Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказские хроники


Олег Кусов:

Абхазия усматривает в попытках Грузии реформировать вооруженные силы угрозу своей независимости.

"В последнее время представители Грузии стали навязывать мысль о том, что на территории Абхазии находятся какие-то террористы и не исключено, что в ходе проведения операции по борьбе с террористами, такого рода операция может быть проведена и на территории Абхазии".

В Тбилиси - напротив - уверены в стабилизации обстановки в Абхазии.

"Рано или поздно Россия и Америка, Россия и Грузия найдут тот приемлемый вариант, при котором режим Сухуми останется не у дел, а народы Грузии и Абхазии выработают механизмы совместного проживания, а нынешние лидеры останутся у разбитого корыта".

Художник Виталий Илюшкин дал возможность чеченским детям рассказать о войне с помощью рисунков.

"Эта выставка нужна для того, чтобы наше общество поняло, что будет завтра. Дети нас честно об этом предупреждают".

Тема американо-грузинского военного сотрудничества нашла продолжение в заявлениях руководителей самопровозглашенных республик Абхазии и Южной Осетии. В Сухуми утверждают, что реформа вооруженных сил требуется Грузии только для силового решения абхазской проблемы. Солидарность с абхазскими властями проявили некоторые российские депутаты. Они заявили, что готовы поддержать стремление абхазов и южных осетин к независимости, если Грузия не пересмотрит свою позицию в отношении Москвы. Чуть позже уже грузинские депутаты допустили ряд резких высказываний в адрес России и предложили порвать все отношения с Содружеством независимых государств. Масла в огонь подлил премьер-министр Абхазии Анри Джергения, который заявил на пресс-конференции в Москве, что располагает сведениями о намерениях Грузии отказаться от политического решения абхазской проблемы.

Анри Джергения:

Открытые контакты в установлении прямых отношений с Соединенными Штатами Америки, они отразились на поведении и активности грузинских политиков, заявления их стали более воинственными. И вопреки подписанным ранее соглашениям между грузинской стороной и абхазской стороной о том, что мы все спорные проблемы будем решать мирным путем, стали появляться заявления, наводящие на мысль о том, что эти отношения могут быть решены силовым путем. Для того чтобы как-то оправдать нарушения взятых на себя обязательств, представители Грузии в последнее время стали навязывать мысль о том, что на территории Абхазии находятся какие-то террористы, а власти Абхазии укрывают их, и не исключено, что в ходе проведения операции по борьбе с террористами, такого рода операция может быть проведена и на территории Абхазии.

Олег Кусов:

Грузинская сторона не отказывается от политического подхода к урегулированию абхазской проблемы. Но вечного поиска компромисса быть не может, иначе он теряет свой практический смысл. Примерно так рассуждали грузинские парламентарии при обсуждении резолюции по этой проблеме. Говорит вице-спикер парламента Грузии Вахтанг Колбая.

Вахтанг Колбая:

Политика Грузии в отношении решения конфликта политическим мирным путем остается незыблемой. Мы четко сказали в последнем постановлении парламента: пока существует возможность мирного урегулирования конфликта, недопустимо разрешение этого конфликта силовым путем. Мы призываем Сухуми возобновить диалог с грузинской стороной в целях мирного и справедливого урегулирования конфликта. Это не декларация. Известно, что Тбилиси невыгодно развязывать какой-то военный конфликт. И не в таком мы сегодня экономическом и политическом положении, чтобы еще новую головную боль нести на свою голову. Все эти утверждения рассчитаны на несведущих людей, которые не знают ни настроений в самой Грузии, ни настроений в самой Абхазии. Это попытка навязать Грузии какое-то силовое решение, потому что этого нет. Войны между народами не было, и ее не могло быть. Война между политиками - это война, навязанная абхазам и грузинам, она на сегодня не дает возможность политикам, которые были зачинщиками войны, действовать иначе.

Олег Кусов:

Премьер-министр Абхазии Анри Джергения считает, что декларируемая Тбилиси борьба с террористами в Панкисском ущелье на самом деле имеет другую цель.

Анри Джергения:

Если говорить о намерениях руководства Грузии бороться с террористами, то, наверное, они не совсем соответствуют действительности. Никаких активных действий в Панкисском ущелье по борьбе с терроризмом, в общем-то, не проводится, и будет ли оно проводиться - тоже не известно. Речь идет о том, что к тому времени, когда делаются широковещательные заявления о том, что будет происходить борьба с террористами, они будут тихонько выведены. У нас есть уже информация о том, что конкретное количество террористов уже переброшено в Кодорское ущелье. Нами зафиксировано появление на территории Абхазии (верхняя часть Кодорского ущелья) вертолетов. Подготовлено небольшое летное поле, где небольшие самолеты типа "Кукурузника", вертолеты могут взлетать и садиться. Министерство иностранных дел Абхазии сделало заявление о том, что мы ничего скрывать не собираемся. И если кто-то пытается кому-то навязать мысль о том, что на территории Абхазии кто-то скрывается, мы готовы предоставить возможность миротворцам, военным наблюдателям, представителям миссии ООН, любым международным организациям любое место, которое они назовут, вывезти туда и показать, что там есть. Речь идет о том, чтобы такими действиями спровоцировать начало вооруженного конфликта и потом уже, в зависимости от того, какое будет развитие событий, уже действовать дальше.

