Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказские хроники


Российская сторона обвинила Аслана Масхадова в причастности к терактам на территории республики. Этот вывод сотрудники ФСБ сделали на основании некоторых видеоматериалов. Однако чеченские политики оспаривают это утверждение.

"Видеокассеты, фрагменты из которых были продемонстрированы по центральным каналам телевидения, это обычные, заурядные видеокассеты, которые распространяются по всей территории как Чечни, так и за ее пределами".

В минувшие выходные в Москве трагически погиб один из авторов программы "Кавказские хроники" Валерий Батуев. Слушайте в программе "Кавказские хроники" его последний репортаж.

"По улицам Дуиси ходит много бородатых мужчин в камуфляже. При себе у них не было оружия, но они отказывались общаться с журналистом".

Актриса театра Моссовета Татьяна Бестаева о себе и о своем отце - кавказском киноактере Лади Бестаеве.

"В 21-м году режиссер Михин начал снимать фильм "Абрек-Заур". Это первый советский боевик. И как писали про отца, что он влетел в советский кинематограф лихим джигитом".

Российские спецслужбы сообщили о том, что они нашли видеоматериалы, доказывающие причастность чеченского лидера Аслана Масхадова к совершению ряда терактов на территории республики. Вслед за этим последовали политические комментарии. Представитель ФСБ в Чечне Илья Шабалкин утверждает, что Аслан Масхадов в последнее время потерял реальную власть, что она в свою очередь перешла в руки Хаттаба, Басева и группы других, по выражению Шабалкина, "арабов-наемников".

Однако некоторые чеченские политики не согласны с аналитиками ФСБ. Лидер чеченского Антивоенного конгресса Саламбек Маигов считает, что подобными утверждениями российские спецслужбы пытаются принизить роль Масхадова в чеченском сопротивлении, чтобы не допустить возможные в будущем политические переговоры.

Саламбек Маигов:

Такого рода заявления опираются на нежелание российских властей инициировать политическое урегулирование. По мнению международного сообщества, без участия президента Аслана Масхадова невозможно и нереально. Что касается самих заявлений, видеокассеты, фрагменты из которых были продемонстрированы по центральным каналам телевидения, это обычные заурядные видеокассеты, которые распространяются по всей территории как Чечни, так и за ее пределами. Эти видеокассеты можно посмотреть даже в Москве. Никакого криминала в том, что Масхадов обращается к своим соотечественникам, совещания, которые запечатлены на этих видеокассетах. У меня вызывает удивление такая трактовка. А каким образом более двух с половиной лет федеральной группировке из отборных частей всей российской армии противостоит маленькая горстка чеченцев? Ход событий доказывают, что в Чечне есть единоначалие, есть организованность и внутренняя самодисциплина. Если бы это не соответствовало действительности, то я не думаю, что у российской армии было бы столько проблем, сколько сейчас они имеют в Чечне. И несомненно, что эту организацию, которую называют чеченским сопротивлением, возглавляет Масхадов. Заявление преследует цель - показать общественности невозможность проведения переговорного процесса, так как собственно чеченцев в чеченском сопротивлении как бы и нет, что там все контролируется и все вершится каким-то мифическими наемниками из арабских стран. Но почему тогда объектом преследования и уничтожения являются собственно чеченцы, представители чеченской молодежи, если все и вся в Чечне вершат против федеральной группировки так называемые арабские наемники? И почему, если все упирается в несколько профессиональных инструкторов-наемников, до сих пор элитные части российской армии, численностью не менее ста тысяч человек не могут решить поставленную задачу?

Олег Кусов:

Республика Ингушетия переживает период бурной политической активности. В предвыборную борьбу за кресло президента республики включились несколько группировок. Подчас создается впечатление, что эта борьба может выйти за рамки допустимых правил. Республиканским властям пока удается держать ситуацию под контролем. Как утверждают аналитики, в борьбе за президентскую должность в этой республике лидируют кандидаты, представляющие два политических лагеря: Кремль и сторонников связки Руслан Аушев - Михаил Гуцериев. Репортаж из Ингушетии, в которой президентские выборы намечены на 7-е апреля, подготовил Юрий Багров.

Юрий Багров:

Рядовой избиратель Алихан Гулиев стал известен всей Ингушетии. Известность едва не стоила ему жизни. На прошлой неделе вблизи здания Верховного суда на него было совершено покушение, его машину обстреляли неизвестные из автоматического оружия. Алихан Гулиев прославился благодаря иску в высшую судебную инстанцию республики против министра внутренних дел, кандидата в президенты Ингушетии Хамзата Гуцериева. Гулиев обвинил Гуцериева в использовании служебного положения в предвыборной агитации. Так же, по мнению Гулиева, министр внутренних дел незаконно использовал избирательные фонды других кандидатов. Гуцериев является одним из фаворитов предвыборной гонки. Его поддерживает экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, ушедший в отставку в конце прошлого года.

