Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказские хроники


В зоне грузино-абхазского конфликта появились российские десантники. Грузинские подразделения в верхней части Кодорского ущелья были приведены в боевую готовность. Но навстречу десантникам вышел президент Шеварднадзе. Противостоящим сторонам удалось договориться.

"Если просуммировать все происходящее, становится ясно, что обе стороны абхазского конфликта и медиатор Россия совершенно по-разному воспринимают международный документ".

В районах Дагестана живут люди, о которых забыли власти.

"Когда мне говорят некоторые чиновники, что это горы, что ничего невозможно сделать, я с ними не согласен по той простой причине - как же тогда люди в Швейцарии живут?".

Футбол на Кавказе больше чем футбол. Осетинская команда "Алания" борется не столько за место в таблице, сколько за голоса избирателей для действующего президента республики.

"Политик, который выдвигался на какой-то выборный пост, он, безусловно, пытался притянуть кусочек футбольной славы к себе. То есть как бы, современным языком говоря, притянуть электорат".

Российско-грузинские переговоры по подготовке межгосударственного договора прекращены. Поводом для принятия такого решения послужила обострившаяся обстановка в Кодорском ущелье. Высадку российского десанта в верхней части ущелья в Тбилиси восприняли как грубое нарушение достигнутых ранее договоренностей в рамках грузино-абхазского урегулирования.

Юрий Вачнадзе: События 12-13-го апреля в Кодорском ущелье стали очередным камнем преткновения в и без того обостренных грузино-российских взаимоотношениях, не говоря уже о грузино-абхазском переговорном процессе. Каждая из трех упомянутых сторон сейчас приводит собственные аргументы для обоснования своей позиции. Внешне все выглядело так: утром 12-го апреля в контролируемой Грузией верхней части Кодори, в районе села Ажара неожиданно высадился на вертолетах российский военный десант в составе 78-ми человек с шестью тоннами легкого вооружения и боеприпасов. Российская сторона позднее оправдывала появление миротворцев в ущелье выполнением резолюции ООН, призывавшей вывести из Кодори грузинские воинские подразделения и провести четырехстороннее патрулирование этого региона. Кстати, со слов самих высадившихся российских военнослужащих, выяснилось, что они вовсе не миротворцы, а десантники с якобы уже ликвидированной российской военной базы в Гудаута. Интересное временное совпадение. Именно в это время в грузинском МИДе шли переговоры с возглавляемой Борисом Пастуховым российской делегацией на предмет заключения широкомасштабного российско-грузинского рамочного договора. Как только было получено сообщение о высадке десанта, переговоры были прерваны, а Пастухов попытался для выяснения ситуации связаться с российским руководством. Буквально через час его в срочном порядке принял президент Шеварднадзе. После аудиенции у президента Пастухов заявил журналистам, что российские миротворцы допустили грубейшую ошибку, не сообщив о своих действиях грузинской стороне и миссии наблюдателей ООН в Грузии. Прервал свое пленарное заседание грузинский парламент. Была принята резолюция, обращенная ко всем влиятельным международным организациям, в самой резкой форме осуждающая вторжение российских военных в Кодорское ущелье и требующая немедленного вывода их оттуда. Министр обороны Грузии заявил журналистам, что российское воинское подразделение блокировано в Кодорском ущелье, что он отдал приказ в случае каких-либо несогласованностей открывать огонь. Министр предъявил ультиматум российской стороне: до 8-ми часов утра следующего дня покинуть ущелье. И парламент, и министр обороны и, надо сказать, общественность Грузии оценили вторжение в Кодори как попытку оккупировать эту единственную остающуюся под юрисдикцией Тбилиси часть Абхазии. В тот же день 12-го апреля неожиданно для всех президент Шеварднадзе лично на вертолете отправился в Ажар. Перед отлетом он сказал: "Если все, что мне доложили, правда, миссия российских миротворцев в Абхазии исчерпана". Телеэкраны и множество электронных СМИ обошли кадры с изображением президента Грузии, беседующего с командиром десантников российским полковником Асаповым. Грузинское телевидение подробно показало эту беседу. Президент уговаривал растерянного от неожиданной встречи полковника связаться со своим начальником генерал-майором Евтеевым и убедить последнего в необходимости немедленного вывода российского десанта обратно на место постоянной дислокации.

Олег Кусов: По мнению президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, за высадкой российского десанта стояли политические цели определенных кругов в России.

Фрагмент из интервью Эдуарда Шеварднадзе грузинскому радио: "Замысел высадки десанта в Кодорском ущелье нетрудно было раскрыть. Я все же думаю, что это ущелье многим не дает покоя. Военная группировка, которая пыталась без разрешения укрепиться у села Ажара, создавала большую угрозу и представляла собой серьезную силу. Вместе с тем, если бы проблема не была урегулирована мирными методами, следовало бы ожидать начала широкомасштабных военных действий, что обязательно повлекло бы за собой возобновление конфликта в Абхазии с вытекающими отсюда тяжелейшими последствиями, как для абхазов, так и для грузин. Не исключаю, что определенные силы замыслили против Грузии нечто большее. Если бы мы потеряли Кодорское ущелье, то и в Тбилиси было бы неспокойно, особенно среди беженцев, во всем нашем обществе, в отдельных регионах. Так что, действительно, можно говорить о разных вариантах того, что было замыслено.