Олег Кусов:

В Абхазии назревает внутриполитический кризис. В такой ситуации власти часто прибегают к поиску внешнего врага. Так считает вице-спикер грузинского парламента Вахтанг Колбая.

Вахтанг Колбая:

Вопрос Абхазии - не самый главный вопрос, не надо ставить все вверх тормашками. Американские инструкторы будут помогать грузинским ведомствам (в первую очередь Министерству обороны) строить вооруженные силы на уровне современных требований. Государство Грузия стремится, чтобы его вооруженные силы были на современном уровне вооружены и подготовлены в психологическом, материальном плане, чтобы они могли быть достойны государству. С подачи своих коллег (видимо, из разных кругов России) Джергения наводит тень на плетень. Каждый день бояться, что кто-то на тебя нападет, кто-то против тебя какие-то военные действия развернет? Все это утрясется. Кто-то пытается преуменьшить ту степень напряженности, которая сегодня имеет место в самой Абхазии. Там уже идет противостояние между кланом Ардзинба и кланом Джергения. Идет противостояние между Джергения и диаспорой абхазской, которая находится вне пределов Абхазии самой. Идет противостояние между кланом Джергения и тем простым народом, который остался у разбитого корыта. И все это сегодня подталкивает Джергения, чтобы он в глазах реакционных кругов России застолбил свое место на том посту, который у него есть. Сегодня новое видение геополитического положения или места Грузии и в целом Южного Кавказа дает возможность самой России определить свое отношение и к Америке, и к Грузии, и в целом к собственному месту в геополитике мира. Продекларировано, что все эти три государства, и в первую очередь Россия и Америка, они находятся в упряжке против террористической коалиции. Но есть в России люди, которые не хотят, чтобы Россия имела цивилизованный вид, чтобы она в этом в этом цивилизованном мире выглядела как цивилизованное правовое государство.

Олег Кусов:

В Тбилиси не исключают, что в скором времени приобретет актуальность вопрос о замене миротворческого контингента в зоне грузино-абхазского конфликта.

Вахтанг Колбая:

Российские миротворцы при том мандате, которым они владеют, и при том отношении к этому мандату, естественно, они уже лишние, будем говорить, насколько бы это горько и жестко ни звучало. И не в силу того, что они плохие, что им не сподручно решать какие-то проблемы. Просто Россия имеет свои интересы в этом регионе, в Абхазии, поэтому она не может быть справедливой, она не может действительно быть сторонним наблюдателем, у нее всегда будет политическая конъюнктура. Эти миротворцы подчинены не России формально, а Совету глав государств, и они подотчетны руководителям правительств как Грузии, так и России. Но об этом мог не знать господин Иванов, не читая мандат. Но в любом случае, это характер, это отношение к роли миротворцев, которые сегодня выполняют четко пограничные функции и на штыках которых держится сегодня сепаратистское правительство Сухуми. Сегодня активно обсуждается в европейских структурах и в НАТО вопрос о том, что Россия должна идти на сближение с НАТО. Естественно, от сближения этих интересов Грузия не пострадает, наоборот, в этих интересах найдется место и Грузии. Поэтому надо думать режиму Сухуми, что рано или поздно Россия и Америка, Россия и Грузия найдут тот приемлемый вариант, при котором режим Сухуми останется не у дел, а народы Грузии и Абхазии найдут механизмы, выработают механизмы совместного проживания. А нынешние лидеры, как говорится, останутся совершенно у разбитого корыта. Поэтому делать надо из этого выводы сегодня.

Олег Кусов:

Премьер-министр Абхазии Анри Джергения - напротив - рассчитывает, что российские миротворцы в ближайшие годы не покинут территорию республики.

Анри Джергения:

Решение вопроса о вводе миротворцев, других, международных или еще каких-то, на это должно быть двустороннее решение. Без согласования сторон в конфликте такого рода решения не принимаются. Поэтому Грузия в одностороннем порядке не может потребовать кого-то. Вывод может быть осуществлен по инициативе одной из сторон, а ввод только по согласованию двух сторон. Если этот вопрос реально возникнет, и реально мы будем обсуждать. Сейчас я просто не считаю необходимым этот вопрос обсуждать.