Авторитет бывшего руководителя республики у сограждан - сильный аргумент в борьбе за президентский мандат. Но поддержка экс-президента, едва ли не все годы своего правления конфликтовавшего с федеральным центром, не самая лучшая рекомендация для Москвы. Главный соперник Гуцериева - заместитель полномочного представителя президента в Южном федеральном округе, генерал-майор ФСБ Мурат Зязиков. За его спиной - Кремль, Лубянка и президентский полпред Виктор Казанцев. По республиканскому телевидению непрерывно показываются видеоролики, демонстрирующие близость Мурата Зязикова к президенту России Владимиру Путину. Государственная телерадиокомпания "Ингушетия" на время выборов полностью перешла под контроль федерального центра. Ее директор Курейш Агасиев в середине января был вызван в Москву на курсы повышения квалификации. Руководство российского телевидения не сочло возможным в столь ответственный момент доверить республиканское ГТРК кому-либо из заместителей Курейша Агасиева, на его место был назначен московский журналист Петр Земцов.

Создается впечатление, что главная задача вновь назначенного исполняющего обязанности директора ГТРК - обеспечить режим наибольшего благоприятствования кандидату, угодному Кремлю. Несмотря на то, что Мурат Зязиков до последнего времени был малоизвестен большинству жителей республики, поддержка Кремля является весомым аргументом для многих ингушей. Люди боятся, что в случае продолжения конфронтации нового руководства республики с федеральным центром, антитеррористическая операция, которая вот уже третий год продолжается в Чечне, распространится и на соседние с мятежной кавказской республикой районы Ингушетии. Инициатива рядового избирателя Алихана Нулиева пришлась как нельзя кстати команде Мурата Зязикова. В случае снятия кандидатуры Хамзата Гуцериева ничто не помешает ставленнику Кремля возглавить Ингушетию.

Олег Кусов:

По прогнозам некоторых наблюдателей, на Кубани зреет межнациональный конфликт. Парадоксально, но к нему чуть ли не в открытую призывают сами местные власти. В немилость попали не далекие сионисты, как это было здесь при Николае Кондратенко, а свои жители - турки-месхетинцы. В Краснодарском крае их отнесли к категории "избыточных мигрантов". Местные власти пытаются привлечь на свою сторону казаков, используя их историческое недоверие к туркам. При этом власти не разъясняют потомкам кубанских казаков, что турки-месхетинцы на самом деле являются грузинами-мусульманами и не имеют никакого отношения к Турции. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Краснодаре Иван Петров.

Иван Петров:

Глава администрации Краснодарского края Александр Ткачев утверждает, что ежегодно на Кубань прибывает миллион мигрантов, и сейчас каждый пятый житель края нелегал. Выступая перед руководителями районов и городов края, губернатор сказал: "Неурегулированная миграция не только резко изменила этнический состав населения в регионе, но и накалила межнациональные отношения. В край, где исконно преобладало славянское население, в последние годы прибыли десятки тысяч турок-месхетинцев, армян, курдов. Мигранты уже не только открыто притесняют коренных жителей, но и попросту вытесняют. Сформировавшаяся национальная элита из мигрантов уже готова идти во власть".

27-го марта очередная сессия Законодательного собрания Краснодарского края приняла в третьем чтении закон "О пребывании и жительстве на территории края". Согласно этому закону, все, кто прибывает для временного проживания на Кубань, обязаны в трехдневный срок зарегистрироваться. За уклонение от регистрации предусмотрен штраф в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда, с выдворением провинившегося за пределы России. Кроме того, Законодательное собрание края приняло специальное постановление о создании фильтрационных лагерей для мигрантов, а также о формировании конвойных подразделений сотрудников МВД и казаков для сопровождения выдворяемых с территории края. За счет краевого бюджета будут организовываться чартерные рейсы самолетов в те страны, куда, по мнению краевых властей, должны отправляться незаконные мигранты. Первыми должны испытать на себе действие антимиграционных законов турки-месхетинцы.

В Краснодарском крае большая группа турок появилась в 1989-м году после ферганских погромов в Узбекистане. Но еще в 1983-м году несколько десятков семей турок были приглашены тогдашними руководителем Апшеронского района Николаем Харченко на постоянное место жительство в один из безлюдных горных хуторов. Первые турки-месхетинцы появились на Кубани не самовольно, а по приглашению властей, однако в тот момент на территории края действовало постановление Совета министров СССР от 1987-м года об ограничении прописки. По этой причине легально оформить проживание на Кубани турки не смогли. Но купить дом в тот момент было просто. Из Крымского и Абинского районов на историческую родину уезжали тысячи крымских татар, которые нелегально продавали свои дома туркам дешевле реальной стоимости. Таким образом, в трех районах Краснодарского края компактно поселилось около 13-ти тысяч турок. В настоящее время эти люди живут на Кубани без документов, без гражданства, без прав. Турок не берут на работу, в ЗАГСах не регистрируют их браки и рождение детей, они не могут учиться в институтах, не имеют право приобретать имущество. За пребывание на территории края без регистрации турки регулярно платят немалые штрафы. Грузия в ближайшее время не намерена принимать закон о депортированных народах, после чего турки могли бы вернуться на родину. В то же время отношения турок и местного населения во многих станицах и хуторах накалены до предела. Упорно ходят слухи, что турки готовят вооруженный мятеж, что они намеренно поселились вдоль трассы, ведущей в Новороссийск, с целью спровоцировать конфликт России с Турцией. Местные казаки обвиняют турок в контактах с чеченскими боевиками. И хотя ни одно из этих сообщений не было подтверждено документально, краевые средства массовой информации не устают пугать кубанцев мусульманской угрозой. Разумеется, ни одно из провокационных сообщений такого рода не могло бы появиться без ведома администрации края. Однако стоит отметить тот факт, что далеко не все жители края поддерживают позицию губернатора. Многие политики, ученые, лидеры общественных организаций считают политику Александра Ткачева в национальном вопросе непродуманной и откровенно демагогической.