Обстановка окончательно разрядилась после моего телефонного разговора с Владимиром Путиным. Я благодарен президенту России, который принял единственно правильное решение в данной ситуации. Это приветствовали не только наши страны, но и мировая общественность. К сказанному хочу добавить и то, что наши военные действовали на высоком профессиональном уровне под руководством министра обороны, генерального штаба и других командиров. Они не приняли поспешных решений, которые, бесспорно, привели бы к тяжким последствиям. То же самое можно сказать о населении, которое довольно спокойно восприняло это событие. Как вам известно, в Кодоре почти все вооружены, очень многие служат в пограничных войсках. Только местное население составляет несколько сотен человек, а это представляло серьезную силу для того, чтобы начались военные действия. Думаю, если бы президент Грузии не вылетел туда, возможно, без всяких преувеличений, мы бы имели дело с очень тяжкими последствиями. Во-первых, нужно было, чтобы люди знали, что ущелье не брошено, что власти заботятся о нем. И обратить внимание мировой общественности. Думаю, этот фактор обусловил то, что руководство России, в конце концов, приняло правильное решение".

Бывший вице-спикер грузинского парламента Вахтанг Гугуадзе утверждает, что внутриполитическая ситуация в стране в целом зависит от позиции по кавказскому вопросу Москвы и Вашингтона.

Вахтанг Гугуадзе: Геополитическая ситуация теперь совершенно другая. Не развернется эта война. В мае месяце, когда приедет Буш в Москву, и будут очень обстоятельные переговоры, очень интересные, абхазский вопрос решится благополучно. Именно российско-американские отношения предопределяют все, поэтому, думаю, что утихомирится ситуация. Грузинская сторона подчинится решению ООН, потому что там мандат ООН. Российские миротворцы будут подчиняться приказу, мандату ООН. Так что ничего такого особенного не будет.

Олег Кусов: Однако в Сухуми не считают инцидент в Кодорском ущелье исчерпанным. Абхазские власти настаивают на выводе всех силовых структур Грузии из верхней части Кодорского ущелья. "Если Грузия реально не выведет свои войска из Кодорского ущелья, то я введу туда свои подразделения и тяжелую технику", - заявил журналистам исполняющий обязанности министра обороны Абхазии Гиви Аграба. В Абхазии не скрывают, что боятся повторения событий осени прошлого года, когда в Кодорском ущелье произошли вооруженные межэтнические столкновения.

Юрий Вачнадзе: Вернувшись в Тбилиси, Шеварднадзе беседовал по телефону с президентом Путиным. В сообщении агентства о разговоре двух президентов было сказано: оба лидера договорились о том, что нормализация ситуации позволит КСПМ - коллективным силам по поддержанию мира, продолжить патрулирование. 14-го апреля последние российские военнослужащие покинули на вертолетах Кодорское ущелье. Такова сюжетная канва произошедшего. А теперь о том, что осталось, как говорится, за кадром. Начнем с недавней последней резолюции ООН по абхазскому вопросу, кажется, 19-той по счету. Она призывает грузинскую сторону вывести свои воинские части из контролируемой Грузией верхней части Кодорского ущелья и осуществлять патрулирование этого региона с участием представителей Грузии, Абхазии, России и военных наблюдателей ООН.

Надо сказать, что именно термин "патрулирование" вызвал не только разночтение у участвующих в процессе урегулирования всех четырех упомянутых сторон, но стал источником событий 12-го апреля, а также связанных с ними политических спекуляций. Уже в ходе инцидента российские представители различного ранга указывали на то, что действия десантников обусловливались Московским соглашением от 14-го мая 94-го года и Четырехсторонним протоколам 2-го апреля нынешнего года. Они ставили целью восстановление так называемого 102-го блокпоста, покинутого миротворцами в прошлом октябре, как было сказано, в связи с появлением в ущелье боевиков Гелаева. Однако уже 13-го апреля интерпретация изменилась, прозвучали заявления о том, что целью десанта было лишь удостовериться в отсутствии боевиков, а затем покинуть Ажару.