Олег Кусов:

Абхазским властям в поисках помощи апеллировать не к кому, кроме как к Москве. Абхазы рассматривают российских миротворцев почти как союзников. Представители обеих конфликтующих сторон говорят, что относительную стабильность в зоне конфликта можно поддерживать с помощью силы, поскольку мирные договоренности никто выполнять не собирается.

В Кодорском ущелье Абхазии побывала наш корреспондент Мария Мартова. Она проехала почти по всему ущелью, ставшим осенью прошлого года местом вооруженного противостояния абхазских ополченцев и отряда чеченского полевого командира Руслана Гелаева. Предлагаем вашему вниманию ее репортаж.

Мария Мартова:

Долина реки Кодори (это грузинское название, абхазы называют ее Кодор) пересекает всю республику почти посередине. Устье реки выходит к морю примерно в 30-ти километрах от Сухуми. Верхним концом ущелье упирается в Клухорский перевал на границе с Карачаево-Черкесией. В своей верхней части ущелье примыкает также к высокогорным районам западной Грузии и является идеальным, хотя и труднодоступным и опасным, мостом между Самигрела и центром Абхазии. Именно таким путем шли в Грузию после падения Сухуми тысячи грузинских беженцев. Прошедшей осенью именно такой путь избрали отряды боевиков для проникновения в Абхазию со стороны Грузии. Со времени окончания войны Кодорское ущелье выше села Верхняя Лата оставалось единственной территорией Абхазии, неконтролируемой абхазскими вооруженными силами. Вся власть там принадлежит местной общине сванов, возглавляемой представителем президента Грузии в Кодорском ущелье Эмзаром Квициани. Сваны (из-за своей любви к независимости) властям Тбилиси не подчиняются. Грузинские власти в последние годы ограничивали взаимодействие с ними вертолетными поставками гуманитарной помощи. В отличие от мегрелов Гальского района, сваны не участвовали в партизанском движении и не беспокоили ни абхазов, ни миротворцев. Их тоже никто не трогал. Между сванами и абхазами был заключен своеобразный пакт о ненападении. Все изменилось осенью прошлого года, когда в Кодорское ущелье со стороны Грузии проникли отряды боевиков. Абхазское военное руководство утверждает, что Эмзар Квициани принимал непосредственное участие в боевых действиях. Тогда в Кодорское ущелье были введены регулярные грузинские войска, остаются они там и до сих пор. И это - главная причина нынешнего кризиса на грузино-абхазских переговорах. Говорит министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба.

Сергей Шамба:

Это явилось прямым нарушением Московского соглашения, которое было подписано 15-го мая 1994-го года. В одном из пунктов этого соглашения прямо говорится, что из Кодорского ущелья должны быть выведены формирования грузинской армии в места их постоянной дислокации за пределами Абхазии. Мы требуем, чтобы грузинская сторона выполняла подписанные соглашения.

Мария Мартова:

Грузинская сторона утверждает, что процесс вывода войск из Кодорского ущелья начался. Однако проблема состоит в том, как это может проконтролировать абхазская сторона? 28-го февраля (во время переговоров на КПП "Ингури") миссия ООН предложила к подписанию документ о механизме такого контроля, который включал бы патрулирование ущелья военными наблюдателями ООН и миротворцами. Абхазская сторона заявила о своей готовности подписать этот документ, однако грузинская делегация, проконсультировавшись с Тбилиси, ставить подписи под документом отказалась. Вот что говорят участники переговоров. Глава грузинкой делегации, министр по особым поручениям Грузии Малхаз Кокобадзе.

Малхаз Кокобадзе:

В Кодорское ущелье - в Нижний Кодор должны вернуться люди, которые проживали, кстати, после подписания Московского соглашения 94-го года. После этого они были изгнаны. Когда речь идет о восстановлении статус-кво, - московское соглашение было нарушено до того, пока не ввели войска в Кодорском ущелье. В августе абхазская сторона провела карательную операцию, потом были несколько заявлений официальных лиц правительства Абхазии о необходимости проведения наземной операции карательной, плюс бомбежки, которые имели место, начиная с сентября вплоть до 29-го октября прошлого года. По поводу американского спецназа могу ответственно заявить: их в Грузии нет. Сегодня их в Грузии нет, я не жду их. Мы увязываем вопрос вывода наших войск, который соответствует Московскому соглашению, с выполнением остальных пунктов Московского соглашения. В частности, это касается и создания условий для возвращения беженцев, плюс к этому непрерывного процесса по политическим вопросам. Грузинская сторона готова к продолжению переговоров.