Олег Кусов:

О том, как реагируют турки-месхетинцы на радикальные призывы кубанских властей, рассказывает представитель краснодарской организации Международного общества месхетинских турок Сарвар Тидоров.

Сарвар Тидоров:

Как можно человеку не давать паспорт 12 лет, как можно человека не регистрировать в ЗАГСе, как можно новорожденному не давать метрики? Как можно, зная все это, штрафовать его как будто он незаконно проживающий? Сами паспорт не дают - штрафуют; сами в армию не берут - говорят, что мы не служим; сами на работу не берут, а работающих увольняют именно по национальному признаку и за то, что нет прописки, а потом кричат, что мы не работаем. Нельзя целые народы по национальному признаку выдворять или считать неуживающимися. Любой нормальный человек знает, что у любой нации есть любые категории людей. Это не значит, что их надо выселять куда-то и переселять. Если молчать, сделать вид, что ничего не происходит или происходит законно, то - неминуемо кровь. Потому что человеку некуда ехать, не на что ехать, у человека нет оснований куда-то ехать. Он, чтобы куда-то ехать, он должен быть чьим-то гражданином, он должен быть прописан, чтобы выписаться и уехать, он должен свой дом продать, он должен свою машину или увезти, или продать. Если всего этого у человека нет, если нет у него паспорта, куда он поедет, в качестве кого? И чем это может кончится? Нормальный человек должен подумать просто, взвесить все это, понять, а потом говорить. А у нас в Краснодаре любят красоваться перед телекамерами, а чем это кончится, мало кто думает, а если думает, то молчит об этом.

Олег Кусов:

Публичные призывы к ущемлению прав турок-месхетинцев могут принести политические дивиденды команде губернатора Ткачева. На Кубани около 80% избирателей, которые настороженно относятся к так называемым представителям неславянских национальностей. О возможных мотивах нарушений прав человека по этническому признаку в Краснодарском крае рассуждает член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

Александр Черкасов:

Если в последние, скажем, десять лет отношение к туркам-месхетинцам на Кубани сводилось к дискриминации в гражданских правах, то теперь в заявлениях Ткачева прослеживается и активная политика. Их, виновников всех бед, нужно еще и выселить. Как глава региона может распоряжаться судьбами, правами людей? По Конституции вопросы соблюдения прав человека, гарантии прав человека относятся все-таки к федеральному ведению. Турки-месхетинцы, как и многие другие народы, многие другие недавние мигранты, потенциальные мигранты - это простой инструмент в работе с собственным электоратом. Беженцы из теперь уже другого государства, они кажутся самыми безответными. Может быть, это и определило выбор губернатора?

Олег Кусов:

О некоторых событиях на Кавказе, нашедших свое отражение в местной прессе, расскажет Ольга Кантемирова.

Ольга Кантемирова:

Определены потенциальные направления в сотрудничестве министерств обороны США и Азербайджана.

Как утверждает бакинская газета "Зеркало", речь идет об обеспечении безопасности на море, постоянном контроле над воздушным пространством и поддержкой стабильности в регионе. Министр обороны Азербайджана Сафар Абиев сообщил, что в будущем году планируется проведение на территории этой южнокавказской страны масштабных полевых учений.

Азербайджанские власти получили предложение о начале военного сотрудничества из Финляндии. Посол этой страны в Азербайджане, сообщает газета "Зеркало", назвал целесообразной организацию двухсторонних визитов офицеров вооруженных сил Азербайджана и Финляндии. По его словам, это позволит ознакомиться с достижениями вооруженных сил обеих государств.

Новоназначенный посол Китая в Армению Дзо Сюи Льян на днях вручил верительные грамоты министру иностранных дел страны Вардану Асканяну. Рассказавшая об этой дипломатической процедуре ереванская газета "АЗГ", привела слова благодарности министра за гуманитарную и техническую помощь, оказанную Китаем Армении. Министр Вардан Асканян также подчеркнул, что сегодня между Арменией и Китаем нет политических проблем, а отношения между двумя странами имеют глубокие крепкие корни.