Между тем, шесть тонн боеприпасов и откровенные высказывания высадившихся российских военнослужащих свидетельствовали об обратном. Они открыто говорили о том, что им дали задание продержаться некоторое время, после чего в Кодори будет переброшено мощное подкрепление. Если просуммировать все происходящее, становится ясно, что обе стороны абхазского конфликта и медиатор Россия совершенно по-разному воспринимают международные документы. Этому способствует и явная размытость дипломатических формулировок. Из резолюции ООН, в части, касающейся вывода грузинских военных из Кодори, неясно, идет ли речь о регулярной армии или это касается любых вооруженных формирований, включая пограничников и резервистов. Под термином "патрулирование" грузинская сторона подразумевает мониторинг ситуации в ущелье невооруженными наблюдателями, включая ооновских. Абхазская и российская стороны, действуя, по обычаю, согласованно, "патрулированием" называют присутствие в Кодоре вооруженных до зубов десантников-миротворцев. Впрочем, если (на мгновенье) отбросить детали, отнюдь не приближающие грузино-абхазскую драму к скорой и благополучной развязке, в действиях всех ее участников не видно главного - политической мудрости. А ведь никто иной, как известный российский писатель, выдающийся абхаз Фазиль Искандер сказал: "Мудрость - это широко и близко, ум - это далеко и узко".

Олег Кусов: "Американо-русские игры в Грузии" - так озаглавлена статья, опубликованная в немецкой газете "Франкфуртер Альгемайне Цайтунг".

Иван Воронцов: Утверждения Вашингтона и Москвы о том, что в Грузии на границе с Чечней присутствуют боевики "Аль-Каиды", по оценкам западных спецслужб, не соответствуют действительности. Это полнейшая чушь, - заявил источник "Франкфуртер Альгемайне Цайтунг".

Судя по всему, США хотели пойти навстречу России в чеченском вопросе после того, как в Москве проявилось разочарование сотрудничеством с американцами в Афганистане. Поэтому Вашингтон и согласился сыграть с Москвой в эту игру и стал распространять тезис о том, что в Панкисское ущелье бежали боевики "Аль-Каиды". Россия была разочарована тем, что американцы в Афганистане уступили требованиям пакистанского президента Мушарафа и отправили после битвы в Кундузе на родину самолетами от двухсот до трехсот боевиков, засланных туда пакистанской спецслужбой. В то время как политическое руководство продолжало демонстрировать единство, на уровне спецслужб возникло взаимное недоверие. При этом утверждение США о бегстве боевиков "Аль-Каиды" в Иран в Москве сочли попыткой Вашингтона объявить государством-изгоем Иран, много лет поддерживающий "Северный альянс".

Вашингтон заговорил о присутствии в Панкиси людей "Аль-Каиды", чтобы (хотя бы на словах) пойти навстречу России, надеявшейся после 11-го сентября на поддержку американцев в решении чеченской проблемы. С другой стороны, для Вашингтона это был повод для углубления военного сотрудничества с Грузией. И правительство Грузии тоже использовало споры вокруг "Аль-Каиды" в Панкисском ущелье для увеличения объемов этого сотрудничества. Россия подхватила тему "Аль-Каиды" в Панкиси, заговорив о том, что в ущелье может находиться сам бин Ладен, что там - мини-Афганистан. Ущелье населено преимущественно грузинскими гражданами - чеченцами-кистинцами. Живут там сейчас и беженцы из Чечни, по данным Москвы, от семи до восьми тысяч. Среди них есть и боевики из числа радикальных чеченских исламистов, в том числе и арабы. Об этом было известно еще до 11-го сентября, но связь их с "Аль-Каидой" не доказана. По крайней мере, посещавшие ущелье российские и западные журналисты никаких признаков "Аль-Каиды" не обнаружили.

Настоящая проблема в Панкиси в том, что ущелье стало "гнездом" преступников, торгующих наркотиками и оружием, причем, с этой торговли немалые деньги имеют и грузинские чиновники, и полицейские. Россия считает Панкисское ущелье важной базой отдыха чеченских бойцов, которых якобы поддерживают саудовские организации и чеченская диаспора в Турции. Но из Панкиси в Чечню можно попасть лишь по горным тропам, которые зимой вообще непроходимы. Москва давно настаивает на том, что борьба чеченцев против российских войск - дело рук международного исламского терроризма. Отчасти это правда. Некоторые из радикальных чеченских исламистов проходили подготовку в Афганистане, доказано и то, что сотни чеченцев воевали в Афганистане в рядах "Аль-Каиды", хотя неизвестно, были ли это действительно российские чеченцы или же большинство их - выходцы из Турции, Иордании, Сирии и других арабских стран. Чеченские бойцы в Чечне не обладают достаточным для экспансии в другие страны военным потенциалом. Результатом панкисской истории можно считать то, что американцы добавили к своему военному сотрудничеству с Грузией, связанному наверняка с нефтепроводами, антитеррористический элемент. При этом шум вокруг предполагаемого присутствия в Грузии боевиков "Аль-Каиды" привлек все-таки внимание к нестабильной ситуации в стране. Самая большая проблема Грузии - ситуация в Абхазии, где и сейчас, через десять лет после войны, решения конфликта не предвидится.