Мария Мартова:

Совместный патруль миссии военных наблюдателей ООН и российских миротворцев поднимается вверх по Кодорскому ущелью. Патруль состоит из БТРа головного и БТРа замыкающего, "КАМАЗа" с солдатами и минно-розыскной собакой и двух джипов военных наблюдателей. В горах уже распускаются первые весенние бледные цветы, со скал в Кодори стекают мутные потоки талой воды, а на вершинах еще лежит снег. Белоснежная гора Сахарная голова сверкает на солнце, вокруг нее велись главные боевые действия прошлой осенью. Только здесь по-настоящему понимаешь, насколько близко тогда боевики подошли к Сухуми. Окрестные села после этих событий практически опустели, местное население, среди которого преобладают армяне, русские и греки, но ест и абхазы, боится возобновления войны. Средняя Лата - здесь осталось всего два обитаемых дома, живут в них два человека - 70-летний старик Нами Асалакая и его сын держат пасеку. Недалеко находится 106-й пост миротворческих сил, чуть дальше - абхазский пост. Затем Верхняя Лата - еще один миротворческий пост. Недавно на него было совершено нападение, один из миротворцев получил тяжелые ранения. Дальше разрушенный мост, за ним территория, контролируемая сванами. Несколько дней назад охотники видели в лесу вооруженную группу людей. Место здесь глухое, в случае чего подмогу придется перебрасывать вертолетами. Миротворцы могут более-менее надежно контролировать основную дорогу, перекрыть путь тяжелой технике. Но какой диверсант пойдет по дороге, когда есть столько неприметных, но хорошо известных местным жителям горных троп? Вот как оценивает здешнюю обстановку Игорь Коношенков.

Игорь Коношенков:

Зимой здесь перевалы практически все закрыты, дороги непроходимые, поэтому вообще никакой нет возможности передвигаться на технике. А когда погода более-менее станет теплая (с приходом лета) обстановка здесь может быть подорвана незаконными вооруженными формированиями. Отдельные группы неизвестных вооруженных лиц периодически появляются в непосредственной близости от постов. Информируем и одну, и другую сторону об этом. В соответствии с нашим мандатом, в целях личной безопасности военнослужащих миротворческих сил, мы, при проведении совместного патрулирования, несем ответственность за наблюдателей миссии ООН, поэтому (в случае угрозы жизни личному составу миротворцев при совместном патрулировании представителей миссии ООН) мы можем открывать огонь на поражение. Что касается Кодорского ущелья, мы контролируем, постоянно проводим патрулирования. А вот что касается верхней части Кодорского ущелья, это выше так называемого "Разрушенного моста", где начинается зона ответственности Грузии, там мы, по крайней мере, не были более двух лет. При различных раундах переговоров мы настаиваем и говорим о том, что в соответствии с Московским соглашением мы должны выполнять свою задачу, где нам четко отведено проведение патрулирования: во всем районе Кодорского ущелья. Все упирается в то, что грузинская сторона в данный момент пока нам не может обеспечить безопасность личного состава миротворческих сил и миссии ООН, поэтому мы и не проводим там патрулирование.

Мария Мартова:

Абхазская разведка утверждает, что располагает серьезной информацией о том, что очередная попытка силового решения конфликта будет предпринята этой весной, что плацдармом опять станет Кодорское ущелье.

Олег Кусов:

Российские власти в последнее время пытаются дистанцироваться от абхазской проблемы, если не считать небольшую группу депутатов в Государственной думе. В Абхазии это вызывает недоумение, в Грузии, напротив, понимание. Тбилисские политики выражают надежду, что глава государства Владимир Путин и дальше будет следовать своему заявлению об уважении принципа территориальной целостности Грузии. О позиции Москвы в грузино-абхазском противостоянии я побеседовал с секретарем рабочей группы по проблемам Кавказа, Ближнего и Среднего Востока Государственной Думы России Алексеем Ващенко.

Позиция Кремля и Белого дома до сих пор не ясна в этой ситуации, и, несмотря на это, Сухуми по-прежнему обращается к Москве с просьбой об установлении ассоциированных отношений. Москва отвечает устами президента России о необходимости соблюдать принцип территориальной целостности Грузии. Это говорит о том, что Москва приняла сторону Тбилиси?

Алексей Ващенко:

Руководство Абхазии прекрасно знает, что после референдума и после всех обращений, каждый раз, когда получала Абхазия отказ от России о приеме или от каких-то взаимоотношений с Россией народ Абхазии получал отказ, то после этого там появлялись еще более сильные антироссийские настроения. И все прекрасно знают, что никаких ассоциированных отношений не будет. Это уже было неоднократно сказано в неофициальных встречах и тем не менее руководство Абхазии продолжает настаивать на ассоциированных взаимоотношениях с Россией. После того, как сейчас поступит очередной отказ, в Абхазии еще сильнее укрепятся эти антироссийские настроения.