Именем Звиада Гамсахурдиа в скором времени будет названа одна из улиц Батуми, сообщает газета "Свободная Грузия". Такое решение принято местными властями накануне 63-летия со дня рождения первого грузинского президента. В этой же газете сообщается об объявлении мобилизации и повышенной боеготовности вооруженных сил Абхазии. В Сухуми утверждают, что вторжение грузинских подразделений в Абхазию должно произойти в конце апреля - начале мая нынешнего года. Представитель абхазского правительства Гиви Аграба высказался за создание военного блока, который бы могли составить Абхазия, Нагорный Карабах, Приднестровье и Южная Осетия, пишет газета "Свободная Грузия".

Олег Кусов:

В минувшие выходные в Москве трагически погиб корреспондент еженедельника "Московские новости" и автор нашей программы Валерий Батуев. Он родился в Удмуртии, жил в Москве, но писал главным образом о Кавказе. Валера намеренно выбрал наиболее трудную тему в российской журналистике - кавказские вооруженные конфликты. В Чечне Валера работал как настоящий военный репортер. Информацию он добывал не в Моздоке, пресс-центре группировки, а в населенных пунктах и местах дислокации подразделений, куда добирался чуть ли не на попутных машинах. Его последняя поездка на Кавказ была в Панкисское ущелье. Российские журналисты бывают здесь еще реже, чем в Чечне. В Панкиси Валера подготовил для программы "Кавказские хроники" репортаж о чеченских беженцах. Репортаж прошел в программе в середине марта. В память о нашем товарище, ярком журналисте Валерии Батуеве, мы повторяем этот репортаж сегодня.

Валерий Батуев:

В Панкисском ущелье шесть сел, в которых живут около семи тысяч кистинцев, осетин и грузин. Самое крупное из этих сел - Дуиси. Это село было основано чеченцем Дуи еще в начале 19-го века. Чтобы попасть в Дуиси, надо преодолеть шесть грузинских блокпостов. Но журналистам без спецразрешения в ущелье невозможно попасть. Поэтому мне пришлось выдвигаться в Дуиси ночью, идти вброд через горную реку Алазани. В Дуиси две мечети. Одна старая, построенная чеченцами суфийского ордена Кадырия в 1888-м году, и вторая совсем новая. Но пожилые кистинцы в новую мечеть не ходят, говорят, что это ваххабитская мечеть. Ее строили религиозные радикалы, беженцы из Чечни. В 1999-м году, когда в село вместе с беженцами из Чечни прибыли и представители нового религиозного течения в исламе, обстановка сразу накалилась. Кистинцам не понравилось, что молодые бородатые люди из Чечни стали призывать их вернуться к чистому исламу, отказаться от адатов-обычаев, от исполнения религиозного ритуального танца "зиккер" и от посещения могил предков. "Как сегодня можно вернуться в средневековый ислам?" - вопрошает пожилой кистинец. "В Коране, - говорит он, - не написано об исламских общинах джамаатах, они навязывают нам джамааты и назначают там командиров". Эти люди в Чечне создавали шариатские суды, судьи, молодые люди, били стариков палками, а это противоречит и чеченским, и кистинским обычаям. Но противостояние, возникшее между представителями традиционного и нового ислама, уже пошло на спад, так как многие религиозные радикалы уже ушли из села.

Олег Кусов:

Российская культура интересна еще и тем, что не имеет определенной этнической направленности, она многонациональна и, очевидно, в этом ее самобытность. Например, отечественный кинематограф уже не мыслим без ярких актеров, представителей российских народов, кавказских в том числе. Актриса Татьяна Бестаева вот уже 40 лет работает в театре Моссовета. Будучи москвичкой, она гордится своим осетинским происхождением. Особая гордость актрисы Татьяны Бестаевой - ее отец, выдающийся актер немого кино Лади Бестаев. В свое время с Лади Бестаева и его коллег начинался кавказский кинематограф. Наш корреспондент Анна Чертова встретилась с Татьяной Бестаевой. И вот ее репортаж.

Анна Чертова:

Татьяна Бестаева пришла в кинематограф, будучи студенткой-первокурсницей ВГИКа, но уже через пять лет после этого она стала актрисой театра Моссовета. На протяжении сорока лет Татьяна Бестаева хранит верность этому коллективу. При постоянной востребованности в театре, Татьяна Бестаева много работала и в кино. Ее хорошо помнят по таким шедеврам отечественного кинематографа как "Следствие ведут знатоки", "Тени забытых предков", "Дневной поезд" и другим. Всего у актрисы 14 ролей в кино, подсчитать количество театральных ролей намного сложнее.