Олег Кусов: Грузинские политики считают, что тема присутствия бойцов "Аль-Каиды" в Панкисском ущелье была поднята Москвой. В Тбилиси не соглашались с заявлениями российских политиков по этому поводу. Эти заявления фактически и привлекли внимание международной общественности к Грузии.

Георгий Кобаладзе: Крошечное ущелье на границе Грузии и Чечни, где уже сотни лет живут грузинские чеченцы, чеченцы-кистинцы, стало причиной и побудительным мотивом для сложнейшей геополитической игры двух ядерных держав. С момента появления в ущелье первых беженцев из Чечни: женщин, детей, стариков, президент Шеварднадзе неоднократно говорил, что Грузия не могла отказать несчастным беженцам в приюте. Как и не могла дать согласие на предложение Бориса Ельцина 28-го октября 1999-го года пропустить через территорию Грузии российские войска для удара в тыл чеченским формированиям. Естественно, в ходе войны российская военная пропаганда, это, конечно, не касается всех российских медиа, пыталась, и небезуспешно, утвердить стереотип о присутствии в Панкисском ущелье международных террористов исламского толка, рассчитывая на то, что в международном общественном мнении существует четкое разделение между проблемой этнического самоопределения и религиозной нетерпимости. Кроме того Шеварднадзе несколько раз признавал, что Панкисское ущелье слабо контролируется правоохранительными органами Грузии, что этот регион стал рассадником наркобизнеса и бандитизма, там находится вооруженный отряд чеченского полевого командира Руслана Гелаева, что многие из чеченцев-кистинцев принимали активное участие в боевых действиях на территории Чечни. Однако и президент, и министр внутренних дел, и министр госбезопасности все время подчеркивали при этом, что бандитские группировки, похищающие людей, состоят из преступных авторитетов, прибывших в ущелье со всех концов Грузии. Естественно, среди них есть и грузины, и чеченцы. Что касается арабов, то в грузинской прессе промелькнули сообщения о нескольких арабах, которых якобы видели в Панкиси. Но следует подчеркнуть, что, скорее всего, в абсолютном большинстве это не этнические арабы, а потомки чеченских мохаджиров, которые были вынуждены покинуть Кавказ в ходе Кавказской войны 19-го века. Сегодня в Турции, Иордании и других странах Ближнего Востока живут более миллиона мохаджиров. Они не забыли о Кавказе и Чечне. Естественно, вся эта информация стекалась в Москву и Вашингтон. В обеих столицах прекрасно осознавали, что в военном плане Панкиси не жирный сегмент общей проблемы Чечни и никаких террористов из "Аль-Каиды" там нет. Однако с попыткой дискредитировать Грузию в глазах западной общественности Москва перестаралась. Явно абсурдные утверждения министра обороны Сергея Иванова и министра иностранных дел Игоря Иванова о присутствии самого бин Ладена в Панкисском ущелье дали формальный повод Вашингтону поддержать в военно-политическом плане Грузию, которая проводит наиболее последовательную проамериканскую политику среди стран Закавказья. То есть, по мнению большинства экспертов, речь на самом деле идет не о сговоре Москвы и Вашингтона, а о серьезном просчете российских политиков. И заявления о бин Ладене и "Аль-Каиде" в Панкисском ущелье легитимизировали действия США по углублению военного сотрудничества с Грузией, что было немыслимо еще год тому назад, ведь в отличие от Узбекистана и Киргизии, в Грузии все еще находятся российские военные базы. Осознав ошибку, российское военное ведомство провело блестяще спланированную военно-дипломатическую провокацию в Кодорском ущелье Абхазии, чтобы обострить российско-грузинские отношения, надеясь на то, что американские военные вряд ли прибудут в страну, где, опять-таки в отличие от Узбекистана и Киргизии, существует опасность возникновения военного конфликта с Россией или возобновление войны в Абхазии.

Олег Кусов: В Послании Федеральному Собранию президент России заявил, что до сих пор местонахождение в Чечне террористов остается тайной. За два с половиной года многочисленные российские спецслужбы так и не смогли ответить на один из главных вопросов контртеррористической операции в Чечне. Наш корреспондент Любовь Чижова предложила сотрудникам российского МВД более подробно поговорить на эту тему.

Любовь Чижова: Где находятся лидеры чеченского сопротивления или главари бандформирований, как их называют представители российских силовых структур? На этот вопрос отвечает представитель Управления Министерства внутренних дел по борьбе с терроризмом Сергей Черкашин.

Сергей Черкашин: Если немножко их разделить по категориям, то воюющая часть лидеров находится на территории Чечни, ведут непосредственные боевые действия. Однако часть лидеров находится за рубежом. Они осуществляют помощь бандформированиям, находящимся на территории Чечни. Уже неоднократно нами упоминалось, что это - территория Грузии, в частности, Панкисское, Кодорское ущелья; некоторые из лидеров бандформирований скрываются на территории Азербайджана, некоторые - на территории арабских стран. Но это не постоянное место их дислокации. Периодически они прибывают на территорию Чечни для проведения боевых действий. Информация об их передвижении нами отрабатывается, мы работаем в тесном взаимодействии с Министерством обороны, федеральной погранслужбой, службой внешней разведки, со странами зарубежными. Поэтому информацию эту мы держим на контроле. За прошедший год и до настоящего времени свыше ста командиров и лидеров бандформирований были задержаны и ликвидированы.