Олег Кусов:

Премьер-министр Абхазии Анри Джергения в беседе с журналистами подчеркивал, что возможная военная операция грузино-абхазская закончится полномасштабной войной, в которой примут участие и добровольцы Северного Кавказа. Возможно ли это?

Алексей Ващенко:

Ситуация изменилась. В 92-м году, когда начались боевые действия, руководство Абхазии заранее предприняло немало усилий для того, чтобы на случай войны Северный Кавказ подержал Абхазию. После гибели Нами Асалакая, я сомневаюсь, что будет такая поддержка. Тем более, обратите внимание, во время боев в Кодорском ущелье ни одна северокавказская республика, ни президент, ни парламент, ни правительство не поддержали Абхазию.

Олег Кусов:

В парламенте Грузии на днях прозвучали призывы о необходимости выйти из СНГ. В Грузии складывается атмосфера очень похожая на атмосферу времен Гамсахурдиа. Но ведь Россия сама очень многое сделала для выдавливания Грузии из СНГ, например, этот визовый режим.

Алексей Ващенко:

Визовый режим, например, есть с Туркменией. Поэтому такие прецеденты были. А во-вторых, Грузия занимала настолько откровенную антироссийскую позицию, что это была ответная реакция.

Олег Кусов:

Ну а как, на ваш взгляд, отреагируют в Северной Осетии, в адыгейских республиках Северного Кавказа в случае, если Абхазию и Северную Осетию просто отрежут от Северного Кавказа?

Алексей Ващенко:

Они практически уже отрезаны. Дело в том, что это вопрос времени. Всего осталось полтора года, как эти старые советские паспорта перестанут действовать, и эти люди окажутся автоматически в изоляции.

Олег Кусов:

Германская пресса комментирует последние события в Грузии. С фрагментами из статьи в газете "Франкфуртер Алгимай Цайтунг" о взаимоотношениях Грузии и НАТО вас познакомит Ольга Писпанен.

Ольга Писпанен:

В прошлом году в рамках программы "Партнерство во имя мира" на территории Грузии впервые состоялись совместные маневры войск НАТО и армии кавказского государства.

Шеварднадзе прямо не ответил на вопрос по поводу того, какое влияние оказывает опасение возможности усиления колониальных устремлений Москвы на стремление страны к установлению связей с "западным альянсом", но, однако, сказал следующее: "У нас полная трагизма история, в которой есть и тот факт, что Грузия была русской колонией, и мы не знаем, что будет завтра. Поэтому стране в будущем необходимы гарантии безопасности. Мы, учитывая наше геостратегическое положение, должны постоянно обращать внимание на гарантии нашей независимости".

Грузия (в связи со своим положением, имеющем стратегическое значение) является страной, в стабильности которой должны быть заинтересованы все государства, в том числе Соединенные Штаты и Россия.

Обвинения России в том, что Грузия могла бы воспользоваться российской помощью, если Тбилиси действительно ведет речь только о реформировании своей армии, Шеварднадзе прокомментировал замечанием, сказав, что "русским, в конечном счете, пока что не удалось реформировать свою собственную армию".

Олег Кусов:

Газета "Мител Дойче Цайтунг" приводит высказывания Шеварднадзе по вопросу американо-грузинского военного сотрудничества.

"Было бы неверным утверждать, что терроризм является в Грузии первостепенной проблемой, но в нашей стране живут чеченские беженцы и не исключено, что среди них находятся и боевики, которые воевали, террористы, которые повинны в определенных преступлениях. Но мы в этом не виноваты, русские сами открыли границу между Чечней и Грузией. У меня по этому поводу был очень серьезный разговор с российским президентом Владимиром Путиным. Русские должны все же заставить вернуться на свою родину своих граждан, речь идет примерно о восьми тысячах человек. Американские военнослужащие должны организовать подготовку грузинских вооруженных сил, довести их состояние до уровня стандартов НАТО. Это является также и инвестицией в будущее. Мы восстановили "Шелковый путь" - торговый маршрут, который начинается в Китае и заканчивается на Атлантике. В будущем он станет оживленным транспортным маршрутом для товаров, по нему будут перемещаться большие людские потоки, и среди них могут также оказаться и террористы. Мы должны подготовиться к этому, и поэтому - американцы в стране.

Бог ты мой, Москва ведь не думает всерьез о том, что армия государства, у которого пять миллионов жителей, может каким-нибудь образом угрожать большой России. Русским, однако, мешает лишь то, что это решение мы приняли самостоятельно, но мы - суверенное государство.

Что все-таки означает создание в Грузии армии с помощью американцев? Ответ простой - это условие для стабильности государства. И Россия должна быть в первую очередь заинтересована в стабильном соседе. Во всяком случае, президент Путин и я понимаем это так. Однако у других с этим, очевидно, есть проблемы".