Татьяна Бестаева:

Я не подходила под такой социальный тип, а в основном какие-то стиляги, иностранки. Я, честно говоря, даже рада, потому что иметь этот мешок, прошу за грубость, Маш, Даш, этих бесцветных, безликих ролей и не надо. И всегда говорили: Бестаева, да, все хорошо, но какой-то она не нашей школы. Какой школы, я не знаю. Я Сорбонны не кончала. Просто была индивидуальность во мне, очевидно, определенная, яркая и не походила под систему всеобщей схожести. Когда я поступала во ВГИК, все говорили - типа Язвицкой, типа. Надо чтобы все были похожи, одинаковы. А я была не типа того, что им нравилось. У меня все с трех попыток в жизни. У меня с одной попытки ничего не получается, я должна пролить пот, кровь, грубо говоря. Я уже поступила в театр, я пришла на показ и увидела комиссию, которая шла смотреть не только меня, там были студенты, причем, студенты, как мне показалось, серьезные, в юбках, с магнитофонами, с партнерами, с гитарами, а я одна. И когда я увидела эту комиссию - Завадский, Марецкая, Мордвинов, Плятт, Орлов - обойма звезд великих актеров, я заробела, испугалась и убежала. Потом звонят: куда же вы убежали? Плятт выходил, смотрел, искал и говорил: приметил, где эта девушка с зелеными глазами? Пришла еще раз на показ. Была смелее, решительнее. Когда проиграла перед ними всю свою программу, меня пригласили и сказали, что меня решили принять в труппу. Я чуть не завизжала от счастья. Мы вам даем оклад. У вас будет оклад 70 рублей. Я думаю: какой оклад, о чем они говорят? Как стыдно говорить о деньгах. Это не имело для меня значения.

Анна Чертова:

Знаковым событием в своей жизни Татьяна Бестаева считает съемки у Сергея Параджанова в фильме "Тени забытых предков".

Татьяна Бестаева:

Это был 64-й год, я уже проработала в театре три года. Сниматься, честно скажу, я любила, кончила ВГИК, но как-то театр запал, хотела в театр. Но театр - это серьезно, а кино, как мы видим, что случилось с нашим кино и нашим театром, они все там, грубо говоря, погибли, увяли, и многие судьбы просто незаслуженно стерлись. Но в 64-м году такое счастье - меня утвердил Параджанов. Меня уже знали в качестве современной, стильной, а это этнографический фильм, Мордюкову, помню, предлагал кто-то. Но он сказал, нет, Бестаева. И когда я надела гуцульский костюм первый раз, бывает, оденешь и видишь в зеркало - твое, никому не отдам. Но, снимаясь у Параджанова, я не понимала тогда, я - театр, театр, театр, здесь репетировала пьесу Сафронова "Обручальное кольцо", а тут меня увозили на съемки. Просто со слезами, со скандалами, директор приезжала, меня отсюда просто за волосы выволакивали на самолет, на съемки, потому что снимали далеко, в Карпатах, двумя самолетами, все было очень непросто. Но я не хотела сниматься. Судьба мне дарит такой подарок, а я сопротивляюсь всячески. Успех был феноменальный, он прошел по 70-ти странам мира, получил 28 наград. Его из опаски сначала послали в Аргентину, не на самый высокий фестиваль, а потом уже он стал получать везде, где он бывал. В Париже фильм шел просто три месяца в одном кинотеатре, не сходя с экрана, и там назывался он "Огненные кони". Я тогда ничего тоже не понимала, что это гениальный фильм, что гениальный Параджанов. Я никуда не ездила с фильмом. Параджанов тоже не ездил ни разу. Потому что когда фильм в Аргентину должны были послать, он должен был представлять, он человек эпатажный, сам себе часто вредил этим, он просто сказал: мне билет только туда, обратно не надо. Этого было достаточно, чтобы ни туда, ни обратно. А вскоре совсем в другие края его послали.

Анна Чертова:

Осенью прошлого года актрису пригласили на историческую родину - в Северную Осетию. Здесь проходил Второй международный кинофестиваль "Владикавказ". На родине Татьяна Бестаева не была сорок лет.

Татьяна Бестаева:

Я проплакала там весь фестиваль. Когда я говорила, то плакали все, потому что я так говорила. Это была незабываемая поездка, я очень благодарна Салбиеву, что он меня пригласил, надеюсь, что не последний раз. Это было счастье. Я осетинка, я - в отца. Я помню, когда мне было шесть лет, я подошла к радио, тогда было круглое черное радио, играла мелодия кавказская, может быть, она была не осетинская, но кавказская точно. Я подняла глаза и у меня, как у крокодильчика текли слезы, я зарыдала. В шесть лет проснулось что-то генетическое, сильное, мощное. И вот до сих пор, когда я вижу горы, подъезжаю к горам, плачу невероятно. Замечательный, спокойный город, очень интернациональный, очень много русских. Не мешает это никому жить в мире и дружбе. И очень красивый народ, я просто была потрясена. Такие красивые мужчины, какие-то иконописные лица. Женщины тоже стали другие. Я помню, когда была маленькая, они все были в черном, а сейчас они раскрепостились, и от этого только выиграли и женщины, и мужчины. Женщины абсолютно европейские, одеты красиво, модно, не боятся открыть коленочки. Такие красоточки, так все поют прекрасно. Для меня они - мои осетины. Для меня дикость, что Южный и Северный, там это как-то воспринимается особо. Пусть они на меня обижаются, но говорю, потому что я осетинка, мне это смешно. Такой небольшой народ, как это можно делить? Я бы посоветовала моим братьям быть подружнее.

