпоце принимал как у язычников. Это была чистой воды политика. Для того, чтобы исключить всякое присутствие в ингушском обществе мусульманского, исламского влияния был внесен в этот актовый документ кумир Гальерды. Причем, божок не общеингушский, в основном у тех ингушей почитавшийся, которые жили в Ассинской котловине. В конце 10-х годов-начале 20-х годов генерал Скворцов, владикавказский комендант, говорит, что эти люди, каких бы усилий ни прилагали, скрыто исповедуют ислам. А генерал Нестеров уже в 40-х годах пишет, что "нет в мире силы, которая может их заставить исповедовать какую-либо религию, кроме ислама". Что отнюдь не говорит о том, что ингуши относились неуважительно к христианству или какой-либо иной религии. Но путь был выбран.

Олег Кусов:

Мусульманство в Ингушетии имеет свою специфику, поскольку длительный период язычества не прошел бесследно.

Тимурлан Муталиев:

Вплоть до конца 50-х годов в горах горной Ингушетии 19-го века, это тоже феномен, не в чистом виде, там уже муллы были и мечети были, но, тем не менее, сохранялись религиозные верования языческого плана. В частности, показательно, что в "плоскостных" поселениях ингушей 18-го века ни один из источников не рисует присутствие свиноводства в хозяйстве ингушей, а в горной зоне где-то в начале 50-х годов 19-го века локальные любители свинины были, что и говорит о том, что они не были мусульманами. В конце 50-х годов последний аул, ныне находящийся в Грузии, тоже принял ислам.

Олег Кусов:

История мусульманства на Кавказе знает примеры перехода в эту религию народа, уже длительное время исповедующего христианство. Таким народом являются аджарцы. Они приняли ислам под давлением монголо-татар, а после турок. Религиозная принадлежность выделяет аджарцев из числа других грузинских народов, несмотря на то, что Аджария стала частью объединенной Грузии еще в 10-м веке. Но уже в 11-м веке Аджария подверглась нашествию сельджуков, а в 13-м веке монголо-татар. С 17-го века по конец 19-го Аджария находилась под властью Турции. И в то же время мусульманство в Аджарии не стало государственной религией, которая бы оказывала существенное влияние на духовное развитие этого народа. Религиозный фактор и сегодня используется определенными политическими кругами для того, чтобы ослабить связи между Батуми и Тбилиси, - утверждает корреспондент Радио Свобода в Грузии Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе:

С тех пор как Грузия стала независимой страной, в публичных выступлениях многих российских политиков и на страницах российских СМИ автономная республика Аджария очень часто фигурирует в контексте чуть ли не самостоятельного субъекта международного права. Каждый раз акцент делается на том, что, дескать, основная часть населения автономии мусульмане. Дело доходит до того, что некоторые российские деятели всерьез утверждают: грузины и аджарцы - различные нации. Между тем, еще в августе 1919-го года видному общественному деятелю, лидеру национального движения Аджарии Мамеду Абашидзе удалось добиться от контролирующей тогда Батуми английской администрации разрешения провести съезд народов Аджарии, в котором участвовали представители туркофилов. Вот что было зафиксировано в постановлении: "Коренные жители Батумского округа являются по религии мусульманами, а исторически по крови, языку, культуре и обычаям - грузинами. Территориально и экономически наш край всегда составлял неотъемлемую часть Грузии". Об исторических катаклизмах, приведших к омусульманиванию части населения Аджарии, кстати, на сегодняшний день уже незначительной, я попросил рассказать члена парламента Грузии, постоянного представителя Аджарской автономии в Тбилиси господина Гамлета Чипашвили.

Гамлет Чипашвили:

Известный грузинский историк, академик Джанашия писал, что грузинская нация сложилась из нескольких племен. Основные из них - карты, мегрелачаны, сваны и другие, в том числе, конечно, аджарцы. Аджария - это часть Грузии в период царствования Парнаоза, это грузинский царь, 302-237-й годы до нашей эры. "Аджарий" упоминается как отдельная в административных границах Кларджеты -единого Грузинского государства. Аджария - это место, откуда начало шествие христианство. Если мы, грузины, восточная часть Грузии приняла христианство в 337-м году, то Аджария приняла намного раньше. С 13-го века в Грузии начались бедствия, началась эра падения, чуть ли не исчезновение Грузинской государственности.

Татаро-монгольские нашествия раздробили Грузию, разрушили ее экономику. Не успел народ Грузии оправиться от татарских набегов, как восточная Грузия оказалась в руках Ирана, который обложил ее тяжелыми пошлинами, а западную Грузию захватила Турция. Уже в конце 15-го века Грузия распалась на отдельные феодальные царства - Кахетия, Карталиния, Имеретия и целый ряд мелких феодальных княжеств. С 16-18-го веков Закавказье, включая Грузию, становится ареной острейшего соперничества и постоянных войн между Турцией и Персией. В 1461-м году турки завоевали Трапезундскую империю, это рядом, сейчас находится в Турции. К этому времени в 1465-м году ухудшилось положение Грузинского государства, ибо ему пришлось противостоять двум агрессивным соседям - Османской Турции и Ирану. Ареной ирано-турецкой войны явились территории Ирака, Ширвана. В том числе Азербайджан, Грузия, включая Аджарию. В результате завоевания турками, территория Аджарии была на три с половиной века оторвана от остальной части Грузии. Турция усиленно проводила политику насильственной исламизации христианского населения Аджарии. Государственным языком в Аджарии стал турецкий язык. Со стороны Грузии неоднократно предпринимались попытки освободить Аджарию от турецкого ига. Однако все попытки терпели неудачу. Желание Грузии возвратить потерянную территорию совпадало с интересами России, ибо она высоко ценила торговое, военно-стратегическое положение города, порта Батуми и всей Аджарии для Российской империи. К этому времени Россия достаточно окрепла, чтобы противостоять Турции в этом регионе и добиться возвращения Аджарии в состав Грузинского государства.

На сегодняшний день ситуация коренным образом изменилась. Молодежь в Аджарии обращает больше внимание на современную жизнь. Мы очень толерантно относимся к другим религиям. Лишь только в горах можно найти стариков, которые исповедуют ислам, а большинство нашего населения - они христиане.

Олег Кусов:

События последних лет на Северном Кавказе убеждают, что использование религиозного фактора в политических целях, как правило, только осложняет жизнь этому народу. Религия имеет прогрессивное значение, когда способствует духовному росту людей, а не служит инструментом в политической борьбе.

XS
SM
MD
LG