Олег Кусов:

Обзор прессы, издающейся на Кавказе, подготовила Ольга Кантемирова.

Ольга Кантемирова:

По утверждению бакинской газеты "Зеркало", в Грузии ущемляются гражданские права проживающих на ее территории азербайджанцев. По данным газеты, в Грузии дали о себе знать силы, пытающиеся осложнить межнациональные отношения в стране. Газета "Зеркало" рассказала о фактическом срыве проведения съезда азербайджанцев Тбилиси. При этом, считают бакинские журналисты, проблема с нарушением прав азербайджанцев мало волнует представителей официального Тбилиси и Баку. Но и в Азербайджане ситуация с правами человека не отвечает необходимым требованиям. Та же газета сообщает об аресте секретаря оппозиционной партии "Гражданское единство" Элчина Гамбарова. Его соратники связывают этот арест с подготовкой митинга движения объединенной оппозиции. Элчин Гамбаров в качестве одного из лидеров азербайджанской партии "Гражданское единство" был активным организатором митинга, который должен состояться в конце марта, сообщает газета "Зеркало".

Газета "Свободная Грузия" утверждает, что некоторые последние инициативы российских миротворцев, дислоцированных в Южной Осетии, способны вызвать дестабилизацию в регионе. В частности, речь идет о переносе приграничных блокпостов миротворцев вглубь территории Грузии. Официальный Тбилиси потребовал от командования аннулировать эти посты.

Абхазские рынки заполнили товары из Грузии. Это обстоятельство заставило премьер-министра Абхазии Анри Джергения подвергнуть критике местных чиновников. Дело в том, что, по утверждению сухумского издания "Нужная газета", в условиях неразрешенности конфликта импорт и экспорт грузинских товаров в Абхазию запрещен. По всей видимости, в поведении грузинских и абхазских коммерсантов присутствует гораздо больше миротворческих мотивов, чем у политиков.

Армянская газета "АЗГ" сообщает о начале совместных военных учений Грузии и Турции в районе Самсхе-Джавахетии. В этом приграничном районе Грузии компактно проживает армянское население, здесь же дислоцируется российская военная база, поэтому в Ереване проявляют повышенный интерес к военным ученьям.

Правительство Соединенных Штатов Америки выделит 17 миллиардов долларов для улучшения экономического рынка и инвестиционной среды Грузии, Азербайджана и Турции. По словам государственного министра Грузии Автандила Джербенадзе, улучшению инвестиционных условий экономического положения в Грузии будет способствовать и начатая в регионе борьба с наркобизнесом и осуществление антитеррористических операций. Об этом сообщает газета "Свободная Грузия".

Олег Кусов:

В Ростове прошла конференция общественных организаций по проблемам миграции на юге России. Большинство участников конференции сошлись во мнении, что государственные структуры не справляются с решением проблем беженцев.

Сергей Слепцов: Количество общественных объединений, так или иначе связанных с проблемами беженцев и вынужденных переселенцев, в Южном федеральном округе давно перевалило за три сотни. А трудности, с которыми они сталкиваются в практической работе в принципе одни и те же: острая нехватка денег для реальной помощи жертвам кавказских вооруженных конфликтов, полное непонимание со стороны власти и, пожалуй, самое главное, отсутствие сколько-нибудь внятной миграционной политики государства. Как заявила на пленарном заседании конференции специалист в области регионоведения профессор Галина Денисова, Федеральный центр России не в состоянии эффективно отрегулировать даже потоки так называемых экономических мигрантов внутри страны, не говоря уже о многочисленных проблемах, связанных с переездом бывших граждан СССР из стран СНГ. Два дня работы конференции свелись к одному вопросу - где взять денег, чтобы помочь людям, ставшим невинными жертвами национальной политики государства на Северном Кавказе? Самым большим раздражителем для собравшихся стало выступление руководителя аппарата полномочного представителя президента России в Южном федеральном округе Юрия Шестакова. Он упрекнул участников форума общественных некоммерческих организаций в том, что они ничего не сделали для эвакуации беженцев из Чечни. Правда, Юрий Шестаков так и не сумел ответить на вопрос одного из участников форума о судьбе программы, предложенной общественным объединением "Грозный". Программа эта связана с розыском без вести пропавших в ходе двух чеченских войн мирных жителей, поиском мест массовых захоронений и опознанием погибших в результате бомбежек, обстрелов и бессудных казней. В принципе работа конференции свелась к обмену опытом между общественными организациями и констатацией необходимости опираться на собственные силы, не рассчитывая на государственную поддержку.

Олег Кусов:

Создается впечатление, что люди, ставшие беженцами по вине государства, никому не нужны, они выживают, как могут. Тему продолжит наш корреспондент в Ингушетии Юрий Багров.