У нас был спектакль потрясающий, назывался он "Жизнь Антуана Де Сент-Экзюпери". Экзюпери играл Вадим Бероев, я играла Рене, Зифа Цахилова играла какую-то еще женщину, там три женщины по жизни его проходят, какую-то одну из женщин. Три в одном. Если бы мы были армяне, грузины, нас бы на руках унесли туда, в облака, и все бы оттуда приехали с их званиями, которые нам в принципе не нужны, все уже имели все, но просто, сам факт. И когда пригласили сейчас осенью, я была удивлена, и, конечно, была счастлива. Нашла улицу, где жил папа, нашла улицу, куда приезжала маленькая, дом нашла, окна, все нашла. Каждый второй мужчина мне казался похож на папу. И когда я выступала в один из дней в Доме кино, я рассказывала об отце, говорила, что я побывала в горах, и мне бы так хотелось побывать на студии, которой отец был одним из организаторов. Они говорят: так это и есть, теперь Дом кино. Я говорю: Боже мой, так уже и это случилось, какое счастье! Когда меня вывезли в горы, это был особый разговор. Там есть такой Тимур, потрясающий человек, созидатель. Там столько построил, такие у него планы - Лас-Вегас осетинский сделать, личность - огромная. Мы с ним высоко-высоко поднялись в эту гору, он показывал, где проложит Лас-Вегас, что там будет строить. И вот было такое ощущение, когда мы вышли из машины, что я просто общаюсь с небесами, с Богом. Когда я увидела стадо баранов, я заплакала, у меня комок в горле, я зарыдала. Я увидела барашков, которых на картинах папы вижу с детства своего. Он замечательно их вырисовывал, они такие чудные. Я просто заплакала, я встретила свои любимые создания.

Анна Чертова:

В Северной Осетии до сих пор чтят память отца Татьяны - Лади Бестаева. Он был одним из первых актеров советского немого кино. А фильм "Абрек-Заур", принесший ему славу национального героя, считается одним из первых советских боевиков. Если рассказывать о таком явлении как кавказский кинематограф, то начинать следует, безусловно, с "Абрека-Заура". Даже в рамках бессловесной роли Лади Бестаев смог создать цельный, богатый образ горца, защитника бесправных людей.

Татьяна Бестаева:

Отец мой был знаменитым актером немого кино, он из Южной Осетии, из Цхенвали. Был очень спортивен, прекрасно сложен, красив, увлекался спортом очень, увлекался живописью, хорошо очень, прилично рисовал, у меня дома висят его очень милые картины. И, конечно, был влюблен в кино, бредил кино. И его счастье, когда он был студентом в Тифлисе, приехала французская группа, они снимали фильм "Огнепоклонники". На одну из ролей пригласили Ладо или Лади, как мне больше нравится, ласковей - Лади, начал сниматься с 1915-го года. В 21-м году режиссер Михин начал снимать фильм "Абрек-Заур". Это первый советский боевик. И как потом писали про отца в прессе, что он влетел в советский кинематограф лихим джигитом. Когда у Михина шли пробы, показали ему Бестаева, очень ему понравился, а уж когда он узнал, что тот уже снялся в "Огнепоклонниках", это был просто полный восторг. И он утвердил отца на эту роль. Тема такая: с царскими генералами воевал, кого-то убил, кого-то спасал. Но самое главное, что он должен был выполнять в фильме невероятные смелые трюки - прыгать с лошади в пропасть. Но ему все это казалось мало, он, конечно, снимался увлеченно, отдавал себя полностью. Все время фонтанировал какими-то идеями, без конца к Михину приходил с новыми усложнениями. Михин его еле-еле сдерживал. Когда группа привыкла к его невероятной ловкости и необузданной смелости, то владикавказцы однажды, гуляя в воскресенье по набережной Терека, увидели с ужасом, что поперек Терека несется на полном скаку всадник, в папахе, в бурке, стоя на голове на крупе лошади. Это был мой отец. А когда он прыгал с лошади в пропасть, со дна которой шума реки не было слышно, цепляясь в каких-то непонятных пируэтах за кустарники и умудряясь при этом без царапины выйти, это вообще всех изумляло. И когда фильм вышел на экраны, успех был у него грандиозный, прошел он по многим странам, по всей Европе, о нем очень много писали. Моего отца сравнивали с американским актером Дугласом Фербенксом. И как писала пресса, почему сравнивают не очень понятно, потому что Дуглас Фербенкс весь в тренировке, а Бестаев - это сама природа. Шкловский просто писал, что "слава Богу, что Бестаев не похож на старомодного, балетного Дугласа Фербенкса, а Бестаев это - ловкость пятипудового, сильного, красивого мужчины". После "Абрек-Заур" он снялся в приключенческом фильме "Зелимхан", это все "Грузия-фильм". Потом он снялся в фильме "Закон гор". А в 1927-м году профессор Левицкий и режиссер Касьянов пригласили сняться его в главной роли в фильме "Те, кто прозрел". Слава, популярность продолжалась с 19-го года по 27-й.

Анна Чертова:

У Татьяны Бестаевой сохранился замечательный сценарий фильма "Дружба врагов", который, увы, так и не увидел свет. Между тем актуальность сценарий не потерял до сих пор.