Любовь Чижова: С какими трудностями сталкиваются силовики при проведении контртеррористической операции в Чечне? Бывший командующий 58-й армией генерал-лейтенант Владимир Шаманов сетовал на то, что Хаттаб, Басаев и Гелаев в течение суток по три-четыре раза меняют свое местонахождение и поэтому поймать их сложно. Генерал-полковник Георгий Шпак, в 2000-м году командовавший ВДВ, не раз сообщал в публичных выступлениях, что главари боевиков рано или поздно будут пойманы. "Российские войска в Чечне меняют тактику их поиска, - говорил Шпак, - однако бандиты приспосабливаются к этой тактике. Они создают мобильные группы и передвигаются на лошадях, поэтому поймать их сложно", - жаловался генерал-полковник.

Олег Кусов: О некоторых других событиях в регионе, нашедших свое отражение в местной прессе, расскажет Ольга Кантемирова.

Ольга Кантемирова: Борьба с незаконной миграцией в Краснодарском крае, о которой много говорится в российской прессе, направлена в первую очередь против армян, утверждает ереванская газета "АЗГ". В Краснодарском и Ставропольском краях, по данным газеты, проживают около 650-ти тысяч армян, у части из них, безусловно, прописки нет, но многие из этих людей уже успели обзавестись своим делом. Влияние армян в этом регионе возрастает, что якобы могло спровоцировать на антимиграционные меры власти, предполагает газета "АЗГ". Депутаты армянского парламента предложили сформировать комиссию, которая бы побывала в Краснодарском крае и на месте ознакомилась с межэтническими проблемами.

Бакинская газета "Зеркало" рассказывает о непростой межэтнической ситуации в грузинском населенном пункте Карачоп, в котором компактно проживают азербайджанцы. Здесь прошли акции протеста, в ходе которых местные жители уже дважды пикетировали административные здания. Протестующие обвинили власти в нарушении закона при распределении земли. В Карачопе проживают 23 тысячи человек, экономические проблемы подчас приобретают межэтническую окраску.

Власти Армении проявляют особое внимание к ситуации в приграничном грузинском районе Санцхе-Джавахетия. Основное население этого района составляют армяне. "Джавах требует не автономии, а автономии в составе Грузии, что не противоречит конституции страны", - заявил посетивший недавно этот регион советник премьер-министра Армении Степан Маргарян. Об этом сообщает армянская газета "АЗГ". Судя по грузинской прессе, в Тбилиси с опаской относятся к попыткам создания новой автономии на территории страны. Некоторые политики напрямую увязывают данную идею с проблемой вывода российской базы из Санцхе-Джавахетии. Наблюдатели обратили внимание, что требование об образовании автономии появляются всякий раз после заявления грузинских политиков об ускорении процесса вывода российских войск с территории Грузии.

Олег Кусов: В середине 90-х годов в российском футболе произошло невероятное - в лидеры вырвалась провинциальная кавказская команда "Алания". Вчерашний середнячок средней лиги отечественного футбола с ловкостью расправлялся с именитыми клубами. Кавказский стадион стал самым посещаемым в стране. На церемонии вручения золотых медалей российского первенства в 1995-м году главный тренер "Алании" Валерий Газзаев назвал соавтором победы тогдашнего президента Северной Осетии Ахсарбека Галазова. И это было правдой. Ахсарбек Галазов стал первым российским региональным лидером, поставившим во главу угла своей деятельности заботу о футбольном клубе. Можно сказать, что он построил свою пиар-кампанию исключительно на футболе. Сегодня трудно сказать, что сыграло тогда решающую роль - стремление Галазова громко заявить о республике или о себе как руководителе этой республики. В любом случае пиар-кампания удалась. И Галазов и "Алания" ходили несколько лет в фаворитах. Десятки тысяч фанатов "Алании" считали себя сторонниками президента Галазова, но вот экономика Осетии в те годы рухнула. Противники Галазова при каждом удобном случае говорили, что экономику республики истощил футбол. Накануне очередных президентских выборов футбол для жителей Осетии из предмета гордости превратился в публичный источник всех экономических бед. Окружение нового президента республики Александра Дзасохова воспользовалась теорией об экономической пагубности команды "Алания". Политики уготовили ей новую роль: команда своими результатами должна была дать понять людям, что ее перестали финансировать из бюджета. При этом команда "Алания" оставалась разменной монетой в руках местных политиков.