Юрий Багров:

Государство фактически отвернулось от проблем чеченских беженцев в Ингушетии. Такая позиция прослеживается на протяжении последних нескольких месяцев. С начала марта чеченцев перестали снабжать бесплатным хлебом. Руководство республики сослалось на задолженность федерального центра, которая якобы составляет более пятисот миллионов рублей. Международные благотворительные организации не в состоянии накормить всех беженцев. Скудный рацион вынужденных переселенцев сведен до минимума - чай, хлеб и пакетик сливочного масла сомнительного качества. В лагере беженцев "Барт", что расположен на окраине города Карабулаг, лишь в пятой, по моему счету, палатке я увидел на столе помимо всего перечисленного еще и дешевую колбасу. Странно, но чеченцы на нужду все равно не сетуют. Как оказалось, даже в такой ситуации им стыдно жаловаться постороннему человеку на то, что они неспособны прокормить семью. Несколько раз в неделю мужчины объединяются в небольшие группы и уходят в горы за диким чесноком - черемшой. За один такой поход каждому из участников удается собрать не более десяти килограммов черемши. На местном рынке ее можно продать по цене 7-8 рублей за килограмм. Рассказывает беженец из поселка Гикало Адам Ахмадов: "Кто как может, чем может, тем и питается. Кто только хлеб ест, запасы, мука у кого есть, тот печет лепешки. Черемша растет в горах, люди по десять километров ходят собирать черемшу. По 7-8 рублей за килограмм продают и этим перебиваются. Кто на биржи ходит, машины разгружают, мусор убирают. Чем можно прокормить, тем люди и занимаются. Гуманитарной помощи нет месяца три, ни МЧС, никаких международных организаций, ничего нет. Люди, можно сказать, впроголодь живут. Дети, единственное, кто в школу у нас ходит, вот им в школе какая-то организация пакет дает, там килограмм гречки, сгущенное молоко, шоколад. Дети этим питаются. Нам через день полбулки дают, стараемся как-то себя ограничить, чтобы детям что-то досталось. На сегодняшний день даже элементарно домой вернуться у нас сил нет, на дорогу денег нет. Когда мы туда вернемся, не знаем, чем заниматься будем".

Жизнь в лагере не могла не сказаться на внутрисемейных отношениях чеченцев. Глава семьи перестал быть основным добытчиком. Например, родной сестре Адама Яхе Ахмадовой удалось найти работу на автомойке. За два месяца у нее не было ни одного выходного. Яха объясняет, что боится потерять заработок, на ее место слишком много претендентов. Говорит Яха Ахмадова: "Я ведущим агрохимиком, ведущим специалистом была. Вот сейчас война началась, я в Ингушетии беженка стала. В данный момент работаю на мойке машин, кормиться надо же. Работу не так легко найти. На вес золота, если устроиться на мойку машин. Другие друг друга поддерживают, например, я тоже помогаю соседям. У нас рядом палатка есть, раненый там лежит мужчина, парализованный, два года лежит. У них семья работу найти не может. Иногда бывает на биржу сын пойдет, подработает. Большинство соседей помогают: кто сахаром, кто хлебом, кто еще что. Вот так поддерживаем. Есть у нас много семей в лагере. Есть многодетные матери, у кого дети маленькие, матери не могут устроиться. Или муж больной или раненый, потому что мужья сейчас тоже не все здоровые. Есть даже вдовы. Очень тяжело. Какая одежда? На тапочки не можем... 30 рублей стоят тряпочные тапочки, мы не можем себе купить. Даже на еду не хватает, мяса мы вообще... сколько не ели. Байрам был у нас - праздник, тогда привезли мясо, мы тогда только мясо видели. Хлеб, чай, за десять рублей масло можем купить".

Яха - единственный член семьи, который имеет небольшой стабильный заработок. На эти деньги живут восемь человек - младшие браться и сестры, племянница с малолетним ребенком. И это продолжается третий год в тысячах семей беженцев. В Чечню они возвратиться не могут. Чтобы уехать куда глаза глядят, нужны немалые деньги. И в Ингушетии беженцы все меньше чувствуют себя полноценными людьми.

Олег Кусов:

Художник из Волгограда Виталий Илюшкин стал устроителем выставки рисунков детей из Чечни. Побывав в горной части республики, художник соприкоснулся с трагедией самых беззащитных людей на войне - детей.

Виталий Илюшкин:

При волгоградском филиале российского Фонда культуры я основал комитет "Мир в Чечне". Задача нашего комитета? Помогаю, собираю гуманитарную помощь среди школьников, в основном Волгограда, не только российским солдатам в Чечне, но и чеченским детям, обездоленным войной. В Чечне я был уже трижды. Впервые я там побывал в сентябре 2000-го года.