Татьяна Бестаева:

В 1930-м году он сам начал снимать фильм с художником Джемиевым, был большой его друг Георгий Джемиев, фильм "Дружба врагов". Там герои были ингуш, чечен и осетин. Сценарий до сих пор лежит у меня дома, я его храню. Они начали снимать фильм, все как бы было хорошо, но когда они отсняли очень много материала, отправили его на проявку, несмотря на то, что пленка была импортная, она оказалась бракованной, и материал весь был бракованный. Это была трагедия, и новых денег на пересъемку не дали. Вскоре Джемиев попал в автокатастрофу. И дальше началась борьба, трудные годы. Папа с этим сценарием носился всю жизнь. Много раз его куда-то посылал, все вроде нравилось, и все никак. И так он лежит у меня. Он мне дорог, даже не знаю, что с ним делать. Пусть он наивный, его можно как-то переделать. Именно тема дружбы, соседства.

Анна Чертова:

О сегодняшней театральной жизни Татьяна Бестаева говорит с горечью.

Татьяна Бестаева:

Было хорошее раньше, было, нельзя было все рушить, нельзя было все рубить. К сожалению, мы любим все рубить, по-нашему, по-российски, рубить, начинать все с нуля с большими потерями. Вот это очень и очень обидно. Попрана профессия. Мне, конечно, так все больно и, тем более что я видела настоящих актеров и настоящую атмосферу, и настоящую любовь к профессии. Я пришла в театр, где актеры, как говорится, умирали стоя, и работали в театре все возрасты и все поколения, и все находили свою нишу на сцене: и народные, и заслуженные, и просто актеры. У всех была своя краска, все были уважаемы, все были любимы, а сейчас никто не нужен, театр вообще, не только наш.

Анна Чертова:

Сегодня Татьяна Бестаева задействована в нескольких спектаклях театра Моссовета. Для такой актрисы это недостаточно, как и для театра, которому Татьяна Бестаева посвятила жизнь.

Татьяна Бестаева:

Я сейчас играю в "Черной невесте", пьеса, которую я, кстати, принесла в театр. Я играю "Ошибки одной ночи", английская пьеса и "Милый друг" Мопассана. Но часто они идут по разу, в Мопассане сейчас три состава, поэтому играешь, естественно, редко и мало. Но для меня это безумно мало, я голодная, недовольная и жаждущая работать и играть, все что угодно. Если я сегодня играю трагедию, мне потом хочется что-то смешное, комедийное, если играю комедию, мне хочется что-то драматическое. Хотя сейчас публике ничего драматического не надо, сейчас надо что-то легкое, веселое, пусть будет, конечно, не пустое, но что-то такое, мелодрама. А дальше что будет - не знаю. Понимаю, что надо жить, как говорится, проснулся - еще раз родился на свет. Радуйся, радуйся тому, что есть. Не жалей того, что было, не гадай, что будет, а береги то, что есть. Вот простая формула.

Олег Кусов:

Успех артиста кавказского кино Лади Бестаева его дочь Татьяна развивает в московском театре и делает это, на взгляд многих, блистательно.

Чеченцев вынуждают воевать, обрекая, тем самым, эту нацию на гибель. Но о том, что люди не сдаются и готовы бороться за свое выживание, говорит и попытка чеченцев в столь тяжелое время возродить свою культуру. На днях государственный ансамбль танца Чечни "Вайнах" дал единственный юбилейный концерт в Москве. На нем побывала наш корреспондент Ирина Муромцева.

Ирина Муромцева:

29-го марта государственный ансамбль Чеченской республики "Вайнах" справлял свой 60-летний юбилей. К этому событию было приурочено выступление в Большом концертном зале "Россия" в Москве. И публика, и пресса реагировали на это по-разному. Одни искренне радовались, что блестящему танцевальному коллективу, пережившему столько тягот, распадов и потерь, все же удалось выжить и сохранить частицу уникальной вайнахской культуры, другие реагировали на концерт как на пир во время чумы, находились и те, кто не прочь был поиронизировать. Например, одна журналистка после концерта отметила, что акция была пиаровская, в зале присутствовали исключительно "новые чеченцы", а что касается солистов "Вайнаха", то они вместо того, чтобы благодарить российское Министерство культуры за возможность "заработать чуть больше, чем обычные для артиста ансамбля полторы тысячи рублей, жаловались на свою тяжелую жизнь". Дикалу Музакаев - нынешний художественный руководитель ансамбля, благодаря которому в мае 2001-го года коллектив был возрожден и начал гастролировать с полноценными хореографическими постановками, накануне юбилейного выступления вспоминал, как последний раз "Вайнах" выступал в Москве. Это было 16 лет назад. Тогда, в 1986-м году коллектив находился, пожалуй, на пике славы. Много гастролировал по Советскому Союзу и заграницей, везде, куда бы ни приезжал, собирал полные залы.