Юрий Багров: В середине 90-х годов футбольный клуб "Алания" становился золотым и серебряным призером чемпионата России. Тогдашним президентом Осетии Ахсарбеком Галазовым футбол был возведен в ранг национальной политики. За эти годы лишь отреставрирован и расширен 35-тысячный стадион во Владикавказе, а также построена одна из лучших в России футбольных баз. В клубе играли звезды российского футбольного первенства, футболисты получали баснословные гонорары. Сказывалась личная страсть главы Северной Осетии к этому виду спорта. Почти все жители республики знали "золотой" состав "Алании" в лицо. Многочисленные рекламные щиты в столице Осетии обклеивались фотографиями игроков. Во Владикавказе трижды проводился так называемый Кубок президента, куда приезжали известные команды со всего мира. "Алания" стала одним из немногочисленных символов северокавказской республики. Ежегодное содержание команды и проведение турниров недешево обходилось правительству Осетии. Успехи футбольного клуба не помогли президенту Северной Осетии остаться на второй срок. Оппоненты Ахсарбека Галазова обвиняли его в чрезмерном расходовании бюджетных средств на нужды футболы. Говорит спортивный обозреватель Карэн Дзатцеев.

Карэн Дзатцеев: Когда команда выигрывала, это радовало одних и злило других. Наряду с тем, что команда добивалась выдающихся результатов, показывала очень хорошую, содержательную игру, были такие проблемы как невыплаты, допустим, пенсий, задержки зарплаты. И все это в подсознании людей связывалось с тем, что "Алании" платят баснословные деньги, а люди не получают. И, в общем-то, в этом была доля истины.

Содержание команды на таком высоком уровне - это очень дорогостоящее удовольствие. Естественно, этим были недовольны. И когда, допустим, в 97-м году был "откат" "Алании", это еще в правление Галазова произошло, происходит откат, происходит спад и какое-то разочарование в этой стороне.

Юрий Багров: С приходом нового президента Александра Дзасохова финансирование футбольного клуба резко сократилось. Команде не на что стало покупать высокопрофессиональных игроков. И, как следствие, снизился общий уровень осетинского футбола, спорт в республике перестал иметь первостепенное значение. Эксперты считают, что это одно из самых больших упущений президента Дзасохова. О разнице в подходах старого и нового руководства к проблеме футбола говорит президент клуба "Алания", заместитель председателя правительства республики Северная Осетия Сергей Такоев.

Сергей Такоев: Это вопрос в разности подхода. Была задача - любой ценой сегодня достигнуть результата - на мой взгляд, популистская, хотя и приятная для жителей Осетии. В команде мало играют местных игроков, приглашаются легионеры, готовится команда на один час, достигается результат, разыгрывается какой-то пиар. В настоящее время делается кропотливая работа по развитию футбола в республике. Это воспитание доморощенных футболистов, это развитие спортивных школ. Этот путь, естественно, менее популярен, через тернии, но это работа на будущее, на завтрашний день.

Юрий Багров: Многие в республике сходятся во мнении, что при соответствующем финансировании и результативной игре в прошлых сезонах футбольного клуба, популярность Александра Дзасохова среди местного населения была бы на порядок выше. На январских выборах этого года Дзасохов едва перешагнул 50% барьер. Предприниматель Марат Бирагов считает, что ситуация могла сложиться иначе.

Марат Бирагов: 5-6-е место - это тот уровень, который бы обеспечил легкую победу президенту Дзасохову. Никаких усилий прикладывать не надо было бы. Не уделяется должного внимания команде, урезано финансирование, та опека, которая была со стороны прошлой власти, ее не чувствуется, даже десятой части. И все проблемы с этим связаны.

Юрий Багров: Президент Александр Дзасохов не сделал футбол своим политическим козырем. Некоторые эксперты считают, что у Галазова были далеко идущие планы, которые ему не удалось реализовать. Благодаря развитию спорта Ахсарбек Галазов хотел сделать Владикавказ одним из центров российского футбола, какими в советские времена являлись Киев и Тбилиси. По некоторым данным, разрабатывались идеи о переносе ряда весенних и осенних матчей российского чемпионата в столицу Осетии, чтобы другие команды могли арендовать футбольное поле европейского уровня. Нынешнее же состояние футбола в Северной Осетии оставляет желать лучшего. Футбольная база, на которую были израсходованы большие средства, сегодня находится в запустении. Основная задача для "Алании" в этом году, как говорят эксперты, это удержаться в высшей лиге российского чемпионата.

Олег Кусов: Однако время показало, что для республики на Северном Кавказе футбольный имидж далеко не самый плохой. Бывший пресс-атташе футбольного клуба "Алания" Игорь Швец считает, что успехи команды на российской и международной аренах позволили в те годы изменить общий политический фон вокруг Северной Осетии. В начале 90-х годов, напомню, осетины стали участниками двух вооруженных конфликтов - в Пригородном районе и в Южной Осетии.

Игорь Швец: При Галазове был большой футбольный бум. Достаточно вспомнить Кубок президента, который три раза проводился в республике с участием ведущих команд Европы. Команда стала чемпионом. Грех было, что называется, не проэксплуатировать это в каких-то политических целях.