С иконой Спаса Нерукотворного попал в Чечню, облетел в составе духовной миссии Ставропольской епархии ряд застав Итукалинского пограничного отряда в Аргунском ущелье Чечни. На одной из застав командование предложило нашей делегации, в которую я входил, посетить чеченское селение Шарой Шатойского района. Мы спустились в это селение и встретились с чеченским муллой. Он сказал, что "хотя трижды меня выселяли из родного края, начиная с 23-го февраля 44-го года, я не таю зла на русского человека". И в своем домике он накормил нас всем, что было в его доме. Чеченский мулла и православный священник отец Сергий говорили о мире, о необходимости мира. И когда мы выходили, ко мне подошла уже немолодая чеченка со своим 12-летним сыном Бисланом и сказала мне: "Я слышала, вы художник. Мой сын устал прятаться по подвалам от этой войны. Помогите ему". И она сказала, что "я хочу, чтобы он держал в руках всю свою жизнь только кисть". Целью моей второй поездки в Аргунское ущелье было привезти краски, кисти и бумагу вот этому самому мальчишке, который не хочет войны, он хочет рисовать.

Олег Кусов:

Чеченские дети это самые непредвзятые хроникеры войны, - считает Виталий Илюшкин.

Виталий Илюшкин:

Эта выставка прошла сначала в городе Волгограде и городе Волжском Волгоградской области. Затем я ее привез в Москву. С 26-го февраля по 1-е марта она экспонировалась в Государственной думе. Она называлась тогда "Сто рисунков из Чечни или Война и Мир глазами детей Чечни". Дети рисуют войну, они не знают, конечно, кто прав, кто виноват в ней, но вместе с этими страданиями они рисуют и свою надежду на лучшее будущее.

Любовь Чижова:

Если судить по тем репродукциям, которые вы принесли к нам: сидит маленький мальчик, пасет коров и читает книжку. Еще один рисунок: здание школы, вокруг него бегают дети. Нарисовано неумело, но от души. Человек едет в джипе, вероятно, этот человек отец этого мальчика или он сам в будущем, небольшой домик, заборчик, стог сена, дерево фруктовое и солнце всходит. А вот тут уже война: летят вертолеты и сбрасываются бомбы.

Виталий Илюшкин:

Это очень примечательный рисунок, его нарисовал Шауков Иса, младший товарищ того самого Бислана. Но этому Исе всего восемь лет, он учится сейчас в первом классе. Он глухонемой от рождения. Если Бислан, мой юный друг из Аргунского ущелья рисует только мир, вопреки всему тому, что в действительности наблюдают вокруг, то Иса Шауков рисует только войну, он не в силах ничего другого более рисовать. Он рисует только одно противостояние "федералов" и боевиков. Если на стороне боевиков лежат два тела убитые, то на стороне российских солдат он нарисовал целых пять. Как судить можно этого мальчишку за его честность? Ребенок никогда нас не обманет. И эта выставка нужна для того, чтобы наше общество поняло, что будет завтра. Дети нас честно об этом предупреждают.

Олег Кусов:

Художник Илюшкин убежден, что сегодня многие чеченские дети еще не знают, на чьей стороне они в этой войне.

Виталий Илюшкин:

Чеченские учителя говорили мне, что наши дети, к счастью, пока еще не ожесточены. Они запуганы войной, но они еще не есть ваши враги. Именно поэтому время терять нельзя. Больше всего надо бояться, что с бумажных автоматов, нарисованных ими, они могут взять вполне боевые. Мне очень грустно, что я встречал массу телевизионщиков в Государственной думе во время работы этой выставки, но ни один из них не пришел. И кто-то мне говорил, что если бы это русские дети нарисовали - это другое дело, но это же - чеченские.

Любовь Чижова:

Наиболее запомнившийся вам, наиболее полюбившийся или наиболее напугавший вас рисунок?

Виталий Илюшкин:

Выделил бы один рисунок, который держу в руках, он сделан на обоях чеченской девочкой, которую зовут Румиса Сабцуева, ученица третьего класса. Она его назвала "Наше счастливое детство". Это, конечно, горький сарказм. Тут изображена целая, неразрушенная школа, играющие дети, но за школой горы и вдалеке самолеты с красными звездами. Самое страшное в этом рисунке то, что солнышко, которое пробилось сквозь тучи, оно плачет. И вот что хорошо: одна волгоградская девчонка, наверное, ровесница этой Румисы, написала в книге отзывов: "Дорогие чеченские дети, я хочу, чтобы ваше солнышко никогда не плакало. Спаси вас Всевышний".

Олег Кусов:

Виталий Илюшкин задумал показать рисунки детей Чечни во многих странах мира. Он считает, что детские рисунки помогут понять людям чеченскую войну гораздо лучше, чем высказывания политиков, многочисленные и противоречивые материалы журналистов.

XS
SM
MD
LG