Дикалу Музакаев:

Было время, когда имя "Вайнах" было известно всем в бывшем постсоветском пространстве. То есть этот коллектив знали и любили, потому что в те времена, в отличие от нынешних, очень частые и долгие гастроли были. Мы сейчас, к сожалению, варимся в собственном соку все. Сейчас все коллективы влачат жалкое существование, инертное. Набрали темп, они сейчас самокатом катятся, кряхтят многие, многие разваливаются. В любом деле, я считаю, должна быть государственная программа, политика по отношению к культуре, к чему бы это ни было. Просто само по себе ничего не бывает. Это должна быть политика в государстве. И когда эту политику осуществляют нормальные творческие люди бывает результат.

Ирина Муромцева:

Чеченские войны, внутренний разлад в коллективе, а затем и гибель нескольких ключевых фигур ансамбля прервали его жизнь. Как вспоминает Дикалу Музакаев, казалось, что о восстановлении "Вайнаха" не может быть и речи. Многие артисты разбежались по более мелким танцевальным коллективам, существовавшим тогда в Чечне и Ингушетии. Сам Музакаев создал свой собственный театр танца "Нохчо", которому чуть позже было присвоено звание Государственного театра Чеченской республики. После чего еще пять лет работал художественным руководителем в танцевальном ансамбле Ингушетии. Впрочем, разговоров о восстановлении "Вайнаха" за это время было очень много.

Дикалу Музакаев:

Быть "Вайнаху" или не быть - так вопрос стоял. Коллектив был изнутри разложен, то есть единства не было, желания не было, многие разочарованы были. Еще эта война, сколько горя. Такое состояние ужасное было. И не менее важно, что материально-техническая база ансамбля, то есть ничего. Живые люди, полураздетые, полуголодные, в таком состоянии испуганном.

Ирина Муромцева:

Конечно, с культурой у нас сейчас вообще тяжело: мало денег - мало энтузиастов. И любой национальный коллектив, танцевальный или певческий, из любой бывшей союзной республики вправе требовать к себе внимание и взывать о помощи. Однако в данном случае речь о вполне конкретном ансамбле и людях, которым приходится сохранять родную культуру вдалеке от родины. И в этих словах нет ни капли ложного трагизма или псевдогероического пафоса. В Москву коллектив приехал из столицы Кабардино-Балкарии, города Нальчика. Там артисты живут последние два года. Впрочем, многих из них на каком-то этапе и артистами было сложно назвать. Как рассказал мне Дикалу Музакаев, большинство юношей и девушек пришли с улицы, какое уж тут специальное высшее образование. Правда, когда видишь на выступлении, как выкладываются ребята, и не подумаешь, что несколько лет назад они не умели практически ничего.

Дикалу Музакаев:

Мы делаем все, чтобы этот маховик не остановился. Когда остановится - по новому раскручивать. Я не знаю, будут у меня силы, терпение? Мужества хватит или нет, я не знаю. При всем этом сейчас идет политика к тому, что нас хотят забрать домой. Вроде бы нормально, благие дела - возвращать жителей Чечни домой, тем более, когда узнают, что вернулся легендарный ансамбль "Вайнах", это как масло на душу всем. Красивая политика. Но куда, где люди жить будут, кому из этих людей хотя бы жилье восстановили? В каких условиях эти люди жить будут? Через двадцать блокпостов в городе надо пройти молодым людям, чтобы добраться до работы. Половина из них каждый день не будут доходить до работы. То есть в эти условия творческому коллективу никак нельзя ехать. Это не значит, что мы не хотим возвратиться домой. Наверное, больше нас этого никто не желает на свете, мы уже соскучились и по дому, и по родине. Два года скитаемся, как цыгане, что подали - кушаешь, куда сказали - туда ложишься спать. То есть мы уже начали терять нормальные человеческие потребности. Когда у человека есть маленький, но это его угол, где он хозяин, может располагать и временем, и собой как он хочет, мы этого лишены уже два года. Я хотел бы, вот те люди, которые меня слышат, будь они люди власть имущие или деньги имущие, чтобы они как-то подумали, может вложить немножко с перспективой в культуру, с которой жить надо их детям? Я считаю, что на культуру деньги нельзя тратить, это неграмотно, неправильное выражение, тратят деньги в казино, в ресторане, в культуру деньги надо вкладывать, в науку, в образование. Потому что мы уйдем, останутся жить наши дети, и какое наследство мы им оставим?

Ирина Муромцева:

Юбилейный концерт государственного ансамбля танца Чеченской республики "Вайнах" состоялся. И, несмотря на разное к нему отношение, выступление "Вайнаха" было очень сильным, и как в старые добрые времена задорным и восторженным. Говорят, что с коллективом после концерта был подписан контракт на довольно продолжительные гастроли во Франции. Может быть, все-таки "Вайнаху" суждено жить, и, может быть, как когда-то много-много лет назад в ансамбль снова придет мальчик, которому суждено будет стать вторым Махмудом Эсамбаевым.

Олег Кусов:

Для чеченских артистов это наиболее трудное время, но они убеждены, что выживать людям помогает не только оружие, но и искусство.

XS
SM
MD
LG