Политик, который выдвигался на какой-то выборный пост, он, безусловно, пытался притянуть кусочек футбольной славы к себе. То есть как бы, современным языком говоря, притянуть электорат. Притягивали и набирали дополнительные голоса, дополнительные очки, по футбольному выражаясь. Например, при Галазове команда "Алания" была внесена в республиканский бюджет отдельной строкой. В открытых источниках это нигде не публиковалось, это на уровне слухов, процентов 10-15. Там где деньги, где политика, там все густо замешано: футбол, деньги, политика, личности, успех. В 90-92-м и последующих годах проводилась в чем-то национальная политика. Потому что с Грузией были очень серьезные напряженные отношения. Газзаев, благодаря футболу, блестящий такой ход применил политический, тактический, он стал приглашать грузинских футболистов в команду "Алания". Михаил Кавелашвили из тбилисского "Динамо", Омари Тетрадзе. Было внесено примирение во взаимоотношениях на человеческом уровне, во-первых; может быть, даже и на государственном уровне, во-вторых. Благодаря футболу политическая проблема во многом была смягчена. Были даже проведены товарищеские матчи владикавказской команды в Тбилиси, куда ездили и местные болельщики, что можно было с трудом представить после конфликта в Южной Осетии. Но, тем не менее, в Тбилиси ездили болельщики, и часть грузин наверняка болели за "Аланию", в которой играли их футболисты.

Олег Кусов: Для властей Северной Осетии футбол это была прежде всего политическая акция?

Игорь Швец: Прорыв информационной блокады, безусловно, такой аспект был очень важен. У Осетии в результате определенной экономической политики сложился не очень красивый имидж в России, рядом с Чечней, свое напряжение накладывает. Два конфликта территориальных: с Грузией, с Ингушетией из-за Пригородного района. Естественно, необходимо было привнести какой-то положительный имидж. Была интернациональная команда во Владикавказе.

Олег Кусов: Президент Дзасохов, его отношение к "Алании", оно, безусловно, отличается от отношения Галазова. Это взаимосвязано, то, что "Алания" перестала добиваться успехов при новом президенте?

Игорь Швец: При Галазове ходили разговоры, что, может быть, еще повезло, что Галазов президент, мы переживаем "золотой футбольный век" в Осетии. А если другой президент будет любить водное поло, что будет с командой футбольной? Приблизительно то же самое случилось. Я не знаю, какому виду спорта симпатизирует Дзасохов, но это, в общем-то, и неважно, но явно не футболу. Достаточно почитать интервью, пообщаться с функционерами футбольного клуба. То, что команда будет уходить из бюджета республики на самофинансирование, переключаться, воспитывать молодых своих футболистов, продавать их, развивать коммерческую деятельность футбольного клуба - это хорошо. Но за этими словами чувствуется, что не все благополучно в тылу, что ли. Может быть, это вынужденные шаги нынешнего руководства? Если бы команда шла хотя бы в середине турнирной таблицы, это все было бы оправдано, но последнее место команды дает основание предполагать, что пока эта политика дает сбои. Осетия, я считаю, в таком глобальном масштабе все-таки не одержала победу, будем так говорить.

Олег Кусов: Общеполитическая ситуация от этого только стала хуже для Осетии, выходит так?

Игорь Швец: Можно так сказать. Потому что событием, естественно, для республики было, когда местная команда обыграла московскую. Чего там уж греха таить, регионы очень часто желают опередить Москву, щелкнуть ее по носу.

Олег Кусов: Успех провинциальной российской команды во многом зависит от каприза губернатора или президента. Так ли это, по-вашему?

Игорь Швец: Видимо, так. А разрушается все это очень просто, что мы и видим на примере владикавказской команды. Зависит, к сожалению, зависит.

Олег Кусов: Между тем некоторые регионы Кавказа давно уже ассоциируются с вооруженными конфликтами. И даже об экономике этих мест власти вспоминают, как правило, при обсуждении послевоенных восстановительных процессов. Например, экономическая поддержка Чечни (в представлении властей) - это программа восстановления разрушенного хозяйства республики. Создается впечатление, что федеральные власти экономику Кавказа решили развивать только в форме послевоенного строительства. Но на Кавказе (помимо горячих точек) немало мест, в которых жизнь людей трудна и без экстремальных ситуаций. Например, люди в высокогорном Дагестане живут совершенно другой жизнью, чем на равнине, в прибрежной полосе или степи. Почти половину территории Дагестана занимают горы, большая часть которых почти непригодна для нормальной жизни.

Никита Татарский: В отдельных горных районах Кавказа, как создается впечатление, по экономическим причинам пора вводить режим чрезвычайного положения. Нормальными условия жизни здесь не назовешь. Ежедневно люди прилагают огромные усилия только ради выживания. Добраться до отдельных населенных пунктов в горах из Махачкалы можно только вертолетами, путь на автомобиле по тяжелым горным дорогам займет до десяти часов. В горах трудно выращивать даже неприхотливый картофель, не говоря уже о фруктах. Здесь нет работы, спасаются люди, как правило, натуральным хозяйством. Закрываются школы, получить образование можно только на равнине. Понятно, что молодежь покидает свои горные селения, родителям приходится коротать свои дни в одиночестве. Об этих проблемах я побеседовал с депутатом Государственной думы России от этой республики Гаджимурадом Омаровым.

Гаджимурад Омаров: Я говорю о горцах Дагестана, в других районах Северного Кавказа в горах такие же условия. Потому что принцип был всегда одинаковый. За последнее десятилетие не было серьезных инвестиций в горные районы Дагестана, ни в жилищно-коммунального хозяйство, ни в развитие экономики, производства, медицины, ни во что, практически. Отношение - по остаточному принципу. Разделят какие-то ресурсы, что-то останется, может быть, - отдадут для развития горной инфраструктуры. Развития за последние десятилетия там не произошло, наоборот, в силу определенных экономических проблем, связанных с нашей страной, люди этих районов сильно обнищали. Потому что нет рабочих мест - раз, нет класса собственников - два, не работает производство, экономика - три. То, что они производят, это сельхозпродукция и животноводство, оно убыточно, не дает потенциальных возможностей для развития людей. Это то, что их спасает. Люди живут - только думают, как накормить себя? Практически, других задач перед этим народом не стоит. За счет чего отапливаются помещения? Только за счет кизяка. То, что было тысячу лет тому назад. И ныне эти люди пользуются кизяком, отапливают помещения. А у кого нет животных или кому не хватает этого кизяка, тем более, там более семи месяцев длится зима в горах? Более того, эти люди были вынуждены еще и воевать. Именно эти люди показали мужество и героизм, именно эти люди, прежде всего, согнали так называемые бандитские формирования. Именно эти люди отстаивали целостность Российской Федерации.

Никита Татарский: По мнению депутата Госдумы Гаджимурада Омарова, спасти горные районы Дагестана можно, но лишь приравняв их по статусу к районам Крайнего Севера. Это позволит, считает депутат, в корне изменить отношение чиновников к проблемам горцев.

Гаджимурад Омаров: В связи с этой необходимостью, в связи с этими проблемами, катастрофическими проблемами, я был вынужден обратиться к президенту, чтобы он поддержал эту инициативу, обратился в правительство. И правительство вышло, допустим, с инициативой в Государственную думу для того, чтобы мы смогли в бюджете 2003-го года приравнять к северянам и горцев, проживающих, допустим, свыше тысячи метров над уровнем моря, и таким образом, хотя бы дать возможность людям перебиваться, рассчитывать на государство, на помощь, на поддержку. Если они являются гражданами России, они не должны быть брошены на произвол судьбы. А дальше нужно создавать необходимые экономические условия для того, чтобы они могли работать, развиваться, решать сами социально-экономические проблемы, дать возможность создать перерабатывающую промышленность. Тушенка и мясомолочная продукция у нас импортная, зачастую. А те же люди, которые производили свою продукцию, можно сказать потом и кровью, не могут ее продать, у них ее почему-то не покупают за "деревянный" рубль, и вдвое дешевле. Когда мне говорят некоторые чиновники, что это горы, что ничего невозможно сделать, я с ними не согласен. А как же тогда люди в Швейцарии живут?

Никита Татарский: Гаджимурад Омаров удивлен тем, что приходится говорить об экономическом выживании людей в столь благодатном регионе как Кавказ. Большинство чиновников, по его мнению, не понимают особенностей этого региона. Необходимо сконцентрировать усилия компетентных людей. Депутат Омаров обратился к президенту России Владимиру Путину с предложением создать комиссию по проблемам Северного Кавказа.

Гаджимурад Омаров: Именно тот способ, где можно заявить, и заявив, как-то принять самим участие. Ведь нас как депутатов никто не спрашивает, лично меня за два года никто не спросил, а каково вообще там горцам живется? Вот вы, допустим, избранник этого народа или представляющий интересы этого народа в парламенте России, каково ваше мнение, что нужно сделать для того, чтобы изменить ситуацию в этом регионе? Никто не интересуется. А если предпринимаются какие-то методы, они делаются крайне примитивно или для галочки, или какая-то волна пошла, что-то сделали. А это же не решает проблему. Нужно в корне пересмотреть свое отношение к этому региону, к этим людям. Во всяком случае, они не заслуживают такого к ним отношения.

Олег Кусов: Инициатива дагестанского депутата Гаджимурада Омарова своевременна еще и потому, что лишний раз напоминает властям о необходимости по-особому относиться к проблемам Кавказа. Сегодня этих проблем достаточно много. Большинство из них порождено некомпетентностью и равнодушием политиков федерального центра.

XS
SM
MD
LG